Архив метки: албанских

Албанские преступные кланы за пределами Албании

Албанские бандиты требуют деньги от беженцев в Дурресе.1997 год

В статье Албания после смерти Энвера Ходжи мы говорили и о неутешительной демографической ситуации в этой стране.

Численность населения в Албании уменьшается сейчас, в том числе и за счёт активной эмиграции, которая значительно облегчилась после отмены ЕС въездных виз для граждан этой страны (с 15 декабря 2010 г.). Безвизовый режим (получение которого ставят себе в заслугу власти нынешней Украины) сильно ударил по Албании, буквально обескровив её, фактически лишив интеллигенции (из страны уехали 45 % учёных и 65 % докторов наук) и самых образованных, деятельных и активных молодых людей, предпочитающих устраиваться по специальности в благополучных странах Евросоюза.

Но удача улыбнулась не всем из них. Так, известно, что в 2015 году в Германии на работу смогли устроиться лишь 57 % приехавших в эту страну выходцев из государств Восточной Европы (для мигрантов из стран Азии и Африки эта цифра ещё меньше).

Оставшиеся (43 %), в лучшем случае,

«сели на социальные пособия»,

в худшем – пополнили ряды различных этнических преступных группировок.

И многие албанцы также «вливаются» в ряды банд, организованных «старожилами»: албанские преступные сообщества, благодаря постоянному притоку рядовых исполнителей, значительно увеличили своё влияние и в настоящее время считаются самыми опасными и жестокими в Европе.

Энверу Ходже ставили и ставят в упрёк низкий уровень жизни в Албании: критики, видимо, считают, что лишь «коммунистический режим» мешал албанцам жить так же хорошо, как гражданам Германии или Великобритании (как «мешал» он так жить украинцам, грузинам, молдаванам и многим другим).

Однако после падения «железного занавеса» выяснилось, что в Албании всё же живут не финны или шведы, а именно албанцы, которые быстро вспомнили, что они – воины, хакинджилеры и

«непобедимые герои, которые с рождения не знают другой игры, кроме оружия».

И европейцам или американцам упрекать их в этом так же нелепо, как сожалеть о том, что взятый в городскую квартиру тигр ведёт себя не так, как домашняя кошка.

При «коммунистическом режиме» албанцам приходилось притворяться обывателями, но теперь они могли в полной мере «проявить себя», особенно в странах, правители которых абсолютно не похожи на понятного албанцам (и потому для них авторитетного) Энвера Ходжу.

Издавна под командованием князей-разбойников вроде Кара Махмуда и Али-паши Янинского и Тепелинского албанцы совершали лихие набеги на земли соседей. Теперь под руководством криминальных «вождей» вроде Алекса Рудэджа или Луана Плакичи (речь о которых впереди) они «партизанят» на территории чуждых для них народов и государств.

Криминальный бизнес выходцев из Албании

Полагают, что первые албанские «мафиози», обосновавшиеся в Европе после падения в этой стране социалистической власти и отставки Рамиза Алии, начинали свою карьеру в турецких и курдских преступных группировках, специализировавшихся на поставках в Старый Свет героина и марихуаны.

Однако очень скоро, осмотревшись и оценив обстановку, они сами взяли под контроль почти весь наркотрафик. Прежние хозяева вынуждены были отступить, наиболее упрямые и несговорчивые были убиты самым жестоким образом.

Другими привлекательными сферами деятельности албанских «гангстеров» стали торговля оружием и контроль над сферой сексуальных услуг. Еще в 1997 году был выпущен доклад Интерпола, в котором рекомендовалось уделять больше внимания албанским этническим группировкам.

А в 2006 году уже ФБР в своем докладе отмечало, что албанские «семьи» теснят итальянские, греческие и азиатские преступные кланы и

«берут под контроль аэропорты и морские порты США».

Албанские кланы в США

В США мелкие преступные албанские группы были известны с середины 80-х гг. XX века. Однако занимались они тогда в основном мелкими кражами и уличными грабежами. Все изменилось после распада Югославии и падения «железного занавеса» в Албании.

Джереми Капечи, американский эксперт по организованной преступности, утверждает, что «старые и умирающие» ирландские, кубинские, российские, китайские, греческие и прочие преступные группировки уже не могут всерьез конкурировать с албанцами за

«право называться настоящей мафией» («за то, что ФБР называет традиционной организованной преступностью, мафией»).

«Пока еще нельзя сказать, что албанские группировки доминируют, но именно они совершают наиболее жестокие и дерзкие преступления»,

– заявил 31 мая 2008 года прокурор боро (Borough) Манхэттен Майкл Гарсиа.

Кстати, некоторые эксперты полагают, что именно албанцы первыми использовали такой вид мошенничества с банковскими картами, как «скимминг» (использование накладки на клавиатуру банкомата и скиммера, позволяющих считать данные карты и изготовить её дубликат) : первые случаи скимминга были зафиксированы в Нью-Йорке в 90-х гг. прошлого века.

В 2002 году один из членов польской преступной группировки Kielbasa Posse («Отряд колбасников»), действующей в Филадельфии, заявил в анонимном интервью, что они готовы вести дела хоть с итальянцами, хоть с доминиканцами, хоть с русскими, хоть с «чёрными», но только не с албанцами, потому что те

«слишком непредсказуемые и слишком жестокие».

Также он сообщил, что албанцы

«походят на раннюю сицилийскую мафию, сверхчувствительную к любым видам оскорбления и быструю в возмездии».

Албанская преступная группа Алекса Рудэджа (Рудай) в Нью-Йорке вступила в противостояние со знаменитыми итальянскими «семьями» Гамбино и Луккезе.

Рудэдж громко заявил о себе в 2003 году, когда, явившись с толпой вооруженных бандитов в итальянский ресторан «Риос» (Восточный Гарлем), потребовал закрепить за собой именной стол Джона Готти – знаменитого «крестного отца» клана Гамбино, умершего год назад.

