Архив метки: После

Балтийская одиссея «Орла»

«Ожел» стал легендой польского военно-морского флота. Её смелый побег из интернирования стал знаменитым, благодаря польскому военному репортеру Эрику Сопочко.

«Ожел» (ORP Orzeł, «Орёл») был единственной полностью боеспособной в 1939 году подводной лодкой польского военно-морского флота. Её близнец «Семп» («Сип»), после своеобразного «побега» с голландской судоверфи, постоянно страдал от дефектов и поломок корабельных механизмов. Устранить эти дефекты в Польше нельзя было из-за отсутствия соответствующих верфей и специалистов. Поэтому лодка не прошла многочисленных испытаний и была признана годной к службе ограниченно.

«Мешок» для «Орла»

У экипажей обоих кораблей не хватало необходимой подготовки, особенно психологической устойчивости к длительному плаванию и воздействию взрывов глубинных бомб. Кроме того, не были проведены учения по аварийной эвакуации подводников. К тому же, на военно-морской базе Хель не было причала или дока, где подводные лодки могли бы пройти какую-нибудь, даже самую простейшую починку, пополнить запасы и дать отдых экипажам.

Большой ошибкой командования флота стало одобрение плана «Ворек» («Мешок», Plan Worek), который предусматривал сосредоточение подводных сил возле польского побережья.

Таким образом, операции польских подводных лодок были ограничены патрулированием узких и мелких секторов, где их легко было выследить. Уже первые часы войны показали, насколько провальной была подобная тактика.

Секторы польских подводных лодок совпали с линиями немецкой блокады. С самого начала войны немецкие самолеты и корабли беспрестанно выслеживали и атаковали польские корабли и ставили минные заграждения на путях их следования. Одновременно с этим польским подводным лодкам не представили никаких возможностей атаковать силы противника.

Первоначально «Ожелу» выпало патрулировать центральную зону Данцигской бухты, где условия навигации совершенно не соответствовали его тактико-техническим характеристикам.

Перед Второй мировой войной командование военно-морского флота Польши настаивало на заказах крупных, океанских кораблей, бесполезных в мелких водах Балтийского моря. Но в этой политике был свой скрытый смысл: чем сложнее и дороже было заказанное оборудование, тем больше откатов оседало в карманах коррумпированных чиновников.

Голландские судостроительные заводы, которым были сделаны заказы, строили корабли высшего качества для нужд конвойной службы на коммуникациях, связывающих Голландию с колониями, особенно в Индийском океане. В Балтийском море у подводных лодок голландской постройки обнаружились проблемы с балластом, в связи с чем они могли либо только ходить в наводном положении, либо ложиться на дно. Тем не менее, после «Ожела» и «Семпа» польское правительство и командование планировало заказать еще две подводные лодки с еще большими габаритами.

В конце концов, 4 сентября 1939 года командование флота решило перевести «Ожела» в резерв, с прицелом на использование его в другом районе, если для этого сложится благоприятная обстановка.

В командовании не знали еще, что к тому времени командир подводной лодки капитан третьего ранга (по-польски – командор подпоручик) Генрик Клочковский самовольно покинул выделенный ему сектор, не уведомляя об этом свое начальство.

Корабль направился на Готланд в надежде дать передышку экипажу и заняться мелким ремонтом. По дороге «Ожел» встретил неприятельский конвой со слабым эскортом, но, несмотря на выгодную позицию, Клочковский уклонился от атаки.

Вместо этого он радировал, что сильный вражеский эскорт атаковал его корабль глубинными бомбами. На самом деле 5 сентября немецкие корабли атаковали другую подводную лодку – «Вильк» (Волк). Скорее всего, на «Ожеле» услышали эхо разрывов. И Клочковский использовал это обстоятельство, чтобы скрыть свои действия.

«Ожел» достиг Готланда утром 6 сентября и провел там два дня вдали от войны, противника и морских коммуникаций.

А 8 сентября радировал, что Клочковский болен, возможно, сыпным тифом. Однако в свете последующих событий можно прийти к выводу, что он просто симулировал болезнь, чтобы покинуть свой корабль.

Тем не менее, командование своему заместителю капитан-лейтенанту Яну Грудзиньскому он передал лишь 10 сентября. Грудзиньский радировал в Хель о «болезни» Клочковского и необходимости починки компрессора из-за лопнувшего цилиндра.

Командующий флотом радировал в ответ:

«Высадить командира корабля в нейтральном порту и продолжать под командованием его первого заместителя, или осторожно зайти ночью в Хель для замены командира.

Сообщите о своем решении».

Но Грудзиньский никогда не получил этого известия, хотя хельская радиостанция многократно передавала депешу в течение двух дней.

«Орел» в Таллине

Тем временем офицеры «Ожела» пытались убедить своего командира приблизиться к Готланду, где он смог бы покинуть корабль в шлюпке. Клочковский отклонил все разумные доводы и решил идти в Таллин, где у него были знакомства еще со времен службы в русском флоте.

Это было еще одним неподчинением с его стороны, поскольку командование флота четко указало польским командирам подводных лодок заходить (в случае крайней необходимости) только в шведские порты.

Taким образом, сомнительное решение Клочковского вызвало цепь событий приведших к одиссее «Ожела».

«Ожел» зашел на рейд Таллина в ночь на 14 сентября и запросил разрешение на высадку больного члена экипажа и проведение ремонтных работ. Эстонский лоцман отказался принять больного на борт и запросил инструкции от своего начальства.

Разрешения зайти в порт пришлось ждать до утра. Сломанный компрессор тут же сняли и отправили в портовую мастерскую. Тогда же Клочковский сошел с корабля, не забыв при этом забрать с собой все личные вещи, охотничье ружье и пишущую машинку.

Было совершенно ясно, что он не собирался возвращаться на борт независимо от диагноза. За него остался капитан-лейтенант Грудзиньский.

Тем временем рядом с польской подводной лодкой пришвартовалась эстонская канонерская лодка «Лайне».

Первоначально это не возбудило никаких подозрений среди поляков, тем более что эстонцы вскоре «объяснили» свои действия. Эстонские офицеры, прибывшие на «Ожел», сообщили полякам, что их пребывание в Таллине будет продлено на 24 часа, так как немецкое торговое судно «Таласса» сообщило о намерении выйти из порта на следующий день.

Таким образом, польская подводная лодка не могла покинуть порт ранее, чем через 24 часа после выхода «Талассы». Мотивация эстонцев полностью согласовалась с международными правилами.

Но когда продленный срок пребывания «Ожела» в Таллине истек, эстонцы появились опять и сообщили Грудзиньскому, что эстонские власти решили польский корабль интернировать.

Это уже было грубым нарушением международных правил.

Считается, что эстонцы сделали это под немецким давлением.

Но ныне известно, что накануне Клочковский имел долгую, секретную беседу со своими эстонскими друзьями. Так или иначе, эстонцы взялись за дело очень ретиво. И уже 16 сентября эстонские солдаты прибыли на корабль и начали свинчивать казенники с его орудий, а также конфисковали все его карты, бортовые журналы и навигационное оборудование.

Польский экипаж не намеревался поддаваться интернированию и придумал дерзкий план побега из Таллина. Его удалось реализовать в ночь с 17 на 18 сентября. Две недели «Ожел» скитался по Балтийскому морю с одной только самодельной картой, которую Грудзиньский нарисовал по памяти, и с одним компасом, который припрятал среди своих вещей один из матросов. С истощенным экипажем, без боеприпасов, корабль тщетно пытался найти цель для оставшихся торпед.

Тем временем Колочковский остался в Эстонии. В госпитале он провел всего 3 дня. Из чего следует, что никакой болезни у него не нашли. Затем он переехал в Тарту, второй по величине город Эстонии, куда выписал свою семью.

Понятно, что такое долгое плавание одинокой подводной лодки с ухудшенными навигационными и боевыми качествами, по морю усеянному минными полями, при постоянной погоне вражеских морских и воздушных сил, это настоящий подвиг.

Но впустую.

Седьмого октября, ввиду капитуляции последних очагов сопротивления в Польше и расхода провианта и топлива, командир «Ожела» решил пробираться в Великобританию через Датские проливы, куда он вошел ночью с 8 на 9 октября.

В районе острова Вен «Ожел» погрузился под воду из-за опасности быть выслеженным немецкими или шведскими кораблями.

Весь день 9 октября подводная лодка провела на дне и продолжила свой путь на следующий день. Она осторожно пробралась в Каттегат через узкий пролив, отделяющий Эльсиньор от Хельсингборга, полный минных заграждений и немецких кораблей.

Там поляки провели еще два дня, пытаясь охотиться на немецкие суда между мысом Куллен и островом Анхольт, затем возле мыса Скаген.

В конце концов, 12 октября Грудзиньский направил свой корабль в Северное море и 14 октября вошел в контакт с британским флотом.

К исходу дня «Ожел» пришвартовался на военно-морской базе в Росайте. Заход уже второй (после «Вилька») польской подводной лодки очень смутил британское Адмиралтейство, так как поляки прошли незамеченными через секторы, патрулируемые британскими самолетами, подводными лодками и легкими надводными силами.

После ремонта в Шотландии «Ожел» вернулся в строй с 1 декабря 1939 года.

В начале 1940 года поляки стали патрулировать назначенные им секторы в Северном море. Патрулей было семь.

Во время пятого из них, 8 апреля, «Ожел» потопил немецкий транспорт «Рио де Жанейро», везущий десантные войска в Норвегию.

Гибель

Из седьмого патруля «Ожел» не вернулся. И его судьба до сих пор не установлена.

Исследователи называют различные версии – техническая неисправность, подрыв на мине, немецкие самолеты или подводные лодки…

Однако самой вероятной причиной гибели «Ожела» считается ошибочное торпедирование польской подводной лодки голландской «О-13», которая в тот роковой день должна была сменить «Ожела» в назначенном секторе.

Голландские моряки могли опознать силуэт «Ожела» как однотипную голландскую подводную лодку. Голландцы уже знали, что все они попали в руки к немцам при оккупации Голландии, но, вероятнее всего, не знали, что две из них были проданы в Польшу еще до войны.

Интересно то, что две недели спустя «О-13» пропала без вести. И в тот же день подводная лодка «Вильк» доложила о потоплении немецкой подводной лодки.

Лишь после войны захваченные немецкие документы показали, что в тот день немецкий подводный флот не понес никаких потерь.

Если оба этих факта как-то связаны, то, возможно, что «Вильк» «отомстил» за «Ожела».

Очевидно, что во время войны такие факты не предавались огласке. А после войны история «Ожела» погрязла в легендах, инсинуациях и лжи.

Точно так же, как и история её первого командира.

По материалам J. Pertek. Wielkie dni małej floty. Wydawnictwo Poznańskie, 1981.

K. Śledziński. Odwaga straceńców. SIW Znak, 2013.

Продолжение следует…

Экс-солистка группы «Комбинация» Алена Апина пережила девять выкидышей

Певица Алена Апина стала новым гостем программы «Судьба человека» с Борисом Корчевниковым и откровенно рассказала о безрезультатных попытках стать матерью.

Исполнительница хита American boy всегда мечтала сама выносить и родить малыша. Однако этому не суждено было сбыться. По словам Апиной, она перенесла девять выкидышей и каждый раз после потери ребенка впадала в сильную депрессию.

«Я девять раз теряла ребенка. Это моя личная внутренняя кухня. Я ее переживала тяжело и по-разному. Если вы видите, что у женщины нет детей, то это ужасная трагедия для нее. Рушится почва под ногами. Это самое большое горе», — призналась певица.

Бывшая солистка «Комбинации» напомнила всем людям, которые любят задавать бестактные вопросы о детях, что их любопытство может причинять женщине боль. Апина всегда считала, что дети — самое главное счастье в жизни, поэтому слышать от людей фразы «Пора вам ребеночка» ей было невыносимо.

После череды неудачных попыток забеременеть певица решилась на суррогатное материнство. В 2001 году на свет появилась ее дочь Ксения. Историю своего рождения девочка узнала, будучи подростком — информацией с ней поделились подружки, которые прочитали обо всем в Сети.

Апина также сообщила в программе, что ее друг и коллега Борис Моисеев находится в плохом состоянии: после инсульта ему тяжело разговаривать. Однако позже директор артиста назвал «абсолютной чушью» слова исполнительницы.

Мафиозные кланы Нью-Йорка: Дженовезе и Гамбино

Кадр из сериала «Рождение мафии» (эпизод «Равные возможности»)

В статье Мафия в Нью-Йорке говорилось о появлении мафии в этом городе и о знаменитом «реформаторе» Лаки Лучано. Теперь начнём рассказ о пяти мафиозных кланах Нью-Йорка и Чикагском Синдикате. Мы помним, что всего в США в настоящее время насчитывают 35 мафиозных «семей» в 26 городах, но большинство из них являются «вассалами» одной из пяти Нью-йоркских или «Чикагского синдиката».

