Архив рубрики: Армия и флот

Модернизация армии, новые разработки, поставки оружия в войска, последние новости, обсуждение заметных событий, экспертное мнение, аналитика и прогнозы специалистов.

Дуэли и дуэльные пистолеты А. С. Пушкина

Дуэль Онегина и Ленского. Иллюстрация к «Евгению Онегину». Изображение с сайта artchive.ru

«Теперь сходитесь».

Хладнокровно,

Еще не целя, два врага

Походкой твердой, тихо, ровно

Четыре перешли шага,

Четыре смертные ступени.

Свой пистолет тогда Евгений,

Не преставая наступать,

Стал первый тихо подымать.

Вот пять шагов еще ступили,

И Ленский, жмуря левый глаз,

Стал также целить – но как раз

Онегин выстрелил… Пробили

Часы урочные: поэт

Роняет молча пистолет»

(«Евгений Онегин», А. С. Пушкин)

История огнестрельного оружия. Бывает так, что история огнестрельного оружия тесно связана с историей людей, которые им пользовались. Вот и дуэльные пистолеты… Как можно рассказывать про них и не вспомнить две знаменитые в истории России дуэли: Пушкина и Лермонтова, отнявшие у нас два дарования в области литературы, составивших славу своему Отечеству. Но долг перед Отечеством одно, а долг перед своей дворянской честью нечто совсем другое. Да и вообще великий поэт – это часто одно, а вот человек – нечто совсем другое. Например, в том же полицейском отделении Петербурга Пушкина-поэта никто не знал. Там про него было написано буквально следующее: «А. С. Пушкин – известный банкомёт». Сам же Александр Сергеевич любил не только в картишки сыграть, но и… позлословить. В дневнике своём он, например, записал:

«О том, что Дантес предаётся содомскому греху, стало известно мне первому, и я с радостью сделал эту новость достоянием общества. »

Дуэльный капсюльный пистолет работы мастера Бабякина, А. С. Тула, около 1840 г. Материал, техника: сталь, дерево; резьба, воронение, инкрустация жёлтым металлом, дамаскировка. Длина: 42 см; длина ствола: 25 см; ложа 30 см. Инвентарный номер З. О.-974. Фото Государственного Эрмитажа

А теперь ещё раз вспомним, что в 1837 году на дуэли его убил именно Дантес, хотя формально дуэль произошла из-за женщины. Но опять-таки, Пушкин жил во время расцвета дуэльной культуры в России, и дуэль его с Дантесом была отнюдь не первой по счёту, а… 25! И почти на все эти дуэли вызывали не его, а вызывал он сам!

А какая же к тому была причина или причины? Современники Пушкина отмечали, что он был задиристым и весьма вспыльчивым человеком. Его друг ещё со времён учёбы в лицее Иван Пущин писал о нём:

«Пушкин с самого начала был раздражительнее многих и потому не возбуждал общей симпатии. В нём была смесь излишней смелости c застенчивостью, и то и другое невпопад, что тем самым ему вредило. Главное, ему недоставало того, что называется тактом. »

И в то же время люди, его знавшие, отмечали и его доброту, и гуманность. И, кстати говоря, его «дуэльная история» всё это хорошо подтверждает, причём она настолько интересна, что имеет смысл привести её здесь целиком.

Начнём с самого первого вызова 1816 года. Тогда 17-летний Пушкин вызвал на дуэль своего родного дядю Павла Ганнибала по причине того, что тот отбил у него на балу девицу Лошакову. Дуэль, однако, была отменена.

В 1817 году Пушкин вызывает на дуэль своего друга Петра Каверина из-за сочинённых им шутливых стихов. И эта дуэль также была отменена.

Пистолет капсюльный дуэльный с шомполом. Германия, Россия, Санкт-Петербург (замок) Датировка конец XVIII-середина XIX в. Материал, техника: сталь, дерево, белый сплав, медный сплав; ковка, резьба, чеканка, инкрустация белым и жёлтым металлом. Длина: 45 см; длина ствола: 30,2 см; ложа: 29,5 см. Инвентарный номер З. О.-8408

1819 год был для Пушкина богат на вызовы. Для начала он вызвал на дуэль собрата по перу поэта и будущего декабриста Кондратия Рылеева. Тот, видите ли, в одном из светских салонов про Пушкина обидно пошутил. Но и эту дуэль отменили.

Затем уже самого Пушкина на дуэль вызвал другой его друг Вильгельм Кюхельбекер. Причиной стала обида Кюхельбекера теперь уже на пассаж Пушкина, написавшего: «кюхельбекерно и тошно». И тут уже дело дошло до стрельбы: Кюхельбекер выстрелил, а вот Пушкин стрелять в него не стал. И, конечно, теперь мы уже никогда не узнаем – то ли он просто промахнулся, то ли нарочно выстрелил мимо…

В данном случае внимание следует обратить на то, что во время этой дуэли и Пушкин, и Кюхельбекер использовали кремневые пистолеты, то есть пистолеты с ударным батарейным замком. И вполне возможно, что описание дуэли Онегина с Ленским было им сделано на основании личного опыта. И именно с использованием пистолетов Ле Пажа. Да и как могло быть иначе? Он, Пушкин, и вдруг какие-то второсортные пистолеты… Вне всякого сомнения были взяты самые лучшие, чтобы никто по этому поводу ничего дурного не сказал. «Мнение света…», а то как же!

Кстати, в этом же году случилась и третья пушкинская дуэль, причём совсем уж по нелепому поводу, который самого Пушкина не затрагивал никоим образом. Судите сами: Пушкин вызвал тогда на дуэль Модеста Корфа, чиновника министерства юстиции, только потому, что его слуга, напившись, стал приставать к слуге Корфа, а тот взял, да и избил малого. Но, по счастью, и эту дуэль удалось отменить и решить дело примирением.

Тот же год, четвёртая дуэль и вызывающий опять Пушкин. На этот раз виноват был некий майор Денисевич, который всего лишь сделал Пушкину замечание, когда тот расшумелся в театре и стал кричать на артистов. Дуэль не состоялась.

Новый 1820 год ознаменовался сразу двумя вызовами: на дуэль Пушкиным были вызваны Федор Орлов и Алексей Алексеев. И опять же потому, что сделали ему замечание, когда он, будучи пьяным, стал играть в бильярд и при этом всем мешал. Дуэль отменили и на этот раз, а ведь и тот, и другой вполне могли бы… с ним покончить, и тогда карьера великого поэта просто бы не состоялась. Но: «Судьба Евгения хранила…»

1821 год и очередная дуэль с офицером-французом Дегильи. Обстоятельства ссоры неизвестны, но вызов был сделан, однако дело уладилось миром.

Первая дуэль в 1822 году была совсем особой. Теперь уже Пушкина вызывает подполковник Семен Старов по причине того, что оба они предавались карточной игре и… не поделили ресторанный оркестрик в тамошнем казино. Причина – глупее не придумаешь. Но дело дошло до стрельбы, оба дуэлянта выстрелили, но промахнулись. И опять-таки использовались пистолеты с кремневым замком. Других тогда попросту не было.

Вторая дуэль 1822 года. Причина – ссора Пушкина с 65-летним статским советником Иваном Лановым на праздничном обеде. До стрельбы дело не дошло.

1822 год. Пушкин в Молдавии и, конечно же, нашёл к кому придраться: решил вызвать на поединок молдавского вельможу Тодора Балша, причём хозяина дома, в котором он в это время гостил. Видите ли, недостаточно учтиво ему ответила на некий заданный ей вопрос супруга Тодора, Мария. И тут дело миром уже не кончилось. И гость, и хозяин стрелялись, но промахнулись. История, очень наглядно рисующая нам портрет нравов того времени и отношения мужчины к женщинам. Кстати, ведь и сам хозяин мог бы просто велеть слугам вытолкать эдакого хама из дому взашей, да ещё и наподдать хорошенько, а он пошёл с ним стреляться, рискуя оставить вдовой любящую его жену. Каков эгоизм, не так ли? Нет, всё-таки люди того времени особым умом явно не отличались.

Видимо, жаркий климат Молдавии пошёл Пушкину во вред. Всё в том же 1822 год он вызывает на дуэль ещё и бессарабского помещика Скартла Прункуло. Тот был секундантом на дуэли, и Пушкин тоже был там секундантом, и они… поспорили о её правилах. Но дуэль всё же отменили.

Богат был 1822 год на дуэли, богат. Очередная дуэль, и тоже не состоявшаяся, была у Пушкина с Северином Потоцким. Поспорили за обедом о крепостном праве. Но примирились.

Пистолет кремневый с шомполом. Материал, техника: сталь, дерево. Инвентарный номер З. О.-858. Фото Государственного Эрмитажа

Ещё одна дуэль 1822 года. Пушкин вызван штабс–капитаном Рутковским. Ну не поверил он, что градины весом в 3 фунта бывают, поднял капитана на смех, но всё-таки дуэль не состоялась.

Всё тот же 1822 год, и знойный Кишинёв, где Пушкин изучал молдавский язык, писал «Кавказского пленника», «Бахчисарайский фонтан» и самым активным образом танцевал на балах у молдавских «бояр» и местных русских чиновников, играл в карты и… влюбился в Людмилу Инглези – красавицу-цыганку, жену богатого помещика. И не просто влюбился, а находился с ней в любовной связи (во всяком случае, местные легенды так говорят!). Ну и понятно, что муж про это узнал. Жену запер в чулане, а повесу-поэта вызвал на дуэль. И вряд ли бы на этот раз подобная вольность сошла Пушкину с рук, но… о дуэли донесли генералу Инзову, под началом у которого поэт состоял, и он принял меры к недопущению поединка. Пушкина посадил на гауптвахту на десять дней, а помещику Инглези приказал немедля уезжать вместе с женой за границу.

1823 год. Вызов на поединок молодого писателя Ивана Руссо из-за личной неприязни к нему со стороны Пушкина. До выстрелов дело не дошло.

В 1826 году поэт обиделся на Николая Тургенева, одного из руководителей Союза благоденствия и члена Северного общества, который ругал его стихи, и особенно – эпиграммы. Но дуэль не состоялась, хотя повод был серьёзный, что и говорить.

В 1827 году очередной вызов на дуэль из-за «любви». Пушкин стал проявлять интерес определённого свойства к даме офицера Владимира Соломирского. Он вызвал Пушкина на дуэль, однако она не состоялась.

1828 год. Тут уж Пушкин явно «закусил удила», потому что бросил вызов не кому-нибудь, а министру просвещения Александру Голицыну. Поводом стала дерзкая эпиграмма Пушкина на министра, который его за это вызвал к себе и отчитал. Но и эта дуэль не состоялась.

В 1828 году вполне могла состояться дуэль Пушкина с неким Лагрене – секретарём французского посольства, из-за неизвестной девушки на балу, однако не состоялась.

В 1829 году чиновник министерства иностранных дел Хвостов обиделся на Пушкина за то, что в своей эпиграмме поэт сравнил его со свиньёй. И не Хвостов в итоге вызвал Пушкина, а Пушкин Хвостова. Но и этой дуэли случиться было не суждено.

В 1832 году поэт уже состоит в счастливом браке, у него красавица жена – ну утихомирься, сиди и пиши свои вирши, но нет, без вызова на дуэль и тут не обходится. Причём теперь уже Пушкина на дуэль вызвал офицер генерального штаба, прапорщик Александр Зубов. Зубов жульничал в карты, и Пушкин его уличил. И за дуэлью дело не стало! Однако Зубов, по счастью, промахнулся, а вот Пушкин даже отказался от выстрела.

1836 год – очередная дуэль. Пушкин вызвал князя Николая Репина. Князь возмутился написанными о нём стихами, ну и разглашёнными, конечно. Но стороны пришли к замирению.