Это о нём в 2018 году был снят фильм «Кодекс Готти» с Траволтой в главной роли (6 номинаций антипремии «Золотая малина»).

John Travolta, «Kodeks Gotti»

Таким образом, Рудэдж объявил себя наследником и преемником мафиозного «короля» Нью-Йорка.

Потом он захватил принадлежавший «семье» Гамбино клуб «Соккер Фивер». Затем – разгромил подпольные игорные дома клана Луккезе, конкурировавшие с его собственными заведениями.

В 2004 году на одной из автозаправочных станций состоялась личная встреча Алекса Рудэджа и главы клана Гамбино Арнольда Скуитьери. Албанец на неё взял всего 6 вооружённых «солдат», у итальянца таковых оказалось 20. Когда Рудэдж пригрозил взорвать АЗС, итальянцы предпочли отступить.

Этот инцидент был зафиксирован агентами ФБР, которые следили за Скуитьери. В конце концов, в 2006 году Рудэдж получил 27 лет тюрьмы, Скуитьери – всего 7. Этот размен, в конечном счёте, оказался в пользу итальянцев, которые сохранили свои структуры, албанцы же с арестом Рудэджа и 22 его боевиков (все они были его родственниками) значительно ослабли.

С 2003 по 2007 гг. в Нью-Йорке, Коннектикуте и Мичигане действовала албанская «Организация Красники», получившая название по фамилии её «лидера».

Арест Бруно Красники

Другим авторитетным албанским «бригадиром» в Нью-Йорке был Ксхевдет Лека, о котором Хоффман и Хэдли в своей книге о преступном мире Америки «Убийца по контракту» писали:

«Ему не нравились итальянцы, и те отступили, испугавшись его жестокости… Не было способа остановить его, и другие мафиози знали это».

А вот некий албанец Джон Алит, напротив, стал руководителем одной из бригад упоминавшегося выше Джона Готти и был осуждён за соучастие в убийствах и рэкет.

Единственным «недостатком» албанских преступных сообществ в США является их относительная малочисленность, которую они пытаются компенсировать жестокостью и спаянностью своих рядов.

Албанские «семьи» в Европе

Присутствие албанских «семей» уже давно отмечено и в других странах. Замечено, что вначале они налаживают активные связи с местными «авторитетами», а потом – стремятся «отжать» их «бизнес».

Албанцы серьезно потеснили местные преступные сообщества во многих странах Европы – и местные, и этнические, жестоко устраняя конкурентов и устанавливая свои «правила игры». Именно в европейских странах позиции албанских преступных «синдикатов» наиболее сильны в настоящее время.

В Италии им удалось «склонить к сотрудничеству» знаменитые сицилийскую «Коза Ностру», неаполитанскую «Каморру», апулийскую «Сакра корона Юнита» и калабрийскую Ндрангету, лидеры которых оказались не готовы к столь жестокому противостоянию и предпочли уступить часть рынка оборота наркотиков, игорного бизнеса, нелегальной миграции и проституции. В Неаполе, например, «успешно работает» албанский клан Ибрагима Хабибовича.

Журналист Роберто Савиано, специализирующийся на материалах о мафиозных структурах Италии, утверждает, что албанские кланы довольно легко пришли к взаимопониманию с местными «семьями» потому, что у них оказались общие «понятия» и схожие представления о чести.

Дело в том, что для итальянских «крестных отцов» всегда были и будут чужими банды, не основанные на семейных связях. А вот албанские преступные кланы, как и итальянская «Коза Ностра», организованы по семейному принципу, и нормы поведения внутри «семьи» определяются кодексом Besё (буквальный перевод – «доверие»), чрезвычайно похожим на сицилийскую «Омерту».

Члены албанского клана, давшие «обет взаимного доверия», берут обязательство защищать «своих» даже ценой жизни и не выдавать никого из них. Костяк группировки состоит из родственников (а семьи в Албании очень большие, в неё входят абсолютно все родственники, даже самые дальние, и число мужчин в средней албанской семье – порядка 300 человек).

Именно члены семьи занимают в клане привилегированное положение, иногда в этот узкий круг допускаются хорошо знакомые боссам (криетарам) односельчане (на юге Албании такое случается чаще, чем на севере).

Бывший начальник Отдела по борьбе с наркотиками Белградского управления полиции Марко Ницович сообщил в одном из интервью:

«Многие годы мы пытались проследить каналы поставок наркотиков албанцами, но это было невозможно, поскольку героином занимались только члены семейного клана. А без внедрения в эту цепочку своего человека ничего нельзя сделать. Поэтому албанцы сегодня – самая большая проблема полиции западных стран».

Чужаки в албанских преступных кланах могут выполнять разовые поручения, либо использоваться как «пушечное мясо», полноценными членами «семьи» они не считаются.

В других странах, будь то Греция, Германия или Турция, албанцы также предпочитают «работать» не с местными «мафиози», а с представителями своей диаспоры.

На свою территорию итальянцы пустили албанцев не бескорыстно: на фоне усиления борьбы местных властей с мафиозными структурами многие «крестные отцы» перенесли свои «офисы» в город Влёра, администрация которого со времён восстания 1997 года контролируется одним из местных кланов. Здесь они чувствуют себя более комфортно.

Одного из главных «боссов» апулийской «Сакра корона Юнита» в 1999 году удалось арестовать только в албанском городе Дуррес, куда он из Влёры приехал «по делам».

Опять же, не надо забывать, что на территории Италии уже давно проживают албанцы-тоски, исповедующие католицизм. Некоторые из них, являясь гражданами Италии и Евросоюза, стали посредниками между «семьями» этих стран.

Тоски в Италии

В настоящее время считается, что албанскими преступными группами контролируются до 80 % поставок героина в Швейцарию, Австрию, Германию, Венгрию, Чехию, Швецию и Норвегию.

Помимо наркотрафика, албанцы взяли под свой контроль значительную долю «рынка» торговли оружием и секс-индустрии (от проституции до производства порнографии).

