Архив метки: которые

Мемы и шутки про «это»

Предлагаю поднять себе немного настроение и посмотреть на забавные мемы и приколы, которые пользователи социальных сетей полностью посвящают одной из самых популярных тем на просторах всемирной паутины.

Экс-солистка группы «Комбинация» Алена Апина пережила девять выкидышей

Певица Алена Апина стала новым гостем программы «Судьба человека» с Борисом Корчевниковым и откровенно рассказала о безрезультатных попытках стать матерью.

Исполнительница хита American boy всегда мечтала сама выносить и родить малыша. Однако этому не суждено было сбыться. По словам Апиной, она перенесла девять выкидышей и каждый раз после потери ребенка впадала в сильную депрессию.

«Я девять раз теряла ребенка. Это моя личная внутренняя кухня. Я ее переживала тяжело и по-разному. Если вы видите, что у женщины нет детей, то это ужасная трагедия для нее. Рушится почва под ногами. Это самое большое горе», — призналась певица.

Бывшая солистка «Комбинации» напомнила всем людям, которые любят задавать бестактные вопросы о детях, что их любопытство может причинять женщине боль. Апина всегда считала, что дети — самое главное счастье в жизни, поэтому слышать от людей фразы «Пора вам ребеночка» ей было невыносимо.

После череды неудачных попыток забеременеть певица решилась на суррогатное материнство. В 2001 году на свет появилась ее дочь Ксения. Историю своего рождения девочка узнала, будучи подростком — информацией с ней поделились подружки, которые прочитали обо всем в Сети.

Апина также сообщила в программе, что ее друг и коллега Борис Моисеев находится в плохом состоянии: после инсульта ему тяжело разговаривать. Однако позже директор артиста назвал «абсолютной чушью» слова исполнительницы.

Сергей Горшков и его Великий флот

Адмирал С. Г. Горшков и РПКСН пр. 941. Источник фото: RT

26 февраля 2021 года исполнилось 111 лет со дня рождения Сергея Георгиевича Горшкова, Адмирала флота Советского Союза, дважды Героя Советского Союза, Главнокомандующего Военно-морским флотом СССР с начала 1956 по конец 1985, создателя нашего первого океанского флота и всего того, что пока хотя бы формально причисляет наш ВМФ к политически значимым факторам мировой политики.

В России по отношению к С. Г. Горшкову сегодня царит в основном равнодушие, изредка перемежаемое критикой. Иное дело – за её пределами. Так, в Индии Горшков считается одним из «отцов» современных индийских ВМС, в США его наследие также изучается глубоко. И по сей день. Причём американцы с удивлением отмечают почти полное равнодушие русских к личности адмирала Горшкова и его деятельности.

Говорят, если Бог хочет наказать человека, то он лишает его разума. То, как сегодня в нашей стране оценивается С. Г. Горшков и его деятельность – явный показатель того, что что-то такое с нами и случилось.

Но ни одно наказание не может быть и не бывает навечно, кроме смерти. Занятным образом, пренебрежение развитием ВМФ эту самую смерть нам может принести в перспективе, причём в ближайшей. Но пока этого не случилось, есть смысл посмотреть в совсем недавнее прошлое. В то прошлое, которое застало в том или ином виде большинство живущих сегодня в России людей. Но которое преимущественно ими забыто.

Пора вспоминать. Мы не можем жить с ампутированным разумом вечно. Как обычно, нет смысла заострять внимание на том, какой была биография этого адмирала и этапы его службы. Всё это сегодня доступно во множестве источников. Куда интереснее то, какие уроки для дня сегодняшнего мы можем извлечь из того, что было совсем недавно.

Начало

Вступление Сергея Горшкова в должность Главкома произошло 5 января 1956 года. И, как пишут сегодняшние авторы, сопровождалось несколько противоречивым поведением по отношению к прошлому главнокомандующему Н. Г. Кузнецову.

Не развивая далее эту тему, скажем лишь, что Горшков явно проявлял себя не просто как политик, способный (когда надо) на «противоречивые» поступки, но даже и как политикан, умевший неплохо ловить направления ветров в кремлёвских коридорах и следовать за ними даже тогда, когда принципиальный человек не стал бы.

Было ли это «некрасиво» с точки зрения этики? Да. Но чуть ниже мы увидим то, что смог сделать адмирал и взвесить его поступки объективно.

Середина пятидесятых превратилась для ВМФ в то, что американцы называют словосочетанием «идеальный шторм».

Во-первых, имел место фактор Н. С. Хрущёва.

Ранее Хрущёву приписывалось чуть ли не уничтожение ВМФ. Сегодня «в ходу» более взвешенная позиция о том, что при Н. С. Хрущёве флот «отбросил лишнее» и двинулся в направлении создания именно современного ракетно-ядерного флота, такого, каким мы узнали его позже.

На самом деле правы и те, и другие.

Значительная часть тех решений, которые претворил в жизнь по отношению к ВМФ Н. С. Хрущёв, действительно были оправданы. Так, явным образом, продолжение строительства крупных артиллерийских кораблей было уже неактуальным. Напомним, что такой род сил как Морская ракетоносная авиация стал реальной силой тоже в хрущёвские времена. Атомный подплав появился тогда же.

Но с другой стороны, погром всё-таки был и стал реальным.

Отношение к новым кораблям, которые вполне могли бы постепенно стать носителями ракетного оружия (и практика это показала), было просто расточительным.

Понимание Хрущёвым природы войны на море было нулевым.

Так, можно вспомнить попытки «пугать» американцев подлодками во время Карибского кризиса. Неудачные и глупые даже, с точки зрения банальной логики. До определённого момента Хрущёв исповедовал по-настоящему маниакальный подход, который заключался в том, что даже если флот нужен, то использовать его нельзя. И опять же Карибский кризис был ярким тому примером.

Хрущёв лез и в тактические вопросы.

Так, известно, что Хрущёв критиковал ракетные крейсера проекта 58 с позиции того, что

«этот корабль не может защитить себя от авиации»,

не понимая, что корабли поодиночке в бой не ходят.

Хрущёв был уверен, что подводные лодки это универсальное решение, позволяющее нивелировать превосходство противника в силах. Сегодня мы не просто знаем, что это не так, но на своём печальном опыте убедились насколько сильно это не так.

Волюнтаристские решения Хрущёва, безусловно, негативно влияли на развитие ВМФ. Так, его неприязнь к авианосцам сегодня принято преувеличивать. (Хотя он, в принципе, допускал, что при каких-то определённых обстоятельствах такие корабли могут быть построены. Но, опять же, в силу его разумения.) Всё же невозможно не признать его решающую роль в том, что мы так опоздали с этим классом кораблей.

Но Хрущёв был не единственной проблемой.

Мало кто сегодня помнит, но именно вторая половина пятидесятых – это время, когда только-только «поднимающий голову» ВМФ столкнулся с мощным наступлением армейского генералитета, стремящегося просто-напросто не дать развиться этому виду ВС и выйти из-под контроля.

В открытой прессе об этом кратко упомянуто в статье капитанов 1-го ранга А. Коряковцева и С. Ташлыкова «Крутые повороты в развитии отечественной морской стратегии»:

«Следует отметить, что новые положения морской стратегии были ориентированы на перспективы развития флота, которые открывались с началом качественного перевооружения ВМФ, превращения его в атомный ракетоносный флот.

Однако новое военно-политическое руководство страны рассматривало вопросы применения ВМФ в будущей войне, исходя из фактического состояния сил флота, которые после принятия руководителем государства Н. С. Хрущёвым волюнтаристских решений подверглись значительному сокращению.

Соответственной была и оценка роли ВМФ, действия которого, по мнению высшего военного руководства, не могли иметь особого влияния на исход войны.

В результате такого подхода компетентность военно-морского руководства в области строительства и подготовки к войне сил флота искусственно ограничивалась оперативным уровнем.

В октябре 1955 года в Севастополе под руководством Н. С. Хрущёва было проведено совещание членов правительства и руководящего состава Министерства обороны и ВМФ по выработке путей развития флота.

В выступлениях главы государства и министра обороны Маршала Советского Союза Г. К. Жукова были высказаны взгляды на применение ВМФ в будущей войне, в которых предпочтение было отдано действиям сил флота тактического и оперативного уровня.

Через два года вновь был поднят вопрос о неправомерности существования морской стратегии как категории военно-морского искусства.

Точка в её развитии была поставлена в 1957 году после публикации в журнале «Военная мысль» статьи начальника Генерального штаба Маршала Советского Союза В. Д. Соколовского, в которой подчёркивалась недопустимость выделения морской стратегии из общей стратегии Вооружённых сил.

В этой связи В. Д. Соколовский отмечал, что следует говорить не о самостоятельной стратегии Военно-воздушных сил и Военно-морского флота, а об их стратегическом использовании.

Руководствуясь этими указаниями, учёные Военно-морской академии подготовили проект Наставления по ведению морских операций (НМО-57), в котором категория «морская стратегия» была заменена категорией «стратегическое использование ВМФ», а от такой категории военно-морского искусства, как «война на море», полностью отказались.

В 1962 году в свет вышел теоретический труд «Военная стратегия» под редакцией начальника Генерального штаба, где утверждалось, что применение ВМФ следует ограничить действиями «главным образом в оперативном масштабе».

Стоит заметить, что всё это происходило тогда, когда США активно развёртывали на флоте ядерное оружие. Когда вставал вопрос о вооружении подводных лодок ядерным ракетным оружием. Когда на палубах американских авианосцев «прописались» тяжелые бомбардировщики – носители ядерного оружия. И когда вся тяжесть гипотетического противоборства в будущей войне с США и НАТО «смещалась» в воздух и в море.

Это очень важный урок – даже перед угрозой гибели страны сторонники тезиса «Россия – сухопутная держава» будут стоять на своём, руша единственные средства, которые позволят защитить страну, просто в силу своего нежелания понимать сложные материи.

Традиционно сильное в нашей стране армейское командование тоже будет идти в этих вопросах до конца, не считаясь с реальностью вообще и используя свой контроль над Генштабом как таран.

Так, сегодня флот практически ликвидирован как единый вид ВС, его, по правде говоря, у нашей страны просто нет. А есть морские силы военных округов. И сейчас армейцы ведут наступление на военную авиацию. И это когда у нас почти нет значимых военных противников на земле (с общей границей с нами), но есть США (с их авиацией и ВМС).

То есть реальные военные угрозы аргументом не будут. Посмотрим, к какого рода последствиям этот армейский подход привёл практически сразу же тогда, в 60-х.

«За это время обстановка в Атлантике крайне осложнилась.

Необычайно высокая интенсивность движения советских грузовых кораблей в июле-августе, наконец, привлекла внимание американской разведки. Начались регулярные облеты советских кораблей самолетами, а 19 сентября сухогруз «Ангарлес» был перехвачен американским крейсером, который сопровождал его более суток, направив стволы башен главного калибра на корабль.

На следующий день судно «Ангарск» было перехвачено американским эсминцем.

Эта практика продолжалась во все последующие дни. И все это время надводные корабли и подводные лодки советского ВМФ продолжали стоять в базах в ожидании приказа.

Только 25 сентября 1962 года на заседании Совета обороны был рассмотрен вопрос об участии флота в операции «Анадырь».

Совет решил отказаться от использования надводной эскадры, ограничившись отправкой на Кубу лишь четырех дизельных торпедных лодок проекта 641 («Foxtrot» по классификации НАТО).

Это решение, кардинально менявшее замысел использования советской военно-морской группировки, получило различные объяснение в отечественной и зарубежной историографии.

Российские авторы объясняют это решение нежеланием советского руководства рисковать скрытностью проведения операции.

При этом, правда, остается без ответа вопрос, почему требование скрытности не было принято во внимание при начальном планировании действий флота.

Зарубежные исследователи, напротив, придают гораздо большее значение отказу советского руководства использовать надводную эскадру.

Американский исследователь Д. Винклер полагал, что причиной всему была «неспособность надводных кораблей советского флота проводить операции в океане».

Один из участников Карибского кризиса, офицер ВМФ США П. Хухтхаузен высказал предположение, что советское руководство опасалось «дальнейшего усиления американского флота у берегов Кубы».

Зарубежным исследователям это решение представляется нелогичным и ошибочным.

Известный американский историк флота Э. Бич полагал, что «эскорт советских надводных кораблей, сопровождавший сухогрузы, доставлявшие ракеты на Кубу в 1962 году, мог бы повлиять на исход кризиса».

Более того, команды американских кораблей ожидали этого и были изрядно удивлены, не обнаружив даже «мало-мальского сопровождения торговых судов боевыми кораблями советского ВМФ».

И итоговый вывод:

В оценке участия советского ВМФ в Карибском кризисе зарубежная историография единодушна.

«Кубинский ракетный кризис 1962 года стал для русского флота шестым унизительным поражением за последние 100 лет,

– писал в 1986 году аналитик Центра анализа угроз разведки армии США П. Тсорас. –

Советский Союз оказался в безвыходном положении на Кубе, и только советский военно-морской флот мог бы выручить советскую дипломатию…

Но советский флот показал полную беспомощность перед лицом морской мощи США, что, возможно, нанесло его престижу даже больший урон, чем поражение».

Собственно, это так и было.

Источник – «Новый исторический вестник», статья А. Киличенкова «Советский Военно-Морской флот в Карибском кризисе».

Конечно, флот тут тоже виноват. Но мог ли он развиться в условиях, когда за разработки правильных теорий боевого применения можно было и к стенке встать (в 30-е) или сломать себе карьеру (50-е) ?

Стоит заметить, что перевес ВМС США в силах никак не мог быть аргументом, так как американцы не начали бы войну без решения Конгресса. А если бы начали, то в ход пошли бы совсем другие силы, нежели советский военный эскорт торговых судов. Например, пошла бы дальняя авиация, которая тогда уже имела сотни бомбардировщиков. Американцы вынуждены были бы это учитывать.

В ходе Карибского кризиса единственным средством защиты советских судов было вот это.

Также известно, и в статье по ссылке этот факт аккуратно обойден, что на план операции «Кама» существенное влияние оказал сам Генштаб. Но крайними за всплытие ДЭПЛ назначили моряков.

Разрушительное влияние армейских генералов, однако, было не последним фактором, который С. Г. Горшков вынужден был учитывать в своей политике (именно в политике).

Третьим фактором было влияние военной промышленности в лице её многолетнего «куратора» Дмитрия Фёдоровича Устинова. Об этом сказано очень много. И мы до сих пор пожинаем плоды тех времен. Ведь и тогда, и сейчас, промышленность могла просто приказать Вооружённым силам, какое оружие должно приниматься на вооружение. Это и сейчас так. Фактически решения о том, на что направить государственные деньги, принимают те, кто их осваивает. И именно этим обусловлены те чудовищные (по-другому не скажешь) перекосы в строительстве ВМФ, которые мы сегодня имеем.

И политически возможный приказ флоту принимать небоеспособные корабли, чтобы не будоражить общественность (см. историю с ПВО наших корветов), и массовые «распилочные» проекты (от корвета проекта 20386 и патрульных кораблей проекта 22160 до ядерной торпеды «Посейдон», экранопланов и самолётов с коротким взлётом и вертикальной посадкой) – это наследие, выращенного под властью Устинова «монстра» ОПК.

Как и сегодня, тогда этот фактор существовал «в полный рост». И Горшкову пришлось иметь дело и с ним тоже.

Последним фактором был интеллектуальный уровень советской партийной элиты – объяснить вчерашним крестьянам, дошедшим в юности до Берлина, что в войне будущего сухопутные фронты будут глубоко вторичны (по отношению к обмену ракетными ядерными ударами) и борьбе за господство на море и в воздухе, было невозможно технически.

Аналогично, сегодня мы имеем большую массу граждан, одновременно верящих в то, что Россия не зависит от морских коммуникаций и знающих про существование Северного морского пути, Камчатки, Курил и группировки войск в Сирии. Это патологическая проблема, которая серьёзно отягощает принятие политическим руководством правильных решений, хотя бы потому, что патологическое мышление находит своих сторонников и в высших эшелонах власти.

По идее, в таких условиях ВМФ, вообще, мог не выжить тогда, в 1956–1960, уйдя «под армию». Чуть позже мы увидим, что вследствие этого могла бы не выжить и страна в целом. Куда менее сложный комплекс негативных факторов в 2009–2012 годах привёл именно к фактической ликвидации флота как единого вида ВС. А Горшков, оказавшись именно в эпицентре этого обвала, не просто выстоял, но и построил океанский флот, с которым пришлось считаться всем.

Флот Горшкова можно критиковать сколько угодно, но считаться с ним приходилось всем.

Да он был не оптимален и имел огромное количество недостатков. Но кто бы в той ситуации справился лучше?

Да, этот флот не мог бы выиграть войну с США. Но есть один нюанс. И в этом нюансе в полный рост встаёт величие Горшкова именно как военного теоретика, до сих пор мало кем полностью понятое.

ВМФ и не должен был выигрывать войну с Америкой.

Он должен был сделать её невозможной.

Теория и практика: пистолет у виска империализма

Считается, что теоретические взгляды С. Г. Горшкова были изложены в его работах, самой известной из которых является книга «Морская мощь государства».