Пистолеты кремневые с шомполами (пара) Место создания: Испания, Рипой. Датировка около 1660-1670 гг. Материал, техника: сталь, дерево, медный сплав; ковка, резьба, чеканка. Длина: 37 см; длина ствола: 25,5 см; шомпол: 24 см. На таких пистолетах во времена Пушкина уже, конечно, не стрелялись. Но раньше… почему бы и нет? Инвентарный номер З. О.-299. Фото Государственного Эрмитажа

1836 год. Опять зачинщик Пушкин и опять причина его стихи в отношении одного из чиновников министерства иностранных дел Семена Хлюстина, который посмел выразить своё неудовольствие написанными о нём стихами. И вновь дуэль отменяется. Впечатление такое, будто бы поэт постоянно ищет, кого бы задеть своими стихами, и затем, когда ему высказывают своё неудовольствие – а кому понравится, когда тебя сравнивают со свиньёй, – следует вызов на дуэль, которая затем заканчивается примирением сторон.

Всё тот же 1836 год. Третья дуэль, вернее, ссора Пушкина с Владимиром Сологубом, нелицеприятно высказавшимся о жене поэта. Вот тут уж вроде бы надо драться насмерть, ведь задета честь любимой женщины. Но… и эта дуэль была отменена.

Черёд роковых, по сути, вызовов продолжается. В конце 1836 года Пушкин вновь решается на поединок. Вызванный – французский офицер на русской службе Жорж Дантес, а вот причина весьма деликатного свойства – анонимное письмо, в котором утверждалось, что Пушкин – рогоносец, так как его супруга ему неверна, а кроме как на Дантеса не на кого было подумать.

И вот последняя дуэль Пушкина в январе 1837 года, в которой роковой выстрел Дантеса обрывает его жизнь. Собственно, дальше особо рассказывать нечего, все перипетии этой истории известны очень хорошо. Хотя о самой дуэли сказать, разумеется, необходимо. Получается, что дуэль Пушкина с Дантесом носила… продолжительный характер. Сначала он вызвал Дантеса на дуэль. И тот принял вызов. Однако через неделю он посватался к Екатерине Гончаровой – родной сестре Натальи – жены Пушкина, и Екатерина, будучи влюблена в Дантеса, сказала «да». И Пушкин свой вызов тут же отозвал.

Но мир между ними восстановлен так и не был. Пушкин написал весьма злоречивое письмо приёмному отцу Дантеса Луи Геккерну, и тот от лица Дантеса вызвал его на дуэль.

Пара капсюльных дуэльных пистолетов мастера Рехенмахера, Германия, Веймар ок. 1845-1850 гг. Материал, техника: сталь, дерево; ковка, резьба, воронение, инкрустация золотом, золочение. Длина: 37,1 см; длина стволов: 22,6 см. Инвентарный номер З. О.-75. Фото Государственного Эрмитажа

В итоге поединок между ними состоялся уже на следующий же день, 27 января, на пустыре у Чёрной речки около 17:00. Был сильный ветер, но погода стояла ясная, хотя снега нападало до колен. Условия дуэли были таковы: противники должны были встать друг от друга на расстоянии в 20 шагов и в 5 шагах от самих барьеров, причём расстояние между ними составляло всего лишь 10 шагов.

По сигналу противники должны были идти к барьерам и стрелять при этом с любого расстояния, но самих барьеров не переступать. В случае промаха дуэль должна была начаться заново на тех же условиях, и так до тех пор, пока кто-нибудь из дуэлянтов не будет убит!

Адриан Волков. Последний выстрел А. С. Пушкина

Данзас – секундант Пушкина махнул шляпой, Дантес и Пушкин начали сходиться. И Пушкин первым подошёл к своему барьеру, остановился и начал целиться. И тут Дантес, ровно одного шага не дойдя до своего барьера, выстрелил первым с расстояния примерно 7 метров (11 шагов). Пуля угодила Пушкину в живот, и он упал.

Однако дуэль продолжалась. Пушкин заявил, что будет стрелять, но так как при падении снег попал на его пистолет, Данзас дал ему другой. Дантес в это время стоял к нему, повернувшись боком и прикрывая грудь правой рукой.

Пушкин приподнялся, выстрелил, и… тут уже упал Дантес. На вопрос – куда он ранен, Дантес ответил, что ранен в грудь, на что Пушкин крикнул: «Браво!» Вот так эта дуэль и завершилась.

Схема дуэли Пушкина и Дантеса. Рис. А. С. Шепса

Дантес был ранен в руку и контужен пулей в грудь, а вот Пушкину совсем не повезло: пробила ему берцовую кость и попала в живот, где и осталась. Такая рана в то время была смертельной, к тому же она наверняка была загрязнена частицами одежды, да и сама была грязной, что вызвало у него по заявлению врачей «воспаления больших вен в соединении с воспалением кишок».

Кроме того, пока Пушкина доставили домой, он потерял много крови, так как у собиравшегося в спешке Данзаса не оказалось при себе даже бинтов, чтобы хотя бы как-то перевязать ему рану.

[center]Почему-то никто никогда не стрелялся вот из этого оружия: тромблон кремневый Место создания: Закавказье. Датировка сер. XIX в. Материал, техника: сталь, белый сплав, медный сплав, кость; литье, ковка, резьба, чеканка, инкрустация, чернение. Длина: 38,2 см; длина ствола: 28,6 см. Инвентарный номер В. О.-5792. Фото Государственного Эрмитажа

Ну а теперь, под занавес несколько совсем уже интересных фактов, связанных с этой дуэлью и смертью нашего великого поэта.

Вот, например, что сообщал о том, что было после дуэли, корреспондент немецкой газеты Blatter fur literarische Unterhaltung («Листок для занятий словесностью») :

«Незадолго до смерти Пушкин обратился к Государю с просьбою обеспечить свою семью, оставляемую им в бедности. Император вместо ответа послал к нему своего духовника, чтобы спросить: отрицает ли он Бога? Пушкин объявил, что раскаялся и освободился от всех сомнений. Получив этот ответ, Государь объявил, что он жалует его вдове пенсию и принимает детей на воспитание в казённые учреждения. Об этом Пушкин получил записку, написанную собственноручно Государем Николаем Павловичем карандашом. »

И надо сказать, что слово своё российский самодержец сдержал. Над детьми и имуществом Пушкина была учреждена специальная опека, которой было поручено заплатить его долги. Причём только долг государственной казне Пушкина составлял 43 333 рубля 33 копейки, и всю эту сумму Николаем было приказано списать. Что же касается множества частных долгов, которых набралось на 92 тысячи 500 рублей, то император оплатил и это. Кроме того, вдове и дочери было решено платить пенсион до замужества и отдать сыновей в пажи с выплатой каждому 1500 рублей до поступления на службу, а также издать за казённый счёт в пользу вдовы и её детей собрание сочинений поэта и ещё единовременно выплатить семейству 10 тысяч рублей.

Далее считается – и в стихах об этом писала даже Марина Цветаева, что хоронили Пушкина едва ли не тайно, а гроб сопровождал лишь чиновник почтового ведомства и А. И. Тургенев – друг поэта. Однако корреспондент немецкой газеты Frankfurter-Oder-Postamt Zeitung («Ведомости почтамта Франкфурта-на-Одере») прощание с поэтом описал совершенно иначе:

«Александр фон Пушкин, знаменитейший из русских поэтов, скончался в возрасте 37 лет. Его отец ещё жив и владеет в Псковской губернии имением, в которое было отвезено тело покойного по совершении над ним последнего церковного обряда. В присутствии толп молящихся в день его отпевания можно было судить о том сочувствии всего общества, которое было возбуждено его смертью, вследствие его литературной славы, приобретённой покойным во всей России. На церковную службу, назначенную в Конюшенной церкви, собрались бесчисленные толпы из всех слоёв общества. Среди молящихся можно было заметить как самых важных особ, так и многих иностранных дипломатов. »

И, скажем так, какой смысл был ему искажать тогда истину?

«Противоторпедная катастрофа» российского флота

В апреле 2018 года подводная лодка ВМС США класса «Вирджиния» ПЛА USS John Warner была готова потопить российские военные корабли, если они ответят на авиаудар США по Сирии, сообщил канал Fox News.

И это могло иметь самые катастрофические последствия.

Фактически и наши корабли, и наши подлодки там перетопили бы «как котят». Просто в силу полного отсутствия современной противоторпедной защиты (ПТЗ) и крайне серьезных проблем с нашим подводным оружием.

Противник

ПЛА SSN-765 John Warner относится к одной из последних подсерий ПЛА типа «Вирджиния», имея, однако, в качестве противокорабельного и противолодочного оружия только торпеды Mk48 mod.7., применяемые с 4 торпедных аппаратов (ТА), с возможностью при необходимости иметь в залпе все 4 торпеды с телеуправлением и одновременным активным маневрированием ПЛА на скоростях до 20 узлов.

ПЛА SSN-765 John Warner

14 апреля 2018 года США, Франция и Великобритания нанесли серию ракетных ударов по правительственным объектам в Сирии. Согласно американским данным, по трём целям на территории Cирии было применено 105 крылатых ракет (КР) разных типов. 6 КР были запущены с ПЛА SSN-765 John Warner (США) с акватории Средиземного моря.

С большой вероятностью, все эти КР были применены с установок вертикального пуска (УВП), а ТА, в которые были загружены торпеды, были готовы к бою с нашими кораблями и подлодками.

Состав наших сил на Средиземном море

Группировка ВМФ РФ в Средиземном море в этот момент включала боевые корабли: два фрегата проекта 11356 (Р) «Адмирал Григорович» и «Адмирал Эссен» и две ДЭПЛ проекта 06363 «Нижний Новгород» и «Колпино», которые накануне удара коалиции вышли в море из пункта базирования Тартус под предлогом выполнения ракетных стрельб:

На сайте Федерального управления гражданской авиации США 4 апреля 2018 года появилось сообщение NOTAM (оперативная информация об изменениях в правилах проведения и обеспечения полетов, а также аэронавигационная информация) о том, что с 7:00 11 апреля в районе Никосии в Восточном Средиземноморье будут проводиться учения российского ВМФ, в частности, ракетные пуски.

Ограничения продлятся до 15:00 26 апреля.

Фрегат «Адмирал Григорович» в море

ДЭПЛ «Нижний Новгород» выходит в море.

Необходимо отметить также учения противолодочной авиации ВМФ:

29 марта 2018 года. Противолодочные Ту-142 провели учения в Средиземном море.

Российская противолодочная авиация провела учения по поиску подводных лодок условного противника в Средиземном море, сообщили в департаменте информации и массовых коммуникаций Минобороны РФ.

Увы, ставить задачу по поиску фактических лодок для Ту-142 было бессмысленно, ввиду абсолютной устарелости их поисково-прицельных систем (ППС) и радиогидроакустических буев (РГАБ). Аналогичная оценка может быть дана противолодочным вертолетам Ка-27ПЛ, которые должны штатно базироваться на фрегатах проекта 11356 (Р).

При этом остается открытым вопрос – были ли они там вообще?

Ибо слишком часто наши корабли (в том числе противолодочные) ходят на боевую службу с невооруженными поисково-спасательными вертолетами Ка-27ПС.

Каким мог бы быть бой между ПЛА ВМС США и нашими кораблями?

Фрегаты «Адмирал Григорович», «Адмирал Эссен» и «Адмирал Макаров»: гидроакустический комплекс (ГАК) МГ-335М «Платина-М» с подкильной антенной (без буксируемой), торпеды СЭТ-65, РБУ-6000 с возможностью применения не только РГБ-60 но и гравитационных подводных снарядов 90Р (имеющих систему самонаведения и повышенную вероятность поражения) и СГПД типа МГ-94М. Имеется вертолет Ка-27.

Увы, основное средство обнаружения – ГАК МГК-335М имеет очень слабую энергетику и дальность обнаружения даже в нормальных условиях (много меньше дистанции торпедного залпа). Кроме того, сложная гидрология Средиземного моря остро ставит вопрос необходимости применения буксируемых антенн (которых совсем не было).

Единственное, что могло обнаружить ПЛ под «скачком» – опускаемые гидролокаторы (ОГАС) вертолетов «Рось», однако эта высокочастотная ОГАС имеет малую дальность обнаружения и является разработкой еще конца 70-х годов Киевского НИИ гидроприборов (как и весь ППС «Осьминог» вертолета Ка-27). Место этой гидроакустике в музее. И уже очень давно.

