Архив метки: истории

Как игумен обретал мощи святых

«Господь так устроил, что мне довелось принимать участие в подготовке к канонизации двух угодников Божиих: святителей Афанасия (Вольховского) и Илариона (Юшенова) », — пишет игумен Афанасий (Бедный).

Земное событие небесного значения

Когда в 2009 году после окончания Белгородской духовной семинарии я был принят на работу в Полтавское епархиальное управление, в епархии как раз началась подготовка материалов для канонизации епископа Афанасия (Вольховского). Его прославление должно было состояться еще в начале ХХ века, после Поместного Собора 1917 года, но помешала революция, и теперь предстояло найти и собрать архивные документы почти столетней давности.

Тогда в той работе я не участвовал. Да и о самом святителе Афанасии ничего не знал. Лишь когда был готов весь пакет материалов, я впервые прочел его житие. Прочел — и полюбил этого святого.

Синодальная комиссия по канонизации рассмотрела документы и передала их Священному Синоду, который вынес решение причислить епископа Афанасия (Вольховского) к лику святых. После этого и произошло событие, в котором я принимал уже непосредственное участие — обретение его мощей.

Тот день до мельчайших подробностей навсегда запечатлелся в моей памяти. В назначенное время наша группа — несколько священников — прибыла в Полтавский Крестовоздвиженский монастырь. После Божественной литургии мы отслужили панихиду на могиле святителя, после чего было демонтировано надгробие, и священники по очереди, по старшинству (я оказался самым младшим — это происходило в первый год моего священства) начали раскапывать могилу.

Ранее мне приходилось закапывать, но чтобы наоборот… Мы работали лопатами, сестры обители тут же читали Псалтирь. Так продолжалось до тех пор, пока не показалась наконец крышка гроба. К тому времени в монастырь прибыл владыка Филипп (правящий архиерей Полтавской епархии), и дальнейшими работами руководил непосредственно он.

Обветшавший от времени гроб с большой осторожностью очистили от земли, открыли и аккуратно переложили останки угодника Божия в новую раку. До сих пор помню трепетную тишину и благоговение, которые наполняли наши сердца и все пространство вокруг. Помню, как владыка тут же, у разрытой могилы, облачался в архиерейскую мантию, чтобы крестным ходом переносить обретенные мощи в храм, и как торжественно разливался над городом звон монастырских колоколов. Мы все понимали, что являемся свидетелями не просто исторического момента, но — земного события небесного значения.

В следующий раз мощи святителя Афанасия я увидел незадолго до дня его прославления. Они уже были облачены в новые архиерейские одежды и положены в монастырском соборе в новой гробнице.

Запомнился и сам день прославления. В монастырь прибыл приснопамятный Блаженнейший Митрополит Киевский и всея Украины Владимир. С сонмом архипастырей он совершил Божественную литургию, на которой после Малого входа в последний раз отслужил литию по епископу Афанасию, а духовенство пропело «Вечную память». Затем один из архипастырей зачитал житие прославляемого угодника Божия, а второй огласил решение Священного Синода о причислении к лику святых. Под сводами древнего монастырского собора впервые раздалось громогласное пение тропаря и величания святителю Афанасию, а из алтаря вынесли его икону. Когда я увидел ее в царских вратах, на мгновение показалось, что это не образ, а сам святой выходит и благословляет всех. Хотя почему показалось? Так оно и было!

С тех пор я стал часто приходить к мощам святителя Афанасия. Когда возникали какие-либо трудности или проблемы, всегда просил его помощи. Я уже говорил, что это был первый год моего служения в священном сане, и вскоре встал вопрос о монашеском постриге. Первым делом я пришел просить святителя Афанасия благословить меня на предстоящий иноческий путь. Я понимал, что в силу обстоятельств жить мне придется не в монастыре, а в миру, не имея опытного духовного руководителя. Поэтому просил, чтобы святой сам взял меня под свою опеку.

Что он услышал мою молитву, я убедился во время пострига. В тот момент, когда постригаемому нарекают новое имя, владыка Филипп выдержал паузу в несколько секунд, а затем громко произнес: «Афанасий». Так я первым стал носить имя новопрославленного святого и верю, что обрел нового, небесного друга. Незаслуженный и неожиданный подарок от Господа.

Гробокопатель со стажем

Могилу святителя Илариона (Юшенова) на одном из самых старых городских кладбищ Полтавы мне показали еще в школьные годы. Уже став священником, я прочел его жизнеописание. Оно меня поразило. Оказалось, это был человек со сложной и трагической судьбой, во всем покорный Промыслу Божию. Потеряв супругу и троих детей, он не отчаялся, не сломался, не потерял веры, но всю дальнейшую жизнь посвятил служению ближним, делам милосердия и просвещения и, будучи уже глубоким старцем, трудился буквально до последних дней. Прочтя все, я тогда подумал: «Это ведь готовое житие святого!»

К слову сказать, именно владыка Иларион, возглавляя Полтавскую епархию на рубеже XIX–XX веков, начал подготовку канонизации святителя Афанасия (Вольховского). И я всегда думал, что наступит момент, когда он тоже будет прославлен. Думал, мечтал, но вслух ни с кем этого не обсуждал.

Запомнилось, как когда-то в день памяти преподобного Илариона Нового (день Ангела владыки Илариона) мы с архимандритом Филаретом (Зверевым, ныне — митрополит Новокаховский и Генический) пришли на старое кладбище к могиле святителя, чтобы отслужить панихиду. Я служил, отец Филарет пел заупокойные песнопения. Это был один из незабываемых дней, которые остаются в памяти навсегда.

Интересно, что когда тебя что-то по-настоящему захватывает, ты стремишься со всеми этим поделиться. Так и я постоянно рассказывал друзьям и знакомым, насколько глубоко меня поразила личность епископа Илариона. Со временем у нас возник целый «кружок» его почитателей. Причем большинство — молодые люди. А ведь при жизни владыка очень любил общаться с молодежью, и она, в свою очередь, отвечала ему взаимностью.

Так произошло и сейчас. Вместе с нашей «молодежкой» мы навели порядок на его могиле, периодически служили там заупокойные литии. В довершение ко всему резолюцией правящего архиерея наша «молодежка» даже получила официальное название — «Православный молодежный клуб имени епископа Илариона (Юшенова) ».

А затем был еще один знаменательный день. Хоть и начинался он как совершенно обычный.

Я сидел в епархиальном управлении в кабинете пресс-службы и занимался текучкой. Как вдруг меня и еще нескольких священников вызвал в кабинет владыка. Не вдаваясь в долгие объяснения, митрополит Филипп сказал: «Нужно подготовить материалы к канонизации епископа Илариона (Юшенова). Благословляю, занимайтесь». Ошеломленные, мы вышли за дверь: де ведь именно об этом мы мечтали и молились все последнее время!

Естественно, принялись за дело тут же. Необходимые архивные документы собрали в кратчайшие сроки и сразу отправили в Комиссию по канонизации. А служба святителю была написана еще до рассмотрения материалов, ведь в положительном исходе дела никто из нас не сомневался.

Уже после того, как Священный Синод вынес определение о причислении епископа Илариона (Юшенова) к лику святых, состоялось обретение его мощей. Это была вторая могила, которую мне довелось раскапывать. Так что я уже, считай, гробокопатель со стажем.

О том, как хоронили владыку, осталось подробное описание в дореволюционных «Полтавских епархиальных ведомостях». Теперь же мы увидели своими глазами и упомянутый металлический гроб, и парчовые облачения, и фиолетовую митру.

А дальше… Мне и еще одному иеромонаху владыка благословил подготовить обретенные мощи к прославлению. Следует сказать, что сохранились они в виде костных останков, поэтому процесс проходил в несколько этапов. Сначала косточки нужно было очистить от земли и от истлевших облачений. Затем, следуя древним традициям, мы тщательно их промыли, причем вином, и просушили. После чего каждую, даже самую маленькую, погружали в воскомастик (растопленный воск, смешанный с ладаном).

Следующий этап оказался самым сложным. Нужно было сложить кости в правильном анатомическом порядке. Помог владыка Филарет (Зверев). Имея медицинское образование, он справился с задачей довольно быстро. И только потом с помощью воска все косточки были соединены друг с другом в единое целое и облачены в приличествующие архиерейскому сану монашеские и святительские одежды.

Именно в тот период у меня появилось устойчивое ощущение, что я познакомился со святителем лично. Когда-то восхищался им, читая его житие, сейчас же держал в руках, как бесценное сокровище, его кости. Помню, когда мы соединяли косточки рук и пальцев, я думал только об одном: сколько же добра сделали людям эти руки! А может, и продолжают делать…

До нынешнего времени мы с нашей «молодежкой» регулярно собираемся у раки с мощами святителя Илариона и служим ему молебен, считая его небесным покровителем молодежи Полтавской епархии.

Ну а лично для меня он стал еще ближе. А как иначе? Ведь, по сути, это единственный человек, о котором могу сказать в самом прямом и буквальном смысле, что я «перемыл ему все кости». И это — тоже незаслуженный и неожиданный подарок от Бога.

Игумен Афанасий (Бедный)

Сожги то, что у тебя в кармане

Как-то раз ранним утром в тбилисский храм святых первоверховных апостолов Петра и Павла, настоятелем которого я являюсь, пришел старец Гавриил в сопровождении нескольких прихожан. В тот момент я принимал исповедь. «Отец Арчил, примешь гостей?» – тепло обратился батюшка ко мне. «Каждый гость – подарок от Бога», – ответил я и позвал благочинного накрыть стол в трапезной. Стол был накрыт, и мы принялись за трапезу.

Старец Гавриил выглядел как сильно выпивший, порой у него даже язык заплетался. В какой-то момент он обратился к одной женщине с неприличными, можно сказать – похабными словами. Эти слова настолько поражали слух, что я встал и сердито сказал старцу: «Отец Гавриил, это уже не юродство, а сквернословие…» – «Да-да, батюшка Арчил, прости меня», – ответил старец, но все равно продолжал сквернословить в адрес той женщины.

Я оставался в недоумении из-за такого поступка старца. Прошло время, и я узнал, что та самая женщина, к которой старец Гавриил обращался с нецензурными словами, ворвалась обнаженной в келью одного монаха, чтобы соблазнить его. И только тогда я понял, к чему были сказаны слова старца, – ведь тогда он как юродивый обличил нечистоту намерений и помышлений той женщины.