Действительно, в значительной степени работы С. Г. Горшкова отражают и его военно-теоретические взгляды. Однако ни одна из его работ не отражает их целиком.

Полностью взгляды С. Г. Горшкова и тех старших офицеров, которые служили под его руководством, отражает только реальная деятельность ВМФ. А она, начиная с ранних шестидесятых (сразу после Карибского кризиса) описывается одним словом – сдерживание.

Сущностью того, как действовал флот под руководством С. Г. Горшкова, и того, какие задачи он выполнял, отражает именно это слово.

В «Морской мощи государства» красной нитью идёт указание на важнейшую роль подводных лодок, вооружённых баллистическими ракетами, и на боевые службы этих лодок в Атлантике (вплоть до районов, прилегающих к территориальным водам США) и Тихом океане, ставшие символом холодной войны, как и на американские попытки эти службы срывать или наоборот, скрытно следить за нашими лодками. Некоторые драматические эпизоды тех столкновений можно найти в статье «На острие подводного противостояния. Холодная война подплава».

Но в «Морской мощи государства» нет ничего про то, что стало «визитной карточкой» сил общего назначения ВМФ СССР – про слежения за военно-морскими соединениями США и НАТО (с готовностью применить по ним оружие).

Это было сдерживание в чистом виде.

Начиналось оно на тактическом уровне.

Американский командир всегда знал, что вот этот русский сторожевик, уцепившийся за ним, как клещ, со своими 34 узлами максимальной скорости, прямо сейчас передаёт куда-то на КП, управляющий и носителями ракетного оружия, надводными, воздушными или подводными, его текущие координаты, курс и скорость. И неизвестно, какие там у Ивана приказы – может быть, он ударит в ответ на подъём авиации с палубы? А, может быть, залп придёт в ответ на попытку отрыва от слежения? Может быть, тогда надо продолжать идти своим курсом, ровно и не дёргаясь, ничего не предпринимая?

Сторожевой корабль (тогда – БПК) проекта 1135 «Жаркий» ведет слежение за американским авианосцем «Нимитц» и его эскортом, 5 февраля 1979 года.

Эти действия выполнялись даже малыми ракетными кораблями, которые имели возможность самостоятельно уничтожить практически любую надводную цель в 70-е годы, даже без ядерного оружия.

Это были частые ситуации, и ответа на них до поры до времени у ВМС США не было. Войны ещё нет, но гарантий, что русские не ударят первыми при малейшей попытке агрессивных действий, тоже нет.

И что в таком случае делать?

Ответа не было очень и очень долго.

Но и на оперативном уроне было то же самое.

Не раз советские атомные подлодки с крылатыми ракетами брали «на прицел» американские отряды боевых кораблей, пользуясь данными об их положении, курсе и скорости, которые получали от надводных сил или от разведчиков-целеуказателей Ту-95РЦ. Командир американской авианосной группы знал, что он под прицелом. И понимал, что он не может гарантировать неприменение оружия первыми со стороны советских сил. Оставалось только не провоцировать.

В прилегающих к территории СССР морях всё дополнительно осложнялось фактором Морской ракетоносной авиации, которая, может быть, смогла бы победить в сражении с ВМС США, а, может быть, и нет. Но потери нанесла бы в любом случае огромные. С некоторой степенью вероятности, исключающие продолжение наступательных военных действий. И тем «наводчиком», который выведет её на цель, мог бы стать какой-нибудь древний «57-й проект», уцепившийся следом за грозной мощной группой американских кораблей. И это тоже приходилось учитывать.

И то же самое было на уровне стратегическом.

Советские РПКСН держали под прицелом американские города. И при всём своём техническом превосходстве, ВМС США не могли гарантировать, что их залп будет сорван полностью. Они даже сейчас не могут это полностью гарантировать, а в 60-х и 70-х это было просто невозможно.

Войну, таким образом, становилось нереально начать при благоприятных обстоятельствах.

Реальное начало военных действий приводило к тому, что те советские силы, которые не погибли от первого удара американцев (а обеспечить одновременность нанесения скрытного первого удара практически во всём мире не получилось бы), наносят мощный ракетный удар по тем силам ВМС США, которые они держат на прицеле, уменьшая наступательный потенциал ВМС США в разы и делая невозможными их дальнейшие эффективные действия против СССР с моря.

«По очкам» победа досталась бы американцам – у них было бы ещё немало сил к тому моменту, как наш флот почти полностью перестал бы существовать.

Но это формально.

А фактически ВМС США после перенесённых потерь превратились бы в вещь в себе, способную в лучшем случае сопровождать конвои и выполнять набеговые операции. Никаких стратегических результатов надводные силы США после такого погрома, будь он выполнен в максимально возможном объёме, уже бы добиваться не смогли бы.

А если американцы попробовали бы применить стратегическое ядерное оружие против СССР, то в ход пошли бы ракетные подлодки, которых просто-напросто было слишком много для того, чтобы их можно было отследить все одновременно. Более того, до появления торпеды Mk.48 тактико-технические характеристики американских торпед не гарантировали, что можно будет выиграть бой с советской подлодкой, даже внезапно выстрелив первым. Это уже потом они «качнули маятник» в свою сторону.

А значит, что удар советских баллистических ракет по американским городам неминуемо состоялся бы. Что гарантировало – никакой войны не будет. И её не было.

Существует знаменитое выражение С. Г. Горшкова, которое он лично использовал для того, чтобы охарактеризовать малые ракетные корабли проекта 1234 –

«пистолет у виска империализма».

Нужно признать, что это выражение отменно характеризует всё, что делал он и весь флот, который он построил, в целом.

Это была «ментальная революция» в военном деле, в том числе в военно-морском. Все военные теоретики прошлого имели целью своих интеллектуальных усилий поиск путей к победе, тогда как С. Г. Горшков преднамеренно сводил противостояние к тому, что в шахматах называется взаимный цугцванг – каждый ход сторон ведёт к ухудшению их положения.

Вот только в случае с противостоянием на море, противника не принуждали к тому, чтобы всё-таки «сходить». И он не ходил. Речь, таким образом, шла не о победе в войне, а о том, чтобы не дать ей начаться.

Никто так раньше не делал. Никто даже так раньше не думал.

Горшков был первым. И у него это получилось.

Теория, воплощённая в металле

Вся суть того, что мог делать и делал ВМФ СССР, сводилась к демонстрации угрозы и оказания на противника давления этой демонстрацией. Однако для того, чтобы демонстрация угрозы сработала, эта угроза должна была быть реальной, настоящей. А для этого её нужно было таковой сделать. Это потребовало совершенно специфической техники, которая была только в ВМФ СССР.

ВМФ СССР дал миру массу концепций, которых до него не было. И не предполагалось в принципе.

Так, именно с ВМФ СССР началось наращивание превосходства не в численности сил, а в их суммарном ракетном залпе. Отечественная дискуссия по тактическим вопросам в первой половине 60-х годов в целом привела командование флота к теоретическому консенсусу в вопросах ведения морского боя ракетным оружием. И с тех пор наращивание залпа стало постоянным явлением.

Ракетные крейсеры (изначально эсминцы, но «политика» вмешалась) пр. 58 стали первыми тяжелыми носителями ПКР в надводных силах. На фото – РКР «Грозный».

Но для того, чтобы ударить по противнику, превосходящему в силах и имеющему многочисленную палубную авиацию, залп надо было отправить издалека. А ещё, обеспечить его неотразимость средствами ПВО противника. Для этого ракеты делались по-настоящему скоростными и с большой дальностью, что при тех технологиях означало огромные размеры.

И большие тяжёлые, и быстрые ракеты стали визитной карточкой флота, начиная с ракетных крейсеров проекта 58 и дизельных подлодок 651 проекта. И далее через крейсера-БПК проекта 1134 («чистые», без букв) и атомных подлодок проекта 675 к эсминцам проекта 956, ракетным крейсерам проекта 1164, атомным ракетным крейсерам проекта 1144 и ПЛАРК проектов 670 и 949 (А).

Дизель-электрическая подлодка проекта 651 с противокорабельными крылатыми ракетами.

Для того же, чтобы ударить с большого расстояния точно, нужно было обеспечить целеуказание. И для этого была создана морская система разведки и целеуказания «Успех», в которой «глазами» стреляющих кораблей и подлодок были самолёты разведчики-целеуказатели Ту-95РЦ и корабельные вертолёты ДРЛО Ка-25Ц, способные засечь надводные корабли противника с сотен километров.

Ту-95РЦ и его цель. В реальной войне подлетать так близко не пришлось бы.

Принято считать, что Ту-95РЦ были очень уязвимы. На практике, даже если экипаж Ту-95 выполнял «тупой» полёт к цели на большой высоте, не пытаясь уклониться от обнаружения и не предпринимая ничего для того, чтобы защитить себя, противнику нужен был бы минимум авианосец, чтобы его «достать». Причём именно американский авианосец с американской авиагруппой.

А если бы полёт к цели (положение которой примерно известно по данным разведки, хотя бы какой-то последний пеленг на цель) выполнялся бы именно с использованием разных приёмов, позволяющих уклоняться от обнаружения, то шансы на удачное обнаружение цели и передачу данных о ней на носитель ракетного оружия возрастали.

Тем более, то же самое относилось и к Ка-25Ц, при всех его минусах.

Аналогов такой системы у Запада в 60-х годах не было даже близко.

Только через много лет системы взаимного обмена информацией внутри ВМС достигли такого уровня, что стало возможно использовать в качестве такого разведчика любой F/A-18. А тогда это было нереально.

Сама концепция подлодок, вооружённых противокорабельными крылатыми ракетами, запускаемыми по данным от внешних источников информации – чисто советская.

Синтез военно-морского понимания значимости ракетного залпа и умения обеспечить внешние данные для выработки целеуказания, а также хрущёвской (и не только его) веры в то, что лишь подлодки могут надёжно уклониться от поражения всемогущей (на самом деле нет) палубной авиации ВМС США.

Это была специфическая техника, созданная под специфическую военную теорию, которая непосредственно вытекала из опять же специфической цели – не выиграть войну, а не допустить её начала, держа противника под прицелом.

ПЛАРК пр. 675

Появившаяся позже космическая система морской разведки и целеуказания «Легенда» тоже родилась в рамках горшковского подхода. Именно для обеспечения действий тех сил, которые когда-то изначально были созданы в рамках его военно-теоретических воззрений. Сегодня «Легенду» принято переоценивать, хотя реально её эффективность была низка. И старая система «Успех» продолжала сохранять свою важность до самого конца её существования, так и оставшись в итоге незаменимой.

Конечно, будет большой ошибкой приписывать именно С. Г. Горшкову всё сделанное.

Это не так.

Но совершенно очевидным образом, именно им во многом была создана та система воззрений и взглядов, которая породила собственно такой флот. И непосредственно для решения таких задач такими методами.

Политика как искусство возможного

Путь, которым С. Г. Горшков добился того, чего он добился, был извилист.

Не зря про него можно смело сказать, что это был именно политик. Как и положено политику, он приспосабливался, лавировал и иногда принимал этически неоднозначные решения.

Но можно ли было иначе?

Например, эпопея с самолётами вертикального взлёта и посадки была явной уступкой субъективным симпатиям Д. Устинова, как и многое другое – промышленность тогда хотела народных денег не менее, чем сейчас. И это приходилось учитывать.

Насколько в действиях С. Г. Горшкова доминировали идейные перспективы – обеспечить стране флот, способный её защитить, а насколько карьеризм?

Ответ на этот вопрос не имеет абсолютно никакого значения. Хотя бы потому, что первая задача – обеспечить создание флота, была им выполнена. И нет никаких гарантий, что она также была бы выполнена кем-то другим в сложившихся условиях.

Но «гибкостью» С. Г. Горшков обладал немалой.

Когда надо было вместе с Хрущёвым сделать «крен» в подплав, он его делал. Когда надо было радоваться «вертикалкам» с Устиновым – он радовался. Когда вместо переоснащения новеньких крейсеров проектов 68К и 68бис ракетным оружием их просто в лучшем случае выводили в резерв, а в худшем – резали или дарили Индонезии, он не протестовал.

Лёгкий крейсер «Дзержинский» с ЗРК. ЗРК оказался неудачным, а вот крейсер как платформа для ракетного оружия вполне подошёл. Но ракетизация флота 68бис не состоялась – просто Хрущёву не нравились надводные корабли и всё. Горшков не протестовал.

Потом промышленность получала один желаемый ею «жирный заказ» за другим. Правда, это уже было при Брежневе.

Так флот одновременно и получал массу разных ракет. Параллельно разные типы кораблей одинакового предназначения (самым ярким примером чего явились проекты 1164 и 1144 строившиеся одновременно). Имел место жуткий разнобой в проектах, а местами и неоправданная специализация. Например, БПК проекта 1155 были оставлены без возможности наносить удары по надводным целям. Как ранее БПК (позже переклассифицированные в СКР) проектов 61 и 1135.

61-й проект (при немалых размерах) противокорабельных ракет не имел. И это при том, что они туда вставали – часть кораблей была под них модернизирована. Но только часть. Увы, но в технической политике ВМФ такого было много. На фото – «Сметливый», источник изображения указан на фото.

Зато все были при деле.

С Украины шли газовые турбины для одних кораблей, из Ленинграда паровые для других, все были при работе и при деньгах. Чем это закончилось для страны, сегодня известно. Но тогда этот финал был совсем неочевиден. А дружеское расположение командиров промышленности, вместе с всесильным Дмитрием Фёдоровичем было очень важно.

Потом, когда всё-таки получилось продавить авианосцы, первым из которых стал «Рига-Брежнев-Тбилиси-Кузнецов», сразу же стали строить их, одновременно давая работу для ОКБ Яковлева c их проектом «вертикалки» Як-41, под который уже не планировалось ни одного нового носителя.

В военно-теоретических работах (в той же «Морской мощи») Горшков поддакивал армейским генералам, стремившимся «задавить» этот непонятный и такой сложный флот, повторяя лозунги о единстве военной стратегии (что в советском новоязе значило несколько не то, что кажется) всех видов Вооружённых сил, не поднимая вопрос о самостоятельной морской стратегии.

В то время как реально такая самостоятельная стратегия у Горшкова была . Более того, он претворил её в жизнь, сделав ВМФ СССР самостоятельным стратегическим фактором в мировом балансе сил. А в случае войны – силой, способной оказывать стратегическое влияние на ход военных действий. Самостоятельно.

Но надо понимать – такова была специфика советской системы.

Нельзя было просто честно исполнять свои обязанности. Это означало бы с высокой степенью вероятности просто раннюю отставку под каким-нибудь предлогом. И всё.

И Горшков не мог этого всего не учитывать. Можно для сравнения посмотреть на ситуацию сейчас, когда, чтобы стать Главкомом, надо быть готовым прогибаться под промышленность без ограничений, принимать ускоренно небоеспособные подлодки и закрывать глаза на их критические недостатки и т. п. А несогласие с подобными подходами автоматом означает быстрый вылет «из обоймы» перспективных командиров или же просто отправку в отставку.

О восстановлении полномочий Главкомата, как органа военного управления, или о возрождении прежней роли Главного штаба ВМФ сегодня даже вопрос нельзя поднять.

Тогда было всё то же самое, но результаты у горшковского руководства флотом, прямо скажем, другие, нежели у нынешних флотских «военачальников».

И это тоже его характеризует.

Победы и достижения

Маниакальная жажда американскими элитами неограниченного мирового господства – не новое явление.

Но во время холодной войны оно отягощалось ещё и безудержным желанием остановить распространение левых режимов с идеологией, близкой к социалистической. Религиозная Америка видела в этом просто-таки экзистенциальную угрозу. (И это очень сильно обострилось потом, ближе к 80-м. Что имело серьёзные последствия для СССР).

В таких условиях ядерная война была вполне реальной. И она вполне могла бы начаться. Но не началась. И ВМФ сыграл в этом решающую роль.

Современный человек воспринимает новейшую историю искажённо, фрагментарно. Так, например, большинство людей, уверенных в том, что сегодня главным средством сдерживания являются ракетные войска стратегического назначения – РВСН, подспудно носит в головах мысль о том, что где-то после «семёрки» Королёва так стало за несколько лет. И потом уже было всегда.

Все слышали о том, что ядерный паритет с США – это 70-е годы. А до этого вроде как был не паритет? Ракет было мало, но как-то это работало. А как оно работало? Да Бог его знает…

На самом деле ситуация с ядерным сдерживанием выглядела следующим образом.

Первая настоящая МБР на вооружении ракетных войск – Р-16. Принятие на вооружение – 1963. Тогда же началось развёртывание. Но в значимых количествах шахтные модификации этих ракет встали на боевое дежурство только к концу 60-х годов. Тогда же за счёт этой и других ракет удалось развернуть почти тысячу МБР. Но отработка системы командования, приведение организационно-штатных структур в нужное для ведения ядерной войны состояние и достижение РВСН полной боеготовности в целом – это уже начало 70-х. Тогда-то мы и вышли на ядерный паритет.