Очень влиятельны они, например, в Великобритании. Еще в 1991 году в этой стране проживало всего 338 албанцев, в 2019 здесь насчитали уже 47 тысяч человек, прибывших из Албании, и 29 тысяч косовских албанцев.

В настоящее время албанские группировки Британии контролируют до 75 % рынка сексуальных услуг и занимаются контрабандой и сбытом наркотиков. Один из боссов албанской «мафии» в Великобритании Луан Плакичи был осужден на 23 года за «торговлю женщинами», которых его подчинённые привозили в Соединённое королевство из Восточной Европы и Азии, обещая трудоустройство, не связанное с проституцией.

А вот такие снимки выкладывают сейчас в инстаграм члены албанской диаспоры Великобритании:

Албанцы оказались и в числе грабителей, «изъявших» 21 февраля 2006 года 53 миллиона фунтов стерлингов из хранилища компании Securitas (по иронии судьбы специализирующейся на обеспечении безопасности перевозок и объектов недвижимости) – это самое крупное ограбление в истории Великобритании.

Были арестованы 38 человек и один застрелен при попытке сопротивления. Найти удалось лишь 21 миллион, оставшиеся деньги, видимо, будут ожидать выхода из тюрьмы их новых владельцев. Именно этнические албанцы, кстати, превалируют сейчас среди заключённых в британских тюрьмах (на втором месте – поляки).

В Германии албанские группировки действуют во всех крупных городах, но особенно сильны их позиции в Гамбурге, где очень влиятельным является клан, возглавляемый братьями Османи. Сфера их деятельности вполне традиционна – наркоторговля и «крышевание» легальных борделей и проституток, «работающих» нелегально. На этом поприще они сильно потеснили другие этнические банды.

В Испании албанские «бригады» контролируют наркоторговлю и секс-индустрию, наиболее сильны они в Мадриде и южном регионе Коста-дель-Соль.

В швейцарской Женеве они занимаются торговлей наркотиками, а также «отмывают деньги» через принадлежащие им рестораны, бары, ночные клубы и гостиницы. В 2009 году в тюрьмах благополучной Швейцарии отбывали срок 2400 этнических албанцев: все они были арестованы за наркоторговлю.

Некий Насер Кшелили возглавил группировку, снабжающую наркотиками шведов.

Главный следователь управления по борьбе с организованной преступностью в Дании Ким Кливер также признал наличие проблемы, заявив, что

«этническая албанская мафия очень влиятельна и чрезвычайно жестока».

Некий албанец Капплан Мурат, член банды Патрика Хемерса, ещё в 1989 году стал одним из организаторов похищения премьер-министра Бельгии Пола Вэндена Боеинэнтса, за которого пришлось заплатить выкуп в 30 миллионов бельгийских франков.

При этом в Европе банды из Албании и Косова (тоже албанские) часто конкурируют между собой, поскольку представляют разные «семьи».

«Бизнес» албанских «семей» за пределами Европы и США

В Китай албанцы поставляют наркотики, взамен вывозя оттуда проституток в бордели Европы и США.

В Австралию они внедряются через албанские и хорватские общины Сиднея и Брисбена, а также, как полагают местные правоохранители, пытаются легализовать членов «семей», отправляя их на учёбу в местные университеты.

В Канаде влияние албанских группировок очень сильно в Монреале и Торонто, где они, помимо наркоторговли, занимаются аферами в сфере медицинского страхования и пытаются внедриться в рынок торговли недвижимостью.

Банки Израиля албанцами используются для «отмывания денег», что вызвало обеспокоенность генерального директора Министерства юстиции Роткопфа Гая.

«Семьи» Албании

В самой Албании в настоящее время насчитывают по разным данным от 15 до 30 семейных кланов с весьма романтичными названиями:

«Черный орел»,

«Большие орлы»,

«Глаз орла»,

«Черные тигры»,

«Черная рука»,

«Сокол»,

«Огонь»,

«Замок»

и др.

От 15 до 20 албанских кланов имеется и в Косово. Каждый из них контролирует свою территорию. Кроме того, имеется «разделение труда»: клан Абази, например, тесно сотрудничая с итальянскими «семьями», поставляет в Европу детей и женщин для борделей.

Центры работорговли в современной Албании

Криминальная деятельность в Албании

Считается, что албанский клан «Камила» входит в пятерку крупнейших наркокартелей в мире, зарабатывая до 500 миллионов евро в год.

Албанские преступные кланы имеют от 3-х до 4-х уровней «посвящения», члены низшей группы практически ничего не знают о высших структурах клана и, даже будучи арестованными, они, как правило, не могут рассказать следователям ничего существенного, поскольку ценной информацией не владеют.

Трагикомическое происшествие произошло в Албании с Джорджем Бушем Младшим, который посетил эту страну в июне 2017 года: после встречи с крестьянами деревни Фуше Круйя у президента США… пропали часы, которые ему так и не вернули.

Одним из крупнейших боссов «албанской мафии» был Клемент Балили, который в Албании считался крупным бизнесменом, был лично знаком с президентом страны Илиром Мета и спонсировал партию «Социалистическое движение за интеграцию».

Греческие власти после ареста людей Балили (которые пытались ввезти в эту страну 700 кг марихуаны) с 2016 года требовали ареста «предпринимателя». Но лишь в 2019 году (после вмешательства посла США) Балили был арестован и осуждён на 10 лет.

Кроме того, в связях с преступными кланами подозревались два премьер-министра Албании – Сали Бериша (бывший президент) и Эди Рама, а также премьер министр Косова Хашим Тачи (бывший лидер «Армии освобождения Косова»), прославившийся когда-то фразой:

«Скоро вся Европа должна будет выучить албанский язык».

В следующей статье мы поговорим об истории Боснии и Герцеговины.

Албания после смерти Энвера Ходжи

С 1983 года тяжело болевший Энвер Ходжа постепенно передавал власть Рамизу Алие, который и стал его преемником. Умер Энвер Ходжа 11 апреля 1985 года, и новое албанское руководство не приняло (отправило назад) телеграммы с выражением соболезнований из СССР (где генеральным секретарём ЦК КПСС уже был Горбачев), КНР и Югославии.

