Архив метки: апостол Павел

Женщина в церкви: что ей запрещено и почему?

Проблема «женщина в христианстве» достаточно полно освещена в литературе. Статья расскажет только о том, что можно, а что нельзя женщине в церкви и почему. При всей простоте вопроса неверных представлений множество. Итак…

Правило 1. Женщинам в храме необходимо стоять отдельно от мужчин.

Священнослужители говорят, что это не является строго обязательным в наши дни, однако все церкви России до сих пор соблюдают это древнее правило.

Например, в г. Воронеже, где я проживаю, в Покровском и Благовещенском соборах во время богослужения женщины стоят на левой стороне, а мужчины — на правой, оставляя свободным проход от главных дверей к Царским вратам. Такое разделение соответствовало древним представлениям о благочестии в христианских церквях. А в Византии во многих храмах устраивались хоры (вторые этажи, идущие по периметру храма), где во время службы и стояли женщины. Внизу разрешалось стоять только мужчинам.

Причины этого уходят вглубь веков. Миф о грехопадении, являющийся частью нашего культурного наследия, описывает женщину как пособницу Сатаны, которая была первой, кто обманул Адама, и вследствие греха женщины, человечество было наказано Богом.

Определяя статус женщины в христианстве, апостол Павел отмечал, что «в женщине — начало греха, и из-за нее все мы вкусим смерть», а также «не Адам соблазнился, но женщина, соблазняясь, преступила дозволенное». Таким образом, по мнению апостола, Адам не несёт ответственности за содеянное, он якобы не знал, что творил, а Ева знала и осознанно грешила.

Павлу, видимо, было неизвестно, что незнание не спасает от ответственности! «Нет ничего пагубнее женщины; два рабочих вола за одну жену». «Любовь к женщине — это яд; огонь, женщина и море — три бедствия», — вот что писали Гомер, Эзоп, Сократ и другие великие мужи Древней Греции. В этих кратких фразах ярко охарактеризовано отношение мужчин к женщинам в древнюю эпоху.

В Древнем Риме, согласно законодательству, когда женщина выходила замуж, то и все ее имущество переходило во владение мужа. Женщина не могла занимать какую-либо гражданскую или общественную должность, не могла быть свидетелем, поручителем, опекуном или попечителем, не могла усыновлять детей или быть усыновленной, не могла составлять завещание или контракт.

Наиболее злобным атакам подвергал женщин Тертуллиан (160- ок. 220 гг.), один из наиболее выдающихся раннехристианских писателей и теологов, который впервые выразил концепцию Троицы.

Вы врата дьявола — говорил он про женщин, — вы открыватели запретного древа, вы первыми предали закон Божий, вы — та, что убедила мужчину, атаковать которого дьяволу не хватило храбрости. Вы так легко разрушили подобие Бога — мужчину. Из-за вашего предательства даже сын Божий должен был умереть.

Святой Иероним считал женщину «стезей беззакония». Она — «скорпион, всегда готовый ужалить». Согласно Святому Бонавентуре — средневековому теологу и философу (1224−1274), женщина есть «орудие, используемое дьяволом для овладения нашими душами». А согласно святому Григорию Великому, называемому в православной традиции Григорием Двоесловом (ок. 540−604), женщина есть «яд аспида и злоба дракона».

Как это ни смешно звучит, но до 585 г. мировое христианское духовенство не могло решить, имеет женщина душу или нет. Маконский церковный собор (Франция) принял решение о том, что у женщины, хоть она и является существом низшего порядка, всё-таки имеется некое подобие души!

Обвинения и само отношение христианского духовенства к женщинам привели к отрицательному, потребительскому отношению к ним в Европе и остальном христианском мире. А в просвещенной Англии до середины XIX века женщин при переписи населения вообще не учитывали, как скот!

Вот потому и стоят раздельно мужчины и женщины «с подобием души» даже в современной церкви. И при этом церковники считают, что такое разделение женщин с мужчинами угодно богу!

Правило 2. В церкви женщине говорить не позволено.