Кроме того, не было никакой возможности выполнить ответно-встречный удар. СПРН тогда только создавалась. А наземные ПУ уязвимы перед внезапным ядерным ударом.

Что обеспечивало ядерное сдерживание (до поступления в РВСН достаточного количества ракет). А что позже делало реально выполнимой гарантированную возможность ответного удара? Это были советские ракетные подлодки.

С середины шестидесятых годов «дизелюхи» проектов 629 разных модификаций начинают ходить «под Америку» – под самые американские берега с задачей несения боевых дежурств с баллистическими ракетами комплекса Д-2 (БРПЛ Р-13). Дальность ракет в несколько сотен километров требовала от этих лодок находиться буквально под берегом США.

А тот факт, что лодки были дизель-электрическими, препятствовал скрытому переходу в район боевой службы. Но вот беда – таких противолодочных сил, как позже, у США тогда не было. Поиск лодок с воздуха, вообще, выполнялся летающими лодками с магнитометрами. И гарантировать успех США не могли.

ДЭПЛ проекта 629 с баллистическими ракетами. Эти лодки сегодня забыты, но они и их экипажи не раз спасали страну.

Реальность состоит в том, что в первой половине шестидесятых задачи по ядерному сдерживанию США выполняли смертники из состава экипажей ракетных ДЭПЛ. Да, боевых служб было относительно немного, а лодки зачастую отслеживались. Но они никогда не отслеживались все и одновременно. А кроме того, США никогда точно не знали, сколько лодок реально сейчас ходит вдоль их берега в Атлантике и позже – в Тихом океане.

Вскоре к дизельным подлодкам присоединились атомные ракетоносцы. Сначала проекта 658. Эти лодки были несовершенны и на службы поначалу ходили редко. Но вместе с бомбардировщиками Туполева и Мясищева это уже было серьёзным сдерживающим фактором. Хотя бы потому, что ядерный удар нескольких подлодок, даже не нанося США фатальных потерь, на время рушил радиосвязь и делал невозможной радиолокацию. И, как следствие, создавал возможность прорыва бомбардировщиков. Даже не зная, планирует ли СССР что-то такое или нет, американцы просто не могли не учитывать эти факторы в своих действиях.

Районы патрулирования дизельных подлодок пр. 629 и первых атомных проекта 658. Источник схемы: www.nukestrat.com

И это стало той самой страховкой, благодаря которой мы сначала дотянули до паритета.

К концу шестидесятых ПЛО США сделала рывок в своём развитии, появилась система SOSUS, отслеживание наших шумных подлодок упростилось, но у ВМФ уже появился проект 667А с ракетами дальностью 2400 км, способный атаковать США из середины Атлантики. Эти лодки американцы тоже отслеживали. Но тут вставал фактор количества – старые лодки продолжали ходить на службы тоже.

Районы патрулирования проекта 667А. Источник схемы: www.nukestrat.com

Теперь начинал работать принцип «всех не перетопите».

У РВСН теперь было достаточно ракет. Но надо было обеспечить ещё и гарантированный ответный удар, если бы большую часть ракет РВСН противнику удалось бы уничтожить на земле. И это делал флот – в полном соответствии с теми идеями, которые были обнародованы позже С. Г. Горшковым в его знаменитой книге.

Вскоре холодная война приобрела тот вид, в котором мы её помним. То самое напряжённое противостояние под водой, воспетое тем же Томом Клэнси, пусть и в гротескной «клюквенной» манере и с сильным искажением реальных фактов, но с очень точной передачей духа эпохи, того напряжения, которым тогда всё сопровождалось.

Вот поэтому-то и можно поставить вопрос – так ли это плохо, что Горшков был, по сути, политиком в форме?

Не получилось бы так, что мы наделали бы больше танков, окажись на его посту другой человек, более прямой и принципиальный? Или настроили бы «прибрежных оборонительных сил»?

И что было бы со страной, если бы в горячие годы между Карибским кризисом и первой сотней МБР на боевом дежурстве (тогда, кстати, США уже воевали с «коммунизмом» в Индокитае и зуб на нас имели просто огромный), «мирное небо» над головами советских трудящихся не страховали бы подлодки ВМФ с баллистическими ракетами на борту?

Наша доктрина ядерного сдерживания не изменилась со времён С. Г. Горшкова.

РПКСН по-прежнему должны обеспечить гарантию ответного удара в самом плохом для страны варианте. То, как это делается сегодня – отдельный вопрос. И ответ на него очень грустный. Но факт в том, что мы не придумали ничего нового с тех пор.

Но к ядерному сдерживанию всё не сводится.

15 декабря 1971 года в самый разгар Индо-пакистанской войны в Бенгальский залив вошло соединение ВМС США Task Force 74, в составе атомного авианосца «Энтерпрайз» и десяти других кораблей. Формально США заявили своей целью помощь Пакистану в эвакуации своих войск с территории нынешнего Бангладеша. На практике соединение должно было оказать давление на Индию вплоть до прямого вступления в военные действия.

Индийцы кое-что подозревали. Но что они тогда могли сделать против такой силы?

Сегодня известно, что ВВС Индии отобрали к тому моменту отряд из сорока опытных пилотов, которые должны были нанести авиаудар по авианосцу «Энтерпрайз», если американцы вступят в боевые действия. Пилотам изначально объясняли, что шансов вернуться из этого вылета у них не будет, но об их семьях позаботятся как следует – для тогдашней Индии это не было нормой во всех случаях.

Но ничего такого не понадобилось – ВМФ СССР к тому времени имел несколько кораблей в Индийском океане и одну дизельную подлодку. Кроме того, соединение в составе ракетного крейсера пр.1134 «Владивосток», БПК пр.61 «Строгий» и двух субмарин (одной с крылатыми ракетами пр.675 «К-31», а второй торпедной пр.641 «Б-112») вышло из Владивостока на помощь Индии.

До сих пор неясно, какие ещё силы имел ВМФ в Индийском океане в тот момент. Индийские, а с ними и американские источники указывают, что авианосную группу ВМС США держала на прицеле ПЛАРК пр. 675, имевшая противокорабельные крылатые ракеты с ядерной боевой частью на борту. И якобы это сорвало все американские планы. Наши источники этого не подтверждают. Но известно личное высказывание С. Г. Горшкова о том, что всё-таки это так и было.

Так или иначе, а действия ВМФ тогда имели стратегический эффект, который продолжает сказываться до сих пор в отношениях между Россией и Индией.

Вот что написал коммодор (звание выше нашего капитана 1-го ранга, но ниже контр-адмирала, в ВМФ РФ нет аналога этому званию) ВМС Индии в отставке Ранджит Раи о том значении, которое сыграл созданный Горшковым ВМФ и он лично в становлении ВМС Индии (ссылка, англ.) :

«Старожилы индийского флота до сих пор признают его архитектором, заложившим основы сегодняшнего мощного индийского флота».

В другой индийской статье бывший офицер разведки Шишир Упадхияйя напрямую называет С. Г. Горшкова «Отцом индийского флота». (ссылка, англ.)

Мало кто помнит сегодня, но в той знаменитой атаке ракетных катеров на порт Карачи индийские командиры вели радиообмен на русском языке, чтобы пакистанцы, которые могли перехватывать их радиообмен, не поняли, что они делают.

А история про подлодку с крылатыми ракетами, отогнавшую от Индии американскую авианосную группу теперь навсегда останется в индийской истории вне связи с тем, как оно там было на самом деле.

И это тоже Горшков. И те отношения с Индией, которые у нашей страны есть до сих пор, во многом обеспечила не только советская дипломатия (хотя отрицать роль МИДа и дипломатов было бы глубоко неправильно), но и советские военно-морские возможности, которые были созданы в значительной степени согласно идеям адмирала Горшкова.

Но «звездным часом» ВМФ стал другой кризис – в Средиземном море в 1973 году, вызванный началом очередной, четвёртой по счёту арабо-израильской войны.

Тогда для недопущения открытого вмешательства США в конфликт на стороне Израиля и срыва американцами задач по снабжению арабских армий рассматривалась и необходимость переброски советских войск в Египет, которая к концу войны была более чем реальной и к которой СССР интенсивно готовился. Предполагалось, что советские корабельные ударные группы и подводные лодки с противокорабельными крылатыми ракетами возьмут американские силы под прицел. В том самом неповторимом стиле. И, обеспечив непрерывное слежение оружием, сделают для противника невозможными активные военные действия.

Формат статьи не позволяет пересказать ход тех событий даже кратко. Тем более, что они описаны в прессе достаточно подробно. Всем интересующимся предлагается ознакомиться с очерком «Война «Судного дня» 1973 г. Противостояние флотов СССР и США на море» на сайте А. Розина и с другим описанием этих же событий «Пятая эскадра ВМФ СССР против 6-го флота США. Средиземноморский кризис 1973 года» из журнала «Наука и техника».

Мелкие противоречия в текстах обусловлены недостатком открытых документов, но общий ход событий, тот накал обстановки, который имел место в те годы, оба очерка передают очень хорошо.

Ниже восстановленная по открытым источникам схема развёртывания советских сил в регионе в те дни.

Как видно, корабельные ударные группы держатся на определенном расстоянии от сил ВМС США, не входя в те зоны, над которыми пойдут крылатые ракеты с подводных лодок. Эффект той операции был просто убийственный. США впервые поняли, что войну на море они могут и не выиграть. И это вызвало у них ужас.

А ведь советские силы не имели численного превосходства.

Но они имели превосходство в залпе.

И могли произвести этот залп первыми.

О ценности этого подробнее в статье «Реальность ракетных залпов: немного о военном превосходстве».

Не будет ошибочным сделать следующее утверждение: именно в середине семидесятых годов ВМФ СССР достиг пика своего развития.

Именно так. Ещё до атомных крейсеров и до ПЛАРК проекта 949А, до подлодок 971-го проекта и до массового поступления в морскую авиацию Ту-22М3.

Именно 1973–1980 – это годы, когда ВМФ обеспечил максимальную отдачу от вложений в себя. Непосредственно в этот период с его помощью СССР вёл реально активную и эффективную внешнюю политику.

Можно вспомнить и развёртывание флота в Южно-Китайском море во время войны между Китаем и Вьетнамом в 1979 году. И операцию по оказанию давления на Таиланд (см. статью «Авианесущие крейсера и Як-38: ретроспективный анализ и уроки»).

Почему это было именно так?

Потому, что у ВМФ была доктрина боевого применения, позволявшая влиять на обстановку, не скатываясь к открытым военным действиям. В том числе влиять на более сильного соперника. Фактически, пока Горшков писал о том, что у ВМФ и других видов ВС есть только общая стратегия, реально же он претворял в жизнь морскую стратегию совершенно отдельную, мало связанную с тем, что делали в этот момент сухопутные войска или ВВС.

Свою стратегию.

И она обеспечивала стране внешнеполитические преимущества, безопасность. А флот, развивавшийся в её рамках, становился всё более и более значимым фактором мировой политики.

Можно пойти ещё дальше и сказать, что сверхдержавой СССР сделала не столько экономическая мощь (она есть и у Германии) и не десятки тысяч танков и миллионы солдат (они были и у Китая в ранние 60-е, но сверхдержавой он не был в полном смысле этого определения). Сверхдержавой СССР совместно сделали востребованная на тот момент идеология, ракетно-ядерный арсенал, космонавтика и военно-морской флот с глобальной досягаемостью. Причём роль флота была никак не меньше, чем у прочих факторов.

И это тоже наследие Горшкова, о котором сегодня мало кто в нашей стране задумывается.

Но всё на свете когда-то заканчивается.

Закат и падение Великого флота

Создаваемый в условиях массы политических, идеологических и промышленных ограничений флот имел массу структурных слабостей и уязвимостей.

Так, в условиях СССР по массе причин нельзя было добиться технологического паритета с США в тех сферах, в которые США серьёзно инвестировали, причём было невозможноя ценой любых вложений.

Потому, что помимо денег и ресурсов, нужен был сравнимый интеллектуальный и организационный уровень. Который страна, имевшая в 1917 году много меньше половины грамотного населения, обеспечить просто не могла. Неоткуда в СССР было взяться школе управления, интеллектуалам, способных указать на верные или ошибочные пути развития, политикам, способных подчинить своё видение вопроса экспертным оценкам. На системной основе, а не иногда.

На эту проблему сверху ложилась бедность и невозможность выделить на развитие сравнимые с США ресурсы. А также изначальное техническое отставание от Запада, которое никуда не делось.

А для реализации задач того же ядерного сдерживания нужно было именно много ракетных подлодок. Корабли тоже нужны были быстро.

В итоге начинали возникать дисбалансы. Строим подлодки, но догнать США по скрытности не можем, значит, надо иметь много подлодок, чтобы они за всеми просто не угнались. Вкладываемся в кораблестроение, строим с напрягом для экономики, а на ремонтные мощности уже не хватает. В результате лодки и корабли не отхаживают свой ресурс, но их по-прежнему нужно много, а значит, их надо строить и дальше. И они по-прежнему будут оставаться без ремонтов.

К этому добавилось влияние промышленности, которая хотела бюджетов.

Волюнтаризм политиков и идеологические штампы типа «авианосцы – орудие агрессии» и тому подобные клише не давали построить по-настоящему сбалансированный флот.

Тот же волюнтаризм оставил советские корабли без артиллерии. Случись, например, линкору в американской боевой группе пережить обмен ракетными ударами, и советским кораблям пришлось бы воевать с ним в лучшем случае 76-мм пушками (кроме сталинских проектов – 68К, 68бис, и довоенных крейсеров), на бегство не хватило бы скорости. Это, кстати, было личной заслугой Хрущёва.

Добавляла сложностей и сама организация советской системы заказов вооружений.

В США, например, флот заказывает себе авиацию самостоятельно, отталкиваясь от своих специфических флотских требований. Также самостоятельно определяет свою техническую политику морская пехота. ВВС закупают те самолёты, которые нужны им. ВМС – те, которые нужны им. Морская пехота не покупает БМП «Брэдли», как армия, а покупает амфибийные транспортёры специальной конструкции, и т. д.

В СССР это было невозможно. Уж коль скоро новый бомбардировщик создавался, то в лучшем случае некоторые требования ВМФ могли бы быть учтены в нём при разработке. Морская пехота получала ту же бронетехнику, что и сухопутные войска, и т. п.

В той же Морской ракетоносной авиации сначала получилось, что вслед за ВВС она начала получать самолёты семейства Ту-22М. Потом, что МРА осталась без дозаправки в воздухе, так как Ту-22М заправлялись по системе «шланг-конус», а не с помощью крыльевой дозаправки, что при сниженном в сравнении с Ту-16 боевым радиусом неожиданно зарезало её ударные возможности. Поставить же вопрос о специальном морском ударном самолёте в те годы было просто нельзя. Организационная специфика была такова, что этот вопрос даже не мог бы родиться.

Оставить в производстве Ту-16 с обновлённым БРЭО и специальным морским оружием было невозможно тоже. Заказ таких самолётов курировался ВВС. А у них были свои требования.

Отказ от продолжения эволюции Ту-16 для ВМФ был, видимо, ошибкой.

Сама ракетоносная авиация, с одной стороны, оказалась беспримерно удачным инструментом – она позволила нарастить ракетный залп в разы тогда, когда СССР ещё не мог позволить себе строить многочисленные ракетные корабли. И нарастить быстро. Она сразу же дала возможность быстрого межтеатрового манёвра, которой иные морские силы не обладали. Но к 80-м выяснилось, что это очень дорогой инструмент.

Копились и ошибки, иногда очень дорогие.

Та же ПЛА проекта 705, о чём хорошо написал М. Климов в статье «Золотая рыбка проекта 705: ошибка или прорыв в XXI век».

Ставка на «пистолет у виска империализма» требовала не только выигрывать борьбу за первый залп, она нуждалась в том, чтобы этот залп был достаточно мощным, и никакая ПВО не могла его отбить. Это ставило вопрос о количестве ракет в ударе, а, следовательно, и их количестве на носителях. А так как ракеты были огромные, то теоретически могла сложиться ситуация, когда их просто не хватит.

Таких примеров реально было немало. И все они создавали уязвимости, которые нечем было компенсировать.

Но до поры до времени удачная стратегия Горшкова это покрывала.

В конце семидесятых, однако, наметился перелом. И по обе стороны океана.

Американцы, серьёзно напуганные 1973 годом, приняли твёрдое решение взять реванш. И этому реваншу нация посвятила львиную долю своих усилий. Американцы били по двум направлениям.

Первым было создание подавляющего технического (и затем базирующегося на нём качественного) превосходства своих ВМС. Именно в рамках этой работы появились подлодки типа «Лос-Анджелес», ракетные крейсера «Тикондерога», система ПВО/ПРО AEGIS, перехватчики F-14, установки вертикального пуска ракет Mk.41, ПКР «Гарпун», эсминцы «Спрюэнс». Оттуда растут корни американских систем связи и автоматизированного управления силами и средствами на ТВД. Оттуда же – и сверхэффективная противолодочная оборона.