«Семья» Дженовезе

Члены клана Дженовезе сами себя называют «Лигой плюща Коза Ностры» («Лига плюща» – ассоциация восьми престижнейших университетов США). Это «семья» наследников Морелли и Сайетти, которую после расправы над Массерио и Маранцани возглавил сам Лаки Лучано. Его заместителем стал Вито Дженовезе, а должность «советника семьи» (Consigliere) досталась Фрэнку Костелло. Они оба позже руководили «семьёй».

Дженовезе, который и дал потом своё имя этому клану, был уроженцем Кампании (то есть в прежней, ещё не реформированной Лучано мафии у него на такое положение не было и малейших шансов). Именно Вито по приказу Лучано убил Гаэтано Рейна, что положило начало «Кастелламарской войне». В дальнейшем он стал участником убийств Джузеппе Массерио и Сальваторе Маранцано (об этом было рассказано в статье Мафия в Нью-Йорке ).

Вито Дженовезе

Именно его оказавшийся в тюрьме Лаки Лучано назначил боссом своего клана, но из-за расследования, открытого против него прокурором Томасом Дьюи, Дженовезе вынужден был уехать в Италию. Поселившись в городке Нола близ Неаполя, он пожертвовал 250 тысяч долларов на нужды муниципалитета и вложил деньги в строительство электростанции. Муссолини даже наградил его орденом Короны Италии. Подозревали Дженовезе и в организации по заказу итальянских властей убийства на территории США журналиста-антифашиста Карло Треска в 1943 году. Впрочем, о прежних своих делах он также не забывал, и, чтобы не потерять квалификацию, стал заниматься поставками опиума-сырца из Турции.

Хорошие отношения с фашистскими властями Италии не помешали ему заключить союз с сицилийским боссом Калдоджеро Виццини – тем самым, что обеспечил беспрепятственное движение американских войск от Джеле и Ликате до Палермо (смотрите статью «Старая» сицилийская мафия). Вместе с ним он наладил продажу на «чёрном рынке» продуктов питания и алкогольных напитков. Неудивительно, что во время операции «Хаски» (захват союзниками Сицилии) Дженовезе оказался вдруг в армии США на должности переводчика. Но его подвела жадность: вступив в сговор с американскими интендантами, он организовал продажу имущества военных складов. Был арестован и в 1945 году доставлен в США, где его судили по обвинению в убийстве, но освободили в 1946 г. из-за недостатка улик. Однако на посту главы «семьи» уже был Фрэнк Костелло, который уступать Дженовезе не собирался. Но уйти «Премьер-министру» всё же пришлось – после того, как по приказу Дженовезе покушение на него совершил Винсенте Джиганте.

Винсенте Джиганте, бывший профессиональный боксёр (25 матчей в 1944-1947 гг.), босс «семьи» Дженовези в 1985-2002 гг. Мафиози были и три брата Винсенте, а вот четвёртый стал священником. В 1986 году Джиганте был союзником клана Луккезе (о котором мы поговорим в следующей статье) : вместе они попытались убить также и Джона Готти. Чтобы избежать осуждения, Джиганте притворялся сумасшедшим, однако в 1997 году всё же был осуждён на 12 лет, в 2002 году признался в симуляции. Умер в тюремной больнице в декабре 2005 года

Костелло тогда выжил, но свой пост покинул – после того, как лишился влиятельного союзника, которым был депортированный в Италию Джо Адонис. Но уже в 1959 году Дженовезе был арестован и осуждён на 15 лет. В тюрьме произошло происшествие, благодаря которому и стало широко известно незнакомое ранее название «Коза Ностра». Весной 1962 года Вито Дженовезе поцеловал в губы своего подчинённого – Джозефа Валачи. В сицилийской мафии поцелуй в губы считается извещением о смертном приговоре («Поцелуй смерти»). Дженовезе подозревал Валачи в желании сотрудничать со следствием (дело в том, что Джозеф был другом бандита, убитого по приказу этого босса). Испугавшись, Валачи уже действительно в обмен на защиту стал давать показания. Именно он и рассказал о новой американской мафии – «Коза Ностре».

Джозеф Валачи, мафиози с «богатой биографией». Ещё в 10-х гг. ХХ столетия он начинал свою криминальную карьеру водителем в банде «The Minutemen» («Ополченцы»). Был телохранителем Сальваторе Маранцано, после убийства которого перешёл на службу к победителю – Лаки Лучано

Добавим, что поцелуй в щёку, согласно сицилийской традиции, является обещанием обращаться с человеком, как с равным. А здесь мы видим поцелуй руки – признание подчинённого положения:

Кадр из фильма «Крёстный отец»

В 1969 Вито Дженовезе умер в тюрьме от инфаркта миокарда.

Фрэнк Костелло тоже не был сицилийцем – приехал в США из Калабрии. В Нью-Йорке он поначалу подчинялся «артишоковому королю» Чиро Терранова (смотрите статью Мафия в Нью-Йорке ). Затем он стал партнёром Лучано, вместе с которым перешёл в подчинение к Джузеппе (Джо) Массарии. Во времена «Сухого закона» сотрудничал с ирландскими группировками (как говорил Аль Капоне, «ничего личного, просто бизнес»). Заключив в Луизиане договор с местным боссом Сильвестро Каролло, он развернул здесь сеть игровых автоматов. После ареста Лучано и отъезда в Италию Дженовезе, стал главой клана.

Фрэнк Костелло, Prime Minister of the Mob («Премьер-министр мафии») в молодости

Любопытно, что всемогущий «премьер-министр» был подвержен депрессии и даже в течение двух лет посещал психотерапевта. В конце концов, уступив свой пост Дженовезе, Костелло мирно жил на Манхеттене, сохраняя высокий авторитет и периодически консультируя бывших «партнёров». Он умер в своей постели в 1973 году от инфаркта миокарда.

Принято считать, что именно клан Дженовезе послужил прототипом «семьи Корлеоне» из знаменитой киносаги «Крёстный отец». Напомним, что семья Морелло-Терранова была родом из сицилийского городка Корлеонезе. А предполагаемыми прототипами Дона Корлеоне (собирательный образ) называют Фрэнка Костелло и Вито Дженовезе. Причём Марлон Брандо в одном из интервью заявил, что, играя Корлеоне, имитировал манеру говорить и голос Костелло (актёр видел его во время трансляций так называемого «Слушания Кефовера» в рамках расследования деятельности мафиозных структур).

Фрэнк Костелло на «Слушаниях Кефовера»

Марлон Брандо в роли дона Корлеоне

Впрочем, шотландский историк Джон Дики – автор книги «История мафии», утверждает, что и роман Марио Пьюзо, и фильм Копполо – типичная «развесистая клюква». К настоящей, реально существующей мафии или Коза Ностре они никакого отношения не имеют:

«Часть средств на съёмки фильма «Крёстный отец» были предоставлены мафиозными структурами. Для съёмок этого фильма, в котором многое является плодом воображения, разумеется, понадобилось согласие влиятельных семей. Настоящая мафия в «Крёстном отце» не показана, зато очень много выдуманных клише. »

Деньги мафии, потраченные на этот фильм, окупились с лихвой. Одна из нью-йоркских газет писала в 1973 году:

«После выхода на экраны фильма «Крёстный отец» Карло Гамбино начал пользоваться громадной популярностью. На происходившей недавно на Лонг-Айленде свадьбе супружеская пара опустилась перед ним на колени и целовала ему руки. Когда же хозяин произнёс тост за здоровье Гамбино, хор исполнил мелодию из «Крёстного отца». Один репортёр задал «боссу» вопрос, понравился ли ему фильм «Крёстный отец».

«Хорошо, очень хорошо», – пробормотал дряхлеющий король гангстеров и усмехнулся. »

Фрэнк Синатра в центре, Карло Гамбино справа

Любопытно, что и знаменитый Карло Гамбино тоже когда-то был членом клана Дженовезе. Позже он возглавил другую нью-йоркскую «семью», которой «подарил» своё имя. О ней мы и поговорим сейчас.

Клан Гамбино

«Лейтенантом» этого клана, возглавляемого тогда Винсенто Мангано, был выходец из Кампании Джузеппе Антонио Дото. Этот гангстер был очень высокого мнения о своей внешности, и потому он взял себе «псевдоним» Джо Адонис.

Джо Адонис

Некоторые исследователи утверждают, что во время «Кастелламарской войны» именно ему переставший доверять Лучано Джузеппе Массерио поручил ликвидировать своего заместителя. Однако Адонис выбрал тогда более перспективного Лучано и принял участие в убийстве самого Массерии.

Между тем после разгрома «Корпорации убийств» (об этом было рассказано в предыдущей статье – Мафия в Нью-Йорке ) глава этого подразделения Коза Ностры Альберто Анастазия остался не у дел. Чувствовал он себя тогда очень неуютно, и потому, после вступления США во II мировую войну, решил «сменить обстановку». Он завербовался на флот и служил в звании сержанта технической службы до 1944 года. По воспоминаниям близко знавших его людей, о времени, проведённом на флоте, у Анастазии воспоминания остались самые неприятные: об американских моряках он всегда отзывался с презрением, называя их «надутыми индюками».

Вернувшись в Нью-Йорк, бывший руководитель Murder Incorporated организовал убийства Винсенто Мангано и его брата, после чего стал главой мафиозной «семьи», теперь известной как клан Гамбино. Это были «наследники» Сальваторе Д’Аквило. Основу клана составляли выходцы из Палермо, которые поначалу почитали себя чуть ли не аристократами и свысока относились к мафиози кланов из других сицилийских городов, считая их «деревенщиной». Теперь эту семью возглавил калабриец, но упрекнуть его в этом желающих не было.

Альберто Анастазия

В борьбе за место главы клана Дженовезе (ставшее вакантным после ареста Лаки Лучано) Анастазия (как и Джо Адонис) поддержал Фрэнка Костелло – соперника Вито Дженовезе, союзником которого, в свою очередь, был Карло Гамбино. Это соперничество закончилось для него поражением: Адонис был выслан из США, Костелло после покушения предпочёл уступить Дженовезе место главы, сам Анастазия 25 октября 1957 года был застрелен в парикмахерской по приказу Карло Гамбино, который и занял место главы этого клана.

Начальник детективов нью-йоркского департамента полиции Альберт Сидман сравнивал Карло Гамбино с

«гремучей змеёй, которая сворачивается и изображает, что она мертва, пока не минет опасность. »

Джозеф Бонанно называл его «подобострастным и низкопоклонствующим человеком» и рассказывал, как Гамбино раболепно улыбнулся, когда Анастазия прилюдно ударил его.

Сам же Гамбино говорил:

«Вы должны быть львом и лисой одновременно. Лиса достаточно хитра, чтобы распознать ловушки, а лев достаточно силён, чтобы расправиться с врагами. »

В итоге, как мы знаем, и Анастазия, и Бонанно трагически недооценили этого человека, который, придя к власти, на какое-то время сделал свою «семью» самой влиятельной в Нью-Йорке.

Известно, кстати, и такое высказывание этого босса:

«Судьи, политики, юристы имеют право воровать. Кто угодно, но не мафия. »

Карло Гамбино

Карло Гамбино был известен негативным отношением к наркотикам. При нём, помимо Нью-Йорка (Манхеттен, Бруклин, Квинкс, Лонг-Айленд), отделения клана появились в Чикаго, Бостоне, Майами, Лос-Анджелесе, Сан-Франциско и Лас-Вегасе. Он взял под свой контроль порт Бруклина и поделил с «семьёй» Луккезе аэропорт Нью-Йорка. Кроме того, его фирмы монополизировали уборку мусора в 5 районах Нью-Йорка.

Преемником Гамбино в 1976 году стал Пол Кастеллано – очень колоритный мужчина ростом 190 см и весом 150 кг, который на острове Стейтен-Айленд (напротив Нью-Йорка) построил точную копию «Белого дома».

Пол Кастеллано

После мафиозной войны на Сицилии в 1981-1983 гг. к клану Гамбино примкнули бежавшие с этого острова члены проигравшей «семьи» Инзерилло. Забегая вперёд, скажем, что в 2000-х годах некоторые из них вернулись на Сицилию, став «звеном» трансатлантической наркоторговли клана.

Главным легальным бизнесом клана при Кастеллано стало производство бетона. Но и об основном «бизнесе» он не забывал, и в 1984 году его арестовали по обвинению в убийстве 24-х человек. Пол Кастеллано был отпущен под залог в 2 миллиона долларов, но 16 декабря 1985 года он и его заместитель Том Билотти были застрелены по приказу Джона Готти, который и возглавил клан.