В первом послании Коринфянам апостол Павел наставляет:

жены ваши в церквах да молчат, ибо не позволено им говорить, а быть в подчинении, как и закон говорит. Если же хотят чему научиться, пусть спрашивают о том дома у мужей своих; ибо неприлично жене говорить в церкви (1 Кор. 14:34−35).

Русской православной церковью это правило строго соблюдалось. Из таких воззрений и складывалось отношение к женщине в христианстве. Даже ответ Иисуса матери: «Кто ты, жено? И что у меня общего с тобою?» — звучит унизительно. Именно поэтому среди ближайших учеников Христа не оказалось ни одной женщины (присутствие Марии Магдалины, которую некоторые источники помещают то в среду учеников, то называют женой Иисуса, каноническими Евангелиями не подтверждается).

Исходя из упомянутого правила, женщины не участвуют и в церковных соборах. Русской православной церковью это правило строго соблюдалось вплоть до ХХ века. В Поместном соборе 1917−1918 годов, который допустил некоторые церковные инновации, женщины (включая монашествующих) хотя и могли присутствовать, но не имели права голоса.

Впервые в истории церкви женщины приняли участие в Поместном соборе РПЦ в 1971 году, когда избирался патриарх Пимен. Участвовали женщины и в работе Поместного собора 1990 года, избравшего Патриарха Алексия II.

Однако все решения, включая и присутствие женщин, определяет епископат, который удерживает за собой канонически обоснованный контроль в проведении Поместного собора: любое решение может быть принято собором только с согласия большинства присутствующих на нем епископов.

Правило 3. Женщине в церкви предписано одеваться скромно.

Женщина должна надеть неяркую длинную юбку или платье. Запрещены спортивные костюмы. Нельзя использовать косметику, тем более — губную помаду. Несмотря на теплую погоду, всем прихожанам рекомендуется надевать одежду с длинными рукавами. Запрещено носить брюки. В священном писании сказано:

На женщине не должно быть мужской одежды, и мужчина не должен одеваться в женское платье, ибо мерзок пред Господом Богом всяк делающий это.

Второзаконие 22:5

К чему такие строгости? Где их истоки? Объяснения в истории вопроса.

Вспомним древние времена: в Риме, Палестине, Византии люди ходили в туниках. А в брюках ходили варвары: они были кочевниками, все время верхом на лошадях. И вот, чтобы не натирать ноги об лошадь, они обматывали их тем, из чего потом получились брюки. Когда по Константинополю шел человек в брюках, то своим видом он показывал, что он варвар, то есть не христианин, и его не пускали в храм. (Вечная тайна женщина Наука и религия. 1988. № 3. С. 10−11).

Но основной причиной негативного отношения к ношению брюк явились древние языческие ритуалы встречи Нового года. Язычники устраивали карнавальные переодевания, имевшие религиозный смысл переворачивания всего наизнанку. Мужчины надевали женское платье, женщины — мужское. Мирянин мог надеть рясу монаха или вырядиться зверем.

Кстати, рясу духовенства, имеющую корни Ближнего Востока, можно считать типично женской одеждой. Ряса даже запахивается на левую сторону, а не на правую, как в одежде у мужчин.

Так вот религиозный смысл этих переодеваний сводился к тому, что они являлись разрушением устоявшихся социальных ролей, стереотипов, разрушением порядка в суматохе Масленицы и возможностью построить новый мир, более справедливый и удобный, лучший для людей. Переодевание мужчин в женщин и наоборот было своего рода языческой формой покаяния, желанием жить иначе.

Христианство, в отличие от язычества, отвергает языческое скоморошество и призывает покаяться в грехах и не совершать их впредь.

Таким образом, негативное отношение к брюкам на женщинах имеет древние религиозные корни. Память об этом некогда серьезном религиозном языческом подтексте переодеваний повлекла за собой негативное отношение к мужскому гардеробу на женщинах.

Правило 4. Женщина не имеет права заходить в церковь с непокрытой головой.