Фрегат проекта 1356 (Р) и ГАК МГК-335МЭ.

ДЭПЛ «Великой Новгород» и «Колпино» имели ГАК МГК-400М (отечественный вариант с литерой В) и торпеды «Физик-1» и СГПД типа «Вист-2».

Погрузка торпед «Физик-1» и ракет комплекса «Калибр» на ДЭПЛ проекта 03633.

Вопрос гидроакустики ДЭПЛ проекта 636 был подробно рассмотрен в статье «Рубикон» подводного противостояния. Успехи и проблемы гидроакустического комплекса МГК-400».

Очень хочется надеяться, что развернутые в море наши фрегаты и ДЭПЛ действовали совместно, прикрывая друг друга, ибо при раздельном применении они были просто мишенями для подлодок противника. Увы, зная реалии ВМФ РФ есть веские основания сомневаться, что был принят верный тактический вариант применения.

При отдельных действиях фрегатов и ДЭПЛ сразу встает критическая проблема «голого зада» и для проекта 11356 (Р), и для проекта 06363. То есть большого «слепого сектора» в корме (обусловленного ограничениями сектора обзора основных носовых антенн этих ГАК).

Соответственно, ПЛ противника, имея значительное упреждение в обнаружении и хорошую энергетику в торпедах, может скрытно расстреливать наши корабли, заводя средствами телеуправления торпеды в «слепой» кормовой сектор.

Данный факт очевиден любому объективному офицеру, специалисту. Но в «доблестном ВМФ» на него просто «забили болт». (Войны же не ожидается? – Авось не ожидается. А на парадах и так все красиво).

Решение указанной проблемы известно давно – буксируемые антенны, на которых, однако, у нас очень любят экономить (при том, что такие антенны есть, с очень достойными характеристиками, и они многократно предлагались промышленностью ВМФ).

ДЭПЛ проекта 6363 с буксируемой антенной

(обзор 360 градусов с надежным заблаговременным обнаружением торпед).

Однако противник мог атаковать торпедами и «в лоб». Просто потому что ни фрегаты, ни ДЭПЛ практически ничего этому противопоставить не могли. Ввиду заведомо низкой эффективности средств противоторпедной защиты (ПТЗ) или их полного отсутствия.

У читателей может возникнуть вопрос, на чем основана уверенность автора в том, что в случае открытия реальных боевых действий ПЛА John Warner смогла бы гарантированно обнаружить (причем с большой дистанции) ДЭПЛ проекта 06363?

Ответ прост. В зоне развернутой системы противолодочной войны у ДЭПЛ просто нет шансов сохранить скрытность и выжить. Они могут иметь самую минимальную шумность, но батареи им все равно нужно заряжать, после чего установить за ними слежение (даже после погружения) – типовая и давно решенная задача противолодочных сил НАТО. Надо будет – «подсветят» акваторию низкочастотными излучателями, после чего даже «самые черные дыры» становятся «мухами не стекле».

У нас там такой системы нет, у «так называемых партнеров» (цитата слов В. В. Путина) она создана там давным-давно и непрерывно совершенствуется.

Шансы у наших были только при совместных действиях ДЭПЛ и фрегатов, где ГАК ДЭПЛ играл бы роль большой погружной (на оптимальную глубину поиска) антенны (в интересах всего соединения) в сочетании с «длинной рукой» и телеуправлением торпед «Физик-1».

Примечание. Вопросы гидроакустики и противолодочного вооружения наших кораблей уже поднимались на «Военном обозрении» в статьях:

«Противолодочная оборона: корабли против подлодок. Оружие и тактика» и

«Противолодочная оборона: корабли против подлодок. Гидроакустика».

Противник именно был готов драться, а не блефовал

В ситуации апреля 2018 года стоит обратить внимание на хронологию и развитие событий.

«Нью-Йорк, США, 13 марта 2018, 07:42 – Regnum. Соединенные Штаты Америки готовы к очередному ракетному удару по Сирии, если не удастся добиться прекращения огня в Восточной Гуте в пригороде Дамаска, заявила постоянный представитель США при ООН Никки Хейли в ходе заседания Совета Безопасности».

Реакция Москвы была необычно жесткой. Причем не МИД, а Минобороны. И лично Начальника Генерального штаба:

Москва. 13 марта. Интерфакс-АВН. Российские военные примут ответные меры, если будет нанесен удар по Дамаску, заявил начальник российского Генштаба Валерий Герасимов.

«В случае возникновения угрозы жизни нашим военнослужащим, Вооруженные Силы Российской Федерации примут ответные меры воздействия как по ракетам, так и носителям, которые их будут применять»,

– сказал он на селекторном совещании во вторник.

Напрашивается вывод, что ВМС США (и ПЛА John Warner) реально имели приказ на применение оружия по объектам ВМФ РФ, в случае нанесения по ним удара (например,

«неизвестных ПКР со стороны побережья Сирии»).

Об этом ясно говорит и то, что ВМС США вывели все надводные корабли из восточного Средиземноморья (удары ими наносились из акватории Красного моря и Персидского залива). Наших ПКР противник реально очень опасается.

Задача «если что» атаковать наши корабли ставилась ПЛА John Warner. И она была готова ее выполнить. ПКР «Гарпун» были давно сняты с ПЛА ВМС США (и только совсем недавно началось возвращение ее в боекомплект ПЛА). И единственным оружием «морского боя» были торпеды Mk48. Торпеды сложные, эффективные, любимые и ВМС США. И очень хорошо освоенные.

Автор не готов поручиться за цифру, встреченную им на одном их американских специализированных форумов. Боевая торпеда попадала в боекомплект ПЛА только после порядка 5 выстрелов ею в практическом варианте. Однако это очень похоже на правду.

Статистика торпедных стрельб ВМС США просто огромная (ежегодно торпедами примерно в десять раз больше стрельб, чем ракетами). И откровенно «подранный» и «потертый» вид американских торпед говорит, что ими многократно стреляли (в практическом варианте).

Погрузка торпеды Mk48. Хорошо заметен весьма «БУшный» вид торпеды.

Торпеды в ВМС США – это надежное и освоенное оружие, в котором уверены и экипажи, и командование (и которое, несмотря на это, непрерывно совершенствуется по ключевым элементам: системам самонаведения и телеуправления).

Резюмируем.

Противник реально готовился атаковать наши корабли и подводные лодки. И атаковать торпедами.

А что мы можем противопоставить американским торпедам? Будь таковые выпущены по нашим кораблям и подводным лодкам?

Состояние средств противоторпедной защиты ВМФ сегодня

Старые приборы ПТЗ – дрейфующие средства гидроакустического противодействия (СГПД) МГ-34 и ГИП-1 (1967 год) рассматривать смысла нет. Ввиду их абсолютной антикварности и неэффективности.

Фрегаты проекта 11356 имеют РБУ-6000, с которой теоретически возможно применение дрейфующих приборов ПТЗ МГ-94М.

Прибор ПТЗ МГ-94М, пуск с РБУ-6000.

Теоретически не только потому, что идеи ПТЗ, положенные в основу прибора МГ-94М, устарели еще до начала его разработки, но и потому что на сайте госзакупок сведения о поставке ВМФ МГ-94М не приводились ни разу (в отличие от поставок других приборов, – «Вист-2» и «Удар-1»). Конечно, возможно, что закупки по МГ-94М не выкладывались в открытый доступ. Однако более вероятным представляется то, что их просто не было.

Вопрос использования штатных реактивных глубинных бомб РГБ-60 с РБУ-6000 для задач ПТЗ в ВМФ был разработан давно (внесен в руководящие документы, отрабатывается), но с моделями применения торпед, совершенно отличными от реальных.

То есть те крайне малые вероятности уничтожения торпеды, которые приводятся для РБУ-6000, по факту еще много ниже. Просто потому, что реальные торпеды ходят

«не там и не так»,

как хотелось бы разработчикам алгоритмов ПТЗ РБУ (по сути, их разрабатывали против прямоидущих торпед времен Второй мировой).

При этом автор считает необходимым отметить, что в апреле 2013 года ВМФ представлялись предложения по перспективному комплексу ПТЗ надводных кораблей с боевой эффективностью, более чем на порядок превышающим все ранее созданное по этой тематике (с комплексным применением перспективных антиторпед и СГПД, и обеспечением эффективной ПТЗ не только отдельного корабля, но и соединения или конвоя).

ВМФ предложения были восприняты с очень большим интересом (в Военно-Морской Академии сохранились). Однако были «похоронены» интригами в системе ОПК. Увы, в полном объеме реализовать их сегодня уже невозможно. По причине ухода в последние годы из жизни ряда крупных отечественных специалистов (и носителей уникального научно-технического задела). Например, Мяндина А. Ф.

ДЭПЛ проекта 636 имеют на вооружении СГПД: дрейфующий прибор ПТЗ «Вист-2» (разработчик и изготовитель АО «Аквамарин») и самоходный многоцелевой прибор МГ-74М (вместо давно устаревших ГИП-1, МГ-34 и МГ-74).

Дрейфующий прибор «Вист» и самоходный МГ-74М.

Прибор МГ-74М является экспортным изделием. И очевидно, что для ВМФ РФ предназначено другое. Однако его главная проблема заключается в том, что выполнено оно было в калибре 53 см. То есть требует уменьшения боекомплекта (при том, что возможность создания эффективных малогабаритных приборов была подтверждена еще результатами наших разработок 80-х годов) и числа торпедных аппаратов с оружием.

Соответственно, «обычно выбирают оружие».

Подробности по дрейфующему прибору «Вист-2» приводили в документах ряда госзакупок (на официальном портале), однако ключевым является следующее:

— «Вист» – средство ПТЗ и не оказывает никакого влияния на работу средств целеуказания оружию (иными словами, по каналу телеуправления торпеда будет уверенно наводиться на нашу ПЛ по данным низкочастотного ГАК).

— Против современных ССН эффективность одиночных дрейфующих СГПД крайне низка, а групповое применение «Вистов» невозможно ввиду устаревшей логики их работы. (Фактически будет «собачья свадьба» – поставленные группой «Висты» сработают на первый излучивший прибор, и будут «давить» сами себя).

— Малое время работы «Виста» не позволяет ДЭПЛ отойти на безопасную дистанцию.

По оценке одного из крупных отечественных специалистов по торпедным ССН, «эффективность» (в кавычках) «Вистов» такова, что при обсуждении организации испытаний торпед, он высказался про них дословно:

«Пусть ставят!

Нам наводиться на цель будет проще!»

И этот человек очень хорошо знал, что такое современные ССН и что такое «Вист».

Подчеркну, это не какие-то «технические секреты», это «банальная физика»: идеи, положенные в основу «Вистов», соответствуют торпедам 90-х годов прошлого века. А с тех пор сменилось фактически два поколения торпедного оружия (МГ-94М, по сути увеличенный в размерах (под больший калибр) и энергетике «Вист», с возможностью его выстреливания из РБУ-6000).

Еще более жесткие оценки будут приведены ниже по «вере, надежде и авось» ВМФ РФ – комплексу ПТЗ «Модуль-Д» новейших атомоходов 4 поколения.

Возникает вопрос, а как «все это» проходило приемки эскизных, технических проектов, испытания, наконец?

А вот так, что у нас до сих пор не было проведено ни одного реального испытания новых торпед против новых СГПД (с имитацией фактических боевых условий применения).

Единственное, но довольно слабое исключение – «Пакет».

Несмотря на ряд его недостатков, торпеда его (и ее ССН) реально хороши и перспективны. И их результаты против «Вистов» были таковы, что специалисты «Аквамарина», любившие «козырять» результатами применения своих изделий против старых торпед «Гидроприбора». «Пакетовские» результаты испытаний вспоминать «почему-то» очень не любят.

Здесь возникает логичный вопрос, если самые совершенные ССН были у разработчика «Пакета» ГНПП «Регион», то почему сами специалисты «Региона» не стали разрабатывать СГПД?