Джон Готти

Биография у «Элегантного Джона» – даже не пролетарская, а люмпенская. Многодетная итальянская семья (13 детей), уличные драки, «потрошение» грузовиков в аэропорту, угон автомобилей (однажды даже попытался украсть бетономешалку, но она упала ему на ноги, отрубив кончики пальцев – хромал всю жизнь). В общем, 5 арестов к возрасту 21 лет. В 28 лет попался на краже партии сигарет стоимостью 50 тысяч долларов и был осуждён на 4 года. Ничто не предвещало блестящего будущего. Но выйдя из тюрьмы, он возглавил небольшую банду, выполняющую поручения клана Гамбино. В 1973 году вновь попал в тюрьму за соучастие в убийстве – это была проверка перед приёмом в «семью»: был осуждён на 4 года, вышел через два. Но уже был «в авторитете» и назначен Caporegime – пятая ступень в мафиозной иерархии (высшая – первая). Участвовал в разработке плана ограбления офиса авиакомпании Lufthansa в аэропорту Кеннеди (добыча – пять миллионов долларов). Но вот с новым боссом клана Гамбино – Полом Кастеллано, отношения не сложились. Мало того что Кастеллано от люфтганзовских миллионов даже и сотни долларов не дал, так ещё и, верный заветам Карло Гамбино, от торговли наркотиками отказывался. В общем, пришлось убить и Кастеллано, и его заместителя.

Готти занял место главы клана и пять лет наслаждался богатством и властью, но 11 декабря 1990 года был арестован вместе с заместителем – Сэмом Гравано, который неожиданно дал показания против босса. Готти был осуждён на пожизненное заключение. В 2002 году он умер в тюрьме от рака горла.

В начале XXI века опасными соперниками клана Гамбино выступили албанцы, один из которых (Алекс Рудэдж) в 2003 году даже захватил именной столик умершего Готти в итальянском ресторане «Риос» (Восточный Гарлем) : об этом рассказывалось в статье Албанские преступные кланы за пределами Албании.

В последние годы клан Гамбино (как другие «семьи» Нью-Йорка) старается работать «в тишине», не привлекая без особой надобности внимания властей и журналистов. Тем сильнее был резонанс, когда 12 марта 2019 года глава этого клана – Франческо Кали по кличке Franky Boy, был убит у своего дома в престижном районе Тодт Хилл (любопытно, что именно в этом районе поместили дом дона Корлеоне сценаристы фильма «Крёстный отец»). Некий Энтони Камелло выпустил в Кали несколько пуль, а потом – переехал на автомобиле. Вначале высказывались предположения, что это убийство – дело рук мафиози из Сицилии либо конкурентов из мексиканских наркокартелей. Однако позже выяснилось, что Камелло полагал, будто «Малыш Фрэнки» – член так называемого «глубинного правительства» (Deep state). Таковым он считал и мэра Нью-Йорка Билла де Блазио, которого до этого попытался «арестовать».

В следующей статье мы закончим рассказ о мафиозных кланах Нью-Йорка, а также поговорим о «Чикагском синдикате».

Медицинская служба Великой армии Наполеона: на поле боя

Гибель нашествия. Картина Василия Нестеренко. В Наполеоновскую эпоху участь раненых, брошенных на поле боя, была незавидной.

Это вторая статья про французскую медицинскую службу эпохи наполеоновских войн. В первом материале Медицинская служба Великой Армии Наполеона мы рассказали об истории её формирования.

Приказ Наполеона бросать раненых

В воспоминаниях непосредственных участников событий Наполеоновской эпохи обязательно присутствуют образы полей сражений и то, как они выглядели по окончании боев. Особенно таких крупных, как Прейсиш-Эйлау, Фридланд, Асперн, Ваграм, Бородино, Лейпциг или Ватерлоо.

Поскольку на ограниченное пространство были стянуты массы войск, то интенсивный артиллерийский огонь, густая пальба пехотных квадратов и кавалерийские атаки собирали поистине кровавый урожай. Достаточно вспомнить Бородинское поле, на каждом квадратном километре которого остались 3000 погибших русских солдат и солдат наполеоновской армии.

Но гораздо больше, чем убитых, там было раненых и контуженых. Артиллерийские ядра, катясь по земле и подпрыгивая по инерции, ломали ноги, не причиняя мгновенной смерти. Пули и сабельные удары выбивали пехотинцев из рядов. Но тоже не всех из них с летальным исходом. К этому надо добавить большое количество ран (в частности, черепно-мозговых) от ветвей, сбитых пушечными ядрами, или от обрушившихся строений.

Раненые в ходе битвы завидовали судьбе убитых. В первых революционных войнах еще случалось, что солдаты выносили раненых товарищей с поля боя, руководствуясь не столько чувством жалости, сколько желанием спасти свою собственную жизнь.

Если раненый был в сознании, его сажали на ружье, которое несла пара солдат. А тех, кто был в бессознательном состоянии, выносило уже четверо на шинели. При большом количестве раненых их эвакуация в тыл значительно ослабляла действующие полки.

Поэтому уже в ходе Итальянского похода Наполеон Бонапарт запретил выносить раненых с поля боя. Впоследствии он несколько раз повторял свой приказ.

Например, накануне сражения у Ваграма в дневном приказе по армии император среди прочего однозначно подчеркнул:

«Раненые, которые сами не могут ходить, остаются на поле боя.

Запрещается покидать боевые порядки для транспортировки раненых».

Поэтому раненых предоставляли самим себе там, где их настигла пуля, штык или сабля.

В лучшем случае, товарищи перетаскивали бедолаг на несколько метров, под деревья или фургоны, чтобы хоть в какой-то мере защитить их от конских копыт и колес орудийных передков. Многие умирали еще до исхода баталий. Иные агонизировали уже, когда битва заканчивалась. И такими, вообще, не занимались.

Правилом было собирать после битвы только тех раненых, чье состояние подавало надежды на успешное лечение. Раненые в брюшную полость не могли рассчитывать ни на какую помощь, если только они не были высшими офицерами.

Рядовые солдаты готовы были заняться после битвы своими ранеными товарищами. Но зачастую батальоны и эскадроны меняли свое расположение в боевых порядках, и после нескольких атак и контратак уже непонятно было, где несколькими часами раньше пали их однополчане и живы ли они еще.

Грабители и мародёры

Лишь только кончалась битва, на поле боя появлялись охочие до добычи мародеры и крестьяне из соседних деревень. Они обдирали убитых, умирающих, а зачастую и тяжелораненых. Искали прежде всего деньги, кольца, оружие и все, что могло пригодиться в походе или хозяйстве.

Добычу можно было или продать в ближайшем городе, или оставить при себе в качестве трофеев. С раненых также сдирали сапоги, плащи и обмундирование, что было обусловлено постоянной нехваткой одежды и обуви. Если раненые протестовали (что очевидно случалось), то грабители, даже из той же армии, безжалостно их убивали, чтобы приобрести то, что, как цинично говорилось,

«уже не пригодится жмурикам».

После такого похода грабителей множество раненых, лишенных обуви и одежды, умирали на морозе или под дождем.

После грабителей на поле боя приходили солдаты или крестьяне, откомандированные для погребения мертвых. Не всегда это происходило сразу же после битвы, а, скорее, под давлением обстоятельств, когда армия воевала в жаркое время, например, в Италии или Испании. Дело было в стремлении предотвратить эпидемии, страх перед которыми был огромен. Солдаты и крестьяне шли в похоронные команды охотно, надеясь, что, несмотря на предшествующий проход мародеров, при мертвых можно будет еще найти, чем поживиться.

Солдат зарывали вместе с лошадьми, не делая разницы между своими и чужими. Никаких церемоний с участием капелланов не было. Трупы просто сваливали в огромные братские могилы, присыпая лишь тонким слоем земли, зачастую без крестов или другой маркировки мест погребения. Учуяв свежую кровь, к могилам стягивались бродячие собаки и дикие животные, которые откапывали трупы. Если армия раскладывала бивуаки на поле боя, часовые стреляли в животных, чтобы их отпугнуть.

Так хоронили всех – от рядовых солдат до высших офицеров Великой Армии.

Индивидуальные погребения были редкостью. Место, где погиб и был похоронен генерал Франсуа-Жозеф Кирженер в Меркерсдорфе, до сих пор обозначено камнем с его именем.

В кафедральном соборе в Оливе сохранилась памятная плита над местом погребения полковника Николя Имрекура, погибшего при осаде Данцига.

Останки некоторых высших офицеров перевозили во Францию лишь стараниями их обеспеченных семей или по прямому приказу Наполеона.

В Париж вернулось, например, тело маршала Жана Ланна, который умер после ампутации ноги в битве при Эсслинге. Или генерала Антуана Шарля Луи де Лассаля, который погиб при Ваграме.

Но в огромном количестве случаев не было возможности заняться надлежащим захоронением, потому что в каждом сражении погибало много офицеров, а даже и генералов.

(Подготовлено по материалам J.-C. Quennevat. Les vrais soldats de Napoléon. Sequoia-Elsevier, 1968).

Продолжение следует…

Самый толстый мальчик в мире похудел до неузнаваемости

В 11 лет Арья Пермана из Индонезии весил 190 кг и считался самым толстым ребенком в мире. Он мог только лежать, есть и играть в игры на мобильном телефоне. Ребенка спасли, сделав операцию по уменьшению желудка. Сейчас мальчику 14 лет, он следит за своим питанием, регулярно занимается спортом и весит 80 кг.

Парня не узнать! Ведь он сбросил больше половины своего веса.

Этот случай ожирения озадачил врачей несколько лет назад, когда по интернету разлетелись фотографии болезненно тучного ребенка из маленькой деревни Чипурвасари (провинция Западная Ява, Индонезия).

Арья был таким огромным, что на него даже одежду найти было проблематично — чаще всего он просто оборачивал тело саронгом.

На фотографиях выше Арье 11 лет, он весит почти 200 кг. Все, что он тогда — это лежать, играя в игры на мобильном телефоне или поедая груды не самой здоровой пищи, и иногда купаться в небольшом бассейне во дворе, чтобы остыть. В школу мальчик ходить не мог — прогулка до школы была для него слишком тяжелым испытанием.

Теперь в этой одежде он может утонуть!

Благодаря тому, что за его случай взялись неравнодушные врачи, и ему была сделана бариатрическая операция (уменьшили желудок), а также благодаря тщательному соблюдению диеты и регулярным физическим упражнениям за несколько лет Арья сбросил 110 килограммов.

«Большинство людей переходят на принудительную диету в течение недели, и на восьмой день они счастливы, но едят много и снова набирают вес, — говорит Арья. — Порцию еды нужно уменьшать постепенно. Уменьшайте ее понемногу каждую неделю, а не сразу. Например, съешьте тарелку риса, а затем постепенно уменьшите количество всего до 5 столовых ложек. Я так сделал».

Теперь Арья может лазить по деревьям и ездить на мотоцикле. Он проходит пешком по 3 км в день и играет в баскетбол или другие виды спорта по два часа в день. Он также ходил в школу до того, как ее закрыли из-за коронавируса.

«Я могу заниматься спортом. Я играю в баскетбол с друзьями. Еще я могу ездить на мотоцикле, — говорит мальчик. — Раньше я даже не думал о том, что это возможно».

В возрасте десяти лет Арья пристрастился к кока-коле и лапше быстрого приготовления. Он мог за день съесть столько риса, рыбного карри, говядины, овощнойго супа и темпе — традиционной соевой лепешки, — что хватило бы на двоих взрослых.

Нельзя сказать, что его родители ничего не делали. Они были очень обеспокоены и посадили его на строгую диету. Затем уже и врачи появились, и тоже предписали диету из фруктов и овощей, а также прогулки и плавание. Но сбросить удалось лишь 9 кг за 4 месяца. Поэтому было решено провести операцию, которая помогла снизить вес с 186,4 до 169 кг всего за три недели.

Размер желудка был уменьшен, чтобы Арья не смог поглощать такое количество еды, как раньше. «Мы сделали желудок в виде банана и его объем составил 30 процентов от первоначального», — рассказал доктор Хэнди Винг, лапароскопический хирург, проводивший эту операцию.

Дальше пришлось уже потрудиться самому — изменить привычки питания, режим сна и бодрствования (необходимо ложиться спать вовремя, а не под утро), начать заниматься физическими упражнениями. Да, это очень непросто, но вы видите результат!

Обмен шпионами. Самые известные случаи в истории

Сцена обмена из художественного фильма «Мёртвый сезон»

Самый хрестоматийный и известный случай обмена связан с мостом Глинике, когда СССР поменял лётчика-шпиона Пауэрса на советского разведчика-нелегала Рудольфа Абеля, он же Вильям Фишер. Многие считают, что это первый случай обмена в истории, но это не так. Шпионов и просто иностранных граждан меняли и до 1962 года.

Интерес к этой теме достаточно велик и время от времени подогревается новыми историями. Одним из свежих примеров является осуждённый в России за шпионаж бывший морской пехотинец Пол Уилан. Он был задержан в Москве сотрудниками ФСБ в конце 2018 года и впоследствии осуждён на 16 лет. В настоящее время Уилан отбывает наказание в мордовской колонии.

Осуждённого в России за шпионаж американца могут обменять на кого-то из россиян. Об этом в феврале 2021 года журналистам РИА Новости рассказал его адвокат Владимир Жеребенков. При этом никаких имён адвокат не назвал, отметив, что

«ранее в связи с обменом Пола Уилана всплывали фамилии отбывающих наказание в США Ярошенко и Бута, но теперь речь идёт о ком-то из программистов. »

По словам адвоката, американские спецслужбы смогут начать переговоры об обмене только при наличии распоряжения президента. Адвокат Уилана считает, что какая-то команда от Байдена по поводу обмена уже была дана.