Апостол Павел в первом послании к коринфянам (11:3−9) пишет:

Хочу также, чтобы вы знали, что всякому мужу глава — Христос, жене глава — муж, а Христу глава — Бог. Всякий муж, молящийся или пророчествующий с покрытой головою, постыжает свою голову; и всякая жена, молящая или пророчествующая с открытою головою, постыжает свою голову, ибо это то же, как если бы она была обритая; ибо, если жена не хочет покрываться, пусть и стрижется; а если жене стыдно быть остриженной или обритой, пусть покрывается. Итак, муж не должен покрывать голову, потому что он есть образ и слава Божия; а жена есть слава мужа. Ибо не муж от жены, но жена от мужа; и не муж создан для жены, но жена для мужа.

А далее (11:4−5) Павел уточняет:

Женщина не должна заходить в храм с непокрытой головой, причем платок должен целиком и полностью покрывать волосы и закрывать уши.

Почему? Да потому, что женщины красивыми волосами соблазняли мужчин, и они вместо молитвы глазели на хорошеньких женщин и мысленно вводили себя в блуд! А если смотреть первопричину — попадём в священное писание:

Оголить темя женщины или распустить ее прическу значило унизить или наказать ее (Исайя 3:17) ; Числа 5:18).

Блудницы и порочные женщины в Иудее демонстрировали принадлежность к своим особого рода занятиям именно тем, что не покрывали голову. Муж имел право развестись с женой без возврата ей приданого, если она появлялась на улице простоволосой — это считалось оскорблением мужу. А в синагогах, кроме женщин, покрывать голову предписывалось отлученным от синагоги мужчинам и прокаженным.

Правило 5. Женщина не имеет права входить в алтарь.

На первый взгляд, женщина не имеет права входить в алтарь потому, что такова сама природа женщины. Напомню, что алтарь знаменует собой область бытия Божия, собственно храм представляет область ангельского мира (духовное небо) и притвор — область земного бытия.

Так вот, священнослужители, совершающие богослужение, должны сосредоточенно находиться в молитве.

Присутствие женщины, особенно молодой и привлекательной, невольно может вызвать суетные и соблазнительные мысли и желания, а борьба с помыслами требует больших усилий, а главное — не всегда бывает успешной.

Священнослужители упоминают и о чисто психологических причинах, по которым женщина не несет пастырского служения и не входит в алтарь. Женщина по природе своей более эмоциональна, переменчива. Ей сложнее сосредоточиться на совершении такого великого дела, как Евхаристия, сложнее сохранить беспристрастность и трезвость.

Недаром апостол Петр, хорошо знавший женскую природу, поскольку имел не только жену, но и тещу, называет женщин немощнейшим сосудом (1 Пет. 3, 7). С другой стороны, этот запрет уходит в глубину веков и связан с женским менструальным кровотечением.

Алтарь — это жертвенник, на который исторически лилась кровь, испускаемая из жертвенного животного или человека, в угоду божеству, хозяину данного храма. Считалось, что с кровью испускается душа жертвы — в угоду божеству или демону. Потом жертву сжигали — и божество «вкушало» душу жертвы.

Авраамические религии все патриархальные. Творить ритуалы — проливать на алтарь кровь жертвы, отращивать длинные волосы на голове и на бороде и выпускать их наружу — дозволено лишь мужчинам. Женщина должна всячески свои волосы прятать.

В православии менструирующей женщине нельзя не только всходить на жертвенник (алтарь), а и вообще приходить в церковь. А в иудаизме такая женщина считается ритуально нечистой и ей запрещено вступать в сношения с обрезанным ритуально чистым мужем, из опасения его осквернить. По окончании месячных вымыться в душе ей недостаточно. Ей нужно совершить ритуальное омовение в резервуаре — микве, наподобие нашего крещения. Только потом она может являться мужу.

В христианстве запрет на вхождение в алтарь начинается с поместного Лаодикийского собора, состоявшегося около 360 года в городе Лаодикия (Малая Азия). Собор составил 60 правил относительно вопросов церковного управления и христианского благочестия.

Сорок четвёртое правило собора гласило:

Не подобает жене в олтарь входити.