Сроки их разработки сравнительно короткие, большие затраты не требуются. Тема просто «золотая» в плане финансовом (с учетом экспорта). А они предлагали руководству. Многократно. Без каких-либо последствий кроме фразы:

«Пусть их разрабатывает кто угодно, «Регион» СГПД разрабатывать их не будет!»

С учетом того, что АО «Аквамарин» считал тематику СГПД «своей вотчиной», а главный конструктор предприятия и «регионовского» комплекса «Пакет» г. Дробот являлся членом его совета директоров, блокировка всех предложений по СГПД в «Регионе» удивления не вызывает. В курилке не раз и не два звучала фраза (причем от разных специалистов) :

«Хреново, когда твой начальник является членом совета директоров конкурирующей фирмы».

Так легко жажда наживы рушит обороноспособность страны…

Примечание. Необходимо подчеркнуть, как реально высокий технический уровень собственных разработок «Аквамарина», так и то, что фирма активно вкладывалась в развитие производства. Однако готовность «осваивать средства» по откровенно сомнительным темам и требованиям привела к тому, что АО «Аквамарин», когда-то крайне активно работавшая на рынке и занимавшаяся пиаром, в итоге вынуждено было полностью свернуть публичную активность (которая ныне осталась только в арбитражах). Желающие могут «насладиться» (ссылка) . Несмотря на всю «сухость» юридических документов, «клокочущая ярость» со стороны ЦМКБ «Рубин» в адрес «Аквамарина» очень хорошо чувствуется.

При этом специалисты о данных проблемах говорили и предупреждали еще в начале 2010-х годов.

Безусловно, положительным моментом этой «юридической истории» является жесткая позиция заказчика. Вариант «третий сорт не брак» в данном случае не прокатил. И промышленность получила жесткий, но необходимый урок на будущее.

Кратко по подводному оружию (к общему пониманию ситуации).

Лучшее что у нас есть сейчас – «Пакет». Однако крайне острые проблемы по антиторпеде для подлодок «Ласта» (причем абсолютно решаемые) ставят вопрос – а все ли в порядке у «Пакета»?

Кроме того, несмотря на отличную антиторпеду, «дыры» при решении задачи ПТЗ всё же имеются. Расписывать их публично автор полагает нецелесообразным. Однако они вполне очевидны. И не только специалистам, но и просто технически грамотным людям.

Специалистам рекомендуется внимательно изучить, каким «Пакет» должен был быть и каким он в итоге получился. Внимательно изучить, и начать даже не с аванпроекта ОКР, а с научно-исследовательских работы (НИР) предшествовавших ему.

Однако в ситуации 2018 года вызывает абсолютное недоумение отказ командования ВМФ от переброски (причем экстренной переброски) корветов проекта 20380 (с антиторпедами и низкочастотными буксируемыми антеннами) с Балтики в «горячее восточное Средиземноморье».

Что, вообще, эти корветы делают на Балтике? Ждут в Балтийске снарядов польских сухопутных гаубиц?

Возвращаясь к фрегатам проекта 11356 (Р). И их противолодочные торпеды СЭТ-65 имеют примитивную систему самонаведения (ССН) «Керамику» («воспроизведена на отечественной базе» с ССН американской торпеды Mk46 mod.1 1961 года).

Если у летчиков кто-то предложит сегодня идти в бой с ракетами с головками самонаведения времен вьетнамской войны, его к психиатру отправят. В «доблестном ВМФ» это реалии и норма, даже на новейших кораблях (например, «Бореях», на торпедных палубах которых лежат древние УСЭТки с «Керамиками», «содранными» у американцев ССН разработки еще конца 50-х годов).

Торпеда СЭТ-65 и ее приборы управления с механическим шпиндельным вводом данных (Киевского завода автоматики)

Ввиду крайне низкой помехозащищенности старых типов ССН наших торпед, ни о какой «эффективности» в ситуации применения противником СГПД говорить не приходится.

Грустная и жесткая ирония в том, что в ситуации 2018 года единственным реально боеспособным образцом подводного оружия, фактически представлявшим угрозу для ПЛА John Warner, на надводных кораблях нашей Средиземноморской эскадры был именно АПР-2 «Ястреб» (1978 г.) боекомплекта вертолета. Весь остальной торпедный боезапас был просто «дровами».

Авиационная противолодочная ракета АПР-2.

Ну, ладно надводники. Они в ВМФ очень долго финансировались по «остаточному принципу». Но как «вера, надежда и авось» ВМФ – атомный подплав?

Что будет, если для противолодочной обороны нашей средиземноморской эскадры привлечь новейшую АПРК «Северодвинск» проекта 885 «Ясень»?

А будет еще хуже, чем с 06363.

Ибо при все недостатках «Вистов», они кое-что могут (особенно если их «нестандартно применить»), а заметность для ССН торпеды у ДЭПЛ много меньше, чем у огромной АПЛ «Северодвинск».

Всё это верно для серийных средств ПТЗ для тех же «Варшавянок».

А как там дела с перспективными системами?

А вот как.

«Идет корова… Вот по этим «лепехам» торпеда на нее и выйдет». Или «противоторпедная яма» «Модуля-Д»

«Морской сборник» № 7, 2010 год, из статьи контр-адмирала А. Н. Луцкого:

Строящиеся ПЛ проектов «Ясень» и «Борей» предлагается оснастить системами ПТЗ, технические задания на разработку которых составлялись еще в 80-х годах прошлого столетия, результаты исследований эффективности этих средств против современных торпед свидетельствуют об исключительно низкой вероятности непоражения уклоняющейся ПЛ.

Контр-адмирал А. Н. Луцкий, статья в «Морском Сборнике» и изделия комплекса «Модуль-Д»

В статье в «Морском Сборнике» название этого комплекса не называлось, однако в последующие годы появилось достаточно открытых и публичных материалов, позволяющих не только назвать его («Модуль-Д»), но и вскрыть всю гнилость организации работ по данной тематике в ОПК, ВМФ и Минобороны.

А начиналось все с ВМС США.

Торпеда Mk48 имела не только отличные характеристики, но и (в первых модификациях) ряд серьезных проблемных вопросов. Одним из них было значительное время выставки прецизионной навигационной системы управления (необходимой для эффективной стрельбы на большие дистанции), аналогичное таковым для ракет с инерциальной системой управления разработки конца 60-х – начала 70-х годов.

С учетом реальных дистанций обнаружения наших ПЛ, ситуация была такова, что на момент захвата американской ПЛА ССН залпа наших, быстро выстреленных «на вскидку» торпед из дежурных торпедных аппаратов, великолепные американские Mk48 еще «крутили гироскопы» в трубах ТА, и стрелять ими было нельзя.

Отказываться от эффективной стрельбы на большие дистанции (то есть жестких требований по точности гироскопов) ВМС США не хотели. Решением для них стали СГПД. Сначала – бортовые приборы помех. Однако их эффективность в данной ситуации напоминала «русскую рулетку» (чего рациональные англосаксы не принимали всем нутром).

Далее – появились выстреливаемые мощные приборы помех с забортных пусковых установок (для обеспечения быстрой реакции). Причем подавлять нужно было не только ССН торпед, но и ГАС (ГАК) целеуказания им (что было реализовано в отдельных низкочастотном и высокочастотном приборах).

Необходимо отметить крайне высокую эффективность их совместного применения против большинства ГАС и торпед ВМФ 80-х годов. Однако ключевым техническим условием их эффективности было несовершенство тогдашних массовых ГАС и ССН торпед ВМФ (с учетом значительного уровня «боковых лепестков» диаграмм направленности и малого динамического диапазона нашей аналоговой гидроакустики того времени).

При этом уже в 80-годах появились образцы цифровых ГАС, против которых идея применения пары низкочастотного и высокочастотного дрейфующих приборов уже заведомо не работала. Однако специалисты ВМФ и СПБМ «Малахит», ухватившиеся за «американскую идею», решили ее «усовершенствовать», «добавив энергетики».

Резко увеличили калибр приборов (от американских), а главное – ввели в качестве излучателей для низкочастотного прибора («Оплот») взрывные источники звука (ВИЗ), как наиболее выгодные по энергетике. Самое «грустно-смешное» в том, что в соответствующих работах американских специалистов прямо писалось, почему так делать нельзя.

Отдельно необходимо остановиться на приборе подавления каналов связи «Бурак-М» (о которых не так давно восхищенно писали наши «лубочные СМИ»). Канал связи РГАБ прост (точнее, был прост раньше, а вот сейчас ситуация меняется). И действительно эффективно и просто «давится» средствами РЭБ.

«Вероятный противник» демонстрировал нам (нашей морской авиации) это не раз и не два еще с 70-х годов. Такие приборы для нашего подплава могли бы резко повысить его боевую устойчивость – сравнительно простая выстреливаемая станция РЭБ обеспечивала реальное многократное повышение вероятности уклонения ПЛ ВМФ СССР от противолодочной авиации США и НАТО.

С технической стороны все было ясно, просто и понятно. Нужно было «просто сделать». Причем так, чтобы этими массовыми и дешевыми приборами РЭБ можно было оснастить все ПЛ ВМФ СССР – от 941 до 613 проектов.

Вместо этого, писалась куча НИР, защищалась куча диссертаций, и велась тому подобная «научная возня». К тому, что нашим подводникам, фактически беззащитным против противолодочной авиации, нужно все-таки что-то эффективное дать, «военно-морская мысль» (постепенно превращавшаяся в «судорогу») пришла только в конце 80-х годов.

Но в совершенно «креативном исполнении» – как составной части ОКР «Модуль-Д», с крайне дорогими приборами РЭБ (то есть без возможности их реального освоения и проверки в ходе боевой подготовки) и только для новых АПЛ 4 поколения (с уникальными пусковыми установками).

А остальные ПЛ?

Им «не повезло».

Из юбилейного издания «КМПО Гидроприбор – 75 лет на службе флоту и отечеству»:

В 1993–2016 гг. в рамках ОКР был создан комплекс дрейфующих приборов для вооружения ПЛ. Были разработаны следующие изделия:

• «Оплот» – дрейфующий прибор противодействия гидроакустическим системам обнаружения ПЛ.

• «Удар-1» – дрейфующий прибор противоторпедной защиты ПЛ.

• «Бурак-М» – дрейфующий прибор радиоэлектронного подавления авиационных средств наблюдения противника.

Целью работ ставилось решение комплекса задач противодействия ПЛ средствам обнаружения и поражения противолодочных сил.

Разработанные изделия должны состоять на вооружении ПЛ современных проектов.

Приборы, разработанные в рамках ОКР «Модуль-Д», имели ряд не применяемых ранее технических решений: впервые в нашей стране в качестве источников акустических помех были использованы ВИЗ («Оплот»), разработаны средства противодействия каналам радиосвязи («Бурак-М») ,создан дрейфующий прибор, способный занимать заданную рабочую глубину («Удар-1»).

О наличии пусковых установок «Модуль-Д» на АПКР «Борей (А) » прямо указывалось и в публичных материалах Минобороны. Например, на форуме «Армия-2015».

Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области

6 февраля 2018 года. Дело № А56-75962/2017 акционерное общество «Санкт-Петербургское морское бюро машиностроения «Малахит» (далее – истец) обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с исковым заявлением о взыскании с акционерного общества «Концерн «Морское Подводное Оружие – Гидроприбор» (далее – ответчик) неустойки… между сторонами заключен договор от 25.06.1993 № 10313/93/193-93 на выполнение опытно-конструкторской работы по теме «Удар-1».

То есть головным по «Модулю-Д» является СПБМТ «Малахит» (как головная организация по комплексам подводного оружия и самообороны в РФ).

Интересно сравнение специалистов «Малахита» их «творения» с комплексом C303/S (Италия, фирма Whitehead, ссылка).

Известна пусковая установка подводной лодки системы противоторпедной защиты C303/S… представляет собой многоствольный герметичный модуль, размещаемый вне прочного корпуса ПЛ.