AEGIS стала отдельной проблемой. Теперь ВМФ требовалось куда больше ракет, чтобы пробить создаваемую кораблями с этой БИУС оборону. А тогда это означало больше носителей. Не зря на первом корабле с этой системой – ракетном крейсере «Тикондерога» вывешивали плакат

«Приготовься, адмирал Горшков: «Эгида» в море»

(Stand by adm. Gorshkov: Aegis at sea).

Это реально была проблема.

Американцы на рубеже 70-х – 80-х годов всерьёз полагали, что для защиты их западного капиталистического образа жизни им придётся именно воевать с коммунистами-безбожниками. И воевать всерьёз. Они готовились именно к наступательной войне, к последней войне. И готовились по-настоящему серьёзно.

Но обретение качественного превосходства было только одной стороной медали.

Второй её стороной было наращивание численности сил.

Как сделать, чтобы на хвосте каждой боевой группы не висела советская ударная группа?

Да просто – надо сделать так, чтобы русским не хватило кораблей.

И они пошли и на это тоже.

Первой ласточкой стал самый массовый послевоенный боевой корабль – фрегат типа «Оливер Хазард Перри», предназначенный дать необходимую для «запинывания» русских массу. Позже (уже при Рейгане) в строй вернулись линкоры. Стоял вопрос о возвращении в строй авианосца «Орискани».

Подробнее о «Перри» – «Фрегат «Перри» как урок для России: спроектированный машиной, массовый и дешёвый».

Самое главное – появились «Томагавки».

ПВО СССР получила шансы перехватывать такие ракеты только с массовым появлением перехватчиков МиГ-31 и ЗРК С-300. До этого же перехватывать их было просто нечем. Надо было уничтожать носители, но теперь для этого требовалось выигрывать немалые по масштабам морские сражения – ВМС США сильно прибавили и в количестве, и в качестве.

Пуск КР «Томагавк» из ПУ Mk.143, она же ABL – armored box launcher и эти пусковые на палубе ракетного крейсера.

Линкор «Айова». Символ американского нажима 80-х. 32 КР «Томагавк», 16 ПКР «Гарпун», БПЛА для артиллерийской разведки, современные системы управления и связи ВМС. И 406-мм пушки, на случай если ПКР израсходованы, но ещё есть, кого топить. Эти корабли сохраняли боевое значение до самого конца, а их последней войной была война в Персидском заливе 1991 года.

К тому же, вставал вопрос, а что делать с подводными носителями? Справиться с которыми СССР не мог никаким способом.

На всё это наложилось и то, что американцы вложили огромные интеллектуальные ресурсы в тактику, в достижение превосходства в военном искусстве. В семидесятые годы было не совсем и не всегда понятно, что делать со слежением оружием со стороны ВМФ СССР.

В восьмидесятые для этого появилась отработанная стандартная схема:

«Назначенный кораблём непосредственного слежения Достойный висел на кормовых курсовых углах АВМА Америка – шли 5 сутки выполнения боевой задачи.

Задача заключалась в непрерывной выдаче ЦУ на КП ВМФ по АВМА, непрерывность имела дискретность в 15 минут, выдача – форму в виде телеграммы «ракетой», содержащей сведения о месте/курсе/скорости АВМА и характере ордера.

Топливо и вода медленно и верно расходовались – пора было подумать о заправке, но в процессе отслеживания возможного массового взлёта авиации с АВМА Достойный довольно прилично ушёл на запад, оставив Днестр в 52 точке в заливе Салум».

«Телеграмма готовилась, измерители вышагивали по карте, отмечая рубежи иссякания запасов топлива, а на Ионическое море упала ночь, рассыпав неимоверное количество звёзд на черное южное небо.

Силуэты кораблей ордера АВМА, пропали, на их месте вспыхнули ходовые огни».

«Дремотную обстановку на ходовом нарушил доклад сигнальщика: «Корабли ордера выключили ходовые огни», а уже через некоторое время начали поступать доклады из БИПа о перестроениях кораблей ордера, метристы суетились, нанося на планшеты ЛОДы – живописная группа начальников в синих шортах толпилась вокруг экранов РЛС, пытаясь понять, в чём смысл этих сближений вплотную. Из 6 целей стало пять… четыре… три… Вместо 6 аккуратных отметочек, стопроцентно опознанных, на экранах РЛС торчали три здоровенные блямбы, которые, ко всему прочему, ещё и расходиться начали в разные стороны, увеличивая скорость на глазах!

Команда в ПЭЖ на запуск второго маршевого, а потом и форсажных запоздала – дистанция между нами и блямбой, в которой по нашим расчётам находился АВМА, росла ощутимо быстро – 60, 70, 100 кабельтов, – блямба неслась 28-ю, нет, 30-ти! нет 32-мя узлами! На 150 кабельтовых блямба разделилась, и обе компоненты продолжили движение в разные стороны. Надо сказать, что на таком удалении отметки на РЛС по размерам идентифицировать невозможно, и за какой из них продолжать движение, отсылая при этом телеграммы с координатами символа американской морской мощи — Бог весть…

Тем не менее, четыре машины свистели, корпус корабля наполнился дрожью, скорость на лаге приближалась к 32 узлам: «За ним!» – Жаринов ткнул пальцем в одно из пятнышек, расплывающихся на пределе радиолокационной наблюдаемости. И мы помчались. На удачу. И всю ночь мчались, чтобы в предрассветной мгле убедиться, что это не АВМА Америка, а корабль комплексного снабжения – почти такой же здоровенный».

Источник.

Итог истории не должен обманывать – отрыв американцы отработали.

В боевой обстановке они реально так срывались с крючка, например, при ударе по Ливии в 1986-м.

Схемы, позволявшие менее скоростному кораблю оторваться от слежения днём тоже были. Американцы довели искусство своих командиров до таких высот, которые им и самим не достичь сегодня. И, увы, мы оказались к этому не готовы.

Вкупе с превосходящими западными технологиями, агрессивной готовностью именно воевать и численным превосходством это сделало ВМС США противником совсем другого уровня, нежели они же в 70-х.

Самым главным было выбивание из арсенала ВМФ его самого главного козыря – РПКСН. Именно в 80-х американцы достигли такого уровня развития своих противолодочных сил и подплава, который ставил выживаемость наших стратегических ракетоносцев под вопрос. А это серьёзно обесценивало флот как таковой, ведь к тому моменту защита районов нахождения РПКСН оказалась одной из его главных задач.

Фактически, американцы довели свою боевую мощь и боеготовность до такого уровня, который, очевидно, говорил советским руководителям, что сопротивляться, если что, будет просто бесполезно. То есть американцы, готовясь именно воевать, сделали это так, что продемонстрировали СССР безнадёжность военного противостояния на море.

Но (важный момент) это не было внедрением именно концептуально новой стратегии.

Американский ответ был экстенсивным – больше кораблей, лучше оборудование и оружие, «прокачать» тактику до предела, убрать ПЛАРБ в «бастионы» в Северной Атлантике и Аляскинском заливе. Это, однако, не было идейной революцией в морских делах.

Стратегию Горшкова решили побеждать «в лоб» – тупо вкладывая больше ресурсов во всё, и сделав строже меры по их экономии. Победить её «красиво» американцы не смогли. Они сделали это, завалив советский флот массой и подавив качеством одновременно. Без «массы» это бы не сработало.

Американцы в начале 80-х показали скачкообразный рост агрессивности, обусловленный их верой в необходимость насмерть сражаться с коммунизмом ради спасения Америки. И жаждой реванша за Вьетнам и 70-е.

Они были готовы именно воевать.

Второй момент. С начала 80-х в распоряжение разведки попала и «Морская стратегия» (Maritime Strategy) администрации Рейгана. И детальная информация о настроениях тех, кто в эту администрацию входят. А настроения там были именно военные. Сегодня у нас принято считать, что Рейган блефовал, стараясь разорить СССР в гонке вооружений. Это так.

Но помимо блефа, где-то до 1986 года, когда у американцев появилось ощущение, что эти коммунисты скоро «посыпятся», они реально собирались вести ядерную войну со свойственными ей огромными потерями. И вести её до победы.

Теоретически в этот момент Горшкову следовало бы было понять простую вещь – рост численности сил противника не позволит больше действовать, как раньше. Просто не хватит кораблей. И качественный разрыв слишком велик. А, кроме того, противника больше не останавливает угроза получить ракетный залп – он настроен именно воевать. Он примет этот залп. Он потеряет сотни кораблей и тысячи человек. И потом продолжит воевать. А его численное превосходство обеспечит ему нужное количество сил, оставшихся после первого обмена ударами.

А это означало одну простую вещь – стратегия, которая отталкивалась от того, что противник не захочет нести эти потери не работает тогда, когда он с этими потерями согласен. Более того, когда он к ним готов.

В конце 70-х начале 80-х СССР нужна была новая морская стратегия. Но её появление было невозможно.

Невозможно потому, что и первая, успешная, была использована неофициально – ну не было в СССР возможности даже слова «морская стратегия» произнести.

Невозможно потому, что старая де-факто существовавшая стратегия, была тогда успешной и её продолжали придерживаться по инерции до самого краха.

Невозможно потому, что промышленность требовала экстенсивной реакции на действия американцев – они строят больше кораблей? Мы тоже должны. И больше подлодок, и больше самолётов.

Сработал и военный менталитет ветеранов ВОВ, которые тогда составляли значительную долю представителей верховной власти. Враг давит? Мы принимаем бой, мы победим, как и тогда.

В итоге страна вступила в гонку вооружений с объединённым Западом, даже близко не имея сравнимых ресурсов. А оценить долгосрочные последствия такого подхода оказалось просто некому.

В конце семидесятых – начале восьмидесятых СССР начал давать экстенсивный ответ американцам – новые эсминцы, новые БПК, новые подлодки, новые баллистические ракеты. Ответ на каждый их вызов.

Вы нам «Томагавк»? Мы Вам МиГ-31.

Вы AEGIS? Мы серию ракетных крейсеров (сразу двух проектов) и серию ПЛАРК, и Ту-22М, и новые ракеты.

И так на всех уровнях.

Началась программа строительства авианосцев, запоздавшая на тридцать лет.

А потом был ввод войск в Афганистан, санкции и обвал цен на нефть, резко «выпустивший воздух» из нефтезависимой советской экономики. Усилия горбачёвских реформаторов добили и экономику, и страну за несколько следующих лет.

В середине восьмидесятых СССР оказался в ситуации, когда вложения в ВМФ (огромные) не помогли ему удержать какой бы то ни было паритет с американцами: ни качественный, ни количественный. Старая стратегия Горшкова (такая успешная в 70-х) оказалась битой.

А новой он не придумал.

И никто не придумал.

А ведь в 70-х у США тоже было численное превосходство. Просто не такое. Но не было настолько подавляющего качественного. Тогда американское превосходство было побито грамотной стратегией. В 80-х слабый СССР вместо такого же неожиданного хода сделал попытку играть по правилам богатого и сильного противника.

С 1986 ВМФ начинает обвально сворачивать своё присутствие в мире, сокращать ПМТО и базы.

Это было обусловлено тем, что СССР реально начал готовиться отражать западное вторжение и стягивал силы к своей территории. А ещё тем, что американцы реально давили на море и очень сильно. И было ясно, что справиться с ними обычными методами не получится.

Экономика шаталась, денег не хватало. Падала боеготовность, корабли и подлодки стояли в ожидании ремонта. И не получали его или получали фикцию.

Горшков ушёл в отставку в 1985.

А умер в 1988.

Но он увидел конец своего творения. Конец Великого флота.

Интересно, понял ли он, в чём ошибся?

Мы этого не узнаем. Но наш долг понять это сейчас. Потому что скоро перед нами тоже встанут вызовы на морях. И никто не будет ждать, когда мы соберёмся с мыслями и придумаем, что делать.

Возможно ли было создание новой, более адекватной стратегии развития ВМФ тогда, в начале 80-х?

Скорее всего, да.

И запрос на перемены у военных был – масштабы развёртываемого американцами перевооружения были очевидны, как и рост их агрессивности в море. Но ничего сделано не было. И страна, и её флот канули в небытие навсегда.

До сих пор бытует мнение о том, что развал флота – это девяностые. В крайнем случае, времена горбачёвщины.

Нет, это не так.

Всё начало умирать намного раньше.

Вот два рассказа о боевой службе одной и той же подлодки К-258, только один про 1973 год, а второй про 1985. Они короткие. И воистину стоят того, чтобы их прочитать.

Так это и было на всех уровнях.

Ошибкой была сама попытка численно соревноваться с США, а не противопоставить им тонкую игру, к которой они не были бы готовы.

И эта ошибка стала непоправимой.

Наследие

Мы до сих пор живём наследием старого адмирала.

Мы обеспечиваем неотвратимость ответного удара по США (на словах пока) подлодками – носителями баллистических ракет. Как при Горшкове.

Мы держим их в районах, которые считаем защищенными. Потому что тогда так делали.

Наш флот готовится, если что, обеспечить развёртывание РПКСН всеми силами, как при Горшкове. Потому что мы верим в способность наших ракетных подлодок остановить врага угрозой пуска своих ракет, как при Горшкове.

Мы бездумно копируем решения тех старых времён, строя подлодки с большим количеством противокорабельных ракет «Ясеней-М». Не потому, что сейчас нужно именно это. А потому, что мы так делали при Горшкове. И тактико-техническое задание на «Ясень» тоже подписывал Горшков.

Мы знаем, что базовая ударная авиация – единственный способ маневрировать между ТВД в оборонительной морской войне. Потому что тогда, в те годы, у нас была такая авиация. Сейчас её нет. Но мы хотя бы знаем про то, что она должна быть. И про то, что она даёт. Потому что она у нас была и давала нам это при Горшкове. И ещё потом некоторое время.

Мы знаем, как нам дать ответ на географическую закрытость наших выходов в море – заблаговременно развёртывая силы в океане. Мы знаем это, потому что у нас были оперативные эскадры – ОПЭСК. И мы помним, как это было придумано и работало при Горшкове.

Районы развёртывания советских оперативных эскадр.

Мы знаем, что далёкие иностранные военно-морские базы в нашем случае нужны и для обороны своей территории. Как это и было при Горшкове, когда ОПЭСК обеспечивали заблаговременное развёртывание сил в мирное время, а базы давали этим эскадрам опереться на себя в развёртывании. Мы – обратный вариант других. И база во Вьетнаме поможет нам защитить Курилы куда лучше, чем база на самих Курилах. Как при Горшкове.

Атомная ПЛ в Камрани

Наш флот это ошмёток его флота.

До сих пор не погибший от пережитых катаклизмов. То, что осталось.

Он не просто мал, он искалечен.

У него «оторвано» целеуказание, но не придуманы тактические схемы, позволяющие обходиться без «Легенды», «Успеха» и десятков быстроходных сторожевиков, которых можно приставить к боевой группе противника в мирное время.

Он до сих пор не может восполнять потери в боевых кораблях без утраты размеров, тоннажа и даваемых ими возможностей.

Мы латаем дыры.

Строя фрегаты вместо выбывающих крейсеров, эсминцев и БПК. Корветы с 24–26 узловым ходом вместо быстроходных СКР, способных не отстать от атомного авианосца. И рисуя картинки вместо авианесущих крейсеров.

Да, наши фрегаты мощнее старых крейсеров по некоторым параметрам. Но это всё же фрегаты. Мы строим их не потому, что нам они нужны именно такими, а просто это максимум того, что мы можем построить.

У нас нет стратегии, какая была у Горшкова. И мы строим корабли просто так. Без неё. Некоторые – очень даже неплохие получаются. Другие, правда, – так себе.

У этого флота нет цели.

А когда нет цели, то нет и критериев того, что правильно, а что неправильно.

Правильно ли строить безоружные корабли на последние деньги?

Нет? А с чего Вы взяли, что нет?

Правда, с 1985 года мы научились кое-чему новому. Теперь у нас есть крылатые ракеты и установки вертикального пуска, как у американцев при Горшкове. Через тридцать лет после отставки Горшкова, мы их применили. Но это пока всё из совсем новых вещей, ничего другого нет. Обещают гиперзвук, но он без ЦУ. Ах да, ещё попробовали воевать авианосцем, получилось – так себе. Но тут дело не в авианосце…

В чём был успех ВМФ под руководством С. Г. Горшкова в 70-е?

В единстве политических целей, стоящих перед страной, задач, которые флот должен был решить для их достижения, с соответствующей этим задачам стратегии и с соответствующей данной стратегии технической политике.

Полное единство, которое родилось вопреки позиции значительной части военно-политического руководства. Но в итоге привело к оглушительному успеху.

Флот при этом действовал наступательно – подлодки прорывались в океан и рассредоточивались там. Ракетные корабли гонялись за противником, чтобы обеспечить силам ВМФ возможность нанести, если надо, смертельный удар.

Удивительно, но во многом это стало так потому, что так решил сам Горшков. А не в силу объективных обстоятельств. Это факт.

Что стало причиной провала ВМФ в 80-е?

Попытка переиграть более сильного противника экстенсивно, не создав новую стратегию, способную свести его превосходство в силах к нулю, как тогда, раньше.

ВМФ тогда начал скатываться к обороне. Подлодки с БРПЛ становились огромными, дорогими и малочисленными. Устраивать на них «рукопашную» в Атлантике больше было нельзя. Пришлось уйти под свой берег, в защищённые районы боевых действий и около них. И противник перехватил инициативу.