Этот запрет с первохристианских времен безоговорочно запрещал женщинам входить в алтарь. В тексте причины запрета не объясняются, вероятно, в силу его очевидности. Во время богослужения священнослужитель символизирует собой Христа и от Его имени произносит слова: «…приимите, ядите: сие есть Тело Мое» (Мф. 26, 26). Совершенно очевидно, что такие слова мог произносить только мужчина!

Позже на Константинопольском (он же шестой Вселенский собор, 680−681.) соборе 69-м правилом вообще было запрещено мирянам входить в алтарь, а женщинам тем более:

Никому из всех принадлежащих к разряду мирян да не будет позволено входити внутрь священного алтаря. Но по некоему древнейшему преданию, отнюдь не возбраняется сие власти и достоинству царскому, когда восхощет принести дары Творцу.

Итак, позволительно только царю входить из мирян и потому, что он — помазанник, и только тогда, когда он приносит дар, т. е. царский ритуальный подарок на церковь.

И последнее: при крещении мальчиков вносят в алтарь, а девочек нет. До XIV века всех детей на сороковой день «воцерковляли», для чего вносили в алтарь. Даже прикладывали их к святому престолу, а крестили примерно в три года. Грудничков крестили только при необходимости (опасности по здоровью). А когда стали практиковать крещение младенцев, воцерковление производилось сразу после обряда крещения, и именно тогда перестали вносить девочек в алтарь, а мальчиков прикладывать к св. престолу.

Зайдя в алтарь, женщина нарушает церковный порядок и тем самым грешит против церкви. В этом случае ей предписано покаяться и, осознав свою вину, больше так не делать. Надобно знать своё место.

Входить в алтарь для его уборки могут женщины, ставшие алтарницами. Кроме того вдовы или монахини, после 40 лет могут помогать священнику: подавать кадило, читать и выходить со свечами.

Правило 6. Женщин не пускают на святую гору Афон.

На этом полуострове в Греции располагаются двадцать крупных мужских монастырей, вход куда женщинам строго воспрещён.

Существует предание, что Пресвятая Богородица в сопровождении евангелиста Иоанна в морском путешествии попала в шторм, они сбились с пути и попали к подножию горы Афон. Матерь Божия, поражённая красотой места, попросила Господа сделать Святую гору Ее земным уделом. По завету Матери Божией ни одна женщина, кроме Нее, не может ступить на землю Афона.

В 1045 году при византийском императоре Константине IX Мономахе был принят устав для афонитов, официально запрещавший женщинам и даже домашним животным женского пола находиться на территории Святой горы. Указ президента Греции от 1953 года предусматривает тюремное заключение на срок от 2 до 12 месяцев для женщин, нарушивших запрет.

Правило 7. Женщина не может быть священником.

Православная церковь не приемлет практику «рукоположения» женщин в священнический и епископский сан. Протодиакон Андрей Кураев в своей книге «Женщина в церкви» пишет:

Многовековая православная церковная традиция никогда не знала женщин-«священниц».

Против женского священства есть несколько аргументов. Во-первых,

священник на литургии — это литургическая икона Христа, и алтарь — это комната Тайной вечери. На этой вечери именно Христос взял чашу и сказал: пейте, это Кровь Моя. …Мы причащаемся Крови Христа, которую дал Он Сам, именно поэтому священник должен быть литургической иконой Христа. …Поэтому священнический архетип (первообраз) — мужской, а не женский.

Дискуссия по поводу священства женщин продолжается в протестантских церквях Европы. Возведение женщин в духовный сан с правом совершения богослужения и отправления таинств практикуется в Евангелической церкви Германии, в Евангелическо-лютеранской церкви Финляндии, Епископальной (англиканской) церкви в Англии, Швеции и Норвегии (лютеранство).

Также практика рукоположения (деноминация) женщин принята в некоторых баптистских, методистских, пресвитерианских, старокатолических, пятидесятнических и харизматических деноминациях (часть протестанского движения в молодёжной культуре), в том числе и в России.

Правило 8. Женщина после рождения ребёнка не имеет права входить в храм, также в период месячных. Кроме того, не может приступать к св. таинствам.