Значительной оппозиции его власти в Албании на тот момент не было. И в октябре 1988 года в Тиране был открыт музей в виде пирамиды и поставлен памятник:

«Пирамида». Тирана

Церемония открытия памятника Энверу Ходже в Тиране. 16 октября 1988 г.

Однако на фоне деструктивных процессов, инициированных в СССР М. Горбачёвым, стремительно распространявшихся и на территориях его восточноевропейских союзников, власть Албанской партии труда также значительно ослабла.

В 1990 году на фоне массовых протестов было объявлено о введении в Албании многопартийной системы. Однако АПТ ещё удалось победить на выборах 2 марта 1991 года (с результатом 56,2 % голосов). 29 апреля того же года страна была переименована. Стала называться «Республика Албания». 30 апреля её президентом стал преемник Энвера Ходжи – Рамиз Алия.

Процесс разложения прежней идеологии уже был запущен.

12 июня 1991 года Албанская партия труда распалась на Социалистическую и Коммунистическую партии Албании. В политических симпатиях страна вдобавок разделилась на две части по национальному принципу.

Тоски («нижние албанцы») – жители южных, более развитых районов, уроженцем которых был Энвер Ходжа, традиционно поддерживали Социалистическую партию. За пределами Албании тоски живут в основном в Италии и в Греции.

Геги («верхние албанцы», горцы) северной части страны голосуют за Демократическую партию. Именно геги проживают на территории Черногории, Косова и Северной Македонии.

Расселение тосков (отмечено синим цветом) и гегов (красным).

Это разделение в политических симпатиях сохраняется в Албании до сих пор.

В мае 1992 года новые албанские власти пошли по дорожке, проложенной Хрущёвым: ночью тайно перезахоронили останки Энвера Ходжи, перенеся их на общественное кладбище, расположенное на окраине Тираны. Но албанские «демократы» пошли дальше Хрущёва в глумлении над историей собственной страны: надгробная плита с прежней могилы Энвера Ходжи была использована для изготовления памятника английским солдатам.

Скромные могилы Энвера Ходжи – на Мемориальном кладбище «Павших героев нации» в Тиране (фото апреля 1986 г.) и современная (обратите внимание, надгробная плита уже «украдена» новыми правителями Албании).

Через год Рамиз Алия ушел в отставку.

В 1994 году он был приговорён к 9 годам тюрьмы по обвинению в злоупотреблении служебным положением. В июле 1995 года освобожден – и снова арестован в марте 1996-го: на этот раз дело было чисто «политическим», ему инкриминировали участие в репрессиях противников Энвера Ходжи.

Албанское восстание 1997 года

В январе 1997 года, после краха ряда финансовых пирамид в Албании начались волнения, перешедшие в полноценную гражданскую войну. У власти тогда находилось правительство демократов, и жители южных районов страны схватились с северянами.

Первое антиправительственное выступление было отмечено 16 января, а уже 24 января эти протесты стали массовыми. В этот день в городе Люшне протестующие сожгли здание администрации и кинотеатр.

Вскоре эти протесты перешли в погромы. Так, 26 января в Тиране в ходе протестных акций было сожжено здание муниципалитета южного округа столицы. В процессе беспорядков пострадали здания Национального исторического музея, дворца культуры, мечеть Эфем Бей.

Протестующие во Влере сжигают экземпляры газеты Демократической партии Rilindje Demokratike. 14 февраля 1997 года

20 февраля началась голодовка студентов университета города Влёра, которые требовали отставки правительства и компенсации средств, потерянных населением.

26 февраля после появления слухов о готовящемся захвате университета силами национальной безопасности (Shërbimi Informativ Kombëtar – SHIK) тысячи протестующих окружили кампус с голодающими студентами.

28 февраля собравшиеся атаковали и разгромили здание SHIK: погибли 6 сотрудников безопасности и три повстанца. В тот же день начали головку 46 студентов университета Гирокастры (родной город Энвера Ходжи).

А 1 марта была захвачена военно-морская база Пешилимена и сожжены полицейские участки в Гирокастре.

3 марта был разрушен Центр профессионального обучения в городе Влёра и захвачен город Саранда, в котором повстанцы сожгли все здания правительственных учреждений.

7 марта на сторону повстанцев перешел гарнизон Гирокастры.

7–8 марта албанцы-тоски разбили части правительственной армии под Гирокастрой. Далее 10 марта были захвачены города Грамши, Фиери, Берат, Поличан, Кельцура и некоторые другие. Уже 13 марта восставшие подошли к Тиране. А 14 числа пал Дуррес.

Правительство в это время открыло арсеналы военных складов и баз для союзных им гегов севера, которые сотнями прибывали в столицу, где в пригородах уже шли бои.

Тирана в марте 1997 года. На фотографии – «Пирамида», бывший музей Энвера Ходжи.

17 марта президент Албании Сали Бериша на американском вертолете был вывезен из Тираны.

Именно тогда особенно усилились албанские преступные кланы, которые, в конце концов, взяли под свой контроль ряд городов.

22 марта Гирокастра и Саранда оказались во власти албанских банд. Жители этих городов подверглись грабежам, были убиты несколько десятков человек. Позже бандитами были разграблены некоторые другие города. Утверждают, что в городах Влёра, Гирокастра и в провинции Эльбасан бандитские кланы до сих пор имеют больше влияния, чем местные органы власти.

В конце февраля-начале марта 1997 года ситуация в Албании была настолько острой, что из Тираны пришлось эвакуировать иностранных граждан и дипломатические представительства. Морские пехотинцы США во время операции Silver Wake («Серебряный след») эвакуировали 900 человек.

Посадка американских граждан на штурмовой вертолет CH-53 Super Stallion. 15 марта 1997 г.