И мы проиграли.

Проиграли потому, что Горшков больше не смог сделать то, что сделал когда-то. А нового деятеля такого уровня у нас не нашлось. Это тоже факт.

Всё решила стратегия в обоих случаях. В одном случае – адекватная, а в другом – нет.

И вот это самый главный урок, который мы можем вынести из наследия С. Г. Горшкова.

Можем, но не выносим.

Да, ОПЭСК и предварительное развёртывание, авиация (как главная ударная сила) остались с нами. И, наверное, когда-то вернутся.

Если идущие на новый штурм вершины мирового господства американцы нас не прикончат раньше по нашей глупости.

Но главный урок в другом – наша стратегия, к которой противник не готов, бьёт его превосходство в силах. Более того, она бьёт и наши внутренние слабости и уязвимости, сводя их значение к нулю. Мы видели это. Мы делали это и побеждали. Но ничего не поняли.

Вот, что мы должны понять и осознать наконец-то. Вот то главное, что показал нам С. Г. Горшков своей службой и жизнью.

Да, потом в конце он проиграл.

Но сначала он показал нам всем, что можно победить.

И если мы когда-нибудь снова создадим стратегию, к которой противник не готов, то она опять даст нам шансы на победу – при всех наших слабостях и при всём подавляющем (вроде бы) превосходстве противника. Как при Горшкове.

Осознаем ли мы всё это когда-нибудь?

Подборка забавных и странных объявлений в Сети

Все мы хоть раз продавали или покупали вещи на сайтах объявлений. Казалось бы, это весьма рутинное занятие. Но порой там встречаются очень странные люди, которые превращают подобные сайты в настоящий цирк.

Пожарные гранаты. Граната Хардена

Пожарные гранаты Хардена

Сегодня в представлении любого человека граната – это оружие, средство убийства других людей. Однако такие утверждения не всегда верны, существуют гранаты, которые призваны спасать человеческие жизни. Речь идёт о предшественниках современных огнетушителей. Одной из наиболее известных оказалась ручная граната Хардена. Граната Хардена боролась с огнём и продавалась на рынках в США и Европе в конце XIX века.

Распространённые в конце XIX века устройства, казалось бы, должны были сгинуть после появления многочисленных видов огнетушителей. Но это не так. Сегодня на рынке по-прежнему можно найти огнетушащие пожарные гранаты, например, модель «Спасатель – 01» (SAT119). От своих предшественников, появившихся много десятилетий назад, данная модель отличается не так уж и сильно.

Первые противопожарные средства в истории

Стоит отметить, что уже первые попытки создать огнетушитель больше походили на военные разработки, чем традиционные для нас средства пожаротушения. Считается, что первое специализированное средство для тушения пожаров изобрёл в 1715 году немецкий конструктор Захарий Грейл. При этом предложенное средство пожаротушения было достаточно примитивным.

Конструктор предложил поместить в обычную деревянную бочку, заполненную водой, небольшую ёмкость для пороха, в которую вставлялся запал. Во время пожара запал поджигали, а деревянный снаряд, заполненный водой, бросали в огонь. Бочка взрывалась и заливала некоторую площадь вокруг себя. С возгораниями подобное устройство справлялось не сказать чтобы хорошо, но всё-таки хоть какой-то эффект от подобного устройства был, особенно в сравнении с ручным заливанием пламени водой.

20-литровая бочка с зарядом пороха

Усовершенствовали конструкцию подобных устройств только спустя сотню лет. Так, английский изобретатель капитан Джордж Мэнби в 1813 году предложил заливать в ёмкости не просто воду, а поташ. Так в те годы называли углекислый калий или карбонат калия. Растворённый в воде порошок помещали в медный сосуд. В результате находящаяся под давлением жидкость при повороте крана, имеющегося на сосуде, вырывалась наружу и могла тушить очаги пожара. Данное устройство уже больше напоминало современные огнетушители.

Ёмкость медного сосуда составляла 13 литров, перевозился он на специальной тележке. Данное устройство стало одним из самых известных изобретений Мэнби, который много работал над созданием противопожарных средств, а также различных приспособлений для спасения людей при пожарах. Интерес к данной теме не был праздным. Джордж Мэнби был свидетелем страшного пожара в Эдинбурге, который унёс большое количество человеческих жизней, поэтому так активно интересовался данной тематикой.

Граната Хардена

В 1871 году на рынке появилось новое средство тушения пожаров – пожарная граната. Запатентовал устройство под собственным именем американский изобретатель Генри Харден, проживавший в Чикаго. Патент был выдан на устройство «Граната Хардена № 1». Изобретение американского конструктора представляло собой стеклянную колбу, которая была заполнена водным раствором солей. Данный раствор был эффективен для борьбы с огнём, а саму колбу необходимо было бросать в очаг пожара. Ёмкость гранат Хардена и подобных противопожарных устройств обычно составляла от 700 мл до одного литра.

Несмотря на ограниченность применения подобных устройств и недостаточную эффективность, в различных формах они просуществовали достаточно долго. С незначительными изменениями они выпускались и использовались с 1870-х годов до 50-х годов XX века. При этом наиболее широко они использовались только до 1910-х годов. Но даже сегодня на рынке по-прежнему представлены пожарные гранаты или бросковые огнетушители, правда, их форма за эти годы претерпела изменения, да и химический состав стал значительно эффективнее.

Изобретение Хардена активно продавалось на американском рынке, пока в 1877 году не заинтересовало производителей в Великобритании. Так устройство попало в Старый Свет, где выпускалось множеством английских компаний, среди которых были фирмы HardenStar и Lewisand Sinclair Company Ltd. В дальнейшем производство только ширилось и переносилось и на другие заводы в США и Европе.

Рекламные плакаты и постеры конца XIX века обещали, что:

«Ручная граната Хардена «Звезда» спасёт вашу жизнь и имущество при пожаре. При разбивании содержащаяся в бутылке жидкость с химическим веществом незамедлительно погасит огонь! Содержимое колбы не замерзает и не портится со временем. »

Согласно рекламным проспектам, гранаты Хардена можно было приобрести за 45 долларов за целую дюжину.

Граната Хардена привлекала клиентов тем, что использовать её можно было максимально просто. Гранату нужно было бросить в огонь, стекло разбивалось, выпуская наружу содержимое. Первоначально из ёмкости вытекала специальная жидкость – четырёххлористый углерод (тетрахлорметан), способствующая тушению открытого пламени.

При этом данное вещество крайне ядовито и опасно для человека. Поэтому со временем весь человекоориентированный бизнес перешёл на более безопасное наполнение, заменив по-настоящему адскую смесь на соляной раствор. Правда, при этом, скорее всего, в какой-то мере страдали противопожарные свойства самого устройства. С другой стороны, и риск умереть не от пожара, а от средств его тушения, кратно сокращался.

Ручная граната Хардена «Звезда»

Долгие годы основным производителем гранат была фабрика «Харден» в Чикаго. Именно здесь выпускались самые популярные ручные пожарные гранаты, которые сегодня очень ценятся коллекционерами и любителями антиквариата во всём мире. При этом на специальных форумах, где можно найти такие экспонаты, покупателей честно предупреждают, что разноцветные колбы содержали очень опасную для человека жидкость.

Обычно гранаты Хардена затыкались пробкой, а у некоторых к горлышку была прикреплена специальная петля, которая позволяла повесить бросковые огнетушители на стену. Гранаты, которые производились в Чикаго, отличались очень ярким внешним видом, напоминая флаконы для духов с горлышком. Реклама тех лет гласила, что настоящие гранаты Хардена выполнены из синего стекла и имеют тиснение на корпусе в форме звезды. Отсюда и ещё одно распространённое в те годы название – ручная граната Хардена «Звезда».

Современные пожарные гранаты

Несмотря на то, что сегодня никого уже не удивишь огнетушителем, который обязательно должен быть в любом легковом автомобиле, пожарные гранаты по-прежнему представлены на рынке. Пожарные гранаты или бросковые огнетушители могут применяться для тушения пожаров в квартирах, офисах, школах, больницах, общественном транспорте, а также в местах скопления людей.

Данная продукция остаётся на рынке благодаря ряду факторов, среди которых основным является простота использования. Человеку просто нужно бросить пожарную гранату в огонь. Простота очень актуальна, так как в стрессовых ситуациях люди часто теряются и начинают нервничать, в таких условиях не всем удаётся правильно воспользоваться самым обычным огнетушителем. Ещё одним плюсом пожарных гранат, вытекающим из простоты использования, является то, что они могут применяться людьми всех возрастов. Плюсом является и небольшой вес подобных устройств.

Примером современных огнетушащих пожарных гранат является устройство «Спасатель – 01» (SAT119). Данный бросковый огнетушитель легко можно найти в интернете, равно как и видеоролики, демонстрирующие его способности в борьбе с открытым пламенем. Данная граната представляет собой резервуар, наполненный специальным составом воды и химических веществ, которые нейтрализуют огонь.

Пользователю достаточно бросить устройство в пламя, колба разобьётся, и жидкость с химическим веществом начнёт действовать. Вода из гранаты снижает температуру горения, а выделяющиеся углекислый и аммиачный газы нейтрализуют кислород, лишая пожар питательной среды. Данная пожарная граната особенно эффективна на начальных стадиях пожара, причём химические вещества нейтрализуют горение на гораздо большей площади, чем растекающаяся вода.

Пожарная граната, бросковый огнетушитель SAT119

Устройство в состоянии потушить пожар на площади 8-15 квадратных метров. Этого достаточно, чтобы потушить начинающийся пожар в квартире или офисе. Углекислый газ перекрывает доступ кислорода к очагу возгорания, а фосфат и гидрокарбонат аммония останавливают реакцию горения. При этом пожарная граната «Спасатель – 01» (SAT119) экологична, она не причиняет вреда окружающей среде и человеку. Побочный эффект – это запах аммиака, но для человека он хоть и не приятен, но не представляет никакого вреда.

Дворец Гитлера на Украине: тайные поездки

Тайные поездки Гитлера на Украину

У Гитлера было много штаб-квартир по всей Европе. Но самая грандиозная и по метражу, и по размаху была возведена для амбициозного вождя нацистов – именно на Украине.

Что мы знаем сегодня об этом?

А то, что Адольфу нравилось, похоже, бывать и жить на Украине. Возможно, он даже успел полюбить её? Доподлинно известно, что Гитлер посещал сразу несколько разных городов Украины.

А так как ещё в начале войны он, видимо, рассматривал Украину как свою вотчину навсегда, то и порешил Гитлер обзавестить там шикарным дворцом с бассейном, аква-развлечениями и даже с собственным казино. О, это, пожалуй, была самая огромная из всех его европейских резиденций, где перебывали многие симпатизирующие главарю фашистов видные политические деятели тех времён. Но обо всём по порядку.

Сначала Гитлер, что называется, «не ночевал» на Украине, а бывал там наездами.

Давайте проведём небольшую экскурсию по всем тем местам, которые посетил лично Гитлер на Украине. Разумеется, часть их он объездил ещё до появления у него там его собственной украинской обители. Зато другие украинские местечки он навещал тогда, когда его дворец на Украине уже был выстроен.

Видимо, описать все командировки Гитлера на Украину за один раз не получится – таких визитов было ни один и ни два, а множество. Он посещал Умань, Житомир, Бердичев, Полтаву, Харьков, Запорожье, Мариуполь и др. Поэтому про все эти поездки Гитлера по Украине поговорим подробнее в этой серии из нескольких статей.

К тому же и свита фюрера тоже не зевала. Окружению его совсем не хотелось отставать от своего алчного вождя в плане отхвата недвижимости на украинских землях. Вот фашистская элита тоже понастроила себе множество чудных домиков-особняков на Украине и обзавелась там очень уютненькими квартирками.

Сведения про недвижимость верхушки рейха на Украине разбросаны по множеству статей и документов. Мы попытались собрать по крупицам, что же известно на эту тему на сегодня.

Обязательно расскажем про всё то, что нам удалось об этом узнать. И даже покажем вам всё то, что сохранилось. Причем даже то, что не сохранилось, тоже попытаемся вам продемонстрировать. Ведь сегодня можно даже утраченное детально тоже изучать, благодаря историческим реконструкциям, документальным фотографиям и свидетельствам.

Итак, историки подсчитали, что в целом Адольф Гитлер провёл на территории оккупированной им Украины только в его собственном тайном дворце целых 118 полных суток.

Много это или мало?

Это почти 4 месяца или около 17 недель.

Иными словами, в период Великой Отечественной войны кровожадный Гитлер целых 2832 часа ходил, ел, спал и отдыхал у камина или в его личном казино, а также при этом руководил Восточной операцией по уничтожению СССР из своего собственного дворца на Украине?

Выходит, что так.

«Эта земля ждёт нас». Гитлер

Зачем Гитлеру так нужна была Украина?

Всё просто. Вот как он сам ответил на этот вопрос.

«Мы с трудностями вырываем у моря несколько метров земли, мы мучаемся, осваивая болота, тогда как на Украине безгранично плодородная земля.

И эта земля ждет нас.

Украина нам может дать то, чего не хватает Германии.

Эта задача должна быть выполнена, несмотря на потери»,

– говорил про Украину Адольф Гитлер.

А вот так украинцы приветствовали летом 1941 года немцев, прибывающих в Западную Украину: в вышиванках и с цветами.

Источник: brewminate.com

Кроме того, сам фюрер не раз без лукавства отмечал, что

«для немцев украинские земли – как Индия для англичан.

И там можно управлять с помощью горстки людей».

Ссылка

Из записанных стенографистами подлинных высказываний Гитлера про Украину сохранились следующие:

«Украина просто несказанно прекрасна.

С борта самолета кажется, что под тобой земля обетованная.

Климат на Украине гораздо мягче, чем у нас в Мюнхене, почва необычайно плодородна, а люди – в частности мужчины – ленивы просто до невозможности».

«Вчера я катался на моторной лодке по одной из украинских рек – Бугу. И вся природа вокруг очень напоминала Везер, где на берегах реки тоже растут леса.

Но, к сожалению, здесь они сплошь заросли сорняками и сильно заболочены, земля почти совсем не возделана, на лугах не пасется скот.

Ибо местные жители (на этой плодородной земле они и так все имеют), очевидно, не желают без особой нужды даже пальцем пошевелить».

«Повсюду можно видеть спящих людей.

А между тем у украинцев был период культурного расцвета – кажется, в X–XII веках.

Но теперь их церкви, в которых дешевые позолоченные образа, такое же убедительное доказательство их духовного упадка, как и музеи, в которых – во всяком случае в тех, где я побывал, — выставлены собрания старомодного хлама».

Фото из газеты «Украинское слово» от 17 декабря 1941 года. Надпись слева на украинском языке: «Украинское население тепло встретило появление в продаже цветных портретов «Вызволителя» (Освободителя) А. Гитлера. На фото: киевляне покупают портреты Фюрера. Фото Ю. Сердюкова. Источник: lifeintravel.com

А вот как на перспективность Украины для Берлина смотрел Мартин Борман:

«Я не видел ни одного человека в очках, очень у многих великолепные зубы, они хорошо упитаны и, очевидно, сохраняют крепкое здоровье до глубокой старости.

Под влиянием необычайно трудных условий, в которых эти люди жили на протяжении многих веков, произошел естественный и очень тщательный отбор.

Любой из нас, выпив стакан сырой воды, тут же заболеет.

А эти люди живут в грязи, среди нечистот, пьют какую-то жуткую воду из своих колодцев и рек и ничем не болеют».

Плакат (рукописный) – вода только для немцев.

«Рост численности этих русских или так называемых украинцев в не слишком отдаленные времена будет представлять для нас угрозу.

Мы заинтересованы в том, чтобы эти русские или так называемые украинцы не слишком сильно размножились:

ведь мы намерены добиться того, чтобы в один прекрасный день все эти считавшиеся ранее русскими земли были полностью заселены немцами».

– таково было циничное, но честное и открытое признание Мартина Бормана 22 июля 1941 года про Украину.

Вы удивитесь, но объединённая Европа времён Третьего рейха отказала Украине в вакцинации. Да-да, именно Гитлер перво-наперво запретил тогда вакцинировать украинцев. Вот что он, вообще, считал необходимо делать для сокращения там числа местных жителей:

«Что же касается гигиены покоренного населения, то мы вовсе не заинтересованы в распространении среди них наших знаний и создании тем самым у них совершенно нежелательной базы для колоссального прироста населения.

Поэтому нужно запретить проводить на этих территориях какие бы то ни было гигиенические акции».

А вот такой была позиция фюрера по образовыванию украинцев:

«Ни в коем случае нельзя предоставлять местному населению права на получение высшего образования.

Если мы совершим эту ошибку, то сами вырастим тех, кто будет бороться против нашей власти.

Пусть у них будут школы, и если они захотят в них ходить, то пусть платят за это. Но максимум, чему следует их научить,— это различать дорожные знаки.

Уроки географии должны сводиться к тому, чтобы заставить их запомнить: столица рейха – Берлин и каждый из них хоть раз в жизни должен там побывать.