Пособием по практическому руководству. «О Законодательстве церковном. О венчании. п. 21» предусмотрено:

Невеста, находящаяся в периоде послеродового очищения и не получившая молитвы «в сороковой день» не только приступать к Св. Таинствам, но и входить в храм не может. То же касается и невест, находящихся в нечистоте (физиологической).

Уставом предусмотрено 40-дневное очищение родильницы от нечистоты рождения, после чего над ней читается священником специальная «молитва жене-родильнице». В этой молитве иерей просит Бога очистить женщину «от скверны телесной и скверны душевной». Только после этого мать может ходить в церковь и причащаться Святых Христовых Тайн.

Корни этого правила находятся в Ветхом завете, в котором существует масса предписаний относительно чистоты и нечистоты человека. «Нечистота» у иудеев — это, прежде всего, мертвое тело, некоторые болезни, истечения из половых органов мужчин и женщин. Она связывалась с темой смерти, которая овладела человечеством после грехопадения.

Нетрудно увидеть, что и смерть, и болезни, и истечения крови и семени как уничтожение зародышей жизни — все это напоминает о человеческой смертности, о некой глубинной поврежденности человеческой природы. Таков богословский смысл иудейской «нечистоты». Женщина в этот период теряет неоплодотворенную яйцеклетку, и это является потерей потенциальной жизни. Этот призрак смерти и приводит в состояние «нечистоты».

В Торе перечислены случаи «нечистоты» и приведены способы их очищения. Во всех случаях очищение сопровождалось окунанием в микву. В иудаизме женщина считается нечиста в течение 40 дней после рождения мальчика и 80 дней после рождения девочки (Лев 12, 2−5). В православии эта проблема и проще, и сложнее одновременно.

Вселенские соборы никогда не касались этой темы, поэтому канонических препятствий присутствия женщин в храме в так называемые критические дни вроде бы и не существует. Однако мы имеем авторитетные в каноническом отношении источники, которые были одобрены на поместном Трулльском соборе. (собор Церкви в Константинополе в 691−692 г.; созван императором Юстинианом II в 691. Решения собора рассматривают, как документы Шестого Вселенского Собора).

Собором одобрено второе правило святых Афанасия Великого и Дионисия Александрийского, а также епископа Тимофея:

О женах, находящихся в очищении, позволительно ли им в таком состоянии входить в дом Божий, излишним почитаю и вопрошать! Ибо не думаю, чтобы они, если суть верные и благочестивые, находясь в таком состоянии, дерзнули или приступить к Святой Трапезе, или коснуться Тела и Крови Христовых. Ибо и жена, имевшая 12 лет кровотечение, ради исцеления, прикоснулась не Ему, но только к краю одежды Его. Молиться, в каком бы кто ни был состоянии и как бы ни был расположен, поминать Господа и просить помощи — не запрещается. Но приступать к тому, что есть Святая Святых, да запретится не совсем чистому душою и телом.

И тот же Св. Афанасий Великий, утверждал в первом правиле:

Все творения Божии добры и чисты. Ибо ничего неполезного или нечистого не сотворило Божие Слово.

Но это всё былые времена. А в наши дни, притом что в церкви говорят о полном отсутствии дискриминации в церковной жизни, упомянутые мной правила существуют и действуют.

Просматривая материал по теме я наткнулся на религиозный форум, где Священник Андрей отвечал некой Наталье:

Уважаемая Наталия! Я не могу исчерпывающе ответить на Ваш вопрос. Происхождение запретов о нечистоте после истечений, как Вы знаете, лежит в Ветхозаветной эпохе, и в Православии этих запретов никто не вводил — они просто не были отменены (!). Более того, в канонах православной Церкви они нашли свое подтверждение, хотя богословского объяснения и обоснования никто не давал. Вероятно, никого не затронул этот вопрос (!) и можно сделать вывод, что ни сущностных, ни догматических или канонических препятствий к причащению женщин во время месячных и послеродового периода нет, тем более это можно сказать о посещении храма, целовании икон.