Стандартная конфигурация предполагает наличие в модуле до 12 стволов, вместе с тем количество стволов в модуле и количество модулей может быть изменено под требования конструкции ПЛ…

Недостатками являются:

— ограниченные функциональные возможности и эксплуатационные характеристики, обусловленные невозможностью обслуживания и ремонта приборов РЭБ, загруженных в стволы ПУ;

— низкая защищенность приборов РЭБ от внешних воздействий, в частности от поражающих факторов ядерного взрыва;

— длительный цикл подготовки к стрельбе вследствие временных затрат на выдвижение ПУ из пространства легкого корпуса.

Кроме этого, выдвижение ПУ из пространства легкого корпуса ухудшает виброакустические характеристики подводной лодки.

При этом, в отличие от западного аналога (С-303S), пусковая установка «Малахита» не способна к залповому применению и исключает использование «длинных» изделий (самоходных с высокими характеристиками). То есть обладает заведомо неудовлетворительной эффективностью. И потому не может обеспечить эффективное противодействие современным торпедам.

Одиночные дрейфующие приборы, даже крайне мощные, не в состоянии сегодня обеспечить эффективного противодействия современным торпедам.

Фраза, сказанная специалистом про противоторпедную «эффективность» (в кавычках) «Модуля-Д»:

«Идет «корова»… Вот по этим «лепешкам» торпеда на нее и выйдет!»

О данной ситуации знают все специалисты и начальники. Именно по этой причине было сделано все, чтобы, несмотря на сорванные сроки разработки «Модуля-Д», исключить проведение его испытаний против современных торпед (один из предлогов этого – очень высокая стоимость изделий «Модуля» и соответственно испытаний).

Автор лично ставил об этом вопрос (в рамках Государственных испытаний АПКР «Северодвинск») перед начальником службы РЭБ ВМФ в августе 2013 года. Интереса это «почему-то» не вызвало. Все испытания «Модуль-Д» проходили преимущественно в «облегченном режиме» с исключением применения новых современных торпед.

Однако с «Модулем-Д» все намного хуже.

Ибо «Модуль-Д» реально в бою не смог бы эффективно противодействовать и старым типам торпед.

О человеческой совести и противоторпедной защите

Описание «эпических подвигов» (в кавычках, слово «ошибки» – явно не для этого случая) его разработчиков является ярким примером того, насколько прогнила система разработок и испытаний морского подводного оружия ВМФ.

Итак с целью многократного превышения энергетики помехи в «Оплоте» были применены ВИЗ. Рекламные картинки были эффектными (позавидовал бы и господин Мавроди с МММ).

Однако обмануть можно только людей (начальников), но не технику и физику. И этот «нокдаун» разработчикам «Модуля-Д» физика дала. В 2004 году и (как видно из публичной ссылки на научную публикацию) на ладожском полигоне «Гидроприбора».

То есть спектр взрыва ВИЗ низкочастотного прибора «Оплот» с ВИЗ уверенно и гарантированно входит в полосу работы высокочастотного прибора противодействия торпедам «Удар-1».

Кого будет давить «Удар»?

Правильно – свой же «Оплот»!

О чем думали раньше и «куда смотрели»?

А смотрели, например, в «ученые книжки», где все было «прекрасно»:

Просто или гидрофон приемный брали с «зарезанной полосой», или ставили его на удалении (в стороне). И высокочастотный сигнал до него затухал.

То, что происходило дальше, правильно было бы назвать

«пожаром в публичном доме за закрытыми дверями».

После испытаний 2004 года полная неработоспособность комплекса «Модуль-Д» по основному предназначению разработчикам была абсолютно ясна. Однако тема заказчиком финансировалась (и финансировалась хорошо) !

И в этой ситуации у разработчиков моральных качеств для объективного доклада о проблемах, мягко говоря, не нашлось. Проблему пытались «лечить» (выдавая и «леча» «сепсис» за «насморк»). Это имело и публичные отголоски в открытой специальной прессе («диссертация – это святое», соответственно статистика ВАКовских публикаций также нужна).

Разумеется, «страшных слов» «торпеда», «СГПД» в ней нет («секретность превыше всего»!). Однако из смысла статьи все понятно и так.

Кроме того, указан шифр универсальной десятичной классификации (УДК) 623.628. При этом «соседи» указанного УДК это: 623.623 – системы вооружения (комплексы) для создания помех радио- и радиолокационным системам, 623.624: противодействие радиоэлектронным средствам, 623.626 – защита систем борьбы с радиоэлектронными средствами противника, методы и средства защиты.

Но, может быть, указанные сотрудники СПБМТ «Малахит» просто в

«выходные что-то придумывают на отвлеченные темы»?

Просто «для себя», «патентного бюро», диссертаций и т. д.?

Однако обратимся снова к материалам арбитражных судов (ссылка) :

Дело № 2-45/13 от 24 января 2013 года.

Рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Бородавкина А. Н., Андреева С. Ю., Курносова А. А. к ОАО «СПБМТ «Малахит» о понуждении к заключению договора, установил:

ОАО СПМБМ «Малахит» является патентообладателем служебных изобретений,

…патенты на которые были получены им в рамках выполнения работ по государственному оборонному заказу.

Авторами изобретения «Пусковая установка подводной лодки», патент РФ № от (дата) являются работники ОАО СПМБМ «Малахит» (патентообладателя) – Бородавкин А. Н., Курносов А. А., Николаев В. Ф., Андреев С. Ю.

Истец Бородавкин А. Н. обратился в суд с иском к ответчику ОАО СПМБМ «Малахит» о понуждении к заключению договоров о выплате вознаграждения за использование патентов на предлагаемых условиях. В обоснование иска указав, что после получения патентов ответчик предложил ему заключить договор о порядке выплаты автору рублей в счет вознаграждения за использование его изобретения.

Истец, не согласившись с предложенным размером выплаты, направил ответчику свой вариант редакции спорных пунктов договора о размере и порядке выплаты вознаграждения, изложив их в служебных записках от (дата) и (дата), ответ на которые до момента подачи иска так и не был получен.

Истец Бородавкин А. Н. считает, что указанная ответчиком сумма вознаграждения в размере рублей не соответствует реальному вознаграждению, в связи с чем просит суд понудить ОАО СПМБМ «Малахит» к заключению с ним договоров о выплате авторского вознаграждения за использование патентов на предложенных им условиях, а именно – выплатой автору за каждый факт использования его изобретения, включая случаи переуступки патента третьим лицам вознаграждения в размере 4 % от доли себестоимости продукции, приходящейся на данное изобретение, а в случае заключения патентообладателем лицензионного договора выплатой истцу авторского вознаграждения в размере 20 % выручки от продажи лицензии без ограничения максимального вознаграждения, с указанием на обязательное информирование ответчиком истца о каждом факте использования изобретения.

В ходе досудебной подготовки по делу, судом к участию в рассмотрении спора в качестве третьих лиц привлечены все соавторы спорных служебных изобретений, из которых авторами Андреевым С. Ю. и Курносовым А. А. заявлены самостоятельные исковые требования о понуждении ОАО СПМБМ «Малахит» к заключению спорных договоров на аналогичных с истцом условиях.

В ходе рассмотрения дела сторонами был представлен проект договоров о выплате и размере вознаграждения.

Собственно, имеем ясное подтверждение, что указанная выше пусковая установка средств противодействия была разработана в рамках ГОЗ и реализуется в серии. Где и в составе какого комплекса – очевидно.

При этом, несмотря на то, что данный комплекс заведомо оказался неспособным решать основную задачу по предназначению, у его разработчиков хватило «совести» (в кавычках) не только на продолжение «освоения» немалых бюджетных миллиардов, у них ее «хватило» требовать за этот «попил» для себя еще и вознаграждения.

Однако

«пилорама продолжала свистеть».

Поняв, что со связкой «Удар-Оплот» получилось «как-то совсем плохо», «творческая группа лиц» из «Малахита» (и еще одной креативной организации) решила «сменить декорации».

«Я просто оставлю это здесь».

(Скрин с форума forums.airbase.ru).

Итак наши «противоторпедные МММ-щики» поняли, наконец, что одиночные приборы «как-то устарели» (дошло – с задержкой на четверть века).

В результате мы наблюдаем уже групповое применение приборов, очень похожих на «Висты» (имеющих «капюшон» для обеспечения акустической развязки между приемной и излучающей частями). «Эффективность» (в кавычках), как «у Лени Голубкова» (моделирование же «реально показало»). Бинго! Можно открывать новый ОКР еще на миллиарды (и себя в нем нужно не забыть) :

«выплатой автору за каждый факт использования… вознаграждения в размере 4 % от доли себестоимости продукции, приходящейся на данное изобретение».

Только вот очень простой технический вопрос.

С учетом широкополосности новых торпедных ССН в приемной части приборов ПТЗ нужно понижать «порог» (соотношения сигнал/помеха), с последующим срабатыванием на помеху одного прибора и «собачьей свадьбы» всех остальных, выстреленных уже на него.

А атакующая торпеда и ее ССН?

А на нее (с учетом реальной дистанции взаимодействия) эта «собачья свадьба» СГПД не будет оказывать практически никакого влияния. Устойчивость у новых ССН к помехе высокая, полоса широкая с использованием различных сложных сигналов, и она будет нормально наводиться на нашу ПЛ.

Еще раз повторю, то, что написано выше, это не какое-то «откровение». Это элементарная физика процесса. И это обсуждалось специалистами. И в том числе с указанными в патенте лицами еще лет 10–15 назад.

Разгромный итог для ВМФ РФ

По факту же ПТЗ ВМФ просто отсутствует.

И более того, с существующей организацией работ перспектив решения этой проблемы нет.

И это не только провал на тактическом, но и на стратегическом уровне, на уровне СЯС. Ибо ключевое требование к МСЯС – боевая устойчивость. А с указанными проблемами ПТЗ никакие «Булавы» и «Синевы» смысла не имеют (разве только что их «сдать в епархию» РВСН). «Борей-Булава: залп ушёл, но тяжёлые вопросы остались».

Освоение нашим подплавом антиторпед «Ласта» – сорвано. Про крайне низкую эффективность комплекса «Модуль-Д» (заявленный на «Бореях», по официальной информации МО РФ на «Армии–2015») как раз и писал выше контр-адмирал Луцкий.

Более того, под надуманным предлогом из боекомплекта подлодок ВМФ (в том числе МСЯС) были изъяты (уже имевшиеся и показавшие эффективность) самоходные приборы противоторпедной защиты.

И тут хочется привести для сравнения подход к решению подобных проблем, который практиковался в Сухопутных войсках.

«Началось все с того, что в Чечне при выполнении боевого задания от пистолетной пули бандита погиб солдат, защищенный бронежилетом.

Стрелял бандюк из «макарова», а по всем расчетам из этого оружия бронежилет пробить нельзя.

Контрразведка обратила на это внимание и доложила в Генштаб.

Бывший в ту пору начальником Генштаба генерал армии Юрий Балуевский поручил своему заму генералу Александру Скворцову проверить, в чем дело.

Скворцов взял на выбор несколько броников из большой партии, которую поставляла фирма «Артесс», и поехал на полигон, где сам расстреливал жилеты.

Пули прошивали броню как папиросную бумагу.

После этого генерал отправился на фирму, чтобы на месте проверить качество товара.

Ему дали контрольный бронежилет из огромной партии – 500 штук.

Как ни странно, это изделие оказалось качественным – его пластины состояли из всех положенных 30 слоев так называемой баллистической ткани (или кевлара). И пули его не прошивали.

Когда же генерал сам выбрал для испытаний несколько бронежилетов, тут все и прояснилось: в некоторых не было даже и 15 слоев кевлара…

После этого к делу подключился Следственный комитет при прокуратуре (СКП) РФ».

Что делать?

Прежде всего, начать проводить объективные испытания, комплексную отработку новых ССН и СГПД. Технический задел, специалисты для этого есть.

Более того, повторюсь, у нас были проработаны реально прорывные предложения по данной тематике.

Вопрос в жесткой постановке задачи – у флота, МСЯС должна быть эффективная противоторпедная защита! И она будет выполнена, причем в весьма короткие сроки.