Сменщика Зорге поменяли на сына Чан Кайши

В СССР практика обмена «шпионами» применялась уже в 1930-е годы. Тогда Советский Союз активно выручал своих разведчиков, которые работали в Китае. Самый известный случай связан с обменом Якова Бронина на Цзяин Цзинго. Цзинго арестовали в Свердловске после ареста в Шанхае Якова Бронина. Бронин с 1933 по 1935 год являлся резидентом советской разведки в Китае. На этом посту он сменил прославленного советского разведчика Рихарда Зорге.

Яков Бронин был арестован контрразведкой Китая и приговорён к 15 годам тюремного заключения. С 1935 по 1937 год он содержался в тюрьме китайского города Ухань, о существовании которого сегодня знает уже каждый житель нашей планеты. В 1937 году состоялся обмен Бронина на Цзяин Цзинго. Стоит отметить, что последний был не обычным китайцем, это был родной сын маршала Чан Кайши.

В СССР он перебрался ещё в 1925 году. 15-летний сын руководителя партии Гоминьдан прибыл в Советский Союз на учёбу и построил успешную карьеру, выучив русский язык и получив образование, вступил в комсомол. В СССР он взял имя Николай Владимирович Елизаров. В 1932 году перебрался в Свердловск, где работал на «Уралмаше», а также был редактором газеты «За тяжёлое машиностроение». Там же в Свердловске он женился на Фаине Вахревой и стал отцом двух детей.

Цзяин Цзинго

Считается, что пойти на обмен руководство СССР решилось лишь после неудачной попытки освободить советского резидента в ходе спецопераций. Тогда было решено пойти другим путём. В Свердловске был арестован сын маршала Чан Кайши. Далее последовало предложение, от которого Чан Кайши не смог отказаться, и в марте 1937 года состоялся обмен сына маршала на советского разведчика Якова Бронина.

Стоит отметить, что у обоих в жизни всё сложилось достаточно хорошо. Яков Бронин, вернувшись в СССР, не попал в жернова большого террора, которые поглотили его непосредственного начальника Яна Берзина и сотни высокопоставленных советских разведчиков. При этом в 1949 году его всё же репрессировали, но реабилитировали в 1955 году. Уроженец города Тукумс прожил долгую жизнь, скончался Яков Бронин в 1984 году.

В то же время Цзяин Цзинго с 1978 по 1988 год занимал пост президента Китайской Республики (Тайвань), сумев переизбраться на второй срок. При его правлении в стране было отменено военное положение, взят курс на демократическое строительство, а экономика страны стремительно развивалась. Причём осиротевшая в раннем возрасте и выросшая в Свердловске Фаина Вахрева (Цзян Фанлян) была первой леди Китайской Республики.

Самый известный обмен в истории

Самый известный обмен шпионами в истории произошёл, пожалуй, 10 февраля 1962 года, а мост, на котором состоялся обмен, навсегда вошёл в историю как шпионский мост. В этот зимний день на мосту Глинике в Германии, ровно посередине которого проходила тогда граница между Западным Берлином и ГДР, произошёл обмен американского лётчика-шпиона Пауэрса на советского разведчика-нелегала Абеля.

Рудольф Абель (настоящее имя Вильям Генрихович Фишер)

Данное событие вызвало большой интерес уже в те годы и широко освещалось в печати. В Советском Союзе по мотивам данных событий сняли в 1968 году художественный фильм «Мёртвый сезон», при этом в создании картины принимал участие сам Рудольф Абель. А не так давно в 2015 году увидела свет ещё одна картина по мотивам данной истории. На этот раз фильм, который так и назывался «Шпионский мост», был снят в США режиссёром Стивеном Спилбергом.

Как мы уже поняли, случаи обмена шпионами и заключёнными между странами существовали и раньше, но именно в 1962 году история получила по-настоящему широкую огласку, события освещались в средствах массовой информации. Притом сам обмен был согласован на высочайшем уровне при непосредственном участии высших политических кругов СССР и США.

Здесь стоит сказать, что Советскому Союзу повезло с американским пилотом, в первую очередь, с тем, что он выжил после того, как его разведывательный самолёт U-2 был сбит в небе над Свердловской областью. К тому моменту советский разведчик-нелегал Рудольф Абель был арестован. В США как разведчик-нелегал Абель работал с 1948 года. В июне 1957 года состоялся его арест, после чего суд приговорил его к 35 годам тюремного заключения.

Фрэнсис Гэри Пауэрс, самолёт которого был сбит над СССР во время разведывательного полёта 1 мая 1960 года, стал фигурой, которую Вашингтон готов был обменять на Абеля. Также в сделку по обмену включили студента-экономиста из США Фредерика Прайора, который был арестован в августе 1961 года за шпионаж в Восточном Берлине.

После возвращения в СССР Рудольф Абель прошёл курс лечения, отдохнул и вернулся к работе, занимаясь подготовкой разведчиков-нелегалов. Помимо работы в центральном аппарате разведки, Вильям Фишер в свободное время писал пейзажи. Скончался знаменитый разведчик 15 ноября 1971 года от рака лёгких.

Фрэнсис Гэри Пауэрс

Фрэнсис Гэри Пауэрс, вернувшись в США, встретил достаточно холодный приём. Ему вменяли в вину, что он не уничтожил секретное оборудование на самолёте и не покончил с собой, хотя ЦРУ ему была выдана специальная отравленная игла. В конечном итоге сенатский комитет по делам вооружений снял с него все обвинения. Пауэрс до 1970 года продолжал свою службу в авиации, но уже не имел дел с разведкой, в частности, он был лётчиком-испытателем компании Lockheed. Погиб в возрасте 47 лет 1 августа 1977 года в Лос-Анджелесе в авиакатастрофе. В то время Паэурс уже был пилотом гражданской авиации, в день смерти он пилотировал вертолёт агентства радиотелевизионных новостей KNBC.

Самый массовый обмен в истории

Глиникский мост ещё не раз использовался для обмена между двумя сверхдержавами в годы холодной войны. К примеру, уже через два года после самого знаменитого обмена здесь же меняли британца Гревилла Винна на советского агента Конона Молодого. При этом именно он, а не Абель, стал прообразом главного героя отечественного фильма «Мёртвый сезон». На этом же мосту, но уже в 1985 году, состоялся самый массовый обмен шпионами в истории.

11 июня 1985 года по этому мосту на Запад отправились 23 агента ЦРУ, которые на тот момент сидели в тюрьмах ГДР и Польши, некоторые уже достаточно продолжительное время. В свою очередь, СССР получил четырёх агентов Восточного блока, среди которых был знаменитый польский агент Мариан Захарски.

Переговоры об этом массовом обмене, который в итоге закончился удачно, велись на протяжении восьми лет. При этом начались они с обсуждения освобождения человека, которого в тот день так и не оказалось среди тех, кто получил свободу. Речь шла о советском правозащитнике Анатолии Щаранском.

Тот самый Глиникский мост, вид со стороны Берлина

В итоге Натана Щаранского обменяли уже 11 февраля 1986 года после многочисленных демонстраций по всему миру, а также личного ходатайства крупнейших политиков США и Европы. Причина неудачи с обменом в 1985 году заключалась в том, что Москва требовала от американского правительства признания того, что русский диссидент, который был в июле 1978 года осуждён на 13 лет тюремного заключения, занимался шпионажем в пользу ЦРУ. В то же время американский президент Джимми Картер отказывался совершать обмен правозащитника на шпиона.

Самый массовый обмен шпионами в истории произошёл в полдень 11 июня 1985 года. Американцы на автофургоне «Шевроле» подвезли к мосту четырёх бывших разведчиков. Среди них были:

— польский разведчик Мариан Захарски, в 1981 году приговорённый к пожизненному заключению за деятельность по установлению планов вооружённых сил США;

— Пенью Костадинов, бывший торговый атташе посольства Болгарии в Вашингтоне, арестованный ФБР в 1983 году при получении конфиденциальных правительственных документов;

— физик из ГДР Альфред Цее, который передавал в Восточный Берлин секретные сведения о ВМС США и был арестован в 1983 году на конференции в Бостоне;

— четвёртой участницей обмена была Алиса Михельсон, гражданка ГДР, а также курьер КГБ, женщину задержали в 1984 году в аэропорту имени Кеннеди в Нью-Йорке.

С советской стороны к мосту прибыл автобус, в котором находилось 25 пассажиров, двое из них решили всё же остаться в ГДР, а 23 человека перешли по мосту на Запад. Среди передаваемых заключённых, помимо граждан ГДР, были также шесть поляков и один австриец. Многие из них имели на тот момент многолетние или пожизненные сроки заключения за шпионаж.

Анна Чапман. Вместо эпилога

История не стоит на месте, и процесс обмена шпионами не остановился, даже несмотря на завершение холодной войны. Сравнительно недавно, в 2010 году, в очередной раз состоялся массовый обмен лицами, которых США и Россия обвиняли в разведывательной деятельности. Обмен состоялся в аэропорту Вены, а вся история получила название «Шпионский скандал».

В июне 2010 года в США были задержаны сразу 10 российских разведчиков-нелегалов: Анна Чапман, Ричард и Синтия Мерфи, Хуан Ласаро и Викки Пелаэс, Майкл Зотолли и Патрисия Миллз, Михаил Семенко, Дональд Хэтфилд и Трейси Фоли.

Анна Чапман, фото instagram.com/anya.chapman

Наибольшую известность среди них получила Анна Чапман, которая после своего задержания превратилась в медийную личность в России. СМИ практически сразу навесили на девушку ярлык секс-символа. При этом после возвращения в Россию Чапман запустила карьеру на телевидении, начав сотрудничество с каналом Рен ТВ, на котором она до сих пор ведёт передачу Тайны Чапман.

В обмен на задержанных в США агентов, которых сдал бежавший в США полковник Службы внешней разведки Александр Потеев, Россия выдала четырёх заключённых, которые уже отбывали наказание в нашей стране. Это были обвиняемые в шпионаже на США и Великобританию: бывшие сотрудники СВР и ГРУ Александр Запорожский и Сергей Скрипаль, бывший заместитель главы службы безопасности телекомпании «НТВ Плюс» Геннадий Василенко и бывший завсектора института США и Канады РАН Игорь Сутягин. Как мы знаем, история одного из них – Сергея Скрипаля, по сути, не может закончиться до сих пор.

Звезда «Универа» Хилькевич раскрыла секрет похудения на 23 кг

Актриса Анна Хилькевич два года боролась с лишним весом после рождения младшей дочери. Вторая беременность обернулась для звезды 23 набранными килограммами.

Рождение первой дочери Арианны совпало со съемками сериала «Универ». Из-за этого Хилькевич пришлось экстренно приводить себя в форму, так как на похудение у нее было меньше трех месяцев. Она искала различные диеты для кормящих женщин, питалась диетическими блюдами, приготовленными на пару.

«Порции делала небольшие, от сладкого отказалась вообще. При таком питании за два первых дня диеты ушло три килограмма. Как только перестала кормить дочку грудью, прошла курс мезотерапии живота», — рассказала актриса в беседе с журналистами.

После первой процедуры мезотерапии актрисе не удалось привести живот в идеальную форму. Однако повторный поход к косметологу избавил Хилькевич от выпирающего живота.

Однако вторые роды стали для звезды более сложными, и она набрала целых 23 килограмма. Для избавления от них актрисе потребовалось два года. Больше всего Хилькевич волновали ее бедра, которые «не хотели» худеть. Желаемый результат принесли силовые нагрузки и курс LPG-массажа.

Пересвет, Ослябя и Челубей – битва за правду?

Сразу, с места в карьер, предупрежу всех читающих, особенно читающих, как это сейчас принято, через абзац. Данное исследование – всего-навсего попытка осмыслить происшедшее в те стародавние времена и с исторической, и с логической точки зрения.

Совершенно не хотел бы задеть чьи-то патриотические чувства, тем более, что вывод будет хоть и неожиданным, но вполне закономерным.

Вообще, ознакомившись с несколькими материалами (Рыбакова и Азбелева) сразу пришел к выводу, что патриотическая пропаганда – это штука древняя и незыблемая. И – эффективная. Но об этом в самом конце будет.

К битве на Куликовском поле вообще вопросов много до сих пор, начиная от места и заканчивая результатами. Но – нас интересует самое ее начало. Поединок богатырей.

То, что он мог иметь место быть – тут спорить не стану, еще с античных времен пошла мода на поединки перед сражением. И суть у этих поединков была вполне внятная: надо было выяснить, на чьей стороне боги. Потому и жертвы приносились, и жрецы пахали, как проклятые, и поединщика готовили от души. Сандалии новые ему, а то вдруг споткнется, если старый ремешок лопнет и проиграет, например.

Милость богов в те времена – это была вещь, с которой приходилось считаться. И остались в истории горы свидетельств, когда все происходило так, как предвещали жрецы. Например, в битве при Каннах, где римлянам не светило. Так оно и получилось, хотя военный гений Ганнибала со счетов мы тоже, естественно, не сбрасываем. Как и амбициозную тупость Варрона.