Вот как! Выходит, поскольку этот вопрос мало кого интересует, потому и действуют запреты! «Иудейские законы никакого отношения к христианству не имеют», — говорят священники. Иерей Павел говорит:

Да, пока не будет соборного решения каждый священник будет решать этот вопрос самостоятельно, что, собственно, сейчас и происходит. Поэтому в одних храмам женщинам настоятельно советуют в такие дни воздержаться от посещения богослужений, а в других разрешают даже причащаться. Вот такие у нас крайности.

А как же священное писание — Ветхий завет? В общем, на усмотрение пастыря! Именно так и сказано в Пособии по практическом руководстве «О Законодательстве церковном. О венчании» (п.21).

На мой взгляд, все перечисленные запреты и правила в повседневной жизни не сильно влияют на прихожанок. Во всяком случае, из моего окружения ни одна женщина не выразила возмущение очевидной дискриминацией.

Работая над статьёй, я прочёл нескольких авторов-феминисток, борющихся за права женщин во всех сферах деятельности и, разумеется, в церкви. Феминистское движение оказывает влияние на многие аспекты религии и есть определённые подвижки, однако эти тенденции не поддерживаются в православии. Женщины безропотно и не задумываясь выполняют установленные правила.

Но это не значит, что им абсолютно безразличны эти запреты. Множество вопросов, задаваемых священнослужителям на религиозных форумах в Интернете, говорит, что многие хотели бы знать, почему всё то, что можно мужчинам — женщинам нельзя!

И уж совсем ожидаемо было мнение служителей церкви, которые по каждому из вопросов опровергают или смягчают, на худой конец, существующую дискриминацию. Например, говоря о месте женщины в церкви, священник Сергий Свешников пишет:

место женщины в церкви — с левой стороны, то есть с той стороны, с которой на иконостасе помещена икона Божией Матери. Впрочем, нужно заметить, что такое положение делает бОльшую честь женщинам, чем мужчинам. Дело в том, что когда предстоятель возносит молитву Богу как один из нас, то есть лицом на восток, то по его правую руку оказываются мужчины. Когда же из царских врат в благословении или через Святые Дары к нам исходит Сам Христос, то по Его правую сторону стоят именно женщины.

«В православном вероучении, — говорит священник, — мы не находим полемики полов». Но тут же оговаривается:

в отношении Церкви к мужчинам и женщинам иногда можно наблюдать некоторое «первенство чести» мужчин, но при абсолютном равенстве мужских и женских ипостасей и абсолютном единстве природы.

Правила и запреты существуют, и пока никто их не отменил. Можно спорить, как к этому относиться. С одной стороны, христианство провозглашает духовное равенство, но с другой видим, что социального равенства никакого не было и нет до нынешнего времени.

Автор: Вадим Гарин

Источник

Как оправдаться верой

«… Поверил Авраам Богу, и это вменилось ему в праведность» ( Рим.4,3.). Главная мысль апостола Павла в его Послании к римлянам — о том, что вера в Спасителя дарует оправдание, делает праведным по благодати Божией.

Если праведность от Моисеева Закона доставлялась исполнением всех его предписаний ( чего никто не из грешных людей не достигал), то иное — праведность от веры.

Вера в Сына Божия, Который взял на себя грех мiра, очищает от грехов и приобщает праведности — силою Духа Святого.

И это даром, как награда за веру!

Ветхозаветный Закон с его внешними предписаниями и обрядовыми заповедями был бременем неудобоносимым и не выполнимым во всем объеме.

Он обличал людские сердца, указывал на грехи и оставлял человека наедине с его испорченностью и немощью.

Вера в Господа Иисуса Христа ( являемая в нашем покаянии, крещении и подвиге любви) всецело освящает человека.

По вере Своего ученика Спаситель сподобляет его прощения грехов, изливает Дар Духа Святого, взращивает в сердце ( не без участия самого человека) благодатные плоды — смирение, чистоту, мир, терпение, кротость, радость, мудрость, любовь…

Вот почему по вознесении на небо (и сошествии благодати Духа Святого) Искупитель всех (и иудеев, и язычников) привлек к Себе.