Когда заходит речь об открытии школ для местного населения, никогда не следует забывать, что на занятых нашими войсками восточных землях следует применять те же методы, которые англичане применяли в своих колониях».

Немецкие деньги для Украины. Были в обращении с 1942 по 1945 год. Курс был тогда таким: 10 карбованцев за 1 рейхсмарку. Источник: Вики

Сразу отметим, что долгое время как-то не принято было говорить горькую правду про Украину. Про ту самую западную окраину СССР, которая приняла Гитлера и нацизм с распростёртыми объятиями, назвала его – освободителем и спасителем, а также встречала фюрера в вышиванках и с цветами.

По воспоминаниям местных жителей города Умани, опубликованных в газете «Тюменский курьер» в № 160 от 2 сентября 2011 года и в № 161 от 3 сентября 2011 года, горожане Умани встречали гитлеровцев с хлебом-солью:

«1 августа в город (Умань) с западной окраины без единого выстрела начала входить немецкая пехота.

Сопротивления им никто не оказывал.

Мы, подростки, прячась в садах, с опаской издали наблюдали за немцами, которые шли открыто без всякой для себя опаски.

В тот день улицы города были абсолютно пустыми,

но в центре немцев встретили с хлебом-солью».

Впрочем, так тогда поступала и почти вся Европа.

Но кто ж мог предположить, что Гитлер захочет на Украине в некотором смысле поселиться? Обзавестись недвижимостью?

Честно говоря, простые советские граждане, как и мы сейчас, совсем не в курсе были, что волк этот (а именно так переводится имя Адольф, как утверждают знатоки) настолько прочно окопается тогда на Украине?

Неужели целых 118 дней и ночей главный «освободитель Украины» обитал на украинской земле?

Именно так.

Но сначала в 1941 году он бывал на Украине только наездами. А вот с лета 1942 года по август 1943 года – да, временами жил там. Не все 17 недель подряд, а периодами. Короткими и длинными командировками, так сказать.

Наше повествование о том, где именно он побывал на Украине, начнём с его визита туда летом 1941 года. И вот почему.

Визит Гитлера 28.08.41 г. в Умань

В прошлой статье «Легенда о сражении 150 погрансобак с фашистами. И приезд Гитлера на Украину в 1941» мы разместили несколько фотографий, задокументировавших приезд Гитлера в город Умань 28 августа 1941 года. Сразу скажем, что это было не первое его посещение Украины. И, как вы уже понимаете, далеко не последнее. Но раз уж мы начали вам рассказывать про Умань, то давайте поподробнее рассмотрим именно этот день: откуда прибыл, что успел посетить, ночевал или нет, что ел-пил, зачем приезжал, с кем был и т. д.

Что нам, собственно, доподлинно известно про этот день Гитлера в городе Умани на оккупированной Украине?

А известно нам из разных источников (документальных фото, воспоминаний и мемуаров, немецкие кинохроник, книг и т. д.) вот что.

Если кратко.

Почему Умань?

Сначала байка.

Да потому что именно туда недавно переместился штаб командующего группой армий «Юг» фельдмаршала Герда фон Рундштедта (Gerd von Rundstedt).

А почему выбор генералитета пал на этот небольшой районный центр Черкасской области?

Как было отмечено экспертами, основные усилия натиска Рундштедта в тот период смещались к югу, к Донбассу и Кавказу. Географическое же положение Умани соответствовало этому направлению. Довольно развитая дорожная сеть, наличие аэродрома также были в пользу этого города.

По всей вероятности, немаловажное значение в выборе штаб-квартиры сыграло и наличие в окрестностях Умани, по сути, хорошенького «дворца» (уникального паркового комплекса с красивыми помещениями и ландшафтом), который немецкое руководство сочло достойным, чтобы там и поселиться.

Это было бывшее имение графа Потоцкого (которое он построил для своей третьей жены Софии), с великолепным дендропарком и двумя озерами, водопадами, каналами, многочисленными гротами и лабиринтами, а также скульптурами в стиле классицизма. Сейчас это один из красивейших дендропарков Европы «Софиевка».

Туристам сегодня рассказывают, что в Софиевку несколько раз заезжал Гитлер. Кроме того, знаменитый «Розовый павильон» показывают там сегодня народу как место, где Гитлер якобы принимал Муссолини.

Бывшее имение Потоцких. Розовый павильон в дендропарке «Софиевка», где по легенде Гитлер принимал Муссолини 28 августа 1941 года. Город Умань, Украина. Источник: khers-on.com

Но кроме баек про штаб немецких армий в Софиевке под Уманью, никаких фотографий из Розового павильона Софиевки с Гитлером и Муссолини мы не обнаружили. И хотя украинцы утверждают, что гриф секретности с такого рода фотодокументов до сих пор не снят, оставим легенды и байки в стороне и рассмотрим факты и фотодокументы.

А теперь – правда.

Из воспоминаний личного охранника Гитлера Ганса Раттенхубера (Hans Rattenhuber, из протоколов допросов, опубликованных в газете «Красная Звезда»).

«По прибытии в Умань рядом с аэродромом была разбита палатка, где фельдмаршал Клюге доложил Гитлеру и Муссолини обстановку на фронте, после чего все мы выехали на автомобилях в окрестности города.

Поездка совершалась по совершенно пустой местности.

И мы встретили по пути лишь несколько грузовиков с итальянскими солдатами, которые были очень удивлены, увидев Муссолини».

Аэродром г. Умань (Украина). 28 августа 1941 года. Источник: televignole.it

28 августа 1941 года Гитлер прибыл на аэродром города Умань (Украина) на самолете Фокке-Вульф Fw 200 «Кондор» ( Focke-Wulf Fw 200 Condor).

Гитлер выходит из самолёта на аэродроме Умань, Украина. 28.08.1941 г. Источник: televignole.it

В этот раз Гитлер привёз к себе на Украину итальянского гостя.

Ещё в середине августа Гитлер пригласил Муссолини посетить Восточный фронт. А 28 августа диктаторы прилетели в украинский город Умань, куда, согласно указаниям некоторых источников, к тому времени переместился немецкий штаб командующего группой армий «Юг».

Муссолини выходит из самолёта на аэродроме Умань (Украина). 28.08.1941 г. Источник: televignole.it

Во время поездки в Умань обоих этих диктаторов сопровождали высшие военные и государственные чиновники, а также сын Муссолини от второго брака – Витторио.

Витторио Муссолини. Фото 1937 г. Источник: m.fishki.net

На аэродроме Умани первых лиц Германии и Италии тех лет приветствовали немецкие войска и украинки с цветами.

Кадры из немецкой кинохроники о визите Гитлера в Умань. 28 августа 1941 года. Источник: History Lab.

После общего доклада о ситуации на фронте и боях под Уманью Гитлер и Муссолини перекусили прямо на аэродроме.

Аэродром г. Умань (Украина). 28 августа 1941 года. Источник: reddit.com

Для этого столы поставили прямо на аэродроме. По свидетельству мемуаристов, в этот день Гитлер дважды ел солдатскую еду.

«Во время этой поездки Гитлер два раза питался на аэродроме из солдатской кухни»,

– вспоминал личный охранник Гитлера Ганс Раттенхубер (из протоколов допроса, опубликованных в газете «Красная Звезда»).

После этого вожди поехали в одной машине встречать свежие итальянские войска, прибывающие на Украину воевать с СССР. Но на условленном месте колонны итальянских военнослужащих не было. Оказалось, что их грузовики застряли в украинской хляби после сильного дождя.

Итальянская автоколонна на марше летом 1941 г. Украина. Источник: televignole.it

Дорога в окрестностях г. Умань (Украина). 28 августа 1941 г. Источник: war-documentary.info

Поэтому Адольф Гитлер и Бенито Муссолини поехали в пригород. (Существует две версии. Согласно первой из них, встреча итальянских войск произошла на автодороге у села Легедзино. По второй версии – возле села Ладыженка).

В газете «Тюменский курьер» в № 160 от 2 сентября 2011 года и в № 161 от 3 сентября 2011 года были опубликованы документы, в которых говорилось:

«28 августа в расположение штаба группы армий «Юг» у села Легедзино вблизи Умани прилетел Гитлер вместе с итальянским диктатором Муссолини».

Когда встреча войск, наконец, состоялась, то диктаторы увидели удручающую картину: итальянские солдаты были измучены долгим маршем и выглядели, мягко скажем, непарадно.

Benito Mussolini (foreground, center) speaking with commander Giovanni Messe, with Adolf Hiter (right) and field marshal Gerd von Rundtstedt in the truck beside them, during the inspection of Italian units near Uman (south of Kiev), Ukraine. At left is Nazi official Martin Bormann. Photograph, 28 August 1941. Источник: warfarehistorynetwork.com

Benito Mussolini e Adolf Hitler in testa ad un’autocolonna militare Ucraina nell’agosto 1941. Умань (Украина) 28 августа 1941 г. Источник: televignole.it

Некоторые источники сообщают, что после этого Адольф Гитлер и Бенито Муссолини вылетели с аэродрома г. Умани (Украина) обратно в гитлеровскую резиденцию (Польша).

На аэродроме Умань. (Украина). 28 августа 1941 г. Источник: waralbum.ru

28.08.1941 г. Украина. Умань

На обратном пути Муссолини сел в кабину пилота. И даже якобы просил чуть-чуть «порулить».

Incontro di Benito Mussolini e Adolf Hitler alla stazione presso al quartier generale tedesco nell’agosto 1941. Источник: televignole.it

А из резиденции Гитлера Муссолини уехал поездом в Рим.

Кстати, у Бенито Муссолини был свой персональный вагон. Вот так внутри выглядел его интерьер.

Персональный железнодорожный вагон Бенито Муссолини. Источник: m.fishki.net

Некоторые авторы сообщают также, что завершение визита оказалось тогда не совсем обычным. В финале поездки Муссолини к Гитлеру в Умань случился инцидент.

«Расставание диктаторов сопровождалось комическим эпизодом. Гитлер захотел проводить своего гостя до самой границы.

В Бреннере он сел на поезд, который должен был увезти его обратно. Военный оркестр заиграл гимны. На последних тактах, как было предусмотрено, поезд тронулся.

Однако, проехав несколько десятков метров в гору, он остановился и дал задний ход: окошко Гитлера оказалось напротив Муссолини. Оркестр опять заиграл гимны, а диктаторы вновь обменялись приветствиями.

Поезд сделал еще и еще попытку. Звуки гимнов отдавались похоронным звоном в ушах начальников протокольных отделов.

После семи попыток Муссолини приказал прекратить музыку, и наступившая тишина, видимо, разрушила колдовство: на этот раз Гитлер действительно уехал. Его никто не приветствовал, думая, что он опять вернется.

Расследование с итальянской стороны показало, что виноваты в инциденте были немецкие железнодорожники, и это вызвало ликование Муссолини.

Однако когда через несколько дней Анфузо встретил своего немецкого коллегу и поспешил спросить, сильно ли ему досталось от фюрера, тот ответил:

«Что вы, ведь виноваты-то были итальянцы».

Ссылка

Вот что об этой поездке рассказал личный охранник Гитлера Ганс Раттенхубер (из протоколов допроса, опубликованных в газете «Красная Звезда») :

«Я уже указывал, что Гитлер и Муссолини ездили каждый в своем отдельном спецпоезде.

Полеты в Брест и Умань также совершались в различных самолетах, ибо по этому поводу имелось специальное указание Гитлера».

«Пилотом для Муссолини Гитлер назначил своего шеф-пилота генерал-лейтенанта Баура, а самолет Гитлера вел полковник Дольди».

«Во время автомобильных поездок Гитлер и Муссолини сидели в кузове вместе. Рядом с шофером Кемпка обычно сидел в той же машине адъютант Шауб или Шмидт».

«При беседах Гитлера и Муссолини я не присутствовал, поэтому их содержание мне неизвестно».

Четырёхдневный визит

Нам удалось также найти упоминания, что тот визит Муссолини к Гитлеру был отнюдь не однодневным.

Оказалось, что Муссолини приехал к Гитлеру ещё за несколько дней до поездки в украинскую Умань.

Визит его к фюреру начался 25 августа 1941 года. Итальянский диктатор сначала прибыл в Растенбург (Rastenburg) в ставку Гитлера (сегодня это Польша, город Кентшин/Kętrzyn).

Incontro di Benito Mussolini e Adolf Hitler alla stazione presso al quartier generale tedesco nell’agosto 1941. Источник: televignole.it

Оттуда оба диктатора поехали на следующий день в Брест.

Гитлер и Муссолини в разрушенной Брестской крепости. 26 августа 1941 года. Источник: fotostrana.ru

Гитлер очень хотел похвастаться захватом укрепленной советской крепости.

Брестская крепость. 26 августа 1941 г. Источник: fotoload.ru

Там они осмотрели руины Брестской крепости.

Adolf Hitler y Benito Mussolini visitan la fortaleza de Brest en 1941. 26 августа 1941 г. Источник: fotoshistoricas.net

Сохранилось свидетельство о том, что «вдруг Муссолини обратил внимание на какую-то надпись, нацарапанную на стене, и попросил перевести ему эти слова с русского языка:

«Умираю, но не сдаюсь! Прощай, любимая Родина».

Эта надпись очень сильно потрясла диктатора. Муссолини весь остаток дня был необычайно молчаливым».

И только потом Гитлер отвезёт Муссолини на Украину в город Умань.

Гитлер и Муссолини едут по улице города Умань (Украина). Источник: media-uman.com

После поездки в Умань оба улетели оттуда на самолёте.

Умань. Август 1941 г. Источник: war-documentary.info

Надо сказать, что этот четырехдневный визит Муссолини к Гитлеру и на Восточный фронт был также снят на киноплёнку немецкими кинооператорами.

Источник: gettyimages.it

Как раз из тех документальных кадров немцами был смонтирован пропагандистский киножурнал. Целью этого ролика было убедить немецких зрителей в скорой победе вермахта.

Однако напомним, что уже через пару месяцев в декабре того же 1941 года – наступление фашистов под Москвой будет остановлено Красной армией. Правда, тем летом ни Гитлер, ни Муссолини об этом фиаско ещё не подозревали.

Убедиться, что приведенные выше архивные фотографии из разных источников действительно были сделаны в том числе и в ходе посещения Гитлером Украины 28 августа 1941 года в городе Умани, можно, просмотрев пятиминутное видео (5:27).

Гитлер и Муссолини посещают Брест (26.08.1941 г.), затем город Умань на Украине (28.08.1941 г.) Источник: HistoryLab

Однако это были далеко не все важные события из той командировки фюрера на Украину.

Уманская яма

Свидетели той поездки фюрера в Умань указывают ещё на одну чрезвычайно существенную деталь того турне.

Кроме всего прочего, Гитлер хотел показать Муссолини свой главный трофей – пленных красноармейцев из Уманского котла. Немцы поместили их тогда в концлагерь, который в просторечии называли «Уманской ямой». Расположен он был неподалёку от Умани.

«Уманская яма». Концлагерь. 1941 г. Источник: umanlibrary

Некоторые документы и свидетельства были опубликованы в газете «Тюменский курьер» в № 160–161 от 2–3 сентября 2011 года, где, в частности, указывалось, что в тот день (28 августа 1941 года) с Уманского аэродрома кортеж машин Гитлера и Муссолини свернул сначала к месту, где содержались тысячи советских военнопленных. Это был карьер кирпичного завода, превращенный оккупантами в пересылочный концлагерь, вошедший в историю под названием «Уманская яма».

Там, в бывшем котловане, где раньше добывали глину для кирпичного завода, прямо под открытым небом в грязи держали почти 70–80 тысяч человек. Хотя, по признанию самих фашистов, там максимум можно было расположить не больше десяти тысяч пленных.

Прежде, чем взять в плен оказавшихся в Уманском котле красноармейцев, фашисты постоянно забрасывали их вот такими листовками:

Немецкая листовка, 1941 г. Источник: novorossy.ru

В тексте говорилось, что немцы якобы гарантировали:

«Немецкие офицеры и солдаты окажут… хороший приём, накормят… и устроят на работу».

«вас ждет хорошее обращение и пропитание, а также скорое возвращение на родину».

Враньё.

У местных краеведов-музейщиков сохранились кинокадры, снятые самими же немцами. Они лучше всяких слов показывают, что именно собой представляла тогда эта «Уманская яма» для советских военнопленных.

Эти три с лишним минуты (3:41) следует посмотреть. Чтобы ужаснуться, в каком именно положении оказались захваченные в плен военнослужащие Красной армии тогда в августе 1941 года под Уманью.

Вот именно такой истинный немецкий ГУЛАГ (это слово-цитата из кинофрагмента), как это и было зафиксировано документалистами в этом коротком ролике, под названием «Уманская яма» Гитлер и показал Муссолини в тот день 28 августа 1941 года. Судя по всему, именно это впечатляюще трагическое зрелище и было основной и главной целью того самого визита в город Умань на Украину, как для Адольфа Гитлера, так и для Бенито Муссолини.

Видео снято немцами. Источник: Краеведческий музей г. Умани (Украина), немецкие хроники. Материал этот подготовил научный сотрудник этого музея В. М. Давыдюк

Такое нельзя забывать.