Итак, схватка. Какое она могла произвести воздействие? Теоретически, вообще могла. Однако, в древние времена командиры думали точно так же, как и в наши времена. То есть, пока солдат не думает – все нормально. А вот как начал – как говорится, сливай воду.

Потому, думаю, татары атаковали первыми. Увидели, что Челубею конец пришел, и тут же, пока до всех не дошло (а из-задних рядов особо не высмотришь, как там и что), дали сигнал к атаке. И размышлений в солдатской башке на тему за боги или против ровно до момента первой сшибки с врагом. А дальше совсем другие мысли, совершенно не божественного толка. Ибо кто в бою о боге размышляет, тот, что характерно, долго не живет.

И вот у нас съехались два поединщика. Челубей, вроде как печенег (неточно) по происхождению, и Пересвет. Насчет обеих вопросов просто тьма, поскольку «перед всеми доблестью похваляясь, видом подобен древнему Голиафу: пяти сажен высота его и трех сажен ширина его».

Даже если взять размеры самой маленькой сажени, это малая сажень, 142 см, делайте выводы. Годзилла бы подумала, прежде чем на такого монстра рыпнуться. О мелочи типа Терминатора даже говорить смешно. Стоит ли тогда верить исследователям типа Ахмада ибн Фадлана, который описал печенегов как людей низкорослых, не знаю.

Наш Пересвет… наш Пересвет был не меньше. Потому как в летописях сохранились его слова о том, что «Этот человек ищет подобного себе, я хочу с ним переведаться!».

И переведались. Так, что даже русские летописи расходятся во мнениях. Литературный памятник 15 века, «Сказание о Мамаевом побоище» говорит, что поединщики поразили друг друга копьями, выбили из седел и скончались на месте.

Редкий, но нормальный исход поединка. Особенно если противники одного класса. Челубей по свидетельствам, был знатным поединщиком. Пересвет тоже не совсем слуга божий, поскольку из бояр и военнообязанных. То есть – умел.

Но в нашей современной истории почему-то муссируется предание, вышедшее из стен Кирилло-Белозерского монастыря. Там был составлен летописный Список, в котором эта история выглядит несколько иначе.

Здесь, конечно, возникает вопрос о том, насколько в монастыре, располагавшемся в Вологодской области были осведомлены о подробностях, происходивших достаточно далеко.

И вот монахи Белозерского монастыря дали такую картину боя: Пересвет увидел, что у Челубея копье очень длинное и тяжелое, больше обычного копья того времени. Ну да, детина семи метров роста мог позволить себе любую оглоблю… Вообще за Челубеем шла слава крутого поединщика, вообще не терпевшего поражений. Возможно, в том числе и по причине копья.

И Пересвет тогда (так в Списке) принимает такое решение: снять доспехи, чтобы в том случае, если копье печенега пробьет его, он бы проехал по копью всем телом и нанес бы ответный удар.

Понятно, что среди воинов мало летописцев, а среди летописцев мало воинов. И написан в Списке лютый бред, причем, с какой стороны его не рассматривай, с военной или медицинской.

Итак, по монашеским воспоминаниям, Пересвет налетел на копье Челубея, но смог нанести ему смертельный удар. А потом еще и доехать неспешно до своих и там умереть.

Несколько непонятно, правда, сработал ли план Пересвета насчет проехать телом по копью. Думаю, нет, потому что пронзенный такой оглоблей он вряд смог бы такое сделать.

И вот тут начинаются вопросы.

Снять доспех – это как? Да, есть много сайтов и каналов реконструкторов, которые смогут все это объяснить намного лучше меня. Но вообще отдает таким мазохизмом. Такие подарки делать противнику…

Выглядит более чем странно, тем более, что Челубей так поступать не собирался. Один в доспехе, второй без – сразу понятно, на кого начали бы принимать ставки букмекеры.

Вообще задумка Пересвета выглядит не то что нелогично, я бы сказал – очень странно. С медицинской точки зрения. Вот нашел картинку, как это должно было бы выглядеть. Да, Пересвет тут аккурат без щита, доспеха, шлема. Очень героически, но странно.

И вот тут как раз второй вопрос. Ладно, опустим, как пронзенный таким копьем Пересвет вообще куда-то смог уехать, это нереально. Вообще как бы конный копейный бой предусматривает именно такую штуку – после удара копьем, в случае, если оно куда-то попадает (конь, тело, щит противника), его надо срочно бросать. Физику никто не отменял, тем более, для двух поединщиков, несущихся друг на друга на двух конях. Напомню, если кто забыл. P=m*V, где к массе всадника непременно надо добавить и массу его коня.

Если этого не сделать, то вы сами окажетесь на земле, выброшенные из седла. Или еще чего хуже, перспектива налететь на собственное копье не самая радужная.

Ну и последнее в этом вопросе.

Копье входит в тело, незащищенное броней. Рвутся ткани, ломаются кости, дробятся на мелкие осколки, лопаются различные органы, оказавшиеся на пути наконечника. Смотря куда войдет копье. Ладно в грудь, а если в бок? В живот?

Причем, все это на импульсе от скорости двух коняшек, каждая, скажем, до 30 км/ч взяла разгон…

Понятно, что сразу не умрешь. Пару-тройку секунд, конечно, проживешь. Пока первичный болевой шок свое не возьмет, или пока весь организм лапки к верху не поднимет, как это обычно и происходило в таких случаях.

И рассказывать о силе духа, молитве чудесной и прочих фантастических вещах не стоит. Не смотрится реально идея будучи пронзенным деревянным дрыном со стальным наконечником нанесение хоть какого-то удара. Просто потому, что мозг обычно отключается при таких поражениях.

Единственное, что могло быть – да, обоюдное поражение противников. И тут же смерть на месте. Вполне нормальный расклад.

Как мне кажется, неслужилые монахи это для красочности придумали. Не особенно задумываясь над тем, насколько это правдоподобно будет выглядеть потом.

Да, если кто-то хочет, может проверить, но есть еще один литературный аналог, который вышел лет через 100 после Куликова сражения. Некто Томас Мэллори написал цикл о короле Артуре. Очень был популярен цикл в Европе, зачитывались им.

Мэллори ничего такого не выдумал, просто взяли и сварил варево из романтической рыцарской литературы Франции все, до чего мог дотянуться. Дотянуться мог не до многого, он вообще в тюрьме писательством увлекся. Но у бывшего рыцаря получилось, все-таки не профан…

Так вот, помните, как погиб Артур? Он схватился с племянником/сыном Мордредом, который узурпировал корону. И пронзил его в схватке копьем. Мордред тоже проскользил по копью всей тушкой и в итоге разрубил Артуру голову. В общем, оба умерли.

Эти рыцарские легенды ходили по всему миру пачками, как я понимаю. От Британии до Индии. Вообще во Франции был создан огромный массив этих рыцарских романов, грех не воспользоваться было.

Могли ли знать на Руси? Да запросто. Вообще в фольклоре многих народов есть истории, как в схватке двух непобедимых дотоле богатырей погибали оба.

И вот в этом свете поединок Пересвета и Челубея – просто очень хорошо сработанный пропагандистский миф. Красивый и героический, хотя и несколько нелепо выглядящий в глазах людей, знающих толк в военном деле.

Реально, такая картина вполне могла быть. Поединщики помчались навстречу друг другу, ударили копьями и оба упали замертво.

Как могло быть. Поединок состоялся. Ратоборцы помчались друг на друга с копьями наперевес. Сшиблись — и оба упали замертво. Эффектно, трагично, безупречно красиво. Морально и эстетически — безупречно.

Однако, не все так просто. И эта история – ну совсем не пропаганда. Ну может так. немного. Чуть-чуть.

И вот тут надо посмотреть внимательно на Пересвета. Это же не просто интересный персонаж, там вопрос на вопросе сидит и непоняткой погоняет.

Инок, иначе чернец Пересвет. Если собрать все, что есть про него в летописях, а есть там очень немного, если серьезно, то получается вот такой расклад. Родом из Брянска. Из бояр. Ратник, участвовал в походах. Судя по всему, после одного из таких походов и решил удалиться от мира, поскольку сделал это аж в Ростове. В Борисоглебском монастыре. Замечу, что от Ростова до Брянска более полутысячи километров. Скажем так, хорошо погулял боярин Александр, хорошо.

И в стенах Борисоглебского монастыря бывший воитель стал иноком. Инок – это первая ступень монашества. Так скажем, вступительная, до пострижения в «малую схиму», то есть, до принятия первого пакета обетов и отречений. Потому и имя у Пересвета осталось мирское, инокам не положено духовного.

Как же инок, который как бы не имеет права брать оружие в руки, кроме как для защиты своей обители, оказался в действующей армии? Сам по себе случай уникальный. Больше в летописях не найти случая, чтобы иноки оказывались в войсках, хотя в боях участие да, принимали.

В качестве примера приведу 1671 год, апрель месяц, когда некий Фрол Тимофеевич Разин, не сумев взять городишко Коротояк, решил остановиться в Дивногорсокм монастыре. Еда, казна и все такое. И получил такую оплеуху от монахов, прекрасно владевших «огненным боем» и затащившим пушки на звонницу, что в итоге попал в плен и был казнен чуть позже своего старшего брата.

Так вот, согласно «Житию преподобного Сергия Радонежского», перед Куликовской битвой князь Дмитрий отправился к Сергию в монастырь за благословением. Сергий Радонежский был, так скажем, «в тренде» и молва о нем гремела по всей Руси, если не дальше. Благословение такого праведника и чудотворца должно было воодушевить всех русичей на борьбу с татарами.

Более позднее «Сказание о Мамаевом побоище» Сергий благословил Дмитрия и отправил с ним двух бывших военных, Александра Пересвета и Андрея Ослябю.

С благословением Дмитрия и сейчас идут споры, поскольку столько раз переписанная беседа, на которой кроме Сергия и Дмитрия присутствовал биограф Сергия Епифаний, что от первоначального текста уже ничего и не осталось.

Но вот отряжение Пересвета и Осляби в распоряжение Дмитрия – это реально нонсенс. Иноки не имели права так поступать под угрозой самой страшной кары – отлучения от церкви. Но, тем не менее, поступили. Очень странно, но факт.

Кстати, в самом первом сказании от 1380 года «О побоище иже на Дону» об участии Сергия Радонежского и его благословлении не сказано ни слова. И это тоже интересно, поскольку в те времена церковь играла все-таки огромную роль в жизни людей. Некоторые исследователи вообще считают, что этот эпизод был придуман позже, теми, кто писал летописи…

Есть вообще мнение, что те, кто писал этот эпизод после битвы, неплохо был знаком с историей Крестовых походов. А вот там рыцарей-монахов было предостаточно, военных орденов хоть отбавляй. Было в целом, у кого взять образец для подражания.

Ведь в отличие от Ватикана, который фактически руководил Крестовыми походами, русская церковь была изрядно миролюбивее.

С Челубеем все еще более непросто. Столько вариантов имени, происхождения, должности – за голову схватишься поневоле. И знатный мурза, и ханских кровей, и наемник-поединщик… Монгол, татарин, печенег и даже наш, русич-перебежчик. За семь веков чего только не насочиняли.

Вот только есть интересный момент. Такого имени, как «Челу» не было ни у татар, ни у печенегов. «Бей» — это нормальное окончание, тюркское. Означает главу, неважно, рода, племени. Военное и административное звание, в целом. Есть похожее, «Челеби». Так что в лучшем случае получается «Челеби-бей». Но за семь веков и не такое можно было бы исковеркать, так что можно допустить превращение «Челеби-бея» в «Челубея».

Вот только с той стороны не осталось вообще никаких свидетельств существования такого хана-мурзы-наемника-перебежчика. А как утверждали русские летописи – очень известный боец был.

Но точно не хан. Понятно, что не хан, хану не пристало впереди войска поединничать. Не ханское это дело было.

Получается интересно. Очень странный инок-воин на одной стороне, очень странный поединщик на другой… И оба погибли. Или не погибли, потому что в одном из текстов «Задонщины» инок Пересвет очень даже жив во время боя и продолжает сражаться «когда иные уже посечены».

И Ослябя, второй инок, с ним тоже все не просто. То он прячет за срубленной березой «ошеломленного», то есть, контуженного князя Дмитрия и прикрывая его, погибает, то наоборот, если верить другим документам очень даже переживает битву и потом ездит с посольствами, окруженный почетом и уважением.

Какой напрашивается итог?

А итог весьма интересный. Скорее всего, никакого поединка не было. А если и был, то в исполнении совсем других личностей, не Пересвета и Челубея.

Мы же имеем дело с первым в русской истории случаем литературного творения пропагандистского характера. В жанре героико-патриотическом, но никак не историческом.

Красивое и логичное.

С Челубеем все понятно. Это олицетворение всех сил, стоящих против Руси. А вот Пересвет и Ослябя – это интереснее.