Протоиерей Арчил Миндиашвили

Со старцем Гавриилом я встретилась впервые в Сионском кафедральном соборе в 1986 году. Мое внимание привлекло его необычное поведение: он во весь голос кричал во время Литургии. Когда я вышла из храма, то увидела, как батюшка бросился к ногам патриарха и попросил прощения. С того дня его образ навсегда запечатлелся в моей памяти. Мы часто наблюдали за его необычным поведением. Он мог вызвать такси и не заплатить деньги водителю, а другому водителю мог заплатить в разы больше положенного; мог любого чиновника и рядового гражданина без всяких видимых причин с криком выгнать из храма. Его отношение к людям было индивидуальным.

Как-то отправились мы вместе в Троицкий собор в Тбилиси. Неожиданно батюшка начал клянчить деньги, просить милостыню. И люди помогали. Все деньги он демонстративно отдавал мне. Среди паствы были и мои знакомые. По их удивленным лицам я понимала, насколько странно я выглядела, но рядом с батюшкой меня уже ничего не волновало. Рядом с ним я теряла чувство времени и не могла понять, часами ли, минутами ли длилась наша беседа. Шло время, и я все больше понимала, что слова и поступки старца, какими бы странными они ни казались, были отражением его глубокой веры и жертвенной любви к Богу и ближнему.

Ночью из его кельи часто раздавался голос: он то кричал, то ссорился с кем-то или вел диалог, однако мы знали, что он там один. Его тайное ночное общение с невидимыми силами порой страшило меня. Лично я никогда не сомневалась в том, что у отца Гавриила было свое, особое мироощущение. Всю свою жизнь он посвятил любви к Богу и ближнему. Каждого подбадривал, возвращал к жизни, вселял надежду… Так продолжается и по сей день. Он с нами.

Игумения Теодора (Махвиладзе)

Бунтарь в пивбаре

В конце 1980-х моя семья оказалась на грани разрушения из-за моей сумбурной жизни. Не проходило и дня, чтобы я не выпивал спиртное. Пристрастился я и к азартным играм. Потерял работу, друзей… Из-за этого страдали все мои родные. В глубине души я осознавал свое состояние, но был не в силах справиться с самим собой. Скорее всего я уже и привыкал к такому бытию. Как мне рассказывают, да и сам помню, я потерял человеческий облик, всё меня вокруг раздражало, и в какой-то момент я почувствовал себя лишним человеком. Тогда я и не искал никакого духовного пристанища, тем более в голову не приходило пойти в церковь, поскольку священнослужителей я тогда всерьез не воспринимал.

Так продолжалось бы еще долго, если бы в один прекрасный вечер старец Гавриил не зашел в тот пивбар, где я, допивая очередной бокал пива, готовился пойти на безрассудный поступок. Да, дорогие друзья, вы точно прочли: старец Гавриил зашел в пивбар!

А все это происходило следующим образом. В большом шуме я слышу четкий, громкий, разъяренный голос человека, требующего налить ему в самый большой бокал пиво с водкой, иначе «сердце у него разорвется», и он «заплатит любые деньги». «Деньги есть – прихожане пожертвовали», – повторял этот человек громовым голосом позади меня, а люди смеялись и с презрением переглядывались. Значения слова «прихожане» я тогда не знал, да и сидел спиной к сказавшему их, не особо интересуясь, кто он. Одно точно помню: в моем восприятии тот человек был высоким, круто одетым мужчиной, бунтарем, который, как и я, заливает горе алкоголем. Голос не замолкал, были слышны звуки глотков, какие-то вскрики – и вдруг «человек-бунтарь» начинает петь одну грузинскую песню, да так красиво, что я непроизвольно поворачиваюсь и вижу в центре пивбара священника в лохмотьях, небольшого роста, седого, который, разводя руками, будто пьяный, подтанцовывает словам песни.

Весь пивбар стих и смотрел на него. А он смотрел на меня большими необыкновенными глазами. В какой-то момент он приблизился ко мне, посмотрел мне в глаза и сказал: «Реваз, сожги то, что у тебя здесь, в кармане!» Он артистично ударил меня в грудь, воздел руки к небесам и за долю секунды перекрестил меня.

Он приблизился ко мне, посмотрел в глаза и сказал: «Сожги то, что у тебя в кармане!»

Это произошло так быстро, что люди даже не заметили, и многие, в том числе и я, подумали, что крестное знамение – какое-то танцевальное движение. Скоро, закончив свой танец, старец вышел. Его все проводили аплодисментами и фразами: «Какой хороший человек… Молодец, батюшка! Вот это да».

Я же стоял остолбеневший, со слезами на глазах. Плакал не потому, что сразу понял весь смысл действий старца Гавриила, а только потому, что меня будто током ударили его слова, и я удивлялся, откуда он мог знать, что у меня лежит в кармане. А в кармане у меня лежала написанная несколько часов назад предсмертная записка, в которой я прощался со своими родными. Да, тогда я собирался совершить страшный, непоправимый поступок. А старец Гавриил пришел по Божией воле и поставил для меня такой спектакль!

Самое удивительное было то, что со следующего дня я и слышать не хотел об азартных играх, а алкоголь бросил вместе с тем беспорядочным образом жизни, который вел на протяжении долгого времени.

Сожалею о том, что не смог найти того священника в Тбилиси. Спрашивал у многих, но получал ответ, что он сумасшедший, который не всегда появляется. Вскоре я обратился к Богу и к Церкви. И лишь спустя несколько лет, когда мы вместе с семьей пошли во Мцхета и зашли в монастырь Самтавро, на одной могиле, где толпились люди, я увидел на большой фотографии того самого священника, который спас меня и отрезвил. Я стоял на месте как вкопанный, на глаза у меня навернулись слезы. А батюшка улыбался мне с фотографии, и я тоже улыбнулся после того, как он подмигнул мне с фотографии… Будто спрашивал меня с юмором: «Ну, что, Реваз, пришел все-таки к “человеку-бунтарю”, старцу архимандриту Гавриилу (Ургебадзе) ?.. » К дорогому батюшке, который любим во всем православном мире, который своей любовью спасает многих людей. И спасет. По Божией милости!

Р. Б. Реваз

Я живу с монстром!

Пользователи сети жалуются на ужасные привычки родственников и соседей в быту — и приводят фотографии в качестве доказательств.

«Мой отец не умеет класть продукты в холодильник. Вот посмотрите на этот кусок стейка!»

«Мой муж купил матрас с памятью формы — только для своей половины кровати»

«Мой отец любит откусывать масло от целого куска. Фу!»

«Моя жена выкинула банку с арахисовым маслом, сказав, что она «пустая». Да там же еще полбанки!»

«Мой сосед по квартире превратил общую гостиную в свою спальню»

«Мой муж не умеет открывать пакеты»

«Я вышла замуж за монстра!»

«Я попросил подружку разложить продукты в холодильнике»

«Когда жена идет в магазин, она все время забывает, что у нас уже есть, и покупает второй комплект»

«Вот так мой муж вешает туалетную бумагу»

«Моя мама любит объедать шоколад с мороженого и в таком виде оставляет мне мою долю»

«Моя мама так ставит ножи в сушилку, как буто хочет, чтобы я зарезалась»

«Вот так моя жена загружает посудомойку»

«Мой сосед по квартире моет сковородку с антипригарным покрытием металлической мочалкой»

«Вот в таком виде моя семья оставляет зубную пасту»

«Мой сосед по квартире не может найти большую дырку в рулоне»

«Мой муж не хочет снимать пленку с системного блока. Просто кровь из глаз!»

«Никто из родных не выбросит это, все ждут меня»

«В таком виде мой бойфренд оставляет мне раковину после бритья»

«Друзья мне говорили: «Начнешь жить со своей девушкой — она наведет у тебя чистоту. Ага, как же!»

«Взяла из холодильника бутылку с молоком, чтобы залить хлопья… Н-да, немного же молока мне оставили родители»

«Моя подружка взяла себе кусочек свежего пирога»

«Вообще-то у нас в семье четыре человека»

«Пришел домой, увидел, что мой сосед сбросил в раковину остатки ужина. Ищу другую комнату на съем»

«Мой бойфренд режет пиццу так, чтобы не разрезать колбасу»

«Мой сосед по квартире отдал мне свою долю квартплаты однодолларовыми купюрами»

«Моя сестра открыла все конфеты, чтобы узнать, какая с каким вкусом. Вообще-то это написано на фантике»

«Моя мама изобрела свой способ хранить рулетку»

«Моя подруга не закрывает пакеты с продуктами и кладет их в холодильник вверх ногами»

«Мама моей подруги хранит жидкость для мытья посуды в бутылках из-под молока»

«То, что обведено кружочками, — это мое. Остальное — моей сестры»

«Вот так мой отчим закрывает коробку с хлопьями»

«Вот до чего моя жена довела шнур от пылесоса»

«Муж использует мой любимый кухонный нож для ухода за цветами»

«Сын одолжил у меня набор инструментов. Вернул в таком виде»

Обмен шпионами. Самые известные случаи в истории

Сцена обмена из художественного фильма «Мёртвый сезон»

Самый хрестоматийный и известный случай обмена связан с мостом Глинике, когда СССР поменял лётчика-шпиона Пауэрса на советского разведчика-нелегала Рудольфа Абеля, он же Вильям Фишер. Многие считают, что это первый случай обмена в истории, но это не так. Шпионов и просто иностранных граждан меняли и до 1962 года.

Интерес к этой теме достаточно велик и время от времени подогревается новыми историями. Одним из свежих примеров является осуждённый в России за шпионаж бывший морской пехотинец Пол Уилан. Он был задержан в Москве сотрудниками ФСБ в конце 2018 года и впоследствии осуждён на 16 лет. В настоящее время Уилан отбывает наказание в мордовской колонии.

Осуждённого в России за шпионаж американца могут обменять на кого-то из россиян. Об этом в феврале 2021 года журналистам РИА Новости рассказал его адвокат Владимир Жеребенков. При этом никаких имён адвокат не назвал, отметив, что

«ранее в связи с обменом Пола Уилана всплывали фамилии отбывающих наказание в США Ярошенко и Бута, но теперь речь идёт о ком-то из программистов. »

По словам адвоката, американские спецслужбы смогут начать переговоры об обмене только при наличии распоряжения президента. Адвокат Уилана считает, что какая-то команда от Байдена по поводу обмена уже была дана.