А пока вот, что мы имеем (ссылка) :

«На протяжении всего похода нашей авианосной группы в 2016 году в охранении «Кузнецова» не было ни одного корабля с современным противолодочным вооружением. И маневрирование наших кораблей… под прицелом действовавших там же иностранных субмарин.

Более того, даже в условиях резкого обострения отношений с Турцией в конце 2015 года ВМФ не сделал ничего для реального противолодочного обеспечения своих сил у берегов Сирии – и это с учетом прямых заявлений Анкары, что наши корабли, включая крейсер «Москва», находятся на прицеле турецких подлодок.

Фраза высокопоставленного офицера ВМФ, много сделавшего для повышения реальной боеспособности флота:

«Пока «Москва» не станет «Чхонаном», ничего у нас не изменится».

«Чхонан» – корвет ВМС Южной Кореи, торпедированный сверхмалой подводной лодкой КНДР в 2010 году.

А «Москва» – это крейсер. Наш.

Легкий бронеавтомобиль Morris Salamander на замену мотоциклу с пулеметом

Одна из немногих сохранившихся фотографий броневика Morris Salamander. Фото Strangernn.livejournal.com

В 1940 г. инспектор Королевского танкового корпуса бригадный генерал Вивьен В. Поуп выступил с предложением о разработке перспективного легкого бронеавтомобиля, способного заменить имеющиеся мотоциклы с коляской и пулеметом. По этому предложению были разработаны два проекта, один из которых остался в истории под названием Morris Salamander.

Бронированная замена

В предвоенный период в британской армии получили широкое распространение вооруженные мотоциклы – они использовались для разведки, в качестве связных машин и т. д. В целом такая техника устраивала военных, но не обходилось без жалоб и претензий. Прежде всего, экипажи не устраивало отсутствие какой-либо защиты, что затрудняло работу на пересеченной местности и угрожало в бою.

В связи с этим генерал В. Поуп предложил разработать и принять на вооружение специализированные легкие броневики, способные заменить мотоциклы. Концепция подразумевала противопульную броню, вооружение в виде единственного пулемета и экипаж из двух человек. Особо оговаривалась минимальная стоимость серийной машины.

Свое желание создать новый бронеавтомобиль выразили автомобильные компании Hillman и Morris Motor Limited. Последняя вскоре представила проект под названием Salamander («Саламандра»). В «Моррис» уже имели опыт разработки и строительства колесной бронетехники, что в известной мере помогло в новом проекте.

На существующей базе

Ранее в том же году компания Morris представила легкий разведывательный бронеавтомобиль Light Reconnaissance Car (LRC). В дальнейшем он получил одобрение и пошел в серию. Уже в 1940 г. появились первые предложения по развитию LRC, и одной из машин на его базе должна была стать легкая «Саламандра».

Новый легкий броневик выполнили на основе измененного шасси LRC. Имеющуюся раму укоротили, но расположение агрегатов осталось прежним. Это позволило уменьшить потребные размеры бронекорпуса, а также сократить его массу и внутренние объемы в соответствии с новыми требованиями. При этом основные агрегаты машины остались прежними.

Morris Salamander оснащался 4-цилиндровым бензиновым двигателем мощностью 30 л.с. Механическая трансмиссия выдавала мощность на заднюю ведущую ось. По другим данным, удалось внедрить полный привод. Ходовая часть включала два моста с подвеской на вертикальных пружинах. Двигатель, трансмиссия и ходовая часть практически без изменений заимствовались у броневика LRC.

Серийный броневик Morris LRC Mk I — база для «Саламандры». Фото Warwheels.net

Был разработан оригинальный клепаный броневой корпус уменьшенных габаритов с защитой на уровне LRC. Лобовую проекцию защищали листы толщиной 14 мм, на прочих участках использовалась броня толщиной от 6-8 мм. Корпус с характерным «носом» имел единый обитаемый отсек для водителя и стрелка. Позади боевого отделения находился броневой кожух двигателя с кормовой решеткой. Важной особенностью корпуса было малое поперечное сечение. Фактически корпус построили с «обжатием» мест экипажа и силовой установки.

На крыше броневика помещалась многоугольная башенка без крыши. Над всеми колесами устанавливались легкие крылья упрощенной конструкции. На бортах, на уровне колес находились ящики для имущества. На лбу имелась необходимая светотехника. Борта получили проушины для установки дополнительного оснащения.

Экипаж Salamander состоял из двух человек – как у мотоцикла. Водитель помещался в передней части корпуса и мог наблюдать за дорогой через люк в лобовом листе и щели на скулах. За ним находился командир-стрелок, использовавший пулемет. Доступ в машину осуществлялся через дверь на правом борту или через открытую башню. Средства связи, внутренней и внешней, отсутствовали.

Вооружение броневика состояло из одного пулемета Bren. В боевом отделении рядом с командиром имелись стеллажи под боезапас в коробчатых магазинах. Конструкция башенки обеспечивала круговой обстрел и огонь со значительными углами возвышения.

Базовый Morris LRC не отличался большими размерами, а легкий броневик на его основе был еще меньше. Длина не превышала 3,5-3,6 м, ширина определялась колесами – ок. 1,8 м. Высота – ок. 1,8 м. Боевая масса не превышала 3 т и соответствовала возможностям силовой установки.

Броневик Salamander мог передвигаться по шоссейным дорогам и пересеченной местности, преодолевая небольшие препятствия. Для преодоления водных преград разработали специальные понтоны. Два таких агрегата при помощи труб с замками закреплялись на бортах машины. Передвижение предлагалось осуществлять за счет вращения ведущих колес; функции руля возлагались на управляемые колеса.

Броневик на испытаниях

В 1940 г. компания «Моррис» занималась освоением серийного производства броневиков LRC, что заметно повлияло на выполнение проекта Salamander. Разработка и строительство затянулись, и на опытную машину этого типа удалось вывести на испытания только к концу года, а основные проверки состоялись уже в 1941-м. С определенного времени «Саламандру» испытывали совместно с изделием Hillman Gnat, сравнивая два образца.

Salamander с оснащением для плавания, вид на корму. Фото Shushpanzer-ru.livejournal.com

Шасси на существующей базе показало себя неплохо, но не обошлось без претензий. Броневик Morris Salamander уверенно передвигался по шоссе и пересеченной местности. При определенных ограничениях, преодолевались препятствия. Однако на пересеченной местности характеристики шасси без полного привода резко падали. Известно об экспериментах с установкой понтонов, но информация о реальных испытаниях на воде отсутствует.

Бронирование посчитали достаточным. При этом вероятность поражения машины снижалась за счет сокращения лобовой и бортовой проекций. Вооружение тоже признали приемлемым. С этих точек зрения броневик Salamander выглядел весьма удачно – особенно на фоне мотоциклов, которые должен был заменить.

Резкой критике подвергли эргономику обитаемого отсека. Машина была слишком тесной: посадка, высадка и работа оказывались сложными и неудобными. Более того, в экстренных ситуациях такие особенности конструкции прямо угрожали жизням и здоровью экипажа.

Ожидаемый финал

В целом перспективы проекта Morris Salamander были определены уже по результатам первых испытаний. Тем не менее, в течение некоторого времени проводились новые тесты, и два перспективных броневика сохраняли теоретические шансы поступить на вооружение. Впрочем, командование относилось к ним без энтузиазма и не собиралось выносить положительное решение.

Фактически все решилось в октябре 1941 г. Инициатор проекта генерал В. Поуп погиб, и перспективные броневики остались без поддержки. В начале следующего года два изделия вновь рассмотрели – и на этот раз приняли окончательное решение. Оба проекта закрыли ввиду сомнительного соотношения положительных и отрицательных качеств, а также из-за отсутствия реальных перспектив.

После такого решения армии две автомобильные компании вернулись к прежним проектам. Фирма Hillman сосредоточилась на производстве легких грузовиков Tilly, а Morris продолжила уже налаженный выпуск броневиков LRC. Последние строились до 1944 г., и за несколько лет с конвейера сошло более 2200 машин. Кроме того, разрабатывались и испытывались различные специализированные броневики, но ни один из них не пошел в серию.

Таким образом, два проекта легких броневика не продвинулись дальше испытаний и не привели к замене армейских мотоциклов. Однако они позволили британской промышленности изучить имеющиеся возможности и определить реальные перспективы любопытного направления – а также сделать выводы и сосредоточить усилия на более полезных проектах.

Притаившийся зверь: Leopard 2 получает комплекс активной защиты

КАЗ на все времена

У танкостроителей осталось не так много вариантов для повышения живучести ОБТ. Обычно, говоря о кризисе школы танкостроения, упоминают отечественные боевые машины, такие как Т-72 или Т-64. На самом деле, эта проблема общая.

Танки «классической» компоновки в значительной мере достигли своего предела: по крайне мере, если говорить о технологиях сегодняшнего дня. И Запад, и Восток хотят найти хоть какую-то защиту от современных противотанковых средств, но сделать это весьма не просто.

Проблема в том, что такие боевые машины, как Abrams или Leopard 2, достигли предела «допустимой» массы. Самые последние их модификации имеют массу, которая приближается к 70 тоннам. Это примерно соответствует весу нацистского «Королевского тигра», боевое применение которого наглядно показало все «прелести» этой особенности. Речь, в частности, шла о сложности транспортировки, особенно через мосты.

Комплекс активной защиты само собой не делает танк легче, но в то же время другие способы повышения защиты явно проигрывают ему в этом отношении. Базовая версия израильского КАЗ Trophy, разработанная для танков «Меркава», имеет массу 771 килограмм. Масса российской «Арены» достигает 1300 килограмм.

Существенно, но это относительно скромная плата за

«повышение живучести машины на поле боя в несколько раз».

Так это или нет на самом деле – сказать трудно. Однако тот же Trophy уже доказал свою эффективность в боевых условиях. Один из примеров датирован 2011 годом, когда палестинцы обстреляли с близи из ручного противотанкового гранатомета танк 9-го батальона 401 бригады израильской армии. Trophy выстрел зафиксировал, выпустил поражающие элементы и устранил угрозу: ракета взорвалась, так и не достигнув цели.

В случае с бронебойными оперенными подкалиберными снарядами все намного сложней. Однако, если верить имеющимся данным, современные КАЗ, такие как российский «Афганит», справятся и с этими вызовами.

Немецкий дух, израильская защита

Самое примечательное в этой истории то, что пионеры внедрения КАЗ – не израильтяне, американцы или немцы. Впервые в истории такой серийный комплекс получил советский танк Т-55АД. Речь идет о системе «Дрозд», которую установили на танк еще в 80-е.

Сейчас, тем не менее, фактические лидеры (по крайней мере, если говорить о возможности реального применения в бою) – это вышеупомянутый Израиль и коллективный Запад. Ранее Trophy получили некоторые из американских танков Abrams: уместно напомнить, что в прошлом году армия США впервые получила серийные танки M1A2 SEP V3 Abrams, оснащенные, кроме прочего, защитой Trophy.

В случае с Европой, идея установить комплексы активной защиты на ОБТ до недавнего времени выглядела как

«декларация о намерениях».

Однако осознание реальности существования Т-14 на базе «Арматы», видимо, внесло свои коррективы в повестку дня.

Как ранее сообщил блог Центра анализа стратегий и технологий, недавно Министерство обороны Израиля заявило о заключении межправительственного соглашения с Министерством обороны ФРГ относительно поставки комплексов активной защиты Trophy для оснащения танков Leopаrd 2 германской армии.

По данным сайта Europäische Sicherheit & Technik, речь идет 23 комплектах КАЗ, боеприпасах и смежных услугах на сумму 40 миллионов евро.

Немецкие власти передадут компании Krauss-Maffei Wegmann башни семнадцати боевых машин Leopard 2A6А3 и одну башню испытательного Leopard 2 VT-ETB. После соответствующей модернизации их установят на новые шасси в новейшей версии Leopard 2A7, которая, кроме прочего, получит новую вспомогательную силовую установку.

Предварительное обозначение танков, оснащенных КАЗ Trophy – Leopard 2A7А1.

Их поставят в 2024–2025 годы.