3 и 10 марта на вертолётах ВВС Италии были вывезены 16 итальянцев, 5 немцев, 3 грека и голландец. А германской армией тогда была проведена операция Libelle («Стрекоза»), в ходе которой немецким солдатам (впервые со времен Второй мировой войны) пришлось применить оружие. Повстанцы открыли огонь из двух бронеавтомобилей по вертолётам, немцы ответным огнём вынудили их отступить. Были эвакуированы 98 иностранных граждан из 22 стран (немцами были 21 из них).

Немецкие солдаты в аэропорту Тираны

28 марта в ООН была принята резолюция о гуманитарной помощи Албании.

15 апреля в Дуррес начали прибывать первые подразделения миротворческих сил, численность которых была доведена до 7 тысяч человек. Этот контингент оставался в Албании до 14 августа 1997 года.

Экономический ущерб от тех событий оценивался в 200 миллионов долларов – сумма для маленькой Албании очень значительная.

Всего за три месяца волнений были убиты около полутора тысяч человек, до трёх с половиной тысяч получили ранения. Тысячи албанцев бежали в Италию и Грецию. В албанских портах их на виду у всех грабили местные бандиты, требовавшие за билет от 250 до 500 долларов.

Албанский бандит требует деньги от беженца, пытающегося пройти к теплоходу, следующему в Италию. Дуррес. Март 1997 года

Не обошлось и без трагедии.

28 марта итальянский корабль береговой охраны столкнулся с судном, перевозившим албанских беженцев. Погибли 82 человека.

12 апреля 1997 года в Албанию приехал внук короля Ахмеда Зогу – Лека, который под шумок решил занять престол этой страны. На состоявшемся 29 июня 1997 года (одновременно с парламентскими выборами) референдуме он получил лишь 33,3 % голосов.

Несостоявшийся тогда «король» Лека на площади Скандербега. 3 июля 1997 г.

Однако 30 ноября 2011 года он всё же получил королевский титул («король Албании»), но не власть в этой стране.

Именно во время этого восстания (13 марта 1997 года) был освобожден своими сторонниками Рамиз Алия, который уехал в Дубай. В том же году к власти в Албании пришла Социалистическая партия (наследница АПТ). И Алия был освобождён от уголовной ответственности. Умер он в Тиране – 7 октября 2011 года.

О событиях 1997 года в Тиране сейчас напоминает «Колокол мира», отлитый из собранных детьми пуль, гильз и осколков снарядов. Его можно увидеть у знаменитой «Пирамиды».

Колокол мира

Политической стабильностью Албания не может похвастаться до сих пор.

Вспышки протестов и ответного насилия властей нередки. И часто сопровождаются жертвами. Так, во время очередного антиправительственного митинга в Тиране 21 января 2014 года, на который пришли до 20 тысяч человек, в ходе возникших беспорядков погибли 3 человека, получили ранения 22 демонстранта и 17 полицейских.

21 января 2014 года: у «Пирамиды» опять горят автомобили.

Экономическое и социальное положение современной Албании

Энвера Ходжу новые власти Албании, разумеется, обвиняли во всех грехах, в том числе, и в низком уровне жизни албанского народа.

Однако с момента его смерти прошло более 35 лет. А жизнь в Албании нисколько не улучшилась.

Объёмы и промышленного и сельскохозяйственного производства резко упали. И свыше 20 % ВВП страны составляют денежные переводы, которые шлют домой трудовые мигранты из разных стран Европы – их насчитывается порядка 1 300 000 человек (около 40 % от населения страны).

В 2017 году, например, средства, переведённые домой трудовыми мигрантами, составили 22 % от ВВП. В Албании сейчас на домах часто вывешиваются 2 флага – своей страны и государства, где работает глава семьи.

В соседние страны (главным образом в Италию – 48 %, но также в Германию, Испанию, Францию, Китай) Албания поставляет в основном сельскохозяйственные продукты, которые ценятся там за отличное сочетание цены и качества. Это не только фрукты, овощи и табак, но и мороженое, которое считают лучшим в Европе. Из продуктов промышленного производства за рубеж поставляются хромитовая руда, ферросплавы и обувь.

Огромную прибыль (правда, не государству) приносит наркоторговля. Полицейская операция, проведенная в 2014 году, дала результаты, шокировавшие очень многих: были обнаружены и уничтожены 102 тонны марихуаны и более 507 тысяч саженцев каннабиса. Приблизительную стоимость добычи полицейских оценили в 6,5 млрд евро, что составляло около 60 процентов ВВП страны. Арестованы тогда были 1900 человек. В 2016 году были обнаружены 5204 участка, засеянных коноплей (порядка двух с половиной миллионов кустов).

Производство марихуаны в Албании.

Уничтожение плантации конопли в Албании.

А в 2018 году в портовом городе Дуррес удалось обнаружить 613 килограммов кокаина, прибывших с грузом бананов из Колумбии – для дальнейшей отправки в Западную Европу.

Демографическая ситуация в Албании

Численность населения Албании в 2019 году (по сравнению с 1990 годом) уменьшилась на 376 552 человек.

В настоящее время число проживающих в Албании людей оценивается в 2 878 310 человек. Прогноз численности на 2050 год – 2 663 595 человек.

95 % граждан этой страны являются этническими албанцами (в стране проживают также сербы, греки, болгары, цыгане). Приверженцами ислама называют себя более 80 % жителей Албании, христианами разного толка – 18 %, атеистами – 1,4 %.

Конфессиональная карта Албании

Общины албанцев в других странах Балканского полуострова

За пределами Албании в настоящее время проживают около 10 миллионов этнических албанцев.

В сентябре 2017 года в Албании даже была создана должность министра по делам диаспоры. Компактные группы албанцев проживают на территории Черногории, Сербии и Косова, Северной Македонии.

Места проживания албанцев на территории бывшей Югославии

В Сербии (помимо Косова и Метохии) албанцы проживают в общинах Буяновац, Медведжа и Прешево (около 60 тысяч человек).