Пересвет – все понятно, это символ единения Руси. Воин и монах одновременно. Светская и церковная сила, объединенная против общего врага. Русская Идея и Вера, слитые воедино. Сильный боец и мудрый инок. Готовый положить жизнь свою на алтарь служения Руси.

Красивый и сильный символ.

А Ослябя? А Андрей Ослябя тоже символ! Не менее значимый, чем Александр Пересвет. Ослябя показывает, что Пересвет не одинок, что за ним придут (в случае смерти Александра) другие, не менее сильные и смелые бойцы.

Ибо «Велика земля Русская и обильна людьми и Верой», как было написано в той же «Задонщине». То есть, Пересвет и Ослябя – это символы борьбы Руси до победного конца.

Красивая сказка была написана монахами в далеком монастыре. Красивая и умная, поскольку семь следующих столетий показали, что меняются времена, меняются персоналии, но суть Пересвета, выходящего на бой с противником и Осляби, стоящим у него за спиной, они фактически вечны в наших реалиях.

Суворов и Кутузов, Ушаков и Нахимов, Самсонов и Брусилов, Матросов и Гастелло, Жуков и Рокоссовский, Романов и Рохлин, и список этот можно продолжать до бесконечности.

Сегодня практически не важно, были ли в действительности Пересвет и Ослябя. Важен заложенный неизвестными в своем большинстве монахами принцип. Который сегодня было бы неплохо взять на вооружение тем, кто пишет учебники истории и определяет в какую сторону пойдет развитие общества дальше.

Все-таки даже стыдно становится, когда видишь, что потуги государственных мужей современности на базе духовно-патриотического воспитания ничто по сравнению с тем, что делали церковнослужители 640 лет тому назад.

Сын Айзы и Гуфа попал в больницу

Сын Айзы Долматовой и рэпера Гуфа Сэм попал в больницу после ужина, заказанного из ресторана «Тануки». Об этом артистка сообщила на своей странице в Instagram.

«Я очень щепетильна в пище, стараюсь есть дома, в проверенных местах и уж точно трачу на еду большую часть своего заработка. Потому что боюсь вот этого! Доставка суш это русская рулетка», — написала она (авторская орфография и пунктуация сохранены — прим. «Ленты.ру»). Ребенок находится в больнице, сначала врачи заподозрили у него аппендицит, но позже выяснилось, что у мальчика отравление.

В январе 2020-го Айза обругала ЦУМ за сокрытие курток Gucci от «обычных смертных». По словам Айзы Анохиной, ее менеджер отстояла пять часов живой очереди в бутик, а после этого выяснилось, что сотрудники магазина не вывесили куртки в зал. 36-летняя знаменитость предположила, что вещи выкупили привилегированные клиенты Gucci еще до начала официальных продаж.

ТАВКР проекта 1143 и ССВП Як-38 – «максимум возможного»

В вышедших на «Военном обозрении» статьях Александра Тимохина «Як-41 против дальнейшего развития Як-38. Урок из прошлого» и «Авианесущие крейсера и Як-38: ретроспективный анализ и уроки» далеко не со всеми тезисами можно согласиться. Это ни в коем случае не означает что их автора нужно «придать обструкции» и «вывести на торец пирса», ибо при обсуждении сложных технических вопросов (и тем более тактических и оперативных) «полный консенсус» возможен только в одном месте – на кладбище. И военно-технические дискуссии, безусловно, нужное и крайне полезное дело (при условии их достойного уровня).

Если тезис о сложности и длительности создания и отработки «вертикалок» абсолютно верен:

С момента создания проекта первой «вертикалки» ОКБ Яковлева до принятия Як-38М на вооружение прошло 25 лет. С момента первого полёта Як-36М/38 – 15 лет. С момента принятия Як-38 на вооружение – 8 лет. Вот в какие сроки создаётся и доводится до боеспособного состояния подобная авиатехника. В нормально работающей авиационной промышленности, практически без «эффективных менеджеров» …с простейшим радиоэлектронным оборудованием … Повод задуматься всем любителям «вертикалок».

То с мнением о необходимости «переходной вертикалки» Як-39 согласиться нельзя:

«Рработы по будущему Як-41 шли с серьёзным отставанием от графика. Он должен был взлететь ещё в 1982-м, но этого не произошло. Всё говорило о том, что более высокотехнологичный и сложный сверхзвуковой СВВП будет создаваться никак не меньше простого Як-38. В этом случае необходима страховка в виде Як-39. Но, главное, это то, что пока идут «пляски» с СВВП, под него не останется достойного числа новых носителей».

По носителям ситуация сложнее. С одной стороны, лучшее, что можно было сделать с «киевами» проекта 1143 – это их модернизация (в ходе среднего ремонта) в «Викромадитью» (то есть «максимально нормальный» авианосец с МиГ-29К), проработки по проекту которого были сделаны еще при СССР.

С другой стороны, вставал вопрос возможностей судостроительной и судоремонтной промышленности СССР. Огромный перекос в сторону судостроения к началу 80-х гг. уже был ясен, планировалось строительство мощных судостроительных и судоремонтных мощностей (с опережающим развитием последних).

Однако планы в СССР слишком часто и значительно отличались от реалий. В этих условиях далеко не факт, что все 1143 получили бы глубокую «авианосную» модернизацию. В этом случае Як-41 был однозначно необходим (при том, что этот самолет получал смысл только как межвидовой, и для ВВС смысл в нем был).

Однако все эти теоретизирования имеют смысл только при учете военно-политических факторов и реальной ситуации с военными НИОКР в СССР. И это были весьма тяжелые и проблемные ситуации.

Приход в Белый дом президента Рейгана вызвал резкую эскалацию противостояния холодной войны. Третья мировая стала рассматриваться как «вполне вероятная» (причем в «ближайшее время»). Тем, кто не застал это время, есть возможность «проникнуться» событиями той эпохи типа «бомбардировка начнется через 5 минут». Это была типичная «шутка» Рейгана 11 августа 1984 года перед субботним радиообращением к американцам:

«Мои соотечественники американцы,

я рад сообщить вам сегодня,

что подписал указ об объявлении России вне закона на вечные времена.

Бомбардировка начнётся через пять минут».

И такое было в то время

«почти в порядке вещей».

И в этой острой военно-политической ситуации ключевым становился фактор экстренного доведения имевшихся сил и средств до реально боеспособных уровней, их модернизация в возможно короткие сроки, обеспечивавшая реальное повышение эффективности и способность решать задачи по предназначению. Крайне остро стоял вопрос устранения наиболее острых проблем боеспособности Вооруженных сил и ВМФ.

Для флота проблемой № 1 было прикрытие с воздуха от средств воздушного нападения и частный случай этой угрозы – «фактор Гарпуна» (новой малозаметной ПКР ВМФ США и НАТО, способной лететь к цели на высоте единиц метров над водой).

«Гарпуны» на подвеске противолодочного «Ориона» и стратегического B-52.

Проведенные в конце 70-х годов специальные учения показали, что ВМФ СССР фактически не обладает сколько-нибудь эффективными средствами против такой угрозы. Принятые меры вызывают ряд вопросов (по которым, по-хорошему, стоило бы написать отдельную статьи с анализом происходившего), а главное, полноценно были реализованы только для новых ЗРК и новых кораблей. «Проблема Гарпуна» для большей части корабельного состава ВМФ все 80-е годы оставалась крайне острой.

На это накладывалась и более долговременная и масштабная проблема – обеспечения ПВО корабельных соединений от налетов авиации противника. Береговая авиация, сколько-нибудь эффективно, эту задачу решать была не способна (не говоря уже о «разделенном управлении», так как она относилась не к ВМФ, а «к другому ведомству» – войскам ПВО).

В этой ситуации ВМФ в начале 80-х годов имел три ТАВКР типа «Киев».

Эпизод малоизвестный, но достаточно скандальный. Когда в 1981 году на организационно-мобилизационном сборе в Ленинграде командующий ТОФ адмирал Спиридонов Э. Н. «эффективно решил проблему», «куда деть» 1143 (чтобы противник их не потопил сразу), поставив их «для усиления ПВО» военно-морских баз (фактически отказался выводить в море, оставив под прикрытием береговых ЗРК и перехватчиков).

Да, сам проект 1143 весьма неоднозначный. Это мягко говоря. Однако его главной проблемой был палубный самолет – Як-38 (М), с крайне слабым вооружением и радиусом действия и весьма ограниченной манёвренностью.

А можно ли было сделать «что-то»? С Як-38 и ТАВКР 1143 в тех конкретных условиях, что бы дало бы возможность реального, а главное эффективного участия ТАКР и Як-38 в возможной войне?

И такие возможности были.

Освоение ТАВКР и его авиагруппы

Историк морской авиации ВМФ полковник А. М. Артемьев:

«Перед походом ТАКР «Киев» подготовили и утвердили частную инструкцию по производству полётов. При её составлении исходили из положения, разработанного штабом авиации ВМФ, которое (после длительной, нудной и унизительной процедуры согласования с отделами и управлениями Главного штаба ВМФ, занявшей более года) удалось утвердить у главкома ВМФ

Положением вводилось понятие «авиационный комплекс корабля», в состав которого включались: самолёты и вертолёты с их оборудованием и вооружением; корабельные авиационно-технические средства (полётная палуба, ангар, палубные технические средства обеспечения взлёта и посадки ЛАК и транспортировки их на корабле).

На ТАКР предусматривалась должность заместителя командира корабля по авиации. Он подчинялся командиру корабля и являлся прямым начальником для личного состава авиационной боевой части, группы руководства полётами и боевого управления авиацией на командном пункте. Он координировал деятельность личного состава БЧ и специалистов групп руководства и боевого управления.

Командир авиационной группы (командир авиационного полка) руководил подготовкой экипажей самолётов к полётам и лично проверял их готовность. Он являлся прямым начальником всего личного состава, отвечал за безопасность полётов.

Для управления полётами на корабле предназначался стартовый командный пункт, командно-диспетчерский пункт или флагманский».

Освоение ТАВКР и Як-38

Во время первой боевой службы ТАВКР «Киев» (в Средиземное море и обратно) в период с 15 декабря 1978 года по 28 марта 1979 года было выполнено 355 полетов Як-38.

В журнале «International Defense Review» анализировалась техника взлёта самолёта Як-38:

«Во время похода «Киева» из Чёрного моря в Мурманск летало одновременно не более двух самолётов. Техника взлёта обычная, но исполнение довольно осторожное…

Часто для этого скорость корабля снижали до 4 узлов (7 км/ч). Перед вертикальным взлётом запускались три двигателя, и выполнялась проверка на малой тяге. Взлёт выполнялся вертикально и очень устойчиво до высоты 18–24 м над палубой, после чего производился переход к горизонтальному полёту. Ускорение было небольшим, и весь переход к аэродинамическому полёту занимал примерно 1,5 мин после самого вертикального взлёта.

Обычной устойчивой посадке на палубу также предшествовал длительный переходный режим.

На «Киеве» также бросается в глаза полное отсутствие опыта палубной эксплуатации, дисциплины и оборудования обеспечения безопасности.

Что касается дисциплины, то похоже, что на борту ещё оставался персонал завода, и что команда не была осведомлена об опасностях, возникающих при эксплуатации самолётов с палубы авианосца.

Что касается обеспечения безопасности, то наблюдалось отсутствие таких обычных на Западе средств, как пожарные насосы, асбестовые комбинезоны, бульдозеры и даже наушники.

Несомненно, что эти недостатки будут устранены при следующих походах «Киева».

Однако при переходе на ТОФ в 1979 году ТАВКР «Минск» количество полетов существенно уменьшилось – до 253 (с налетом всего 50 летных часов!) из-за вскрывшихся проблем Як-38 в условиях высоких температур.

Постановление комиссии Совмина по военно-промышленным вопросам о глубокой модернизации самолёта Як-38 вышло 27 марта 1981 года, но только в следующем году ОКБ приступило к разработке самолёта Як-38М.

Тем не менее, ВМФ (и Морская авиация) прилагали большие усилия для освоения самолета (в том числе взлета с коротким разбегом для Як-38М). Полковник А. М. Артемьев:

«В начале 1983 года на заседании Военного совета ВМФ командующий авиацией ВМФ генерал-полковник авиации Г. А. Кузнецов доложил, что с 6 октября 1976 года самолёты Як-38 выполнили 32 000 полётов.

Но основное внимание он уделил недостаткам самолёта:

низкая тяговооружённость, отсутствие РЛС;

неудовлетворительная продольная балансировка при рассогласовании тяги двигателей и нарушение их устойчивой работы из-за попадания на вход выхлопных газов;

высокие удельные расходы топлива и низкое аэродинамическое качество сверхзвукового крыла, что не позволяет увеличить тактический радиус;

мала дальность ракет, имеющих радиокомандную систему наведения;

малы запасы мощности реактивного управления и путевой устойчивости на режимах вертикального взлёта и посадки;

невозможность выполнения полётов при обледенении;

высокий уровень вибраций, тепловых и акустических нагрузок,

а также недостаточная эксплуатационная технологичность.