Сменщика Зорге поменяли на сына Чан Кайши

В СССР практика обмена «шпионами» применялась уже в 1930-е годы. Тогда Советский Союз активно выручал своих разведчиков, которые работали в Китае. Самый известный случай связан с обменом Якова Бронина на Цзяин Цзинго. Цзинго арестовали в Свердловске после ареста в Шанхае Якова Бронина. Бронин с 1933 по 1935 год являлся резидентом советской разведки в Китае. На этом посту он сменил прославленного советского разведчика Рихарда Зорге.

Яков Бронин был арестован контрразведкой Китая и приговорён к 15 годам тюремного заключения. С 1935 по 1937 год он содержался в тюрьме китайского города Ухань, о существовании которого сегодня знает уже каждый житель нашей планеты. В 1937 году состоялся обмен Бронина на Цзяин Цзинго. Стоит отметить, что последний был не обычным китайцем, это был родной сын маршала Чан Кайши.

В СССР он перебрался ещё в 1925 году. 15-летний сын руководителя партии Гоминьдан прибыл в Советский Союз на учёбу и построил успешную карьеру, выучив русский язык и получив образование, вступил в комсомол. В СССР он взял имя Николай Владимирович Елизаров. В 1932 году перебрался в Свердловск, где работал на «Уралмаше», а также был редактором газеты «За тяжёлое машиностроение». Там же в Свердловске он женился на Фаине Вахревой и стал отцом двух детей.

Цзяин Цзинго

Считается, что пойти на обмен руководство СССР решилось лишь после неудачной попытки освободить советского резидента в ходе спецопераций. Тогда было решено пойти другим путём. В Свердловске был арестован сын маршала Чан Кайши. Далее последовало предложение, от которого Чан Кайши не смог отказаться, и в марте 1937 года состоялся обмен сына маршала на советского разведчика Якова Бронина.

Стоит отметить, что у обоих в жизни всё сложилось достаточно хорошо. Яков Бронин, вернувшись в СССР, не попал в жернова большого террора, которые поглотили его непосредственного начальника Яна Берзина и сотни высокопоставленных советских разведчиков. При этом в 1949 году его всё же репрессировали, но реабилитировали в 1955 году. Уроженец города Тукумс прожил долгую жизнь, скончался Яков Бронин в 1984 году.

В то же время Цзяин Цзинго с 1978 по 1988 год занимал пост президента Китайской Республики (Тайвань), сумев переизбраться на второй срок. При его правлении в стране было отменено военное положение, взят курс на демократическое строительство, а экономика страны стремительно развивалась. Причём осиротевшая в раннем возрасте и выросшая в Свердловске Фаина Вахрева (Цзян Фанлян) была первой леди Китайской Республики.

Самый известный обмен в истории

Самый известный обмен шпионами в истории произошёл, пожалуй, 10 февраля 1962 года, а мост, на котором состоялся обмен, навсегда вошёл в историю как шпионский мост. В этот зимний день на мосту Глинике в Германии, ровно посередине которого проходила тогда граница между Западным Берлином и ГДР, произошёл обмен американского лётчика-шпиона Пауэрса на советского разведчика-нелегала Абеля.

Рудольф Абель (настоящее имя Вильям Генрихович Фишер)

Данное событие вызвало большой интерес уже в те годы и широко освещалось в печати. В Советском Союзе по мотивам данных событий сняли в 1968 году художественный фильм «Мёртвый сезон», при этом в создании картины принимал участие сам Рудольф Абель. А не так давно в 2015 году увидела свет ещё одна картина по мотивам данной истории. На этот раз фильм, который так и назывался «Шпионский мост», был снят в США режиссёром Стивеном Спилбергом.

Как мы уже поняли, случаи обмена шпионами и заключёнными между странами существовали и раньше, но именно в 1962 году история получила по-настоящему широкую огласку, события освещались в средствах массовой информации. Притом сам обмен был согласован на высочайшем уровне при непосредственном участии высших политических кругов СССР и США.

Здесь стоит сказать, что Советскому Союзу повезло с американским пилотом, в первую очередь, с тем, что он выжил после того, как его разведывательный самолёт U-2 был сбит в небе над Свердловской областью. К тому моменту советский разведчик-нелегал Рудольф Абель был арестован. В США как разведчик-нелегал Абель работал с 1948 года. В июне 1957 года состоялся его арест, после чего суд приговорил его к 35 годам тюремного заключения.

Фрэнсис Гэри Пауэрс, самолёт которого был сбит над СССР во время разведывательного полёта 1 мая 1960 года, стал фигурой, которую Вашингтон готов был обменять на Абеля. Также в сделку по обмену включили студента-экономиста из США Фредерика Прайора, который был арестован в августе 1961 года за шпионаж в Восточном Берлине.

После возвращения в СССР Рудольф Абель прошёл курс лечения, отдохнул и вернулся к работе, занимаясь подготовкой разведчиков-нелегалов. Помимо работы в центральном аппарате разведки, Вильям Фишер в свободное время писал пейзажи. Скончался знаменитый разведчик 15 ноября 1971 года от рака лёгких.

Фрэнсис Гэри Пауэрс

Фрэнсис Гэри Пауэрс, вернувшись в США, встретил достаточно холодный приём. Ему вменяли в вину, что он не уничтожил секретное оборудование на самолёте и не покончил с собой, хотя ЦРУ ему была выдана специальная отравленная игла. В конечном итоге сенатский комитет по делам вооружений снял с него все обвинения. Пауэрс до 1970 года продолжал свою службу в авиации, но уже не имел дел с разведкой, в частности, он был лётчиком-испытателем компании Lockheed. Погиб в возрасте 47 лет 1 августа 1977 года в Лос-Анджелесе в авиакатастрофе. В то время Паэурс уже был пилотом гражданской авиации, в день смерти он пилотировал вертолёт агентства радиотелевизионных новостей KNBC.

Самый массовый обмен в истории

Глиникский мост ещё не раз использовался для обмена между двумя сверхдержавами в годы холодной войны. К примеру, уже через два года после самого знаменитого обмена здесь же меняли британца Гревилла Винна на советского агента Конона Молодого. При этом именно он, а не Абель, стал прообразом главного героя отечественного фильма «Мёртвый сезон». На этом же мосту, но уже в 1985 году, состоялся самый массовый обмен шпионами в истории.

11 июня 1985 года по этому мосту на Запад отправились 23 агента ЦРУ, которые на тот момент сидели в тюрьмах ГДР и Польши, некоторые уже достаточно продолжительное время. В свою очередь, СССР получил четырёх агентов Восточного блока, среди которых был знаменитый польский агент Мариан Захарски.

Переговоры об этом массовом обмене, который в итоге закончился удачно, велись на протяжении восьми лет. При этом начались они с обсуждения освобождения человека, которого в тот день так и не оказалось среди тех, кто получил свободу. Речь шла о советском правозащитнике Анатолии Щаранском.

Тот самый Глиникский мост, вид со стороны Берлина

В итоге Натана Щаранского обменяли уже 11 февраля 1986 года после многочисленных демонстраций по всему миру, а также личного ходатайства крупнейших политиков США и Европы. Причина неудачи с обменом в 1985 году заключалась в том, что Москва требовала от американского правительства признания того, что русский диссидент, который был в июле 1978 года осуждён на 13 лет тюремного заключения, занимался шпионажем в пользу ЦРУ. В то же время американский президент Джимми Картер отказывался совершать обмен правозащитника на шпиона.

Самый массовый обмен шпионами в истории произошёл в полдень 11 июня 1985 года. Американцы на автофургоне «Шевроле» подвезли к мосту четырёх бывших разведчиков. Среди них были:

— польский разведчик Мариан Захарски, в 1981 году приговорённый к пожизненному заключению за деятельность по установлению планов вооружённых сил США;

— Пенью Костадинов, бывший торговый атташе посольства Болгарии в Вашингтоне, арестованный ФБР в 1983 году при получении конфиденциальных правительственных документов;

— физик из ГДР Альфред Цее, который передавал в Восточный Берлин секретные сведения о ВМС США и был арестован в 1983 году на конференции в Бостоне;

— четвёртой участницей обмена была Алиса Михельсон, гражданка ГДР, а также курьер КГБ, женщину задержали в 1984 году в аэропорту имени Кеннеди в Нью-Йорке.

С советской стороны к мосту прибыл автобус, в котором находилось 25 пассажиров, двое из них решили всё же остаться в ГДР, а 23 человека перешли по мосту на Запад. Среди передаваемых заключённых, помимо граждан ГДР, были также шесть поляков и один австриец. Многие из них имели на тот момент многолетние или пожизненные сроки заключения за шпионаж.

Анна Чапман. Вместо эпилога

История не стоит на месте, и процесс обмена шпионами не остановился, даже несмотря на завершение холодной войны. Сравнительно недавно, в 2010 году, в очередной раз состоялся массовый обмен лицами, которых США и Россия обвиняли в разведывательной деятельности. Обмен состоялся в аэропорту Вены, а вся история получила название «Шпионский скандал».

В июне 2010 года в США были задержаны сразу 10 российских разведчиков-нелегалов: Анна Чапман, Ричард и Синтия Мерфи, Хуан Ласаро и Викки Пелаэс, Майкл Зотолли и Патрисия Миллз, Михаил Семенко, Дональд Хэтфилд и Трейси Фоли.

Анна Чапман, фото instagram.com/anya.chapman

Наибольшую известность среди них получила Анна Чапман, которая после своего задержания превратилась в медийную личность в России. СМИ практически сразу навесили на девушку ярлык секс-символа. При этом после возвращения в Россию Чапман запустила карьеру на телевидении, начав сотрудничество с каналом Рен ТВ, на котором она до сих пор ведёт передачу Тайны Чапман.