Начало строительства дворца Гитлера на Украине

Ну а где же обещанный рассказ про дворец Гитлера на Украине?

Вот тут мы как раз к рассказу о нём вплотную и подошли.

Дело в том, что тем самым летом 1941 года Гитлер всерьёз и начал задумываться о том, что, мол, пора бы ему обзавестись тайной постоянной и личной резиденцией именно там, на полюбившихся ему землях Украины.

И на тот момент он очень активно подыскивал место для своего будущего шикарного украинского гнёздышка.

Задумка его была поистине грандиозной: хотелось возвести там что-то колоссальное и потрясающее. Такое, чего он еще не имел доселе в Европе.

Услужливые подчинённые предлагали ему разные варианты участков украинской земли под предстоящее строительство. Фюрер думал, придирался к деталям и выбирал.

Цели и назначение строительства резиденции фюрера на Украине тщательно засекречивались. Фашисты нарочно распускали слухи, что строят якобы дома отдыха для немецких солдат и офицеров, которые воюют на Восточном фронте. Даже вывеску придумали:

«Санаторий».

В следующем материале мы расскажем вам и покажем, что именно за уникальный дворец-санаторий возвел себе Гитлер на оккупированной Украине. А также продолжим знакомить вас с теми местами, которые отмечены на туристических маршрутах Украины сегодня словами:

«Здесь был вызволитель-Гитлер».

Итальянцы сами так подписали этот свой фотодокумент для госархива: «Автоколонна на марше в России летом 1941 г. ». А пришли они тогда, кстати, завоевать Донбасс. И полегли они, в том числе под Дебальцево…

Продолжение следует…

Медицинская служба Великой армии Наполеона

Наполеон перед умирающим маршалом Ланном после битвы при Эсслинге. Картина Поля-Эмиля Бутиньи. Хорошо видны условия содержания раненых в лазаретах эпохи Наполеоновских войн.

Большинство войн XVIII века на начальных своих этапах сосредотачивалось на осаде пограничных крепостей, чтобы после их падения открыть оперативное пространство в глуби вражеской территории. Поэтому военные лазареты устанавливали именно поблизости от крепостей, совершенно не заботясь о том, чтобы подобные учреждения могли действовать и в других регионах. Вдали от театра боевых действий можно было рассчитывать лишь на гражданские приюты, церковные монастыри и помощь местного населения.

1792

Первая революционная война 1792 года обнажила полную несостоятельность такой системы. Тогда впервые велась маневренная война, судьбы которой решались в поле, а не под крепостными стенами. Также впервые действующая армия была в основной массе укомплектована добровольцами, которые были гораздо слабее профессиональных солдат и много хуже приспособленными к лишениям военной поры. Поэтому резко выросло количество больных и истощенных. Тем более, что и французская армия значительно увеличилась по сравнению с армией французского короля.

Положение, в каком очутилась медицинская служба, усугубилось тем, что, порывая со старым режимом, власти революционной Республики не только закрыли медицинские школы, но и отменили обязанность иметь диплом медика. А постольку поскольку из армии ушло много офицеров-роялистов, а среди оставшихся постоянно выискивали сторонников монархии, то «старые» медики и хирурги не пользовались доверием. И военные власти предпочитали привлекать на службу совершенно новые кадры, даже если те не владели полнотой профессиональных знаний.

Так появился принцип, что

лечить и даже стать хирургом может каждый желающий, лишь бы только он пользовался «гражданским доверием».

Таким образом, декрет национального конвента от 21 декабря 1792 года приравнял медиков к офицерам. Главные врачи, хирурги и фармацевты, заведующие медицинской службой на уровне армий, стали бригадными генералами. Медиков, хирургов и фармацевтов 1-го класса приравняли к полковникам. Медики 2-го класса стали капитанами, а 3-го класса – лейтенантами.

1793

Декрет конвента от 23 марта 1793 года, изданный уже с учетом опыта прошедшей войны, определил правила набора персонала медицинской службы. Новые порядки, прежде всего, отменили требование иметь справку о «гражданском доверии». И вернули прежние профессиональные критерии.

Это мало помогло, так как медики и хирурги, разочарованные произвольным увольнением несколькими месяцами ранее, не спешили возвращаться на службу. В связи с этим армия вынуждена была опять обратиться за помощью всех желающих, имевших хоть кое-какое понятие о медицине, в том числе к священникам и семинаристам. Некоторые из них уже на военной службе стали действительно хорошими хирургами.

Далее, 1 декабря 1793 года конвент уполномочил военного министра призывать в ряды всех медиков в возрасте от 18 до 40 лет. И направлять в военные лазареты тех медиков и хирургов, которые ранее служили в армии добровольцами.

Неделю спустя свет увидел очередной декрет по реорганизации медицинской службы. При военном министре возник центральный медицинский совет в составе из девяти человек – трех хирургов, трех медиков и трех фармацевтов. Их назначал министр из медиков, имеющих 20-летний опыт в военной медицине, а из них – не менее года на командных должностях.

При каждой армии Республики были введены должности первого хирурга, первого медика и первого фармацевта, которые создавали медицинские советы своих армий. В каждой пехотной полубригаде и во всяком кавалерийском полку назначался старший хирург. А в каждом батальоне или эскадроне были должности первого и второго хирургов. Задача подготовки медиков была возложена на четыре госпиталя – в Лилле, Меце, Страсбурге и Тулоне.

Медицинская служба была в ведении общей военной администрации. На уровне армии она подчинялась комиссару-ордоннатору, а в госпитале – военному комиссару. Теоретически, оба комиссара должны были сотрудничать с медицинскими чиновниками и вместе с ними определять нужды армии. На практике же царила такая двузначность и неопределенность, что военная администрация постепенно подмяла под себя всю медицинскую систему. Уже вскоре это обернулось большими проблемами.

1794

21 февраля 1794 года новое якобинское правительство провело очередную реорганизацию. Центральный Медицинский Совет был упразднен. А вместо него была учреждена Комиссия здоровья (Commision Santé), подчиненная непосредственно исполнительному комитету в Париже.

При каждом госпитале появились комитеты бдительности и администрации в составе двух членов от муниципалитета, двух представителей от местного совета бдительности и военного коменданта. Медики, военные комиссары и начальство госпиталей были обязаны представлять комитетам бдительности и администрации любую информацию, которую те затребуют.

Изменилась и система подготовки медицинских кадров. Теперь, чтобы стать военным медиком, достаточно было окончить ускоренные фельдшерские курсы при тыловых лазаретах армии. Опять появилось требование ко всем медикам иметь свидетельство «гражданского доверия».

Малейшего подозрения в неблагонадежности стало достаточно, чтобы «враги народа» лишились своих должностей и даже попали в тюрьму. На их место приходили люди, пользующиеся доверием комитетов бдительности, зачастую без профессиональной подготовки.

Например, Пьер-Франсуа Перси, светило современной военной медицины, должен был в течение 28 часов сдавать экзамен по медицине перед членами муниципалитета провинциального Бузонвиля, не имевшими ни малейшего понятия о медицине.

1796

19 мая 1796 года директория провела очередную реорганизацию военной медицинской службы. Комиссия здоровья была упразднена, а вместо неё были введены генеральные инспекторы, назначаемые военным министром, то есть фактически ему подчиненные. Что хуже, медиков напрямую подчинили ордоннаторам и военным комиссарам, которые были вольны устанавливать по своей воле и во всех деталях организацию и порядок работы госпиталей и лазаретов, а также назначать и увольнять медиков, хирургов и фармацевтов, «не оправдывающих доверия».

С тех пор администрация была наделена полномочиями решать, как должна выглядеть медицинская служба в военное время. Другими словами, ордоннаторы и комиссары определяли, скольким раненым надо будет оказать медицинскую помощь, каковы будут их нужды и как их удовлетворить.

Кроме унижения, которое подобные реформы принесли медицинским специалистам, нередко зависимым от неучей и проходимцев, эти постановления имели печальные последствия, так как создавали благодатную почву для коррупции и обогащения за счет раненых под предлогом экономии средств. В ситуации, когда ордоннаторы и комиссары решали всё (сколько денег выделить на содержание раненых, сколько потратить на их лечение, а сколько – на сносные условия), редкие госпитали и лазареты содержались на приемлемом уровне. Критика и протесты со стороны медиков зачастую кончалась их увольнением из армии или переводом в другую часть.

1800

Эта пагубная тенденция экономить на всём за счет раненых продолжилась в очередных постановлениях Наполеона Бонапарта.

Декрет от 12 августа 1800 года снизил количество военных лазаретов до 30. Только четыре госпиталя: в Париже, Лилле, Меце и Страсбурге сохранили право обучать новые кадры.

Очередной декрет от 7 декабря 1800 года сократил число лазаретов до 16. Итогом такого «эффективного управления» стало увольнение из армии всех медиков, хирургов и фармацевтов, которые на текущий момент не были заняты непосредственно оказанием медицинской помощи. Хуже того, эти зачастую опытные и заслуженные специалисты получили лишь небольшие пенсии и весьма оправданное разочарование.

1801

Наконец, 10 октября 1801 года из армии была уволена очередная партия медиков.

А среди них те, которые попали на службу по призыву 1792 года молодыми студентами без дипломов, но набрались за почти десять лет большого опыта в нескончаемой череде войн.

Резкое сокращение количества (в особенности) хирургов привело к тому, что немалое число раненых пришлось отсылать в гражданские больницы и приюты.

1805

Готовясь к войне с Австрией, Наполеон издал 4 сентября 1805 года приказ регистрации всех медиков, которых он ранее так легкомысленно уволил с военной службы.

Обязанности по регистрации были возложены на префектов, которые, несмотря на все призывы и уговоры к врачам вернуться на службу, желаемых результатов не добились.

В итоге медицинская служба Великой армии не справилась со своими задачами, когда ей пришлось заняться тысячами раненых у Аустерлица.

Экстренной мерой по улучшению положения стал призыв в армию гражданских хирургов.

Но поскольку кампания 1805 года закончилась победой, то было решено не заниматься больше медицинскими проблемами и оставить всё как есть, то есть не увеличивать штаты.

1813

Лишь после поражения в походе на Москву Наполеон предпринял очередную попытку улучшить медицинскую службу Великой армии.

Шестнадцатого апреля 1813 года он приказал, чтобы каждый департамент отрядил в армию одного медика и четырех хирургов.

А 12 мая потребовал еще троих хирургов от каждого департамента.

Но людские потери войны 1812 года были настолько катастрофическими, что новые пополнения уже не смогли в должной мере пополнить медицинскую службу Великой армии.

A. Gerard. Napoléon et le service de santé. Revue du Souvenir Napoléonien, (286-287) :2–22, 03-05 1976.

H. C. B. Rogers. Napoleon’s Army. Allan, 1974.

Ph. J. Haythornthwaite. Weapons and Equipment of the Napoleonic Wars. Cassell, 1999.

P. J. Linon. Officiers d’administration du service de santé. Études et recherches médico-militaires, 1983.

Продолжение следует…

Как Англия убивала русских государей

Убийство императора Павла I. Французская гравюра

Обвиняя Россию в

«государственных преступлениях»,

Англия проявляет чудовищное лицемерие.

За последние 300 лет Англия была самым страшным врагом России. И только к середине XX века разделила это место с США. Британцы стоят за преждевременной смертью нескольких русских царей. И английский след можно отметить практически во всех войнах России, которые наша страна вела за последние столетия.

Россия и Англия не имели спорных территорий, исторических традиций вражды. Как, к примеру, англичане и французы или французы и немцы. Обе державы могли жить в мире. И, если не в согласии и сотрудничестве, то, по крайней мере, не замечая друг друга. Как, к примеру, Россия и Испанская колониальная империя.

Однако Британия стояла практически за всеми войнами, конфликтами, восстаниями, революциями. И за знаменитыми убийствами, направленными против России (такими как убийство государя Павла I и Николая II, Григория Распутина).

Дело в том, что Британия претендовала на господство в мире. И постоянно стравливала своих конкурентов.

С помощью России британцы ликвидировали угрозу со стороны Франции и Германии.

Одновременно Лондон всеми силами стремился решить «русский вопрос» – расчленить и уничтожить русскую цивилизацию.

Швеция и Россия: стравить!

После «открытия» англичанами России при царе Иване Грозном, отношения двух держав строились в основном на фундаменте торгово-экономических отношений. Сначала британцы искали северо-восточный проход в Китай и Индию. Затем пытались монополизировать Волжско-Каспийский путь в Персию. В итоге Англия постепенно заняла первое место во внешней торговле России.

При Петре I Россия стала империей и одной из ведущих держав в европейской политике. С этого времени британцы стали стравливать русских с другими европейскими народами, пытаясь вытеснить нас с Балтики.

Так, Британия поддерживала стремление Швеции выбить Россию с берегов Балтийского моря в войнах 1700–1721, 1741–1743, 1788–1790 годов.

Правда, закончилось это тем, что Россия только укрепилась на берегах Варяжского моря, вернув в свою сферу влияния Прибалтику.

С этого же XVIII столетия англичане начали натравливать на Россию Турцию.

Русские возвращали свои древние земли на берегах Северного Причерноморья (включая Крым). Британии этот процесс никак не угрожал.

Однако Лондон с этого времени и до наших дней (контакты Лондона с «султаном» Эрдоганом) старается натравить на Россию Турцию.

Помешать русским закрепиться на северном и кавказском побережье Чёрного моря, освободить Константинополь-Царьград, Босфор и Дарданеллы от османов, включить в свою сферу Балканский полуостров, вернуть исторические земли Греции, Грузии и Армении.

За всеми Русско-турецкими войнами XVIII–XIX вв. можно увидеть британский след.

На южном направлении, не давая русским прорваться к южным морям, Британия также начала натравливать на Россию Персию – Иран (1804–1813, 1826–1828 гг.).

Интересно, что мудрая императрица Екатерина II хорошо осознавала роль Англии в Европе и мире.

Когда англичане пожелали нанять русских солдат, чтобы подавить мятеж в Американских колониях (Война за независимость), Петербург отказал. Более того, Россия в 1780 году стала инициатором создания крупного блока держав, в сущности, направленного против политики

«владычицы морей»

Британии.

В 1780 году Россия объявила вооруженный нейтралитет. К нему присоединились Дания и Швеция, в 1781 году – Голландия, Пруссия и Австрия. Его принципы признали Испания, Франция и США. Тем самым европейские державы выразили готовность вооруженным путем защищать свою морскую торговлю от возможных нападок Англии.

Морская блокада Штатов была прорвана, Англии пришлось отступить.

Так, русские приложили руку к появлению США.

Франция и Россия: стравить!

После Французской революции на континенте для Англии возникла новая угроза – революционная Франция. А затем империя Наполеона.

Французы начали создавать «европейский союз» во главе с Парижем. Понятно, что британцам это не понравилось. Сами они унять французов не могли. Стали искать «пушечное мясо». Самым лучшим решением было столкнуть двух самых опасных противников Британии: Россию (хотя русские не угрожали Лондону) и Францию.

Государь Павел I, следуя идеалистическим рыцарским идеалам, в борьбе с революционной заразой, направил войска в Голландию, Швейцарию и Италию, чтобы помочь своим «союзникам» – англичанам и австрийцам.

Но вскоре стало понятно, что «партнеры» используют бескорыстную помощь России, чтобы расширить свою сферу влияния.

При этом австрийцы и англичане боялись русских, их успехов в той же Италии. Русские корпуса были подставлены под удар в Голландии и Швейцарии.

Наш гениальный полководец Александр Суворов неимоверными моральными и физическими усилиями спас армию (и окончательно подорвал своё здоровье).

Павел I осознал глупость этой войны.

России и Франции делить было нечего. Русские воевали в интересах Англии и Австрии. Когда «партнеры» решили, что дни революционной Франции сочтены, они постарались лишить русских лавров победы.

Блестящие победы Суворова и Ушакова ничего не дали России.

Зато помогли Австрийской империи вернуться в Италию.

Что интересно, они принесли пользу и генералу Наполеону. Покорив Египет, французский генерал не смог взять сирийскую крепость Акру и отступил. Британский адмирал Нельсон сжёг французский флот. Англичане лишили французскую армию в Египте связи с метрополией. Наполеон, без подкреплений, снабжения и поддержки флота на побережье, мог продержаться несколько месяцев, затем – позорная капитуляция.

Теперь Наполеон мог смело вернуться на родину и свергнуть сгнившую Директорию, которая проиграла войну на европейском театре.

Население Франции устало от бесконечной войны, нестабильности, воровства новой власти, глупой политики Директории. Французы захотели сильной руки и получили её в лице Наполеона.

«Умер от апоплексического удара табакеркой в висок»

Павел I отозвал войска Суворова.

Став первым консулом, Наполеон Бонапарт сразу же обратил внимание на глупость ситуации: Россия воевала с Францией, не имея общих границ. И, вообще, никаких спорных вопросов, если не считать идеологии (монархия и республика).

Наполеон выразил желание заключить мир с Россией. Те же мысли пришли в голову и государю Павлу I.