Если учесть, что отдельный контракт Krauss-Maffei Wegmann на установку КАЗ на танки стоит 80 миллионов долларов, то становится очевидным, что это далеко не «смелый эксперимент», а лишь начало полноценного усиления парка немецкой бронетехники, которое можно будет ожидать в будущем.

Выберут ли для этого Trophy или менее проверенный, но способный перехватывать БОПСы – другой перспективный комплекс, покажет время. Напомним, что по состоянию на 2016 год немецкая армия имела в своем распоряжении более 280 танков «Леопард 2A6», а также 20 «Леопард 2A7».

Ранее стало известно, что всего немецкое Минобороны получит более 100 модернизированных танков в версии 2A7V. Конечно, оснастить все эти боевые машины КАЗами – задача сложная, но далеко не невозможная.

Кстати, не так давно Германия и Франция заключили соглашение о совместной разработке танка нового поколения MGCS (Main Ground Combat System), который в будущем должен будет заменить как Leopard 2, так и Leclerc. Машину (по крайне мере, сейчас) видят как развитие идей, заложенных в танках предыдущего поколения, хотя она и не будет одной из модернизаций того же «Леопарда».

Российский ответ

На первый взгляд странно, что Россия должна искать ответ на успехи других стран в вопросе оснащения своих танков комплексом активной защиты. Учитывая, что СССР некогда был в этом отношении

«впереди планеты всей».

А, кроме того, страна десятилетиями работала в этом направлении, без серьезных перерывов.

В то же время нужно понимать, что Россия не имеет таких финансовых возможностей, как, например, США или ведущие страны ЕС. Решением могли стать поставки Т-14 на базе «Арматы». Но, во-первых, танк пока что не готов, а во-вторых, машина довольно дорогая. И, следовательно, в нынешних реалиях ожидать, что она станет основным российским танком, не следует.

В качестве возможного «промежуточного» решения рассматривают оснащение КАЗ строевых машин. Напомним, в 2019 году появилось фото, на котором можно было видеть опытный основной танк Т-72Б3, оснащенный комплексом активной защиты Т09-06 или «Арена-М». Это модернизированная версия «Арены», разработанной еще в СССР. Защитные боеприпасы КАЗ могут перехватывать ракеты и снаряды.

Фото: «Военный Осведомитель»/ vk.com/milinfolive

Помимо этого, комплексами активной защиты могут оснастить российскую новинку – танк Т-90М.

«В рамках дальнейших работ по повышению защищенности Т-90М танк предлагается оснастить комплексом активной защиты «Арена-М».

Во фронтальной части корпуса, взамен устанавливаемой в данный момент динамической защиты «Реликт», танк должен получить динамическую защиту аналогичную Т-14 «Армата»,

– говорится в материалах Научно-исследовательского испытательного института бронетанкового вооружения и техники (НИИ БТВТ) Минобороны России, представленных ТАСС в 2020 году.

Про паритет с условными M1A2 SEP V3 Abrams или Leopard 2A7А1 речи не идет.

Однако, как временная мера, решение видится вполне оправданным.

Трофейные немецкие пехотные орудия на службе в РККА

Советские войска начали использовать трофейные орудия и минометы в июле 1941 года. Но в первые месяцы войны их применение носило эпизодический и несистемный характер. С учётом того, что РККА катастрофически не хватало средств тяги, а пополнить запас снарядов было негде, трофейные артсистемы зачастую выпускали весь имеющийся боекомплект в одном бою, после чего их уничтожали или бросали.

Эффективность применения немецкого трофейного артиллерийского вооружения на первом этапе была очень низкой. Обученность расчётов оставляла желать много лучшего. Кроме того, не было переведённых на русский язык таблиц стрельбы и инструкций по эксплуатации.

В ходе советских контрударов в конце 1941 – начале 1942 года удалось захватить несколько сотен немецких орудий и миномётов, пригодных к дальнейшему использованию, а также запас боеприпасов для них.

Организованное применение трофейной артиллерии началось в середине 1942 года, когда в РККА были сформированы артиллерийские и минометные батареи, оснащённые пехотными 75–150-мм пушками, 37–47-мм противотанковыми орудиями, а также 81-мм миномётами.

На первом месте по количеству стволов и интенсивности использования стояла именно противотанковая и полковая артиллерия, а также миномёты. Артиллерия, действующая на переднем крае и вступающая в непосредственное соприкосновение с противником, всегда несла потери большие, чем артиллерия, ведущая огонь с закрытых позиций. В связи с этим в ведущих боевые действия артиллерийских частях и подразделениях РККА наблюдался регулярно некомплект матчасти. Причем даже в 1944 году, когда промышленность уже полностью перестроилась на военный лад и объёмы производства основных видов вооружения резко увеличились.

После того как Красная Армия стала добиваться всё больших успехов на поле боя, число артиллерийских батарей, оснащенных трофейными орудиями, увеличилось. В артиллерийские подразделения РККА во всё большем количестве поступали не только пехотные и противотанковые пушки, но и мощные 105–150-мм орудия.

Немецкие артиллерийские системы применялись в боевых действиях вплоть до капитуляции Германии. В послевоенное время они некоторое время находились на хранении. Впоследствии большая их часть была разделана на металл, а наиболее современные трофейные орудия, имевшие достаточный ресурс, передали союзникам.

В данной статье речь пойдёт о германских пехотных орудиях, использовавшихся в полковом звене, предназначенных для оказания огневой поддержки пехотным подразделениям.

Лёгкое пехотное 75-мм орудие 7,5 cm le.IG.18

С первых до последних дней войны в немецкой армии активно применялось 75-мм орудие 7,5 cm le.IG.18. Лёгкая пушка, созданная фирмой Rheinmetall-Borsig AG в 1927 году для непосредственной артиллерийской поддержки пехоты, считается одной из лучших в своём классе.

Расчёт лёгкого пехотного 75-мм орудия 7,5 cm le.IG.18 на огневой позиции

В первую очередь орудие предназначалось для поражения открыто расположенной и укрытой пехоты, огневых точек, полевой артиллерии и миномётов противника. При необходимости 75-мм пехотная пушка могла вести борьбу с вражеской бронетехникой.

В отличие от орудий аналогичного назначения, имевшихся в армиях других стран, немецкое 75-мм лёгкое пехотное орудие имело очень большой максимальный угол возвышения (от −10 до +75°) и раздельно-гильзовое заряжание с различными навесками метательного заряда.

Лёгкое пехотное 75-мм орудие 7,5 cm le.IG.18 с максимальным углом возвышения ствола

В результате имелась возможность выбора траектории полёта снаряда и поражения визуально не наблюдаемых целей, укрывшихся в складках местности и на обратных склонах возвышенностей. Вследствие этого, орудие обладало высокой эффективностью и гибкостью в применения. Фактически оно сочетало в себе свойства полковой пушки и лёгкой гаубицы.

Вес орудия в боевом положении составлял 400 кг, благодаря чему расчёт из шести человек мог достаточно свободно перекатывать его на небольшие расстояния. При необходимости использовались специальные лямки. Масса в походном положении с передком – 1560 кг.

Первый вариант, поступивший в войска в 1932 году, предназначался для транспортировки конной тягой и имел деревянные колёса с металлическим ободом и отключаемым подрессориванием.

В 1937 году в серию пошла улучшенная модификация с металлическими дисковыми колёсами, снабжёнными пневматическими шинами. В этом случае имелась возможность буксировки автотранспортом со скоростью до 50 км/ч.

При длине ствола 885 мм (11,8 калибров) начальная скорость осколочно-фугасного снаряда 7,5 cm Igr.18 массой 6 кг в зависимости от метательного заряда могла варьироваться от 92 до 212 м/с. Табличная дальность стрельбы при оптимальном возвышении ствола стрельбы на заряде № 1 составляла 810 м, а на заряде № 5 – 3470 м. Скорострельность – 12 выстр/мин.

В боекомплект входили два типа осколочно-фугасных снарядов и два типа кумулятивных снарядов, а также снаряд для целеуказания. Осколочно-фугасный снаряд 7,5 cm Igr.18 снаряжался зарядом литого тротила массой 700 г, в котором для лучшей видимости разрыва имелась дымообразующая капсула с красным фосфором. Снаряд 7,5 cm Igr. 18 Al отличался тем, что в состав разрывного заряда добавлялся порошкообразный алюминий, а в качестве разрывного заряда (помимо тротила) использовался литой аммонал.

Осколочно-фугасный снаряд мог пробить деревоземляные полевые укрепления с толщиной перекрытия до 1 м или кирпичную стену толщиной до 25 см. При разрыве снаряда зона поражения осколками составляла 12 м в стороны, 6 м вперёд и 3 м назад. При разрыве снаряда после рикошета на высоте до 10 м зона поражения составляла 15 м в стороны, 10 м вперёд и 5 м назад.

В боекомплекте орудия не имелось калиберных бронебойных снарядов, но, как показала практика, стрельба осколочно-фугасными снарядами на пороховом заряде № 5, дававшем максимальную начальную скорость, позволяла пробить броню толщиной 20–22 мм. Таким образом, на минимальной дистанции стрельбы пушка le.IG.18 могла бороться с лёгкой бронетехникой.

Для борьбы с более защищёнными танками предназначались кумулятивные снаряды 7,5 cm Igr.38 и 7,5 cm Igr.38HL/A с. Однако эффективная дальность огня при начальной скорости снаряда 260 м/с не превышала 400 м. А на дальности более 800 м вероятность попасть в движущейся танк стремилась к нулю.

Бронепробиваемость кумулятивного снаряда, снаряженного 530 г сплава тротила с гексогеном, составляла 85–90 мм по нормали. С учётом большого угла наклона лобовой брони танка Т-34, этого не всегда хватало. Но даже в случае пробития, заброневое поражающее действие кумулятивной струи в большинстве случаев было слабым. С достаточной долей вероятности поразить «тридцатьчетвёрку» кумулятивным снарядом можно было только в борт. Кроме того, противотанковые возможности пушки le.IG.18 снижались ограниченным сектором горизонтальной наводки (11°), что затрудняло ведение огня по быстро перемещающимся целям.

Снаряд с дистанционной трубкой 7,5 cm Igr.Deut предназначался для создания на местности хорошо видимого ориентира. И при помощи вышибного заряда в заданной точке выбрасывал 120 картонных кружков кирпичного цвета и 100 картонных кружков красного цвета. Также имелся снаряд аналогичного назначения с дымообразующим составом.

В вермахте и войсках СС орудия le.IG.18 выполняли функции полковой, а в ряде случаев и батальонной артиллерии. В немецких пехотных и моторизованных дивизиях по штату полагалось иметь 20 лёгких пехотных орудий.

75-мм пушки le.IG.18 очень широко применялись в ходе Второй мировой войны. По состоянию на 1 сентября 1939 года, в вермахте имелось 2933 лёгких пехотных орудия и 3506 тыс. выстрелов к ним.

На 1 июня 1941 года вооружённые силы Германии располагали 4176 лёгкими пехотными орудиями и 7956 тыс. выстрелов к ним. В начале марта 1945 года немцы имели 2594 единицы le.IG.18, которые активно использовались вплоть до окончания боевых действий.

Лёгкие 75-мм орудия использовались весьма интенсивно. В 1942 году они израсходовали 6200 тыс. выстрелов, в 1943 году – 7796 тыс., в 1944 году – 10 817 тыс., и за январь – февраль 1945 года – 1750 тыс. выстрелов.

С учётом того, что 75-мм пушки le.IG.18 зачастую находились в боевых порядках пехотных подразделений, их потери были весьма значительны. Например, в период с 1 декабря 1941 года по 28 февраля 1942 года было утрачено 510 орудий этого типа, а с октября 1944 по февраль 1945 года – 1131 орудие. Значительная часть потерянных немцами орудий досталась Красной армии.

Первые снимки трофейных 75-мм пушек le.IG.18 датируются августом 1941 года. Однако заметное количество таких орудий и боеприпасов для них было захвачено Красной армией в конце 1941 – начале 1942 года.