В обмен на задержанных в США агентов, которых сдал бежавший в США полковник Службы внешней разведки Александр Потеев, Россия выдала четырёх заключённых, которые уже отбывали наказание в нашей стране. Это были обвиняемые в шпионаже на США и Великобританию: бывшие сотрудники СВР и ГРУ Александр Запорожский и Сергей Скрипаль, бывший заместитель главы службы безопасности телекомпании «НТВ Плюс» Геннадий Василенко и бывший завсектора института США и Канады РАН Игорь Сутягин. Как мы знаем, история одного из них – Сергея Скрипаля, по сути, не может закончиться до сих пор.

Пересвет, Ослябя и Челубей – битва за правду?

Сразу, с места в карьер, предупрежу всех читающих, особенно читающих, как это сейчас принято, через абзац. Данное исследование – всего-навсего попытка осмыслить происшедшее в те стародавние времена и с исторической, и с логической точки зрения.

Совершенно не хотел бы задеть чьи-то патриотические чувства, тем более, что вывод будет хоть и неожиданным, но вполне закономерным.

Вообще, ознакомившись с несколькими материалами (Рыбакова и Азбелева) сразу пришел к выводу, что патриотическая пропаганда – это штука древняя и незыблемая. И – эффективная. Но об этом в самом конце будет.

К битве на Куликовском поле вообще вопросов много до сих пор, начиная от места и заканчивая результатами. Но – нас интересует самое ее начало. Поединок богатырей.

То, что он мог иметь место быть – тут спорить не стану, еще с античных времен пошла мода на поединки перед сражением. И суть у этих поединков была вполне внятная: надо было выяснить, на чьей стороне боги. Потому и жертвы приносились, и жрецы пахали, как проклятые, и поединщика готовили от души. Сандалии новые ему, а то вдруг споткнется, если старый ремешок лопнет и проиграет, например.

Милость богов в те времена – это была вещь, с которой приходилось считаться. И остались в истории горы свидетельств, когда все происходило так, как предвещали жрецы. Например, в битве при Каннах, где римлянам не светило. Так оно и получилось, хотя военный гений Ганнибала со счетов мы тоже, естественно, не сбрасываем. Как и амбициозную тупость Варрона.

Итак, схватка. Какое она могла произвести воздействие? Теоретически, вообще могла. Однако, в древние времена командиры думали точно так же, как и в наши времена. То есть, пока солдат не думает – все нормально. А вот как начал – как говорится, сливай воду.

Потому, думаю, татары атаковали первыми. Увидели, что Челубею конец пришел, и тут же, пока до всех не дошло (а из-задних рядов особо не высмотришь, как там и что), дали сигнал к атаке. И размышлений в солдатской башке на тему за боги или против ровно до момента первой сшибки с врагом. А дальше совсем другие мысли, совершенно не божественного толка. Ибо кто в бою о боге размышляет, тот, что характерно, долго не живет.

И вот у нас съехались два поединщика. Челубей, вроде как печенег (неточно) по происхождению, и Пересвет. Насчет обеих вопросов просто тьма, поскольку «перед всеми доблестью похваляясь, видом подобен древнему Голиафу: пяти сажен высота его и трех сажен ширина его».

Даже если взять размеры самой маленькой сажени, это малая сажень, 142 см, делайте выводы. Годзилла бы подумала, прежде чем на такого монстра рыпнуться. О мелочи типа Терминатора даже говорить смешно. Стоит ли тогда верить исследователям типа Ахмада ибн Фадлана, который описал печенегов как людей низкорослых, не знаю.

Наш Пересвет… наш Пересвет был не меньше. Потому как в летописях сохранились его слова о том, что «Этот человек ищет подобного себе, я хочу с ним переведаться!».

И переведались. Так, что даже русские летописи расходятся во мнениях. Литературный памятник 15 века, «Сказание о Мамаевом побоище» говорит, что поединщики поразили друг друга копьями, выбили из седел и скончались на месте.

Редкий, но нормальный исход поединка. Особенно если противники одного класса. Челубей по свидетельствам, был знатным поединщиком. Пересвет тоже не совсем слуга божий, поскольку из бояр и военнообязанных. То есть – умел.

Но в нашей современной истории почему-то муссируется предание, вышедшее из стен Кирилло-Белозерского монастыря. Там был составлен летописный Список, в котором эта история выглядит несколько иначе.

Здесь, конечно, возникает вопрос о том, насколько в монастыре, располагавшемся в Вологодской области были осведомлены о подробностях, происходивших достаточно далеко.

И вот монахи Белозерского монастыря дали такую картину боя: Пересвет увидел, что у Челубея копье очень длинное и тяжелое, больше обычного копья того времени. Ну да, детина семи метров роста мог позволить себе любую оглоблю… Вообще за Челубеем шла слава крутого поединщика, вообще не терпевшего поражений. Возможно, в том числе и по причине копья.

И Пересвет тогда (так в Списке) принимает такое решение: снять доспехи, чтобы в том случае, если копье печенега пробьет его, он бы проехал по копью всем телом и нанес бы ответный удар.

Понятно, что среди воинов мало летописцев, а среди летописцев мало воинов. И написан в Списке лютый бред, причем, с какой стороны его не рассматривай, с военной или медицинской.

Итак, по монашеским воспоминаниям, Пересвет налетел на копье Челубея, но смог нанести ему смертельный удар. А потом еще и доехать неспешно до своих и там умереть.

Несколько непонятно, правда, сработал ли план Пересвета насчет проехать телом по копью. Думаю, нет, потому что пронзенный такой оглоблей он вряд смог бы такое сделать.

И вот тут начинаются вопросы.

Снять доспех – это как? Да, есть много сайтов и каналов реконструкторов, которые смогут все это объяснить намного лучше меня. Но вообще отдает таким мазохизмом. Такие подарки делать противнику…

Выглядит более чем странно, тем более, что Челубей так поступать не собирался. Один в доспехе, второй без – сразу понятно, на кого начали бы принимать ставки букмекеры.

Вообще задумка Пересвета выглядит не то что нелогично, я бы сказал – очень странно. С медицинской точки зрения. Вот нашел картинку, как это должно было бы выглядеть. Да, Пересвет тут аккурат без щита, доспеха, шлема. Очень героически, но странно.

И вот тут как раз второй вопрос. Ладно, опустим, как пронзенный таким копьем Пересвет вообще куда-то смог уехать, это нереально. Вообще как бы конный копейный бой предусматривает именно такую штуку – после удара копьем, в случае, если оно куда-то попадает (конь, тело, щит противника), его надо срочно бросать. Физику никто не отменял, тем более, для двух поединщиков, несущихся друг на друга на двух конях. Напомню, если кто забыл. P=m*V, где к массе всадника непременно надо добавить и массу его коня.

Если этого не сделать, то вы сами окажетесь на земле, выброшенные из седла. Или еще чего хуже, перспектива налететь на собственное копье не самая радужная.

Ну и последнее в этом вопросе.

Копье входит в тело, незащищенное броней. Рвутся ткани, ломаются кости, дробятся на мелкие осколки, лопаются различные органы, оказавшиеся на пути наконечника. Смотря куда войдет копье. Ладно в грудь, а если в бок? В живот?

Причем, все это на импульсе от скорости двух коняшек, каждая, скажем, до 30 км/ч взяла разгон…

Понятно, что сразу не умрешь. Пару-тройку секунд, конечно, проживешь. Пока первичный болевой шок свое не возьмет, или пока весь организм лапки к верху не поднимет, как это обычно и происходило в таких случаях.

И рассказывать о силе духа, молитве чудесной и прочих фантастических вещах не стоит. Не смотрится реально идея будучи пронзенным деревянным дрыном со стальным наконечником нанесение хоть какого-то удара. Просто потому, что мозг обычно отключается при таких поражениях.

Единственное, что могло быть – да, обоюдное поражение противников. И тут же смерть на месте. Вполне нормальный расклад.

Как мне кажется, неслужилые монахи это для красочности придумали. Не особенно задумываясь над тем, насколько это правдоподобно будет выглядеть потом.

Да, если кто-то хочет, может проверить, но есть еще один литературный аналог, который вышел лет через 100 после Куликова сражения. Некто Томас Мэллори написал цикл о короле Артуре. Очень был популярен цикл в Европе, зачитывались им.

Мэллори ничего такого не выдумал, просто взяли и сварил варево из романтической рыцарской литературы Франции все, до чего мог дотянуться. Дотянуться мог не до многого, он вообще в тюрьме писательством увлекся. Но у бывшего рыцаря получилось, все-таки не профан…

Так вот, помните, как погиб Артур? Он схватился с племянником/сыном Мордредом, который узурпировал корону. И пронзил его в схватке копьем. Мордред тоже проскользил по копью всей тушкой и в итоге разрубил Артуру голову. В общем, оба умерли.

Эти рыцарские легенды ходили по всему миру пачками, как я понимаю. От Британии до Индии. Вообще во Франции был создан огромный массив этих рыцарских романов, грех не воспользоваться было.

Могли ли знать на Руси? Да запросто. Вообще в фольклоре многих народов есть истории, как в схватке двух непобедимых дотоле богатырей погибали оба.

И вот в этом свете поединок Пересвета и Челубея – просто очень хорошо сработанный пропагандистский миф. Красивый и героический, хотя и несколько нелепо выглядящий в глазах людей, знающих толк в военном деле.

Реально, такая картина вполне могла быть. Поединщики помчались навстречу друг другу, ударили копьями и оба упали замертво.

Как могло быть. Поединок состоялся. Ратоборцы помчались друг на друга с копьями наперевес. Сшиблись — и оба упали замертво. Эффектно, трагично, безупречно красиво. Морально и эстетически — безупречно.

Однако, не все так просто. И эта история – ну совсем не пропаганда. Ну может так. немного. Чуть-чуть.

И вот тут надо посмотреть внимательно на Пересвета. Это же не просто интересный персонаж, там вопрос на вопросе сидит и непоняткой погоняет.

Инок, иначе чернец Пересвет. Если собрать все, что есть про него в летописях, а есть там очень немного, если серьезно, то получается вот такой расклад. Родом из Брянска. Из бояр. Ратник, участвовал в походах. Судя по всему, после одного из таких походов и решил удалиться от мира, поскольку сделал это аж в Ростове. В Борисоглебском монастыре. Замечу, что от Ростова до Брянска более полутысячи километров. Скажем так, хорошо погулял боярин Александр, хорошо.