«Жаждущий да приидет ко Мне и пьет воду жизни даром!» — приглашает нас Христос к живительному, никогда не оскудевающему источнику веры.

«У верующего в меня из чрева (сердца) потекут источники воды живой», — свидетельствует Господь о дарах Духа Святого, тех самых светлых ризах праведности, в которые облекается истинно верующая душа в награду за веру.

Жаль до слез тех, кто из мнимых иудеев до сих пор остается глухим к этому Божественному призыву Мессии Израилева.

Страшно за тех крещеных людей, которые словами или делами отметаются Владыки Христа вменяя Его искупительную кровь в скверну.

Дай Бог нам, дорогие читатели, в полной мере сознавать и ежедневно благодарить Господа за Его неоценимый дар!

Этот дар — вера в Единородного Сына Божия, которую Отец Небесный вменяет нам в праведность, поставляя непорочными пред лицем Своим в радости, если только мы мыслим и жительствуем сообразно обетам некогда воспринятого нами святого крещения.

Источник

Христиане — призванные к любви

Невероятно, но слово «христианин» всего лишь три раза встречается в Писании: дважды в книге Деяний и единожды в Соборном послании Петра.

Архимандрит Савва (Мажуко)

– А как же Павел?

– Ни в одном из четырнадцати павловских посланий нет этого термина.

Апостол Павел не называл себя христианином и к своим ученикам так не обращался. Он пользовался другим словом: «призванный». Сегодня мы говорим: «верующий человек», «православный», «христианин», «человек религиозный», «прихожанин» и так далее. А для апостола Павла главным и дорогим именем христианина было – призванный.

В начале двух самых обширных из своих посланий – к Римлянам и Коринфянам – он называет себя «призванным апостолом» – κλητός απόστολος. Но и к своим читателям он обращается с таким же словом: «вы призванные» – κλητοί, так что призыв звучит чрезвычайно дерзко и вызывающе для православного уха:

«всем находящимся в Риме возлюбленным Божиим, призванным святым» (Рим. 1:7).

Здесь три важнейших определения: возлюбленный Божий; призванный, святой. Если мы называем себя наследниками апостолов и наша Церковь даже в Символе веры провозглашается апостольской, то три эти характеристики – наши имена, наше самоназвание.

Однако смогу ли я написать письмо собрату в вере и подписаться: «Савва, возлюбленный Божий, призванный святой»?

Просто отложите на минутку чтение и произнесите эту формулу, вставив свое имя. Каково? Что вы почувствовали?

– Да ведь это апостолы! Тогда все вокруг были святыми, а кто такие мы? Куда нам, грешникам?

– Но именно это апостол Павел считал нормой для учеников Христа.

Если хотите, эти три определения – формула христианской жизни.

Однако Церковь живет уже не первое тысячелетие, и слово «святой» с каждым веком теряло свое христианское содержание, приобретая всё более религиозное. В современном церковном словоупотреблении святой – это человек, достигший вершин духовной жизни, чудотворец, религиозный авторитет, имеющий чаще всего всецерковное признание в виде канонизации. Для первых христиан святой – ученик и последователь Христа, святой Его святостью, праведный Его правдой, любящий Его любовью.

Как святость Христа могла достичь меня? Благодаря подвигам поста и молитвы, многолетним духовным упражнениям и соблюдению устава? Нет! Апостол Павел постоянно говорит о даре праведности, который невозможно заслужить, заработать, стать его достойным.

Святой не значит непорочный и безгрешный. Себя апостол Павел называет первым среди грешников, и это не пустое религиозное кокетство, это слова человека настолько честного, что сложно поставить кого-то с ним рядом. Он святой, потому что живет жизнью Христа.

Перечитайте слова апостола. Только так прочтите, будто видите их в первый раз, позвольте себе свежесть чтения:

«Я сораспялся Христу, и уже не я живу, но живет во мне Христос.

А что ныне живу во плоти, то живу верою в Сына Божия, возлюбившего меня и предавшего Себя за меня» (Гал. 2:19-20).