17 октября 1983 года новый ТАКР «Новороссийск» с эскортом вышел из Кольского залива. И 27 февраля 1984 года прибыл во Владивосток. За время похода Як-38 и Як-38У произвели около 600 полетов (то есть в два раза больше перехода «Минска») с общим налетом около 300 ч (в шесть раз больше чем у «Минска»), в том числе 120 взлетов с коротким разбегом.

Однако вся эта интенсивная подготовка акцентировалась на применении Як-38 (М) в первую очередь как палубного штурмовика.

Состав вооружения самолетов Як-38 (М).

Основное вооружение: блоки НУРС, подвесные пушенные контейнеры и радиокомандная УР Х-23.

После Як-38М началось проектирование следующей модификации СВВП – Як-39 (увеличенное крыло, новые двигатели и РЛС).

Однако разработку остановили на стадии технического предложения, в замечаниях комиссии по нему было указано:

«Боевые возможности Як-39 как истребителя ограничены и обеспечивают решение задачи поражения только одиночных дозвуковых воздушных целей, не прикрываемых истребительной авиацией».

С учетом того, что уже шли полномасштабные работы по нормальным палубным перехватчикам, и при очевидной длительности работ по проекту Як-39 (особенно с учетом более мощных двигателей и установки комплекса вооружения с РЛС) явное нежелание Морской авиации Як-39 становится понятным.

«Тем временем истощалось терпение у довольно покладистого лётного состава.

Летчики ВВС ТОФ 23 декабря 1987 года направили письмо в комитет партийного контроля при ЦК КПСС.

Это был документ с оценкой [весьма низкой – М. К.] самолёта Як-38.

Предложения примерно такого же содержания неоднократно направлялись Минавиапрому ещё в 1983 года».

Вроде бы «все ясно и понятно».

Если не считать упущенных возможностей.

Эффективная модель применения

На 1 января 1988 года в авиации ВМФ находилось порядка 150 Як-38 (из них 25 Як-38У). То есть все 4 ТАВКР можно было укомплектовать авиагруппами Як-38 (М) с численностью – близкой к максимально возможной, по условиям базирования и ограничениям по подготовке к полетам и применению.

При этом никаких других палубных самолетов ВМФ не имел.

С учетом реальных условий применения вопросом № 1 авиагруппы ТАВРК было придание способности к реальному решения задач по ПВО корабельного соединения (в том числе отражения ударов носителей ПКР). Безусловно, при этом вставал вопрос воздушных боев с самолетами противника (включая такие высокоманевренные истребители, как F-15 и F-16). Однозначно, для всепогодности была необходима РЛС и такое оружие и тактика, которые могли позволить компенсировать недостатки маневренности Як-38.

Размещение мощной РЛС (что планировалось на Як-39) проблему не решало, так как недостаток полезной нагрузки самолета «резал» до недопустимо низкого уровня боезапас. С парой «дальних» ракет много не «навоюешь».

Однако решение здесь было – взаимодействие палубных перехватчиков с кораблем и вертолетами, с обеспечением их наведения на высотные цели по данным мощных РЛС корабля, а на низколетящие цели – РЛС вертолетов.

И такие опыты проводились – на ТОФ при Эмиле Спиридонове. Эффективность носителей РЛС системы «Успех» (Ту-95РЦ и Ка-25Ц) при работе по низколетящим воздушным целям оказалась весьма высокой.

Вертолеты ТАВКР: Ка-25ПЛ и Ка-25Ц.

Однако инициатор этих работ погиб вместе со Спиридоновым в Ту-104 комфлота в 1981 году, и больше никто к этой теме в ВМФ и Морской авиации не возвращался.

Наличие внешнего целеуказания и наведения позволяло резко снизить требования к РЛС (практически до уровня «радиоприцела») и уменьшить его массу (до реальной по допустимым условиям размещения на Як-38).

Например, масса самой малой «истребительной РЛС» в СССР – «Сапфир-21М» (РП-22СМА) составляла чуть более 200 кг. Теоретически размещение ее на Як-38 при модернизации было возможно, но «на пределе» и со значительным ограничением боевой нагрузки и радиуса.

В ситуации с военными НИОКР никто специально разрабатывать «малую РЛС» для Як-38 не стал бы (ибо просто для прохождения громоздкой цепочки согласования и планирования нужны были годы просто для начала опытно-конструкторской работы), «малых фирм» тогда не было.

Однако необходимый технический задел имелся, причем серийный.

Речь идет о головках самонаведения (ГСН) ПКР, некоторые их которых имели технические параметры, близкие к необходимым (особенно следует отметить высокочастотный канал ГСН «Москит»).

РЛС «Сапфир-21М» (вверху) и ГСН ПКР П-6 и «Аметист» (внизу).

Да, требования к бортовой РЛС и ГСН ПКР разные, в том числе по ресурсу и ряду других параметров.

Однако вопрос в ситуации – «война на пороге». И нужны именно экстренные меры для быстрого и реального повышения боеспособности «того, что есть» (и особенно – экстренного устранения наиболее серьезных недостатков).

Здесь уместно вспомнить совсем другой исторический пример из времен войны в Корее о создании первых наших станций предупреждения об облучении:

«Обратившись по команде, лейтенант Мацкевич, не встретил понимания у руководства НИИ (ну что это за прибор размером с пачку сигарет, к тому же и у американцев такого нет).

После чего он переговорил на эту тему с Г. Т. Береговым, в то время испытателем МИГов НИИ ВВС.

Георгий Тимофеевич, через своего сослуживца, С. А. Микояна, племянника главного конструктора МИГов А. И. Микояна, устроил с ним встречу. Главный конструктор, оценил предложение лейтенанта и упомянул о нем при очередном докладе И. В. Сталину, и тот распорядился провести испытания прибора в боевой обстановке.

На тот момент В. Мацкевичем была разработана только принципиальная схема. С помощью работников НИИ-108 А. Г. Рапопорта (впоследствии Главный конструктор аппаратуры электронного наблюдения космического базирования) и военного представителя А. И. Стрелкова была выпушена необходимая документация и изготовлена установочная партия из 10 изделий.

Размеры приемника – меньше телефонного аппарата, позволяли без особых проблем монтировать его на истребителе МИГ-15.

Приемнику было присвоено название «Сирена».

Лейтенант Мацкевич, был командирован в Китай для проведения войсковых испытаний.

Приемник получил самые положительные отзывы летчиков.

Мацкевичу было присвоено звание капитан (через звание).

Сталин распорядился в течении 3 месяцев изготовить 500 приемников. На совещании у Булганина задание Сталина было доведено до директоров предприятий.

Однако те считали его выполнение невозможным, так как, по их мнению, только на подготовку производства требовалось не менее двух лет. Тем не менее, директор НИИ-108 (ныне ЦНИРТИ) А. Берг взялся за выполнение этого задания, при условии сдвига вправо сроков выполнения текущих работ.

Ссылка.

Замечу, что Аксель Берг был не просто крупный отечественный ученый, но и очень сильный практик, в прошлом командир подводной лодки.

В условиях крайне забюрократизованности обычных НИОКР технически в короткие сроки работы по оснащению палубных «вертикалок» малыми РЛС можно было провести только «неформально». Например, заказав серию ГСН для научно-исследовательской работы (НИР), под «предлогом», например, «исследования вопросов ГСН при групповом применении ПКР в условиях РЭБ», после чего полученную матчасть доработать уже «под самолет» по согласованию с его разработчиком.

Следует отметить, что в тех же ВВС, подход к модернизации и внедрению нового был много более адекватный чем в ВМФ, пример чему массовые МиГ-23, доработанные на ремзаводах по «тысячному бюллетеню» до вполне современного уровня МЛД, с резким повышением их боеспособности против новых истребителей ВВС США.

«Связка» мощная РЛС дальнего целеуказания (с корабля или вертолета) и «малая» РЛС самого перехватчика (по сути «радиоприцел») обеспечивала вполне эффективное применение «вертикалок» в сложных гидрометеорологических условиях (в пределах соответствующих ограничений) и ночью.

Однако не менее острым стояла проблема:

«Чем сбивать самолеты противника»?

С учетом жестких ограничений по полезной нагрузке, о применение таких ракет как Р-24 и Р-27 не могло быть и речи. Однако у нас имелось очень эффективное техническое и тактическое решение – ракеты Р-73 с тепловой ГСН и нашлемной системой целеуказания, которая позволяла резко снизить требования к маневренным характеристикам самолета.

Четыре Р-73 с пусковыми устройствами – это порядка 600 кг на подвесках самолета, что для Як-38 несколько многовато (при работе на полный радиус), но вполне реально.

Штатно Р-73 вообще не рассматривалась для «верикалки» как его вооружение, для применения по воздушным целям были Р-60 (М) с вдвое меньшей массой. Однако Р-60М имела крайне малую (и часто недостаточную для надежного поражения цели) боевую часть, малую дальность и недостаточную дальность захвата (особенно в переднюю полусферу цели). То есть для реальных боевых условий эффективность на порядок ниже Р-73.

Р-73 пошла в массовую серию во второй половине 80-х гг., однако до этого вполне можно было применять и Р-60М, главным была установка на самолете нашлемной системы целеуказания (НЦУ).

Повторюсь, только НЦУ могла компенсировать крайне недостаточную маневренность Як-38 в бою против нормальных истребителей, обеспечивая ему вполне реальные шансы на победу (в том числе за счет применения ракет Р-73 в переднюю полусферу цели).

Аналогов в 80-х годах у противника не было, и это был вполне реальный и весьма эффективный наш козырь в воздушных боях.

При условии, что удастся выжить после атаки «радиолокационными» дальними ракетами AIM-7M Sparrow. И тут было только одно средство для Як-38 – современные и эффективные РЭБ.

Формально РЭБ на Як-38 «было» («Сирень-И» или «Гвоздика»), но вопрос был не в «наличии», а реальной эффективности. В первую очередь возможности резкого снижения вероятности поражения самолета УР типа AIM-7M Sparrow.

Будет уместно вспомнить малогабаритные станции РЭБ, стоявшие на некоторых наши ПКР. Увы, но значительная часть авиации ВМФ вообще не имела средств РЭБ, и в первую очередь это необходимо сказать про исключительно ценные вертолеты (в том числе целеуказатели Ка-25Ц). Обычные авиационные станции РЭБ не вставали по массе. А вот то, что рядом есть (причем «в серии») весьма интересные станции «у ракетчиков», это у нас, увы, не «разглядели».

Увы, этого всего флот не видел. Жизнь шла по принципу «ешь то, что дают». Даже с применением штатных УР «воздух-воздух» у Як-38 поначалу все было очень «осторожно»:

«Штаб авиации ВМФ довольно часто проявлял мелочную опеку и своими бесчисленными указаниями тормозил освоение техники.

Уже упоминавшийся Едуш приводит такой случай. Согласно плану во время похода ТАКР «Киев» в 1980 года предполагалось произвести два пуска ракет Р-60 (ракета ближнего воздушного боя с тепловой головкой наведения). В назначенный день на палубу ТАКР подняли из ангара один самолёт и начали его предполётную подготовку. Пуск ракеты поручили произвести Едушу…

Описывает сам исполнитель.

«По заданию первый пуск я произвёл с удаления 8 км. При сходе ракеты с направляющей у самолёта создался небольшой крен, образовался большой шлейф, и ракета пошла на цель. Мишень была поражена. Пуск второй ракеты произведён с дальности 10 км.

Во время пуска ракет весь экипаж корабля, свободный от вахты, высыпал на палубу».

После пуска ракет отправили донесение в штаб авиации. Результат оказался неожиданным, но в стиле руководства морской авиацией.

Вместе с поздравлениями были объявлены выговоры заместителю командующего авиацией СФ по корабельной авиации Н. Ф. Логачёву и Едушу за несвоевременный доклад о подготовке к пуску ракет».

Первый перехват Як-38 с ракетами Р-60М (самолетов с авианосца «Эйзенхауэр») состоялся в 1983 года.

В воспоминаниях офицеров ВМФ приводится активное использование Як-38 для перехвата потенциальных носителей ПКР во второй половине 80-х годов на ТОФ.

Однако крайне малое количество (буквально единичное) фотографий Як-38 с ракетами Р-60М ясно говорит о том, что отношение к этому и со стороны ВМФ, и со стороны Морской авиации было, мягко говоря, сдержанное. Против крупных самолетов боевая часть Р-60М была слаба. А с истребителями-бомбардировщиками противника (даже с подвесками) нашей маломаневренной «вертикалке» со слабыми ракетами и примитивным прицелом (только с «фи-ноль» Р-60М) не светило, вообще, ничего.

Большое значение имеет и деморализующий фактор. Одно дело отрабатывать удары по морским и наземным целям, где летным мастерством можно кое-чего добиться в плане боевой эффективности, и совсем другое дело, когда летный состав заведомо знал, что как он ни старайся, шансов против истребителей противника у него практически нет.

Редкие фото Як-38 с ракетами Р-60 (М).

Увы, вероятность резкого повышения возможностей самолета за счет новых ракет и НЦУ «кому положено» не увидели (а тем, кто летал, «знать об этом было не положено»).