И в стенах Борисоглебского монастыря бывший воитель стал иноком. Инок – это первая ступень монашества. Так скажем, вступительная, до пострижения в «малую схиму», то есть, до принятия первого пакета обетов и отречений. Потому и имя у Пересвета осталось мирское, инокам не положено духовного.

Как же инок, который как бы не имеет права брать оружие в руки, кроме как для защиты своей обители, оказался в действующей армии? Сам по себе случай уникальный. Больше в летописях не найти случая, чтобы иноки оказывались в войсках, хотя в боях участие да, принимали.

В качестве примера приведу 1671 год, апрель месяц, когда некий Фрол Тимофеевич Разин, не сумев взять городишко Коротояк, решил остановиться в Дивногорсокм монастыре. Еда, казна и все такое. И получил такую оплеуху от монахов, прекрасно владевших «огненным боем» и затащившим пушки на звонницу, что в итоге попал в плен и был казнен чуть позже своего старшего брата.

Так вот, согласно «Житию преподобного Сергия Радонежского», перед Куликовской битвой князь Дмитрий отправился к Сергию в монастырь за благословением. Сергий Радонежский был, так скажем, «в тренде» и молва о нем гремела по всей Руси, если не дальше. Благословение такого праведника и чудотворца должно было воодушевить всех русичей на борьбу с татарами.

Более позднее «Сказание о Мамаевом побоище» Сергий благословил Дмитрия и отправил с ним двух бывших военных, Александра Пересвета и Андрея Ослябю.

С благословением Дмитрия и сейчас идут споры, поскольку столько раз переписанная беседа, на которой кроме Сергия и Дмитрия присутствовал биограф Сергия Епифаний, что от первоначального текста уже ничего и не осталось.

Но вот отряжение Пересвета и Осляби в распоряжение Дмитрия – это реально нонсенс. Иноки не имели права так поступать под угрозой самой страшной кары – отлучения от церкви. Но, тем не менее, поступили. Очень странно, но факт.

Кстати, в самом первом сказании от 1380 года «О побоище иже на Дону» об участии Сергия Радонежского и его благословлении не сказано ни слова. И это тоже интересно, поскольку в те времена церковь играла все-таки огромную роль в жизни людей. Некоторые исследователи вообще считают, что этот эпизод был придуман позже, теми, кто писал летописи…

Есть вообще мнение, что те, кто писал этот эпизод после битвы, неплохо был знаком с историей Крестовых походов. А вот там рыцарей-монахов было предостаточно, военных орденов хоть отбавляй. Было в целом, у кого взять образец для подражания.

Ведь в отличие от Ватикана, который фактически руководил Крестовыми походами, русская церковь была изрядно миролюбивее.

С Челубеем все еще более непросто. Столько вариантов имени, происхождения, должности – за голову схватишься поневоле. И знатный мурза, и ханских кровей, и наемник-поединщик… Монгол, татарин, печенег и даже наш, русич-перебежчик. За семь веков чего только не насочиняли.

Вот только есть интересный момент. Такого имени, как «Челу» не было ни у татар, ни у печенегов. «Бей» — это нормальное окончание, тюркское. Означает главу, неважно, рода, племени. Военное и административное звание, в целом. Есть похожее, «Челеби». Так что в лучшем случае получается «Челеби-бей». Но за семь веков и не такое можно было бы исковеркать, так что можно допустить превращение «Челеби-бея» в «Челубея».

Вот только с той стороны не осталось вообще никаких свидетельств существования такого хана-мурзы-наемника-перебежчика. А как утверждали русские летописи – очень известный боец был.

Но точно не хан. Понятно, что не хан, хану не пристало впереди войска поединничать. Не ханское это дело было.

Получается интересно. Очень странный инок-воин на одной стороне, очень странный поединщик на другой… И оба погибли. Или не погибли, потому что в одном из текстов «Задонщины» инок Пересвет очень даже жив во время боя и продолжает сражаться «когда иные уже посечены».

И Ослябя, второй инок, с ним тоже все не просто. То он прячет за срубленной березой «ошеломленного», то есть, контуженного князя Дмитрия и прикрывая его, погибает, то наоборот, если верить другим документам очень даже переживает битву и потом ездит с посольствами, окруженный почетом и уважением.

Какой напрашивается итог?

А итог весьма интересный. Скорее всего, никакого поединка не было. А если и был, то в исполнении совсем других личностей, не Пересвета и Челубея.

Мы же имеем дело с первым в русской истории случаем литературного творения пропагандистского характера. В жанре героико-патриотическом, но никак не историческом.

Красивое и логичное.

С Челубеем все понятно. Это олицетворение всех сил, стоящих против Руси. А вот Пересвет и Ослябя – это интереснее.

Пересвет – все понятно, это символ единения Руси. Воин и монах одновременно. Светская и церковная сила, объединенная против общего врага. Русская Идея и Вера, слитые воедино. Сильный боец и мудрый инок. Готовый положить жизнь свою на алтарь служения Руси.

Красивый и сильный символ.

А Ослябя? А Андрей Ослябя тоже символ! Не менее значимый, чем Александр Пересвет. Ослябя показывает, что Пересвет не одинок, что за ним придут (в случае смерти Александра) другие, не менее сильные и смелые бойцы.

Ибо «Велика земля Русская и обильна людьми и Верой», как было написано в той же «Задонщине». То есть, Пересвет и Ослябя – это символы борьбы Руси до победного конца.

Красивая сказка была написана монахами в далеком монастыре. Красивая и умная, поскольку семь следующих столетий показали, что меняются времена, меняются персоналии, но суть Пересвета, выходящего на бой с противником и Осляби, стоящим у него за спиной, они фактически вечны в наших реалиях.

Суворов и Кутузов, Ушаков и Нахимов, Самсонов и Брусилов, Матросов и Гастелло, Жуков и Рокоссовский, Романов и Рохлин, и список этот можно продолжать до бесконечности.

Сегодня практически не важно, были ли в действительности Пересвет и Ослябя. Важен заложенный неизвестными в своем большинстве монахами принцип. Который сегодня было бы неплохо взять на вооружение тем, кто пишет учебники истории и определяет в какую сторону пойдет развитие общества дальше.

Все-таки даже стыдно становится, когда видишь, что потуги государственных мужей современности на базе духовно-патриотического воспитания ничто по сравнению с тем, что делали церковнослужители 640 лет тому назад.

Чтобы помнили: архимандрит Кирилл (Павлов)

У отца Кирилла было очень великое свойство быть смиренным, добрым, кротким. И – стремление быть всегда полезным.

В какой-то степени он стал для нас примером в этих свойствах и качествах. Вы правильно заметили, много священников, но, разговаривая с ними, невольно приходится сравнивать. И когда уходишь после очередной беседы от другого священника, думаешь: «Обязательно пойду к Батюшке!» Потому что что-то надо «отрегулировать», что-то надо уяснить. Вроде бы все правильно, но вот – что-то не так!

Придешь к отцу Кириллу, у него даже и спрашивать порой не надо было: просто находишься рядом с ним, и становится все понятно. Иду к нему и думаю: «Спрошу, как мне поступить… ». Потом, были же в лавре беседы у Батюшки – он побеседует, и мне все ясно, нечего и спрашивать. Остается только: «Батюшка, благословите, вот хочу то-то и то-то… » – «Бог благословит!»

Помню начало моего осознанного пребывания в Церкви, когда уже начал исповедоваться. И меня поразило, как Батюшка по-отечески относился к грехам. Именно по-отечески: с пониманием, слушал тебя с легким поклоном головы, с таким совместным участием. Он каялся вместе со мной! Выслушивал так, что хотелось всё-всё ему рассказывать, чтобы ничего на душе не оставалось.

А когда настали времена созревания, начала моего жизненного пути, – нужно было поступать куда-то учиться, нужно было определить себя по отношению к обществу, вдруг появилась потребность заниматься спортом, делать какие-то поступки, – мы с батюшкой не обсуждали эти вопросы. Помню, как сейчас: «Батюшка, вот, я бы хотел заниматься спортом, лыжами, благословите меня на это!» – «Бог благословит!»

То есть никаких отговорок, никаких нравоучений, что «спорт – это вредно», и т. д. Только впоследствии я понял, что батюшка, посылая меня в спорт, сохранил от курения, сохранил от свободного времяпрепровождения.

Когда появилась необходимость идти куда-то учиться, я говорю: «Батюшка, благословите поступить в техникум!» – «Бог благословит!» И опять никаких лишних слов типа: «Ты должен все оставить, должен готовиться в семинарию… ». Эти слова, наверное, меня даже из Церкви бы вывели, потому что в плане познания мира я воспитывался на улице. И любое насаждение другого мнения во мне сыграло бы, наверное, сугубо отрицательную роль, как я тогда это себе представлял.

Епископ Анатолий (Аксенов)

Взял я благословение на техникум, после техникума – на работу. И почему-то все эти годы были связаны с его благословением. Я каждый месяц приезжал к нему на Исповедь. И не было там таких наставлений: «Ты должен молиться, ты должен слушаться, ты должен, должен, должен… ». Просто я видел, как он молился! Как он исповедовал! Как он общался с другими людьми.

И хотя бы раз я видел его в гневе! За многие годы общения с отцом Кириллом я не видел ни разу, чтобы он «разошелся» или «расходился» в гневе. Ну, не было такого! Он мог так выдвинуть вперед свою руку, как бы приостановить человека. Мог сказать и так: «Нет, это нельзя! Нельзя!» И это было настоящим «громом»: ну, нельзя, и все тут. Хочешь – принимай, хочешь – не принимай. Но это – «нельзя»! То есть на этом «стоп».

И, конечно, все слова, которые он говорил, были значимы. Меня поражало, когда он поднимал глаза вверх, к иконам (особенно когда мы исповедовались в алтаре Трапезного храма) и после этих благословений молился. Для меня это стало примером на всю жизнь: это было понимание того, что его слово, его благословение – оно было «со властью». То есть он не просто сказал, не просто «получится» или «не получится» (как у цыган бывает или у психологов – скажу, авось получится так, а мне выгода материальная). Здесь было совсем все иначе! Здесь все было другое!

Если он благословил меня в спорт, он принес мне пользу. Учиться в техникуме – принесло пользу. Работать – тоже принесло пользу. Все его благословения принесли мне пользу.