На донесении от 28 января 1800 года русского посланника в Пруссии Крюднера, сообщавшего о шедшем через Берлин миролюбивом сигнале Франции, император написал:

«Что касается сближения с Францией, то я бы ничего лучшего не желал, как видеть её прибегающей ко мне, в особенности как противовесу Австрии».

Тем временем перед англичанами в октябре 1800 года капитулировал французский гарнизон на Мальте.

Петербург немедленно потребовал от Лондона разрешение на высадку на острове русских войск. Павел I был магистром Мальтийского ордена, суверенным хозяином его владений.

Лондон проигнорировал это обращение.

В ответ русский государь наложил секвестр на английские товары в стране, остановил долговые выплаты англичанам, приказал назначить комиссаров для ликвидации долговых расчётов между русскими и английскими купцами.

В декабре 1800 года Петербург подписал с Пруссией, Швецией и Данией договоры, которые возобновляли систему вооруженного нейтралитета 1780 года.

В ответ англичане попытались торговаться с Петербургом.

Они сообщили, что Англия не имеет никаких видов на Корсику. И завоевание Корсики имело бы большое значение для России.

То есть британцы предлагали заменить Мальту на французскую Корсику. А попутно взбесить первого консула Франции – корсиканца Наполеоне Буонапарте (от итал. Napoleone Buonaparte).

Русский царь-рыцарь Павел I на эту провокацию английских торгашей не повёлся.

В декабре 1800 года русский император написал Бонапарту:

«Господин Первый Консул.

Те, кому Бог вручил власть управлять народами, должны думать и заботиться об их благе».

Обращение напрямую к Наполеону и признание его власти было сенсацией в Европе.

Прямая переписка двух глав государств означала фактически установление мира между обеими державами. Также это было полное попрание принципов легитимизма, за которые слабый преемник Павла I – Александр I, положит уйму русских голов на бранных полях Европы на радость Вене, Берлину и Лондону.

В феврале 1801 года Наполеон начал изучение возможности совместного русско-французского похода в Индию. А Павел I уже в январе 1801 года отправил атаману Войска Донского Орлову начать поход в Индию. Казаки уже начали поход, ушли от Дона на 700 вёрст. Поход был плохо организован, но показал всему миру, что достаточно одного слова русского царя – и казаки войдут в Индию.

Лондон ответил организацией цареубийства: в ночь с 11 на 12 марта 1801 года в Михайловском замке группой заговорщиков был зверки убит русский царь Павел I.

Весьма активную роль (возможно, и ведущую) в этом убийстве играл английский посол Чарльз Витворт.

В частности, Витворт был любовником Ольги Александровны Жеребцовой, родной сестры Платона Зубова. Именно Зубов был непосредственным убийцей государя, пробив ему голову золотой табакеркой.

Через Жеребцову заговорщикам шло британское золото и инструкции.

Любопытно, что Наполеон немедленно понял, кто стоял за убийством Павла I.

Он впал в ярость и во всём винил Англию:

«Они промахнулись по мне…

Но попали в меня в Петербурге».

Царь Александр I стал фигурой в большой игре Лондона

Новый император Александр I сразу оказался перед лицом британской угрозы.

Британское правительство приказало захватывать все русские суда в английских портах. Британцы вероломно напали на наших союзников – датчан, уничтожив и пленив их флот в Копенгагене. При этом Дания придерживалась строгого нейтралитета в идущей в Европе войне.

В мае 1801 года английский флот вышел к Ревелю.

Но до войны дело не дошло. Государь Александр I фактически капитулировал перед Англией. Донское Войско отозвали назад. Англию не призвали к ответу за гибель Павла I.

«Английскую партию» в самой России не зачистили. Немедленно сняли эмбарго с английских торговых судов и товаров в русских портах. Принцип вооруженного нейтралитета был нарушен.

Но самое плохое было в том, что «истинный византиец» Александр I снова втянул Россию в войну с Францией. Русские стали «пушечным мясом» Англии в войне против Франции.

Эта война не соответствовала национальным интересам ни французов, ни русских. И велась исключительно в интересах англичан и немцев, которые жили в Австрии и Германии.

«Английская и германская» партии в Петербурге втянули нас в преступную, антинациональную войну с Францией. В это время практически все силы, энергия, ресурсы (включая людские) России были потрачены на войну с Францией Наполеона.

Мы на целое поколение утратили великолепные возможности, которые открывались России на юго-западе (Балканы и район Константинополя), юге и востоке.

Стратегически союз с Наполеоном обещал огромные выгоды. К примеру, даже кратковременный союз Александра I и Наполеона после Тильзита позволил нам присоединить Финляндию и полностью решить вопрос безопасности столицы и северо-западного стратегического направления.

Таким образом, при сердечном согласии Петербурга и Парижа, который намечался при Павле I, мы могли сокрушить надежды Британии на мировое господство. При этом сохраняя Англию как противовес Франции и германскому миру.

Могли выйти к южным морям, закрепиться в Персии и Индии. Полностью решить кавказскую проблему. Получить Царьград, Проливную зону, делая Чёрное море, как встарь – Русским. Восстановить христианские и славянские державы на Балканах, беря их под своё крыло. Направить силы и ресурсы для укрепления на Дальнем Востоке и в Русской Америке.

Александр I (и его окружение) предпочел европейский вектор, с головой влезть в дела Германии.

Нас втянули в новую антифранцузскую коалицию. Петербург поставил цель – реставрировать династию Бурбонов во Франции. Зачем русской державе и народу Бурбоны?

Платил за английские и германские интересы русский мужик. Большой кровью.

Русская армия несла тяжелые потери в Европе, под Аустерлицем и Фридландом.

Из-за бездарной политики Петербурга Русский Балтийский и Черноморский флоты потеряли лучшие корабли в Средиземном море.

Закончилось всё кровопролитной Отечественной войной, когда всему народу пришлось платить за ошибки царя и его окружения.

Францию «замирили». Русская армия вошла в Париж. Наполеона отправили в ссылку.

Но кто присвоил почти все плоды победы?

Англия, Австрия и Пруссия.

А Россию благодарно нарекли

«жандармом Европы»,

поручив давить новые революции.

Продолжение следует…

Переживания адмирала Рожественского

Первое письмо жене Ольге Николаевне Антиповой датировано 4 сентября 1904 года из Ревеля (Таллина).

Вот что отмечает командующий:

«В Ревеле неделя прошла незаметно, но нельзя сказать, чтоб очень удачно: постоянные поломки машин, электромоторов, непорядки на судах и часто неспокойное море мешают учиться многому, что было намечено…

Наше положение из рук вон плохое и не поправится. Японцы подвезут больше, чем в состоянии мы…

Поднял голову один наместник Алексеев, что взяли, говорит, назначив самостоятельных вождей: армии и флота.

Теперь я вступаю в свои права и прошу объяснить мне в точности, как предполагаете выйти из созданного Вами положения. Где Ваша эскадра – какая она?

Не шевелитесь, пока я не сделаю своих соображений и распоряжений».

Проблемы адмирал описывает две – техника и двоевластие.

Техника не позволяет выполнить план учений в своей базе. А указания из нескольких инстанций не дают действовать по своему плану.

Учения (скромно замечу) были. Если смотреть не только письма – и стрельбы (артиллерийские и торпедные), и маневрирование.

Через 16 дней Зиновий пишет:

«Цел буду, расплатишься за все обиды. И я с наслаждением приму твои извинения,

а уеду гулять туда, где Макар телят не гонял – скатертью дорога;

от меня ведь теперь проку немного;

а сам я совершенно покоен и за тебя, и за Лелю, и за всех моих близких…

Хоть мы еще и совсем мужички, но ни в Ревеле, ни в Любаве, нигде иначе в Финском заливе, нельзя уже многому научиться…

Да и пропустили же мы все лучшее время для перехода скверными местами.

Если бы ушли 1-го сентября, то при чудной погоде дошли бы к этому времени уже до южных широт».

Вспоминаются слова Бухвостова:

«Мы все умрем, но не сдадимся».

Оценка трезвая – подготовка слабая, дальше учится погода не позволит, поход через Бискаи в октябре действительно опасен…

Все люди на эскадре понимали. Понимали, но шли.

Потому как – присяга и долг.

Другой вопрос, что и ждать успехов с такими-то настроениями не выходит. Но проблема-то была далеко не в настроениях.

1 октября снова:

«Каждый день мелкие поломки, даже и во время стоянок, чего же ждать в пути, да еще в октябрьския погоды, которые здесь вступили в свои права.

Провожают-то нас очень уж ласково.

Тем позорнее будет провал».

И о том же – шансов нет.

Отдельно о Гулльском инциденте в письме от 15 октября:

«Англичане либо подстроили инцедент, либо вовлечены японцами в положение, из которого нет легкого исхода.

Без всякого сомнения, союз англо-японский предусматривает вооруженную помощь, когда в ней явится потребность.

Потребность, очевидно, наступила.

И предлог есть самый корректный, с их точки зрения».

Мнение необъективное, но вполне обоснованное.

Рожественского разведка запугивала именно такими сценариями – либо атакой японских миноносцев в пути, либо атакой англичан. Это мы сейчас умные, а тогда…

Командующий видел ситуацию глазами МИД и разведки.

А вот что мерещилось этим организациям – вопрос серьезного исследования. На тему, что это было: саботаж, коррупция или непроходимая тупость?

Через четыре дня:

«Ослабели мы все в корень, и с такою общею болезненною слабостью сумасбродному предприятию нашей преславутой 2-ой эскадры трудно рассчитывать на авось даже.

Поживем – увидим,

а теперь поползем на кораблях, которые способны передвигаться в штиль не далее как на 1500 миль;

будем голову ломать, как перешагивать с ними станции в 2000 и 2300 миль длинною».

Выделенное бы – в камне и на стены.

И, кстати, насчет угольных перегрузок.

Ну, вот почему забивали углем все помещения? Вот зачем?

Дураки наверное…

24 октября:

«У меня в строю тринадцать кораблей.

Идем так: Камчатка, Суворовъ, Метеор, Император Александр III, Анадырь, Бородино, Малайа, Орелъ, Корея, Ослябя, Нахимовъ, флаг Энквиста, Дмитрий Донской, Аврора.

Ночью это стадо то скучивается, набегая друг на друга, так, что является опасность столкновения, то растягивается так, что боишься потерять какую-нибудь овцу.

На каждом случаются поломки».

И снова техническое состояние.

Ну и полное неумение держать строй, что с учетом несплаваности и разных маневренных характеристик, собственно, неудивительно.

Два вопроса идут красной нитью через все письма – поломки и донесения разведки о том, что японцы буквально за поворотом.

Следующее письмо в конце ноября и снова:

«Машины наших кораблей тем временем изнашиваются и ломаются ежедневно, то у одного, то у другого.

А ни в один порт не только для починки, но и для переборки только машин зайти нельзя.

И это с эскадрой, в которой, считая транспорты и миноносцы, набирается до 50 судов и 12 000 человек».

С Мадагаскара адмирал отвечает, почему вокруг Африки, а не Суэцким каналом:

«Конечно, будут говорить: вольно же было дураку избрать кружной путь – нарочно затягивает плавание.

И эти будут врать.

Потому что половина послана кратчайшим путем, и тоже нигде лишнего не стояла, а должна придти и, надеюсь, придет на соединение только тремя днями раньше меня.

И эта половина не могла бы прийти так скоро, если б ей пришлось ждать прохода Суэцким каналом моего большого отряда, из которого каждый корабль перед входом в канал должен бы был совсем разгрузиться, а после прохода опять нагрузиться.

Скажут, и пункт соединения отрядов выбрал в стороне от прямого пути, чтоб затянуть плавание.

И тоже будут врать, потому что на прямом пути нет ни одной дыры, куда можно приткнуться: все английское;

а англичанам очков не вотрешь: силою воспрепятствуют всякой остановке эскадр в своих водах».

И добавляет:

«Ведь моряки даже писали, что на переход эскадры от Кронштадта в Порт-Артур нужно шестьдесят дней, и когда я в первый раз произнес шесть месяцев – таращили глаза.

А вот мы идем сплошь третий месяц и не сделали еще половины пути».

Отдельно о стоянке в Носсибейске:

«7 января. Немцы изменили в самый решительный момент…

Ума не приложу, как выкрутиться, в особенности с Федором Карловичем, которого канцелярия скушала совершенно….

А нам всякая задержка здесь гибельна, дает японцам делать широкие приготовления.

Сами попадаем в период ураганов, которые могут истребить половину наших судов без всякого участия японцев.

Злой рок тяготеет над русским флотом.

Не мешайся в дело наш Штаб, не настрой он панически наши дипломатические канцелярии, не кричи так на всех перекрестках, …уж десять дней тому назад тронулись бы в дальнейший путь.

Не знаю, что будет дальше, а теперь позорно стоит дело…

Послал самые энергичные воззвания в Петербург.

Неужели не шевельнутся?

Но если и шевельнутся, то ответа здесь на телеграммы надо ждать десять дней.

А теперь каждый так страшно дорог…

17 января. Я должен был в день твоего рождения быть уже по ту сторону Индейскаго океана, а проклятая канцелярия держит. И не знаю, сколько продержит еще…

Запрещение мне двигаться дальше до распоряжений, прислано по Высочайшему повелению…

Все же у меня теперь какая ни на есть сила, люди друг друга познали.

Мы можем не одолеть японцев, но и они нас разбить не могут.

За что все это губится?»

Итог.

Эскадра, которая могла проскочить в феврале – начале марта задержана высочайшим повелением. И пришла в мае.

Получили Цусиму, в которой виновен, конечно же, Зиновий. А не автор высочайшего повеления.

Судя по письмам, шесть месяцев перехода – это март, при везении – февраль.

В это время проскочить без сражения было вполне реально.

По сути, с Рожественским питерские поступили как шулеры – сменили правила во время игры.

Интересна так же «любовь» Зиновия к Кладо:

«Неужели это все бедный Кладо мозги петербургские перепутал.

Неужели им не ясно, что, чем многочисленнее сброд всякой сволочи, тем невозможнее им управиться, тем больше шансов бить эту сволочь по частям там, где эти части будут отваливаться по разным неладам…

Очевидно, что меня надо сменить, тем более, что в качестве начальника главн. мор. штаба я оказался никуда не годным, не свел знакомства со щуками. И по их велению не изготовил к отправке все те неготовые и пережившие свой век корабли, из которых простой капитан 2 ранга Кладо находит возможным в несколько недель сформировать третью эскадру.

Раз грех мой будет поправлен, и Кладо окажется прав, разумеется, незачем терпеть дольше фиктивную службу мою в главном морском штабе».

Статьи которого, кажется мне, вызывали у Зиновия только злость и ехидство, как у любого профессионала мнение любителя.

Тем не менее, император прислушивался к мнению именно журналиста Кладо, а не командующего.

И, думаю, в связи с этим и следующее письмо:

«Может быть, на днях ты услышишь и по моему адресу – подлец и мерзавец.

Не особенно этому верь, скажи им, что я ни то, ни другое, а просто человек, не обладающий нужными данными, чтобы справиться с задачею.

Я даже думаю, что не дай Бог со мною что приключится, остальные мои адмиралы еще плоше справятся с этою задачею, и прошу заблаговременно прислать Чухнина, чтоб, чего доброго, не оставить эскадру в безначалии».

Все эти герои альтернативных описаний РЯВ на тему

«что было бы, если бы во главе стал гений»

— Скрыдловы, Дубасовы, Чухнины на эскадру так и не прибыли.

В бой ее вели все те же – отчаявшийся от непонимания верхов Рожественский, больной Фелькзерзам и экс-градоначальник Энквист.

Позже появился еще терпила – Небогатов.

Других желающих среди десятков адмиралов не нашлось.

И последнее до битвы:

«Да, каковы бы ни были события ближайших дней, в конечном результате – ничего кроме новой страницы позора Российского».

16 апреля 1905 года….

Вывод

Письма писались не для прокурора, не для коллег, любимой (судя по тону) жене. И лукавить в такого рода бумагах никто бы не стал.

Что мы видим?

Был план – проскочить в плохую погоду, пока японцы приводят в порядок флот во Владивосток.

План сорвали.

Было предложение:

«Разгромить японцев не могу (и никто бы не смог) – смените».

Не сменили.

В итоге – Цусима, в которой виновен, конечно же, бездарь. А не система.

Болван предложил провести на ТВД козырь для переговоров. Ему не дали.

Недотёпа спешил. А гении (вроде Кладо и самого императора) тормозили.

Тупица кричал – сражение проиграем. Его не слушали…

Наверху были определенно гении. Куда там морякам…

Ничего не поделаешь. Есть в нашей истории фигуры героические. А есть – персоны трагические, которыми верхи прикрывали свои грехи и грешочки.

Зиновий же на общем фоне выделяется.

Именно из него сделали идеального козла отпущения за бюрократию и полный военно-политический провал правительства.

Черный юмор

Среди нас есть люди, которые скажут, что шутки из этой подборки аморальные и жестокие. Да, в чем-то они правы. Если же вы сохраняете оптимизм в любой ситуации и можете посмеяться над чем угодно — предлагаю вместе посмеяться и посмотреть эти мемы.