А что с радиусом действия перехватчика с 4 ракетами Р-73?

По данным А. М. Артемьева (статья «Взлетающий с корабля»), в ходе государственных испытаний самолёта Як-36М (Як-38) были получена практическая дальность полёта на высоте 200 м с двумя УР Х-23 – 430 км. Масса подвесок с УР-Х-23 составляла не менее 800 кг (две ракеты, их пусковые устройства и аппаратура «Дельта»), то есть 4 Р-73 (со своими АПУ) и легкая РЛС более чем вставали. При этом радиус вполне обеспечивал перехват носителей «Гарпунов» до их пуска, что было крайне ценным и важным для ВМФ СССР в ситуации 80-х годов.

Еще раз подчеркну, это справедливо при условии работы «связки» – вертолеты Ка-25Ц с мощной РЛС обнаружения и Як-38 с ракетами Р-73.

Вопрос короткого разбега

Фактором, существенно увеличившим возможности Як-38М, стал короткий разбег.

А. М. Артемьев:

«При сочетании ВКР и посадки с коротким пробегом удалось добиться значительного улучшения характеристик самолета, особенно в тропических условиях.

Так, при температуре +30 °С, стартуя с разбегом 110 м, оказалось возможным увеличить взлетную массу самолета на 1400 кг.

Важным достижением стала значительная экономия топлива (280 кг, по сравнению с 360 кг при вертикальном взлете).

При посадке новым и прежним способом расход топлива соответственно составил 120 и 240 кг.

В пересчете указанных 1400 кг на топливо это означало увеличение радиуса действия машины с 75 до 250 км на малых и с 150 до 350 км – на больших высотах».

Цифры весьма интересные.

Однако необходимо учитывать, что если взлет с коротким разбегом (ВКР) себя оправдал, то посадка с «проскальзыванием» была возможна только при спокойном состоянии моря. Проработка взлета с трамплина (по «английскому образцу») показала, что из-за сложности подбора необходимого алгоритма управления вектором тяги двигателей, этот способ не для Як-38.

Вместе с тем вопрос ВКР оказался гораздо более сложным, чем «просто вертикальный взлет».

«8 сентября 1980 года в Южно-Китайском море при температуре наружного воздуха около 29 град, и полной заправке топливом произошла катастрофа.

При выполнении ВКР с ТАКР «Минск» самолёт Як-38, пилотируемый лётчиком-испытателем О. Г. Кононенко, на срезе полётной палубы просел, зацепил колёсами за бруствер и, развернувшись на 120 град., ушёл под воду.

Попыток катапультирования лётчик не предпринимал, не исключено, что он потерял сознание.

Самолёт затонул на глубине 92 м. Через несколько дней его поднял пришедший из Владивостока морской спасатель «Жигули».

Дешифрирование средств объективного контроля показало, что отказов не было.

Однако когда ещё раз проанализировали направление воздушных потоков на палубе, выяснили, что у носового среза происходит его резкое торможение, приводящее к существенному снижению подъёмной силы крыла и, как следствие, просадке самолёта.

Чтобы ламинизировать поток, убрали носовой ограничительный брус, установили дефлекторы, экраны и приняли другие меры».

В связи с этим графика некоторых прорисовок по «вертикалкам» в части близкого к одновременному групповому взлету с коротким разбегом вызывает определенные сомнения по её реальности.

Во всяком случае, до завершения всего необходимого объема исследований и испытаний. Которые для 1143 и Як-38М для «группового ВКР» никто и не думал проводить.

Взлет с коротким разбегом Як-38М и проработки одновременного «группового ВКР» для ТАВКР «Баку» и Як-141.

Однако даже с вертикальным взлетом Як-38 обеспечивал (при условии своевременного целеуказания) перехват носителей ПКР «Гарпун» до их пуска.

Мощный ракетный залп ПКР оперативного назначения (ПКР ОН) ТАВКР и возможность применения Як-38 с переоборудованных судов (или кораблей ВМФ с вертолетными площадками).

ТАВКР проекта 1143 с эффективными корабельными перехватчиками

Резкое повышение эффективности ПВО за счет корабельных перехватчиков позволило бы ТАВКР активно действовать в дальней зоне (в том числе во взаимодействии с Морской ракетоносной и Дальней авиации).

Речь не идет о том, чтобы «победить «Киевом» все «нимицы». Суть в том, что резко возросшая боевая устойчивость ТАВКР и корабельных соединений оказывала системообразующие последствия на возможности всех наших сил на ТВД, обеспечивая:

— эффективное взаимодействие корабельных соединений (в том числе АПЛ с ПКР ОН) с МРА и ДА;

— резкое повышение эффективности группировки ракетных АПЛ проекта 675 с ПКР оперативного назначения «Базальт» и «Вулкан» (при условии включения их в ордер и систему противолодочной обороны нашего оперативного соединения) ;

— значительное увеличение возможностей разведки и целеуказания ( с возможностью применения ПКР ОН ТАВКР как разведчика-целеуказателей) ;

— многократный рост возможностей и эффективности противолодочной обороны кораблей и нашего соединения за счет вероятности активного применения вертолетов и таких крайне эффективных средств поражения как АПР-2 «Ястреб» (ничего близкого по эффективности на вооружении кораблей ВМФ не было).

Эффективность АПЛ ВМФ 1 и их ПКР ОН поколения резко возрастала при включении их в составе оперативного соединения с ТАВКР.

Возможности были…

Однако их даже никто толком не прорабатывал. Даже сверхактуальные опыты с использованием системы «Успех» как ДРЛО после смерти их инициатора заглохли.

Главная проблема нашего авианосца

Сначала «просто цитаты».

В. Н. Кондауров («Взлетная полоса длиною в жизнь») про один из 1143:

«День за днём я усваивал законы внутренней жизни на корабле.

Например, время приёма пищи менялось в зависимости от того, стоял ли корабль на якоре или был на ходу.

Не хочешь остаться голодным – слушай по селекторной связи объявление вахтенного дежурного:

«Команде мыть руки!»

Лётчики, находившиеся в это время в воздухе, могли не рассчитывать в дальнейшем на камбуз.

По всему чувствовалось, что авиация находится на корабле в роли «падчерицы».

И еще «веселее», практически «дежавю» с «некоторыми недавними событиями» уже про «Кузнецов»:

«- Я – 202-й, что у вас там случилось?

— На этом галсе принять Вас не успеваем, впереди мелководье, доложите остаток топлива.

— Остаток не позволяет уйти на аэродром.

— Ждите над нами. Сейчас «отскочим» назад и снова займём этот курс.

«Хорошенькое дело – «отскочим», пока это пройдёт, совсем стемнеет»,

– слабо чертыхаясь, с какой-то апатией ко всему происходящему я убрал всё, что выпустил, и поднялся повыше. В томительном ожидании шли минуты, сумерки сгущались, топливо подходило к концу.

«Проклятье! Когда всё это кончится?!»

Наконец, получаю разрешение на заход.

После окончания манёвра оказалось, что или я поспешил, или они там «размазывали кашу по тарелке», но на посадочной прямой я увидел, что ТАКР ещё не закончил выписывать свою «кривую» по поверхности неспокойного моря.

Ещё один проход над уже включившим на палубе посадочные огни кораблём, ещё один заход, в котором я просто не мог не сесть по остатку топлива.

Начальник авиации Балтийского флота (2001–2004 гг.) генерал-лейтенант В. Н. Сокерин:

Весна 2001 года.

45 лет Балтийской ВМБ. В ДОФе г. Балтийска яблоку негде упасть – полштаба флота приехало за 50 километров «пустить слезу умиления» по поводу юбилея созданного, как видно из цифры, после войны объединения – Главной базы БФ.

Весна 2001 года. Не менее помпезное, с участием всех адмиралов 40-летие дивизии надводных кораблей в том же Балтийске.

Лето того же 2001 года. ДОФ г. Калининграда (для информации – находится в двух минутах ходьбы от штаба БФ).

Торжественное собрание, посвященное 85 (!) -летию ВВС БФ – старейшего во всей стране объединения ВВС, от создания которого идет летоисчисление авиации страны. Как известно, именно на Балтике стараниями, энергией, трудом и талантом флотских офицеров (вечная им память и поклонение авиаторов) была создана отечественная авиация, как таковая, и морская авиация, в частности.

Приглашения были направлены всем адмиралам управления флота.

В зале пустые кресла в первых рядах: от флота – ни одного человека (!!!). Флот на наш юбилей не помог ничем, но обгадил все, что смог…

На Северном флоте за время Великой Отечественной войны было всего семь Героев Советского Союза – подводников и 53 – летчика, но в мирное послевоенное время моряки «наклепали» Героев-подводников больше, чем было летчиков-Героев во время войны, а авиация после войны вроде как «груши околачивала»…

И бесятся флотоводцы, по отношению к авиации, совершенно непонятно почему к своей, а не чужой, от того, что по результатам боевых действий во Второй мировой войне и, особенно, после создания противокорабельных авиационных ракетных комплексов, отчетливо осознали, что несоизмеримый с кораблем ни по размерам, ни по количеству членов экипажа самолет является для корабля любого ранга своего рода смертельно опасным скорпионом, практически ненаказуемым, всевидящим, хладнокровным и молниеносным убийцей…

Вначале прошлого века флот родил морскую авиацию.

Почти через 100 лет он ее убивает».

Это не «свежие цитаты»?

Можно и «свежие» – смотреть статью по итогам 2020 года в ВМФ, с рядом «диких» подробностей по состоянию и боевой подготовке Морской авиации (и ссылками, например, на то, как Командующий БФ гордится налетом своих «соколов» всего лишь в… 60 часов).

В ВМС США в конце 30-х годов в ходу было выражение «черные сапоги» – про корабельных старших офицеров, часто не понимавших (и не принимавших!) новые возможности авиации. И не зря, в свое время, в США было принято решение о том, что командиром авианосца может быть только летчик. Это не значит что с эсминцев или крейсеров не может выйти талантливый командир оперативного соединения с авианосцами (и опыт Второй мировой войны это тоже показал). Но факт заключается в том, что указанная проблема существует, а для нашего ВМФ имеет фактор просто «удавки на шее».

Причем в ходе последних реформирований ситуация только ухудшилась.

Достаточно сравнить соотношение по кораблями и самолетам в крупных мероприятиях ВМФ при СССР и в РФ, как становится ясно, что «ради корабликов» (и особенно «любимых лодочек») наш ВМФ спокойно «придушил» собственную авиацию – до практически «декоративного уровня».

А как же «угроза с воздуха»?

Открою «жуткую военную тайну»: при проведении мероприятий оперативной боевой подготовки силы противника намеренно и значительно занижаются (от реальных). Если поднять все командно-штабные учения (и тому подобные мероприятия) ВМФ за последние лет 10–20 у нас никогда и ни разу не «играли» с нарядом сил противника (особенно авиацией), близким к реальному…

Фраза, сказанная одним из преподавателей Военно-Морской Академии своему дипломнику:

«Главное, чтобы «красного» и «синего» на карте было примерно поровну. Но и того, и другого – много».

Соответственно, в текущей реальности ВМФ речь просто не идет об эффективной Морской авиации, как и о реальной угрозе средств воздушного нападения (и здесь можно «прикрываться фиговым листком» стрельб по древним мишеням типа РМ15 или «Саман»).

Можно принимать «золотые башни» «инновационных РЛК», не способных конкретно сбивать реальные цели.

Все это началось «не сейчас», но именно сейчас приобрело особенно уродливые формы.

Наш авианосец?

А зачем он в строю ВМФ – «одно беспокойство». Вот в кораблики на выставках наши адмиралы очень любят полюбоваться, и «игрушечные» самолеты их не несут в себе никакого беспокойства (в отличие от настоящих).

Да, не все.

Есть адмиралы и офицеры, которые бились за то, чтобы это изменить. Кое-что удалось…

Например, сохранить «Кузнецов». Но «общий баланс» таков, что

наша морская авиация фактически «растоптана черными сапогами».

И, собственно говоря, это и есть главный вывод статьи.

Без «организационной авиационизации» ВМФ никакие технические меры не дадут результата.

Более того, если бы государство «прямо сейчас» дало бы деньги «на авианосец», их бы, безусловно, «эффективно освоили». С таким же «полуобморочным результатом», как «Кузнецов» сегодня.

В свое время, на начальной стадии работ по авианосцам и морской авиации ВМС США кептеном Ривзом был проведен огромный объем исследовательских учений и испытаний, начиная от разнообразных новых технических образцов и идей и заканчивая вопросами тактики и оперативного применения авианосцев и соединений с ними.

Ничего подобного в нашем флоте не проводилось.

И если этого не будет проведено и далее, даже очень крупные вложения во флот не дадут сколько-нибудь серьезного и эффективного результата.

Пока наша военно-морская мысль не начнет «кипеть и искать» новое, эффективное, выйдя, наконец, из состоянии «судороги» от испуга

«кабы да чего не вышло»

(и «как бы случайно не обидеть авторитетных бизнесменов»)

флота у нас не будет.