Потом я взял благословение на поступление в семинарию. Кстати, он никогда мне не говорил: «Нужно идти в семинарию!» Он благословил меня на это как-то радостно (как мне тогда показалось). Благословил – и семинария, и академия прошли для меня как самые лучшие годы моей жизни. Я там узнал столько, узнал такое, чего нигде и никогда сам не узнаешь! Все библиотеки мира не вмещают того, что я узнал в семинарии и в академии! Я узнал смысл жизни, я узнал цель и назначение человека на земле, узнал, в чем смысл моего существования вообще. Узнал, что такое религия, что такое Церковь, что такое таинства. Я познакомился с практикой церковной жизни.

Я поступал в семинарию под влиянием и воздействием прошлых лет, и почти до второго класса ее я еще не хотел стать священником! То есть это было порой даже помимо моего сознания. Но после благословения Батюшки начинаешь понимать, насколько нужна мне была от него помощь и насколько много я получил ее через его благословение.

И когда встал вопрос, кем быть – женатым священником или монахом, – я вновь пришел к отцу Кириллу за благословением. Кстати, он никогда не говорил: «Вот, ты монашество должен принять… Ты должен все бросить… Ты должен от всех отказаться… ». Не было у него таких слов!

И когда я взял благословение на поступление в институт, Батюшка сделал такую маленькую паузу, накрыл мою голову епитрахилью. И, по своему обыкновению, он держал голову так, как держат волейбольный мячик (почему-то мне это вспомнилось – он крепко-крепко сдавливал голову), потом, помолившись, благословил меня и сказал: «Инженер!»

Проходит некоторое время, через годы я спрашиваю у него благословения на монашество. Он точно так же держит мою голову и говорит: «Ну, наконец-то… ». Очевидно, он молился так сильно, что инженером я в его сознании не виделся, не понимался. Потому что он все это воспринял как-то настороженно и не сразу. А вот когда пришел за монашеством, он и сказал: «Ну, наконец-то!.. »

А с меня будто тяжесть какая-то свалилась. Совмещение того, что благословляет Батюшка, и того, что мне в моей жизни действительно нужно, – это произошло. И мне, наверное, за всю свою жизнь ни разу не пришлось пожалеть о том, что я стал монахом.

Понятное дело, тяжело. Это трудно, это опасно, это сопряжено с такими усилиями, что иногда просто не выдерживаешь всего этого. Но находятся потом силы, потому что за тебя молились, и через покаяние, через исправление – Господь вновь и вновь приводит к этому утверждению: слава Богу, что все так произошло. Милость Божия, что у меня был Батюшка, и что я так с ним общался.

От него исходило настоящее отеческое тепло!

– Вы совершенно правы: семя, которое посеял сеятель, оно живет не только в момент посева. Оно живет и тогда, когда его положили в землю, когда на него обрушились грязь, холод, дождь, вода… Оно живет и тогда, когда пробивается сквозь разные препятствия.

Так и слово Батюшки отца Кирилла: оно не было многословным, знаете, например, как у Сократа или Аристотеля. Не было даже таким, как у наших знаменитых проповедников. Оно было кратким, но настолько действенным, что и сегодня живет. И так ощутимо, что будто бы Батюшка сейчас рядом с нами!

Когда я его, помню, впервые увидел, меня поразила его внешность, его вид, поразила его манера общаться. Запомнилось, как он разговаривал с людьми, и от него исходило настоящее отеческое тепло! Не то, что «все тебе позволено», что «можно делать все, что хочешь», а просто при нем не будешь грешить! Вот, смотришь на Батюшку, и просто тебе хочется быть в какой-то степени лучше, в какой-то степени добрее. И где-то там внутри, подсознательно (хотя я еще в то время был молод), было у меня желание быть с ним и походить на него. Он являлся для меня неким примером.

А когда его не стало, все равно сохраняется ощущение, что ничего не произошло.

Остается чувство, что с ним можно по-прежнему разговаривать…

Помню, как-то приобрел большое количество календарей с изображением Батюшки, они у меня до сих пор есть, рамочки потом стали делать для этих фотографий. И вот – вроде бы Батюшки нет с нами, а он все равно рядом!

В 2004-м году я был у Батюшки, кажется, в Барвихе, мы с ним разговаривали, получил у него последнее благословение, такое по-настоящему живое, и оно как-то распространилось для меня на все последующие годы. Он никогда не благословлял человека от своего имени. Никогда не давал благословения такого, какое мне было не по душе. Поэтому, наверное, с ним было очень тепло.

Он так молился, что ничего не подумаешь и не помыслишь вредного для самого себя: будь то какие-то поступки или привычки. И ты всегда старался это помнить и внутри себя складывать, использовать это. Хотя, бывает, что его и не видишь, что его и нет рядом, а все равно – настолько с ним тепло! Даже вот вспомнишь одно его имя – и с ним тепло, хорошо! Его нет рядом – а ощущение присутствия существует.

Он всегда держал Евангелие в руках

Архимандрит Кирилл (Павлов)

– Вы и на сей раз правы, потому что отец Кирилл из всех выделялся! Из всех выделялся – наверное, не столько строгостью, сколько серьезностью.

То, что он делал, было настолько серьезно, настолько непоколебимо!

Мы стояли в очереди к нему на Исповедь и уставали до невозможности! А батюшка нас всех поисповедует, пойдет еще потом народ исповедовать, потом монашеское правило… А ведь у него еще было послушание, он же казначеем был, сколько там всего нужно было делать! Казначей – это счетовод, ему все нужно было посчитать и повсюду поставить подпись. Это просто колоссальные физические нагрузки…

Смотря на его хрупкое тело, думаешь, как он выдерживал все это?..

А какой была его речь!.. Он говорил с некоторой «растяжечкой». И не потому, что это была какая-то манера, а потому, что он всегда был смертельно уставшим. Он постоянно был уставшим! Но он превозмогал это и, что называется, на последнем дыхании всё это тянул на себе.

Наверное, все это в какой-то степени и повлияло на его последние годы, потому что при таких колоссальных усилиях, при тотальной усталости, он все равно оставался в строю и все равно действовал.

Конечно же, своим поведением он был настолько «живым примером», что не нужно было никаких слов, не нужно было никакой теории («нужно быть подвижником», «нужно подвигать себя к молитве, посту» и пр.). Просто посмотри на него – и подвигай себя! И бери пример, как тебе поститься, как молиться и как общаться с другими людьми.

Я никогда не помню, чтобы он настаивал на том, чтобы молиться с утра до вечера, но помню отчетливо, как он настаивал на том, чтобы с утра до вечера читали Священное Писание, особенно Евангелие. Я помню, что он всегда держал Евангелие в руках. Когда у него была возможность – мы просто с ним встречались, разговаривали – у него в руках всегда было Евангелие. И, как он сам потом рассказывал (он же воевал в Сталинграде, нашел там Евангелие), это привело его ко Христу перед лицом смерти. На войне любое мгновение – и тебя нет! И вот, перед лицом смерти он решил остаться со Христом – через Евангелие.

И он прошел всю войну… И, несмотря на гонения, поступил в семинарию, закончил академию и стал старцем Кириллом.

Наверное, это присутствие смерти вокруг (ведь во время войны друзей хоронят больше, чем их обретают) наложило на него отпечаток. Но в наибольшей степени, конечно, чтение Священного Писания. Мне приходится наблюдать со стороны, чем отличается духовное чадо отца Кирилла, например, от духовного чада отца Наума. Духовное чадо отца Кирилла неразрывно связано с Евангелием. У отца Наума – с молитвой. Вроде бы и то, и другое хорошо, но вот для меня очень важным было чтение Священного Писания. И когда через отца Кирилла и его духовных чад я стал более внимательно читать Евангелие (по его рекомендации, ежедневно главу, и обязательно выписывать понравившиеся места), то у меня получилась целая картотека.

Когда поступил в семинарию, то с катехизисом не было никаких проблем. За полтора часа, пока в Переславль ехал, полностью всё, что нужно было знать по катехизису, привел в порядок. Только нужно было систематизировать, упорядочить и всё! И годовой курс катехизиса для меня был совершенно понятен!

Совершенно не напрягаясь, живя вот этими обычными человеческими действиями, ты становился необычным, потому что, сами понимаете, за полтора часа катехизис не выучишь, им надо жить!

И вот, за 6 лет, которые у меня предшествовали поступлению в семинарию, благодаря чтению Евангелия (не помню, сколько раз я его уже в то время прочитал), у меня появилась уже такая картотека. Например, «о любви», «о смирении» – то есть такие каталоги. И они мне в семинарии помогли, но, что еще более удивительно, они до сих пор помогают мне в жизни!

Я не являюсь «книжным человеком», но смотрю на художественную литературу, на телевидение, даже на святоотеческую литературу, и все время приходится мне сравнивать все это с Евангелием. И сразу видно: где соответствие, а где несоответствие. И не нужно никого ни о чем спрашивать – не нужно искать какого-то старца или блаженную, чтобы спросить у них, как мне поступить. Нет в этом необходимости: я вспоминаю строчку из Евангелия, и ответ у меня готов!

Часто так бывает в жизни человека: всё, всё уходит из под ног, все предали, инфаркт получил, как выжить в этой ситуации? А помогает выжить Евангелие! Почему? Потому что видел, как это делал Батюшка, отец Кирилл.

Кстати, его тоже вроде бы понимали – и не понимали. Ему давали возможность отдохнуть, но в основном – не давали. И как в этой ситуации выживать? Я понял, что только через Евангелие. Настолько перед глазами был его живой пример, без каких-либо правил, без нравоучений. Он был живой – просто по принципу военного командира: «делай, как я». «Вперед, все за мной!» Батюшка тоже так поступал: «делайте, как я». И для него это было счастьем. Он другого никогда не искал! Он никогда не становился в состоянии поиска – никогда не было такого, что бы он не знал, что делать. Почему? Потому что было Евангелие!

У меня теперь уже у самого опыт немаленький в жизни: приходится видеть, как люди мечутся, ищут что-то, бегут к одному духовнику, к другому. Тот отчитывает, тот причитает, тот принимает, а этот в затворе… Смотришь – и порой жалко людей. Потому что они ищут золото там, где его никогда не бывало. Ищут бриллианты там, где их никто никогда не рассыпал. Мечутся, а иногда даже погибают от этого, потому что не находят ответа на вопрос, которые поставила их собственная личная жизнь перед ними.