В Черногории албанцы составляют 5 % от населения страны. Живут они главным образом в общине Улцинь, а также в Плаве, Гусине и Рожае. В настоящее время отмечается активное заселение албанцами и северных районов этой страны, что особенно заметно в городе Бар и местности южнее Подгорицы. Именно голоса албанцев оказались решающими на референдуме, по итогам которого распалось союзное государство Сербии и Черногории.

В Северной Македонии, согласно переписи 2002 года, проживают 509 083 албанца (25,2 % от всего населения страны) – в основном в Тетово, Гостиваре, Дебаре, Струеа, Кичево, Куманово, а также в Скопье. За прошедшие годы численность македонских албанцев значительно увеличилась. И (по разным данным) составляет от 700 до 900 тысяч человек. В настоящее время 35 % новорожденных в Северной Македонии являются этническими албанцами.

Албанцы, проживающие в государствах, появившихся на территории бывшей Югославии, часто служат проводниками идей «Великой Албании».

«Великая Албания»

Впрочем, многие лидеры данных заграничных албанских общин, сообразив, что лучше быть «первым парнем на деревне», чем вторым или третьим «в городе», к этой идее уже несколько поостыли. Поддерживая её на словах, они предпочитают агрессивно выбивать себе особое положение и всё больше прав по месту проживания. И не слишком торопятся перейти в прямое подчинение албанским властям.

Еще больше албанцев проживают сейчас в других странах – не только европейских, но также в США, Канаде, Австралии, Новой Зеландии, государствах Южной Америки.

В следующей статье мы поговорим об албанских диаспорах в других странах и о криминальном бизнесе албанских кланов.

Османский период в истории Албании

Гун К. Ф. Воин-албанец. Краснодарский краевой художественный музей

Мы уже говорили об Албании в статье, посвящённой жизни и подвигам великого Скандербега (Георгий Кастриоти), который сумел нанести османам целый ряд поражений и умер непобеждённым. Сегодня мы продолжим разговор об этой стране и посмотрим, что случилось с ней после смерти героя.

Доосманский период истории Албании

На территории современной Албании издавна (с VII-VI вв. до н. э.) жили иллирийцы, и современное международное название этой страны имеет иллирийское происхождение: от слова olba – «селение», впервые оно встречается в трудах Птолемея (Александрия, 90-168 гг. н. э.). Современный албанский язык не похож ни на один из европейских, считается, что ведёт происхождение от ныне не существующего иллирийского, трансформированного под влиянием греческого, латинского, романских, турецкого и славянских языков. Сами албанцы называют свою страну Shqipër (а себя – «шиптарами», shqipёtar) : по наиболее достоверной и обоснованной версии, это название происходит от глагола со значением «говорить внятно». То есть shqipёtar – люди, говорящие друг с другом на понятном им языке (по этому же принципу появилось самоназвание «словене»). Но есть и другая версия, согласно которой это название происходит от слова shqipe – «орёл». Эта, гораздо более сомнительная версия льстит самолюбию современных албанцев, которые часто называют родину «Страной орлов». А вот албанцы, живущие в Италии и Греции, часто используют в отношении родины предков название Arbëri (Арберия) – это название более древнее, чем Shqipër.

С 229 года до н. э. иллирийцы постоянно воевали с римлянами. Наконец, в 167 г. до н. э. эти земли были присоединены к Риму, оказавшись в составе провинции Далмация.

После римского завоевания местное население подверглось романизации, которая практически не затронула горцев. Горная Албания сохраняла патриархальный уклад жизни ещё и в XIV веке новой эры. Оставшийся анонимным путешественник описывает её следующим образом:

Эта страна богата мясом, сыром, молоком, но не богата хлебом и винами, однако знать имеет всё это в изобилии; городов, крепостей, поселений, укреплённых мест или деревень нет, но живут в хижинах и передвигаются с одного места на другое всем родом.

Совсем другие порядки были в городах Адриатического побережья Лежа, Дуррес, Влёра и в Шкодре, расположенной на одноимённом озере, соединённом с морем рекой Буной: они вели активную торговлю и славились своими ремесленниками. Развитыми были также города Берат, Круя и Гирокастра, расположенные во внутренних районах страны.

Известно, что иллирийское происхождение имели 7 императоров Рима, самый известный из них – Диоклетиан, который, «выйдя в отставку», остаток жизни провёл на родине – близ города Салона (его дворец в настоящее время можно увидеть в городе Сплит). В дальнейшем албанские земли пережили вторжения визиготов, гуннов, остроготов, а также тураникско-болгарских племён, а в VII веке н. э. на этой территории стали расселяться славянские племена. В 1271 году часть Албании с центром в городе Дуррес оказалась под властью крестоносцев. Но почти все земли этого королевства, созданного Карлом I Анжуйским, в 1333 году были завоёваны другими крестоносцами – из Ахейского княжества (лишь город Дуррес держался до 1368 года), а уже в 1336 году эта территория была занята сербами.

Среди албанских феодалов того времени выделялись два клана: Топия, владения которого располагались на юге, и Бальшей, владевших землями к северу и востоку от Шкодры. Первым албанским правителем этих земель стал Карл Топия, которому дважды (в 1362-1382 и 1385-1388 гг.) удавалось закрепиться в тех местах (в 1368 году им был захвачен и Дуррес) и даже получить от римского папы Григория XI титул «великого графа Албании». Албанцем он был по отцу (некий Тануш из рода Топия позже стал сподвижником знаменитого Скандербега и командовал албанской пехотой во время второй османской осады крепости Круя), а по матери Карл вёл происхождение от неаполитанского короля Роберто из Анжуйской династии.

Karl Topia by Kostandin Shpataraku, Ardenica Monastery, XVIII век

С 1381 года в Албании начинается борьба между родами Топия и Бальшей, в которой первые опирались на османов, а вторые – на Венецию.

15 сентября 1385 г. в битве на равнине Савры Карл Топия с помощью турок разгромил армию Бальшей (глава этого клана погиб в бою). Но через три года умер и Карл, после чего владения обоих князей стали распадаться на более мелкие. В числе возвысившихся родов оказалась и семья Кастриоти, одним из членов которой был знаменитый противник османов – Георгий: о нём было рассказано в статье Албанский воин и полководец Скандербег.