Павел свят, потому что в нем живет Христос и он живет Христом.

Это очень известные слова, и мы много раз их перечитывали, что совершенно не ощущаем их очевидную скандальность. Но разве это не дерзость – сказать такое:

«А что ныне живу во плоти, то живу верою в Сына Божия, возлюбившего меня».

Возлюбившего меня? Из чего это следует? А дальше еще более дерзко: «и предавшего Себя за меня».

То есть Христос умер за Павла? Лично за Павла? Значит, и я, как христианин, могу сказать, что Иисус умер лично за меня, за Савву? Откуда такая самоуверенность?

И здесь я тоже попрошу вас прервать чтение и вставить свое имя в эту Павлову формулу, и проговорить ее со своим именем несколько раз, чтобы остаться предельно честным с самим собой, со своей христианской совестью.

Кто эти – возлюбленные Божии, призванные Христом? Это мы с вами, те самые, кто носит имя христиан. Призванные – это мы.

Быть призванным значит пережить призвание – событие встречи с Богом, Который позвал тебя лично. У апостола Павла это произошло очень ярко и драматично, и он всю свою жизнь возвращался к этой встрече по дороге в Дамаск, отсюда отсчитывал свой христианский век.

Однако большинство из нас мало что может рассказать о своем опыте Встречи, и это не страшно, потому что суть призвания – не громкие чудеса, потрясения и обличения, а откровение Божией любви.

Как узнать, что Господь позвал меня? Призвание – это открытие любви Бога ко мне. Жалко, что так затерлись слова – «любовь», «Бог», «откровение», – они совсем перестали отзываться в уме и сердце современного человека, пусть даже и христианина. Но именно с этого начинается моя жизнь во Христе и Христом – Бог любит меня, именно меня, даже в моем грехе и с моими ошибками. И все эти значительные события церковной истории – Рождество Христа, проповедь, Крест, Пасха – это всё про меня и ради меня!

После такого открытия у человека должны отрастать крылья. Только – где они, крылья наши?

Что Бог и Его любовь! Большинство людей живут жаждой любви и дружбы, мечтают с детства любить и быть любимыми и всё же остаются навсегда одиноки, потому что не могут поверить, что их кто-то может полюбить – какой уж тут Бог, если я своим друзьям не позволяю себя полюбить, бегу от их любви и заботы!

Гораздо проще и уютнее мыслить события евангельской истории в другом масштабе – историческом, универсальном, там, где гиганты духа, маги и короли, а кто я такой, чтобы пристраиваться к такому величественному эпосу?

Кто ты такой? Ты – возлюбленный Божий и призванный святой – вот кто! И все удивительные библейские события не ради магов и королей, не ради космического равновесия, а для тебя, именно для тебя.

Лично тебя Господь позвал, открыв любовь Свою, тебя сделал святым и благовестником. Поэтому всё Евангелие – для тебя и про тебя!

Рождество Христово – не просто красивая сказка про восточных царей, это часть моей семейной истории – да, именно так! Моей и вашей! Нужно достаточно взволноваться и разрешить себе так мыслить. Мы вовсе не сироты и не бездомники! Апостол Павел учил призванных повторять: мы – свои Богу!

А если вы не верите на слово, откройте послание к Ефесянам – вторая глава, девятнадцатый стих – вот наше место в Церкви, вот наш наследственный титул!

Таково было самоощущение первых христиан. Это не экзальтация и самовнушение, а единственная норма и отправная точка христианской жизни.

– Ты кто?

– Я – Савва, возлюбленный Божий и призванный святой!

А теперь этот вопрос я адресую вам. Свое имя произнесите в этой фразе ясно и отчетливо, «примерьте» на себя апостольский ответ.

Получится не сразу и, скорее всего, уйдет много времени на сомнения и раздумья, но оно стоит того. Даже если всю жизнь станете биться и размышлять над этими словами апостола, вы найдете больше, чем те, кто годами прячется в ложном смирении от страха полюбить и быть любимым.

Источник