А вот отец Кирилл нашел эти ответы, нашел их в Евангелии. И своим личным примером он и для нас, в какой-то степени, стал твердым основанием.

Я не помню, чтобы у Батюшки в келлии были какие-то светские книги (может быть, они и были, но я, откровенно говоря, их не видел, когда мы ходили к нему на чтения). Недавно по телевизору была передача, я специально ее посмотрел, об Иммануиле Канте. Меня поразило, что у этого человека огромного ума было тоже нечто подобное в поиске главного и важного в жизни: то есть смысла жизни, своего места в этой жизни, своего назначения в этой жизни. Оказывается, Кант не читал романы, не читал светскую литературу. Он только читал один какой-то роман, который ему очень нравился – по смыслу, по сюжету, которые соответствовали здравому рассуждению, здравому пониманию тех вопросов, которые окружают человека. И из всей литературы, которую он знал (а он знал всех философов, и всех, о ком хотя бы что-то знал, он обязательно использовал в своих трудах, в мыслях, в изречениях), и вот, он никого не назвал из этого какими-то главными, приоритетными в своей жизни, а назвал Библию! Назвал Слово Божие: только оно может быть для человека самым важным и главным! И я сразу вспомнил про отца Кирилла: без всякого Канта, без всякой философии, без пустой траты времени на изучение всего этого и всякие университеты и институты, Батюшка в разрушенном доме нашел Евангелие – и вышел на пик совершенства человеческой жизни. А совершенство это заключается в общении с Творцом.

Это удивительно, мы Батюшку очень любим, помним о нем, молимся о нем. Бог даст, может быть, и ему молиться будем, потому что человек этот был, действительно, святой жизни. Он многим помог. А ведь кто такой святой? На русский язык это можно перевести так: не подверженный внешнему воздействию. Грех не воздействовал на него, не поработил его, не сделал его рабом какой-то чарки водки, сигаретки, какой-то страсти, рабом власти, например… Батюшка ни к чему не шел, ничто его не победило. А он оказался воином Победы – и в прямом, и в переносном, и в духовном смысле!

Епископ Анатолий (Аксенов)

Банкир и писатель

Случай этот произошел в США с протоиереем Серафимом Слободским, автором знаменитой теперь книги «Закон Божий».

Отцу Серафиму пришлось много хлебнуть в жизни. В конце 1930-х годов его папу арестовали, а сам Серафим — тогда еще совсем молодой человек — был лишен возможности получить полноценное образование, но все равно продолжал учиться и трудоустроился художником-декоратором.

В Великую Отечественную его призвали в армию, он попал в фашистский плен и был направлен в Германию на принудительные работы, где выжил благодаря своим художественным талантам. Именно тогда будущий батюшка задумал построить церковь, если Бог выведет его из тяжелых испытаний.

После войны, прекрасно понимая, что ждет его в СССР, Серафим решил остаться в Германии, а в 1952 году, уже будучи священником, эмигрировал в США.

Там-то со временем он и решил написать свой труд «Закон Божий», зная о том, насколько паства в Америке нуждается в доступной духовной литературе. Учебник, в который вошли объяснения основных богословских понятий, молитвы, краткий пересказ Ветхого и Нового Завета и учения о богослужении и церковных таинствах, со временем был признан одним из лучших пособий по изучению веры для мирян. В 1970-е годы он попал в Советский Союз, а теперь издается многотысячными тиражами и доступен едва ли не в каждом храме.

В Америке же отец Серафим исполнил обет построить храм.

О том, как возводился этот «обетованный храм», и об интересной истории, связанной с его строительством, рассказал протоиерей Георгий Ларин, один из старейших русских священников в США, который в свое время много лет прослужил «под началом» отца Серафима в этом соборе Покрова Пресвятой Богородицы в городе Наяк близ Нью-Йорка, а затем стал его настоятелем:

«После Второй мировой войны знаменитый Толстовский фонд выписывал в США многих эмигрантов из Европы. Так русские, в том числе и отец Серафим с семьей, попали в Наяк, и первым делом захотели построить храм.

Денег не было, люди стали собирать по доллару и в итоге купили небольшой участок земли. Архитектором был один из беженцев, Владимир Михайлович Толстой, родственник Льва Толстого. А отец Серафим в подряснике сам мешал цемент. Так же трудились и другие прихожане.

Члены церковной общины хотели взять ссуду у банка для строительства, но когда пришли к менеджеру, тот им отказал: денег-то у них не было. Пришлось продолжать работать самим.

Установка купола. Фото из архива прихода

Но однажды этот менеджер проезжал мимо нашего участка и увидел, как люди трудятся и как батюшка в подряснике мешает цемент. После этого он решил дать значительную ссуду и всем рассказывал: если эти люди такие дружные и даже священник работает на строительстве, значит, они не обманут и все выплатят. А наши прихожане всем миром складывались, чтобы ежемесячно возвращать долг. Но главное, так построили храм, установили и позолотили купола.

Когда мы с семьей приехали в Наяк, храм внутри еще не был расписан, так что иконы висели на голых стенах. Потом приход стал расти, появилась воскресная школа. Снова стало тесно, но нашлись благотворители, которые купили соседний дом, потом приобрели еще два здания по соседству.

Я верю, что все это неслучайно. Господь все время посылает людей, которые помогают. Ведь и Сам Христос говорит: “Не заботьтесь о том, что есть и пить, думайте о жизни вечной, ибо Отец ваш Небесный знает, что вы имеете нужду в этом”.

Отец Серафим всегда следовал этой заповеди, она была для него естественной, и он всегда полагался на волю Божию. И свой “Закон Божий” батюшка писал точно так же, отдавая всего себя Христу».

Баба Лена, которая гуляла сама по себе: история 91-летней путешественницы из Красноярска

Это история Елены Ерховой, более известной как баба Лена, которая, несмотря на преклонный возраст, в одиночестве отправилась путешествовать по миру и попутно завоевала сердца десятки тысяч поклонников в сети. К несчастью, бабушка Лена скончалась в 2019 году, но хроники ее путешествий все еще доступны на Facebook, напоминая нам, что никогда не поздно следовать за мечтой.

В Республике Тыва

Елена Ерхова из Красноярска всегда была заядлой путешественницей, и в советские времена она пользовалась любой возможностью съездить в какое-нибудь интересное новое место. В 70-х годах, когда ей было за сорок, Лене удалось побывать в Праге, Польше и Восточной Германии. Но путешествия — дело не из дешевых, и женщине пришлось забыть про любимое. И только сорок лет спустя, когда ей исполнилось 83 года, баба Лена вспомнила о своей страсти к путешествиям и решила, что снова отправится повидать мир.

В одном интервью баба Лена поделилась, что на эту мысль ее натолкнули друзья. Они спросили ее, почему она не отправляется путешествовать сейчас, когда у нее есть на это деньги, и баба Лена сказала себе: «Действительно, почему бы и нет?».

В «Книжном Парфеноне», Кассель, Германия

Баба Лена откладывала деньги с пенсии, а также продавала цветы и вязаные вещи. И этого ей хватило, чтобы посетить не самые типичные для 91-летней бабушки из России места: баба Лена не только вволю покаталась по России, но и побывала в Германии, Таиланде, Испании, Италии, Вьетнаме и других странах.

Приобщение к культуре индейцев Таино

Праздник Наадым, Республика Тыва

Во время поездок баба Лена не боялась ничего: чаще всего, конечно, она ходила на экскурсии по разным зрелищным местам, но она также оседлала верблюда в Израиле, прокатилась на мотоцикле во Вьетнаме, занималась рафтингом, участвовала в различных карнавалах, праздниках и так далее.

Рафтинг на Енисее (Россия/Монголия)

Рим, Италия

Однажды ей встретилась еще одна русская путешественница, Екатерина Папина — к слову, баба Лена всегда путешествовала одна (!). Папина выложила на Facebook их совместную фотографию, и она собрала более 14 000 репостов на Facebook. После этого внук Лены создал для нее странички в соцсетях, и начал документировать ее приключения на Facebook, Instagram и YouTube. К несчастью, бабушка Лена скончалась от рака в 2019 году, и после этого ее страницы на YouTube и Instagram удалили. Сейчас фотографии ее поездок доступны только на страничке в Facebook, которую оставили в память об отважной путешественнице.

Германия

В отеле Riu Garoe на Тенерифе, Испания

Стамбул

Москва-Сити

Белокуриха, Алтай

Ночь карнавала на пляже в Таиланде

Таиланд

Собор Святой Софии, Стамбул

Санаторий «Парус», Новосибирск

Республика Тыва

Обезьяний пляж, Тонсай, Таиланд

Острова Пхи-Пхи, Таиланд

Бабушка Лена — яркий пример того, что никогда не поздно начать заниматься любимым делом. Ведь она начала путешествовать в 83 года, всего за 8 лет до смерти, и за это время успела повидать больше, чем некоторые — за всю жизнь.

Больше о Елене Ероховой можно узнать из 13-минутного документального фильма на YouTube:

Не теряйте веру: 20+ трогательных случаев, когда вернулись пропавшие собаки

Если питомец убежал или потерялся — это всегда горе для любящего хозяина. Мы проводим бессонные ночи, виним себя в произошедшем, думаем, что «недоглядели» за любимцем.. Но в жизни случается всякое, и главное — не терять надежду и веру до последнего. Эти чудесные истории еще раз это доказали!

Бесстрашный пастуший пес не бросил стадо коз во время калифорнийских пожаров в 2017 году, когда его хозяева уехали в безопасное место. Вернувшись через несколько дней, они увидели пса и коз живыми

«Мой пес убежал во время прогулки. Пришла к дому после часа поисков, и увидела это»

«Твиккс однажды пропал, и хозяйка не видела его два года, думая, что он погиб. Но благодаря добрым людям и микрочипу, они воссоединились!»

«Моя собака привела домой друга. И это оказался наш ретривер, которого мы потеряли две недели назад»

«Это питбуль Зевс. Несколько месяцев назад его украли из дома, и только позже хозяйка нашла его за 3 тысячи километров от дома. Многие авиакомпании запрещают перевозить питбулей, поэтому женщине помогли простые люди, которые на машинах довезли пса»

«2 года назад наша собака убежала во время прогулки. Это был мопс, которого мы подарили сыну на 12-летие, поэтому дети очень расстроились. Мы думали, что больше его не увидим, но недавно нам позвонили из приюта. Это было чудо — нашу собаку нашли!»