Георгий Скандербег, портрет из труда Халкондиля Афинского «История распада Греческой империи, а также создания Турецкой», иллюстрированный перевод В. де Вигенере Бурбоннуа, 1632 год. Эллинская библиотека фонда А. Онассиса

Албания после Скандербега

Как вы помните из упоминавшейся выше статьи Албанский воин и полководец Скандербег, под руководством Георгия Кастриоти христианская Албания долгое время успешно сопротивлялась наступлению османов, неоднократно разбивая армии султанов Мурада II и Мехмеда II Фатиха (Завоевателя). Лишь в 1478 году, через 10 лет после смерти Скандербега, пала Круя – последний оплот сопротивления албанцев. Турецкую армию привели тогда два ренегата: албанец Коджа Дауд-паша и «то ли грек, то ли серб, то ли албанец» Гедик Ахмед-паша.

Исламизация Албании оказалась очень успешной – во многом потому, что эти горцы вопросам религии большого значения не придавали. Об отношении албанцев к религии можно судить по ставшей крылатой фразе Гьёна Кастриоти, отца Скандербега:

Ku është shpata, është feja! («Там, где сабля, там и вера!»)

Толковать эту фразу следует таким образом: албанец на османской службе должен ходить в мечеть, а если нанялся к венецианцам или другим христианам – тогда в церковь.

В некоторых албанских общинах сохранялось двоеверие: по пятницам все жители ходили в мечеть, а по воскресеньям – в церковь.

Наиболее преданы исламу были албанцы Косова и Метохии. В Косове и во внутренних горных районах большое влияние имел суфийский орден бекташей – покровителей янычаров. На Адриатическом побережье Албании, имевшем тесные связи с Венецией, сохранялось немало католиков. А в греческой области Эпир многие албанцы принадлежали к православной церкви. В современной Албании подавляющее большинство граждан являются мусульманами-суннитами.

Османские власти очень ценили боевые качества воинственных албанцев, многие из которых сделали неплохую карьеру в турецкой армии.

Огюст де Шуазёль-Гуфье. «Албанские солдаты», 1782 год

Более того, в середине XVII столетия 6 визирей Османской империи принадлежали к албанскому клану Кепрелю, этот век даже называли «Эпохой албанских визирей». Большое влияние выходцы из Албании имели в полунезависимом Ираке, наместниками в котором традиционно становились члены одного из албанских кланов, образовав собственную династию правителей Багдада.

Наёмники-арнауты служили в гвардии египетских пашей, одного из них (в парадной форме) можно увидеть на картине Жана-Леона Жерома «Арнаут с двумя уиппетами» (уиппет – малая английская борзая), написанной в 1867 году:

Албания же разделилась на два княжества. Северным, с центром в городе Шкодер, правили представители клана Бушати.

А самым успешным и известным правителем южного княжества, в состав которого вошли и некоторые греческие земли (северный Эпир), стал Али-паша Тепеленский и Янинский по прозвищу «Янинский лев».

А вот таким предстаёт он перед нами на картине Луи Депре:

Али-паша на картине Louis Dupre «Ali Pasha of Janina Hunting on Lake Butrinto» (фрагмент)

Романтизированный рассказ о нём А. Дюма включил в роман «Граф Монте-Кристо». Этот французский литератор остался верен себе, всё переврав и объявив «чёрное белым, а белое – чёрным»: вымышленная им дочь Али-Паши и гречанки Василики Гайде рассказывает о последней осаде Янины и предательстве французского офицера Фернана Мондего – того самого, что когда-то отнёс прокурору донос на Дантеса. Французские офицеры действительно находились на службе у Али-паши, некоторые исследователи полагают, что один из них мог открыть ворота крепости (другие, впрочем, считают, что это сделала сама Василика). Таким образом, Дюма очернил своего неизвестного соотечественника, благодаря которому окрестные земли были избавлены от разбойника, в свою очередь, объявленного писателем чуть ли не образцом благородства. Но этому романисту не привыкать, такие «выверты» встречаются у него едва ли не в каждом романе.

Мы помним, что албанцы использовались турками для подавления восстания в Морее в 1770 году. Надо сказать, что албанцы тогда несколько перестарались, шокировав своими зверствами даже османов. Дело было даже не в гуманности турецких владык, а в том, что они хотели восстановления порядка в Морее и начала выплаты налогов, а не тотального уничтожения всего населения этой провинции. В 1779 году османы вынуждены были отправить в Морею армию, которая разгромила не в меру ретивых «помощников». Чтобы албанцам было «понятнее», турки после победы сложили курган из нескольких тысяч отрезанных голов. Но уже в 1785 году полунезависимый князь Северной Албании Кара Махмуд Бушати напал на Черногорию, где ему даже удалось захватить Цетинье. Новые походы турецких войск против «непослушных» албанцев закончился разгромом их армии в 1787 году и поражением в 1793-м.

Кара Махмуд Бушати, портрет работы неизвестного художника

Османы вынуждены были сделать «хорошую мину при плохой игре» и «простить» Махмуда, который на кураже вторгся и в Косово в 1795 году, а в следующем – повторил поход на Черногорию. Но здесь удача изменила этому «князю-разбойнику»: в союзе с брдянами черногорцы разгромили его войска, сам «Чёрный Махмуд» был захвачен в плен и обезглавлен. Утверждают, что голову ему срубил лично владыка-митрополит Пётр I Петрович-Негош – вот такие в Черногории были тогда митрополиты.

Пётр I Петрович-Негош, он же – святой Пётр Цетинский

Да и рядовые священники, если судить по приведённой ниже иллюстрации, тоже были ещё те молодцы:

Черногорский священник, иллюстрация из книги Стенина П. А. «Восток: Страны Креста и Полумесяца и их обитатели». Спб., 1892 год

После этих событий Черногория фактически стала независимым от Порты государством, но официально этот статус был утверждён лишь в 1878 году.