Женщина встретилась в приюте со своей собакой, которая пропала две недели назад

Незнакомец нашел в лесу собаку, и два часа ехал до города, чтобы передать ее спасателям. Позже они нашли ее хозяев, и отвезли им

«Мой муж работает в компании доставки. Недавно он подобрал на улице этого пса. В ветклинике у него нашли микрочип, и муж узнал адрес его хозяев, и доставил им пропажу»

«Наша собака пропала на три дня, но я безмерно рада воссоединению!»

«Мы нашли нашу собаку через 54 дня после торнадо, который прошелся по нашему району»

«Полгода назад пес по кличке Блу потерялся. Его хозяин думал, что никогда его не увидит, но недавно произошло чудо.. »

«Никогда не теряйте надежду. После четырех лет в разных частях США, мы воссоединились с моей собакой»

Этот чихуахуа по кличке Алекс убежал еще в 2013 году, а в этом году один прохожий подобрал его и решил проверить микрочип у ветеринаров.. Хозяевам позвонили, и сообщили, что их пес нашелся. Они не могли в это поверить..

«Нашего песика нашли в лесу. Он потерялся примерно два года назад, но мы не теряли надежду.. »

У семьи из США украли фургон, внутри которого был их пес. Недавно фургон нашли, и хозяин приехал забрать и пса.. Вот как выглядела эта встреча:

Собака воссоединилась с хозяином спустя три года после пропажи

Эта собачка не видела хозяев семь месяцев. Сколько эмоций!

Мужчина воссоединился с псом, который убежал во время прогулки около месяца назад. Он сам заметил его на улице, исхудавшего и грустного, и едва узнал, что это его собака

«Мой друг искал свою пропавшую собаку, и спустя примерно 30 часов поисков, ее нашли. Вот ее выражение мордочки после воссоединения с хозяином»

«А мой пес пришел ко мне в офис спустя три дня после того, как мы его потеряли»

Джошуа Эдвардс потерял своего пса по кличке Дьюк долгих семь лет назад. В этом месяце ему позвонили из приюта и сообщили, что собаку нашли по микрочипу. Вот он, долгожданный момент встречи!»

«Мы тоже нашли долгожданного пса. У меня нет слов. Молимся за мужчину, который подобрал его и обратился в приют»

«Аннабель исчезла в марте прошлого года. Мы с сыном были убиты горем, и начали смирно терять надежду.. Как оказалось позже, собаку украл мой бывший муж, который хотел отомстить. После судебных разбирательств мою девочку вернули.. »

«Два дня искали его, и он сам вернулся домой, и сразу улегся спать»

Шесть лет назад эта семья думала, что они больше никогда не увидят Корки. Но произошло чудо — недавно Корки нашли. Он был со своим одноглазым другом, которого семья тоже решила забрать

«Мы 13 дней пытались найти нашу собаку. Недавно папа оставил свое пальто на месте, где ее последний раз видели. Утром мы пришли, и она спала на том пальто.. »

«Я потерял пса по кличке Чемп в 2011 году. Уже потеряв надежду, я попрощался с ним. Но спустя много лет, этой осенью, со мной связался фермер. Он нашел раненую собаку на ранчо, и отнес к ветеринару. А там у пса нашли микрочип.. »

«Я сутки искал свою собаку, и все-таки нашел. Вот ее мордочка после воссоединения»

Собаку этой семьи нашли на улице спустя 10 лет, как они думали, что потеряли ее навсегда

Как храбрый шакал укусил мёртвого льва

Первый секретарь ЦК КПСС Никита Хрущев выступает на ХХ съезде КПСС в Кремле, 1956 г. © Василий Егоров/Фотохроника ТАСС

«храбрый шакал укусил мертвого льва».

Наследство Сталина

В стремлении к неограниченной власти Хрущёв сначала устранил своего главного конкурента – Л. Берию (Чёрный миф о «кровавом палаче» Берии; Часть 2), которого, очевидно, просто убили при задержании.

Оттеснил от управления председателя Совета Министров СССР Г. Маленкова, который считался наследником Сталина. Затем нанёс удар по умершему вождю, начав разрушительный и самоубийственный для советской страны по последствиям процесс десталинизации. В 1957 году добил оппозицию (так называемую «антипартийную группу») в лице Молотова, Маленкова и Кагановича. Затем отправил в опалу маршала Жукова, который ранее его недальновидно поддерживал.

В своей борьбе за власть Хрущёв опирался на «пятую колонну», тех, кто в какой-то мере пострадал от политики Сталина. Недобитых и скрытых троцкистов, революционеров-интернационалистов, националистов и просто людей с мещанской, мелкобуржуазной психологией, которые не желали «идти к звёздам», хотели стабильности и желали насладиться властью. Для этого нужно было уничтожить создаваемое Сталиным общество знания, служения и созидания, сформировать свой аналог общества потребления и договориться с Западом.

Сталин фактически создал новую идеологию. Формально в СССР оставался марксизм-ленинизм. Но де-факто это была русская идея создания общества людей будущего.

Возрождался проект «Светлой Руси» («Града Китежа»), державы добра, справедливости и любви к людям. Отсюда невероятная популярность СССР в мире в эту эпоху. И удивительные чудеса, которые совершали советские люди во имя большой идеи.

Так, при Сталине русский народ и другие коренные народы России совершили три чуда: — — восстановили страну после руин Смуты;

— победили «всеевропейскую орду» во главе с Гитлером»;

— снова восстановили державу после Великой Отечественной войны и придали такую созидательную энергию Союзу, что он ещё тридцать лет был мировым лидером.

Иосиф Виссарионович воссоздал Российскую империю. Вернул ей многие утраченные земли – Прибалтика, Выборг, Западная Белоруссия и Украина, Молдавия, Буковина, Южный Сахалин и Курилы. Вернул русской державе мощь и величие.

Мы восстановили сферу влияния в Восточной и Юго-Восточной Европе, на Дальнем Востоке (Порт-Артур, дружественная Северная Корея и коммунистический Китай). Создали и закалили в страшном бою лучшую в мире армию.

Сформировали лучшую в мире систему науки, воспитания и образования. Сталин запустил русский (советский) проект глобализации, альтернативный западному.

Была построена мощная промышленность, с самыми передовыми отраслями производства (атом, космос, ракетостроение и самолетостроение). Русские начали строить мир на основе братства народов и сопроцветания, которое наносило смертельный удар западному рабовладельческому обществу.

Таким образом, при Сталине русские восстановили всё лучшее, что было в Российской империи (классическую школа и культуру, армию, флот и т. д.). И пошли дальше, строя цивилизацию и общество будущего, обгоняя Запад и весь мир в гуманитарном, социальном и культурном отношении – на эпоху.

«Кукурузник»

Вот за этот великолепный и удивительный период истории Сталина и судили дети «пламенных революционеров», наследники троцкизма под ложь и обман Хрущёва.

До этого Хрущёва знали в основном как одного из «шутов» при хозяине. Как полностью послушного и беспринципного исполнителя воли владыки. Разумеется, с таким «авторитетом» он не мог долго продержаться на троне. Поэтому бездарный и недалёкий, хотя и довольно хитрый Хрущёв, очевидно, с подачи своих более дальновидных помощников, принялся пинать почившего хозяина, плевать на ушедшего в мир иной государственного деятеля.

Скрытой и полураздавленной при Сталине «пятой колонне» (троцкистам, интернационалистам, националистам и космополитам) это пришлось по вкусу, как и Западу.

Спецслужбы Запада стали разыгрывать «карту» Хрущёва.

И хрущёвцы добились огромных успехов на ниве десталинизации. В сущности, это был курс разорения России (Предательство СССР. Перестройка Хрущёва; «Хрущёвщина» как первая перестройка; Часть 2).

Огромный урон был нанесён Вооруженным силам, народному хозяйству, русской церкви, которая при Сталине переживала период возрождения. Была разгромлена русская «бесперспективная» деревня, обескровлены великорусские центральные губернии-области. Что заложило мощную «мину» под демографию русской державы.

«Оттепель» в культурной и общественной жизни подрубила русский «имперский» стиль, который формировался при красном императоре.

Хрущёв ввёл поголовную уравниловку, разрушая здоровую иерархию, новую национальную элиту красной империи. При Сталине лучшие люди страны, доказывая это своим умом и изобретениями в труде и в бою, становились своего рода советской аристократией. Университетские преподаватели и рабочие-стахановцы могли получать больше союзных министров.

Хрущёвская уравниловка всё это уничтожила. Теперь низкоквалифицированный рабочий получал зарплату больше, чем инженер или учитель. Здоровая мотивация учиться, самосовершенствоваться, повышать свой уровень и квалификацию была подорвана.

Придёт время и чудовищная роль Никиты Хрущёва, который рядился в «русские» косоворотки, изображал исконно-посконного русского мужика, но фактически разрушавшего Россию, будет выявлена и разоблачена до конца.

Именно в хрущёвское время им была заложена та ментальная бомба, которая уничтожит советскую цивилизацию.

Конечно, Хрущёва обезвредят.

Наиболее опасные «перекосы» выправят. Советская номенклатура тогда ещё только начала разлагаться. До страшной эпохи предательства при Горбачёве было ещё довольно далеко.

Однако хрущёвская «перестройка» закроет СССР путь в будущее. Брежнев так и не посмеет полностью зачистить «хрущёвщину», вернуть страну на сталинский путь развития.

Сталин же в оправданиях и защите не нуждается.

За него говорят его дела.

Он принял «убитую» страну, деморализованное население. А оставил – сверхдержаву, победоносный и полный созидательной энергии народ.

Показал магистральный путь спасения России и всего человечества – к звёздам.

Сталинский период истории России – был периодом мощи, величия и процветания нашей Родины.

До сих пор «перестройщики-реформаторы» всех мастей не могут растащить наследство Сталина, достояние народа этой великой эпохи.

Вот почему социальным инженерам Запада срочно понадобилось тогда переформатировать эту всенародную любовь и уважение к Сталину в негативный «культ».