Арнауты

Субэтнической группой албанцев были «арнауты» – так турки первоначально называли всех албанцев. На Балканах слово «арнаут» стало синонимом наёмников, в сербском и хорватском языках оно означает «жестокий», «злой». Владимир Даль в своём словаре даёт такое определение этому слову: «изверг, зверский человек, басурман».

Арнауты от жителей Албании отличались тем, что исповедовали православие и жили на территории Греции (здесь их называли арнавитами), Македонии и Сербии. Сами себя покинувшие родину албанцы часто называли словами «танте» или «неле» – что вроде «свои», или «наши».

Павле (Пайа) Йованович. «Арнаут»

На представленной ниже карте места расселения арнаутов в Пелопонессе обозначены красным цветом:

Любопытно, что именно арнаутов решил набрать в свой отряд прибывший в Грецию в конце 1823 года Байрон, обещав им жалованье в 20 пиастров в месяц.

Часть албанских христиан покинула пределы Османской империи. Некоторые перебрались в Италию, которая была совсем рядом – на противоположном берегу Адриатического моря.

Российский журнал «Вокруг света» в 1865 году давал такое описание арнаутов, переселившихся в Италию:

Арнауты или албанцы, живущие в Абруццких горах (часть Аппенин), Калабрии и Базиликате, отчасти у морского берега, а отчасти в суровых горах, отличаются крепким телосложением, приятными чертами лица, большими, огненными, тёмными глазами, жёлтобурым цветом кожи и чёрными, очень курчавыми волосами. Они большею частью занимаются земледелием или разноскою разного товара. Они принадлежат к греческой церкви и имеют своих священников белого духовенства. От итальянцев арнауты отличаются особенно опрятностью и ловкостью… Все арнаутки… находятся совершенно в таких же отношениях, как на Востоке, что особенно поражает в Италии: албанки не более как служанки. Они красивее настоящих итальянок, но столь же непросвещённы. Бедные албанки должны обрабатывать поле, прясть и исполнять различные трудные работы.

Албанцы в национальной одежде, 1904 год

Некоторые арнауты оказались в Новороссии – вместе с другими балканскими переселенцами – греками, сербами, македонцами, болгарами.

В Одессе арнауты поселились благодаря фавориту Екатерины II Платону Зубову, который в 1791 году приказал Иосифу де Рибасу построить для греков и арнаутов «на первый случай домов каменных с небольшими лавками по обычаю азиатскому двух сортов. Первого – 3, ценою каждый в 1500 рублей, а второго – 50, ценою по 350 рублей».

Густав-Теодор Паули. Грек и арнаут. Рисунок из книги «Этнографическое описание народов России», СПб., 1862 г.

В Арнаутской слободе Одессы первоначально селились арнауты из Западной Македонии (другим местом их поселения стало село Арнаутовка, которое сейчас называется Александровкой и находится на берегу Сухого лимана). По одной из версий, название Арнаутские улицы Одессы получили по росту своих обитателей. На Большой Арнаутской якобы жили высокорослые моряки, на Малой Арнаутской – отличавшиеся невысоким ростом кавалеристы.

Именно на Малой Арнаутской улице, если верить Остапу Бендеру, «делалась вся контрабанда». «Великому комбинатору», вероятно, можно верить, ведь здесь в доме номер 9 жил один из авторов романа «Двенадцать стульев» – Илья Ильф, хорошо знакомый с местными реалиями. Также на этой улице родились знаменитый советский тяжелоатлет В. Жаботинский и композитор И. Шаферан. На Большой Арнаутской улице находилась школа, в которой учились гроссмейстер Ефим Геллер и композитор Оскар Фельцман.

Здание школы № 101, бывшей гимназии, на Большой Арнаутской улице в Одессе

В Греции большинство арнаутов эллинизировались, в других областях сохранили свою идентичность либо стали считать себя албанцами.

Арнаутскими назывались и османские полки, в которых не было собственно албанцев – болгарские и валашские. Часть этих «арнаутов» перешла к русской армии Суворова под Рымником и Фокшанами. Более того, в русской армии в начале XVIII столетия тоже были свои арнауты – иррегулярные войска, набиравшиеся из жителей Молдавии и Валахии.

Арнаут российской армии и черноморский казак

Некоторые арнауты оказались и в США.

Османы же поощряли переселение албанцев-мусульман в сербские области Косово и Метохию.

Албания накануне обретения независимости

Во второй половине XIX столетия албанцы стали претендовать на создание своей автономии на территории Османской империи, причём своими они считали многие земли, исконно принадлежавшие сербам, черногорцам и македонцам. Весной 1878 года в Константинополе был создан ратующий за создание такой автономии Албанский Янинский комитет. Летом этого года в рамках работы так называемой Призренской Лиги прозвучало следующее программное заявление:

Цель нашей Лиги – не принимать и остаться на расстоянии от любой власти, кроме Порты, и бороться с оружием в руках за защиту всей территории. Наша главная цель – сохранение царских прав неприкосновенного его величества султана, нашего господина. Поэтому все те, кто этому противится и мешает миру, те, кто стремится ослабить авторитет власти, те, кто этому помогает, будут рассматриваться как враги нации и родины…

Мы будем защищать наши жизни, богатство и честь на основе высокого религиозного закона Шариата… Если Сербия мирным способом не уйдёт с бесправно занятых территорий, то мы пошлём против неё башибузуков (хакинджилеров) и будем стараться до конца занять те территории, и в том же ключе будем действовать против Черногории…

На основе данного слова, мы, представители непобедимых героев Северной Албании, Эпира и Боснии, тех героев, которые с рождения не знают другой игры, кроме оружия, и которые готовы отдать свою кровь за Царство, за нацию и за родину.

Башибузуки

Однако создать даже автономное княжество османы албанцам тогда не позволили.

В следующих статьях мы поговорим о появлении независимого государства албанцев и истории этой страны в XX и XXI столетиях.