Трофейные 7,5 cm le.IG.18 применялись также, как и советские 76-мм полковые пушки образца 1927 года. Несколько сотен 75-мм орудий немецкого производства в 1942–1943 гг. были использованы для формирования артиллерийских батарей и дивизионов численностью по 4–5 орудий в стрелковых бригадах, стрелковых, мотострелковых и кавалерийских полках.

В РККА трофейные 75-мм le.IG.18 преимущественно вели стрельбу прямой наводкой. Это было связанно с тем, что для эффективного ведения огня с закрытых позиций от личного состава требовалось хорошее знание артиллерийского дела. И навесная стрельба была сложна в освоении недостаточно подготовленным личным составом. Тем не менее, в 1943 году ГАУ выпустило для «75-мм немецкого лёгкого пехотного орудия обр. 18» переведённые на русский язык таблицы стрельбы и руководство по эксплуатации.

В общей сложности наши войска захватили около 1000 исправных орудий 7,5 cm le.IG.18. Часть их впоследствии передали вооруженным силам дружественных государств.

Например, после образования Германской Демократической Республики 75-мм пехотные орудия использовались в процессе обучения казарменной народной полиции, ставшей впоследствии ядром Национальной народной армии ГДР.

Вскоре после победы над нацисткой Германией советское руководство санкционировало передачу трофейных пехотных пушек 7,5 cm le.IG.18 и боеприпасов для них китайским коммунистам, ведущим вооруженную борьбу с Гоминданом.

Орудие 7,5 cm le.IG.18 в экспозиции Военного музея Китайской революции

Впоследствии несколько десятков таких орудий китайские народные добровольцы применяли в ходе боевых действий на Корее. Благодаря меньшему весу 75-мм пехотное орудие немецкого производства лучше подходило для специфичных условий Корейского полуострова, чем гораздо более тяжелая советская 76-мм полковая пушка обр. 1943 г.

Пехотное 75-мм орудие 7,5 cm I.G. 42

В целом лёгкое пехотное орудие 7,5 cm le.IG.18 вполне удовлетворяло немецкое командование. Однако орудие, разработанное в конце 1920-х годов, уже не вполне удовлетворяло современным требованиям. Крайне желательным было увеличить сектор обстрела в горизонтальной плоскости, повысить боевую скорострельность и дальность прямого выстрела.

В 1941 году конструкторы фирмы Krupp представили первый прототип 75-мм полкового орудия в последствии получившего обозначение 7,5 cm I.G. 42 (нем. 7,5 cm Infanteriegeschütz 42). Однако в тот временной период командование вермахта считало, что война может быть выиграна существующим оружием. И не проявило к новой пушке особого интереса. Впоследствии серийное производство орудия I.G. 42 было налажено с большим опозданием. И первая партия из 39 орудий I.G.42 была отправлена на фронт в октябре 1944 года.

Пехотное 75-мм орудие 7,5 cm I.G. 42

Ствол орудия длиной 21 калибр был снабжён дульным тормозом. В более длинном стволе осколочно-фугасный снаряд пехотной пушки le.IG.18 разгонялся до 280 м/с и имел предельную дальность стрельбы 5150 м. Благодаря увеличившейся начальной скорости, дальность прямого выстрела возросла, что также благоприятно сказалось на точности.

Лафет с раздвижными трубчатыми станинами очень напоминал лафет горного орудия 7,5 cm Geb.G. 36 (нем. 7,5 cm Gebirgsgeschütz 36). Максимальный угол вертикальной наводки составлял 32°. И, в отличие от le.IG.18, пехотное орудие I.G. 42 не обладало гаубичными свойствами. Но зато сектор наведения в горизонтальной плоскости увеличился до 35°.

Применение полуавтоматического клинового затвора позволило довести скорострельность до 20 выстр/мин. При этом масса орудия в боевом положении составила 590 кг (на 190 кг больше чем у le.IG.18).

По сравнению с объёмами производства 75-мм орудий le.IG.18, пушек I.G. 42 было выпущено относительно немного – приблизительно 1450 единиц.

Пехотное 75-мм орудие 7,5 cm I.G. 37

Орудие I.G. 37 являлось более дешевым вариантом I.G. 42. В ряде источников говорится, что оно получено путём наложения ствола I.G. 42 на лафет советской 45-мм противотанковой пушки образца 1937 года. Но также имеется информация, что для производства I.G. 37 использовались лафеты немецких 37-мм противотанковых орудий 3,7 cm Pak 35/36.

Пехотное 75-мм орудие 7,5 cm I.G. 37

Баллистические характеристики и скорострельность I.G. 37 остались такими же, как у I.G. 42. Использование лафетов противотанковых пушек не позволило вести огонь с углом возвышения ствола более 25°, при этом максимальная дальность стрельбы достигала 4800 м. Сектор горизонтального обстрела составлял 60°. Масса в боевом положении – 530 кг.

Серийное производство орудий 7,5 cm I.G. 37 началось в мае 1944 года, а первая партия из 84 пехотных 75-мм пушек I.G.37 была отправлена на фронт в июне 1944 года. В марте 1945 года в войсках имелось немногим более 1300 таких орудий.

Весьма показательно сравнение немецкого пехотного орудия 7,5 cm I.G. 37 с советской 76,2-мм полковой пушкой обр. 1943 г., которое также было получено путём наложения 76,2-мм ствола со слабой баллистикой на лафет 45-мм противотанковой пушки обр. 1942 г.

Советское орудие вело огонь осколочно-фугасными снарядами, которые были тяжелей немецких на 200 г. Сама пушка весила на 70 кг больше, а максимальная дальность стрельбы при том же угле вертикальной наводки составляла 4200 м. Затвор 76,2-мм полковой пушкой обр. 1943 г. повторял затвор 76-мм полковой пушки обр. 1927 г. В связи с чем, скорострельность не превышала 12 выстр/мин.

В боекомплект советской полковой пушки входили выстрелы не только осколочно-фугасными гранатами, но и калиберные бронебойные снаряды, кумулятивные снаряды (бронепробиваемость 70–75-мм), шрапнель и картечь.

В свою очередь, немцы захватили более 2000 наших 76,2-мм полковых пушек обр. 1927 г. и обр. 1943 г. И наладили для них выпуск осколочно-фугасных и кумулятивных снарядов.

Впоследствии наши войска отбили назад приблизительно сотню орудий. По причине более высокой бронепробиваемости трофейные артиллерийские выстрелы германского производства с 76,2-мм кумулятивными гранатами пользовались большим спросом в РККА.

75-мм орудие 7,5 cm PaK 97/38

Во Франции и Польше вермахт захватил несколько тысяч 75-мм дивизионных пушек Canon de 75 mle 1897 (Mle. 1897) французского производства и более 7,5 миллионов выстрелов к ним. Орудие Mle. 1897 появилось на свет в 1897 году. И стало первой серийно выпускавшейся скорострельной пушкой, снабжённой противооткатными приспособлениями. Но к началу Второй мировой эта артиллерийская система безнадежно устарела.

Орудия Mle. 1897, захваченные во Франции, получили обозначение 7,5 cm F.K.231 (f), польские – 7,5 cm F.K.97 (p). Первоначально немцы использовали их в оригинальном виде в дивизиях «второй линии», а также в береговой обороне на побережье Норвегии и Франции.

В связи с острым дефицитом противотанковых орудий, способных бороться с танками, имеющими противоснарядное бронирование, немецкое командование в конце 1941 года вспомнило про трофейные французские дивизионки.

Применять эти устаревшие дивизионные пушки для борьбы с танками даже при наличии в боекомплекте бронебойного снаряда было затруднительно по причине малого угла горизонтального наведения (6°), допускаемого однобрусным лафетом. Отсутствие подрессоривания позволяло осуществлять буксировку со скоростью не более 12 км/ч. К тому же немецких военных не устраивало орудие, приспособленное лишь для конной тяги.

Германские конструкторы нашли выход: качающаяся часть 75-мм французской пушки Mle. 1897 была наложена на лафет германской 50-мм противотанковой пушки 5,0 cm Pak. 38 с раздвижными трубчатыми станинами и колёсным ходом, обеспечивающим возможность буксировки механизированной тягой. Для уменьшения отдачи ствол снабдили дульным тормозом. Франко-немецкий «гибрид» приняли на вооружение под обозначением 7,5 cm Pak. 97/38.

75-мм орудие 7,5 cm Pak. 97/38 на огневой позиции

Масса орудия в боевом положении составляла 1190 кг. Углы вертикальной наводки от −8° до +25°, в горизонтальной плоскости –60°. 75-мм пушка Pak 97/38 сохранила поршневой затвор Mle. 1897, который обеспечивал скорострельность 10–12 выстр/мин.

В боекомплект входили унитарные выстрелы германского, французского и польского производства. Максимальная дальность стрельбы составляла 9800 м. Трофейные осколочно-фугасные выстрелы использовались в своем первозданном виде и переделывались в кумулятивные.

Бронебойный снаряд массой 6,8 кг покидал ствол длиной 2721 мм с начальной скоростью 570 м/с. И на дистанции 100 м при угле встречи 60° мог пробить 61 мм броню. Такой бронепробиваемости для уверенной борьбы с танками Т-34 и КВ-1 было, безусловно, недостаточно. В связи с чем в боекомплект ввели кумулятивные снаряды 7,5 cm Gr.38/97 Hl/A (f), 7,5 cm Gr.38/97 Hl/B (f) и кумулятивно-трассирующий 7,5 cm Gr.97/38 Hl/C (f). Их начальная скорость составляла 450– 470 м/с. Эффективная дальность стрельбы по движущимся целям – до 500 м. Согласно немецким данным, по нормали кумулятивные снаряды пробивали 80–90 мм брони.

Производство Pak. 97/38 началось в феврале 1942 года. И было прекращено в июле 1943-го. Причем последние 160 пушек изготовили на лафете орудия Pak. 40, они получили обозначение Pak. 97/40. По сравнению с Pak. 97/38, новая артсистема стала тяжелее (1425 против 1270 кг), но баллистические данные остались прежними. Всего за полтора года серийного производства было изготовлено 3712 Pak. 97/38 и Pak. 97/40.

Первоначально 75-мм пушки поступали на вооружение дивизионов истребителей танков.

Но вскоре выяснилось, что в роли противотанкового орудия «французско-германский гибрид» проявил себя плохо. В первую очередь это было связано с относительно невысокой начальной скоростью кумулятивных снарядов, что отрицательно сказывалось на дальности прямого выстрела и меткости стрельбы. Хотя немецким специалистам удалось добиться практически предельного для 75-мм кумулятивного снаряда показателя бронепробиваемости, зачастую этого оказывалось недостаточно для уверенного преодоления лобовой брони танка Т-34.

По противотанковым возможностям орудие 7,5 cm Pak. 97/38 не сильно превосходило пехотные пушки I.G. 37 и I.G. 42, но при этом его масса в боевом положении была намного больше. Летом 1943 года после начала массового производства 7,5 cm Pak. 40, большую часть орудий Pak. 97/38 изъяли из противотанковых дивизионов.

Оставшиеся на передовой 75-мм «гибридные» пушки передали в полевую артиллерию, и они в основном вели огонь по живой силе и лёгким деревоземляным укреплениям. Вдобавок к захваченным во Франции и Польше выстрелам с 75-мм осколочно-фугасными гранатами, немцы произвели ещё около 2,8 млн таких выстрелов.

Помимо Восточного фронта, 75-мм орудия размещались на долговременных укреплённых позициях Атлантического вала. Кроме вермахта 7,5 cm Pak. 97/38 поставлялись в Румынию, а также Финляндию. По состоянию на 1 марта 1945 года в составе частей вермахта еще имелось 122 орудия Pak. 97/38

Несколько десятков орудий 7,5 cm Pak. 97/38 были захвачены Красной армией.

Трофейные 75-мм пушки при наличии боеприпасов и средств тяги ограниченно использовались в составе советской полковой и дивизионной артиллерии. Так как таблиц стрельбы для них не имелось, Pak. 97/38 в основном вели огонь по визуально наблюдаемым целям.

150-мм тяжёлое пехотное орудие 15 cm sIG. 33

Помимо 75-мм пушек пехотным немецким полкам с 1933 года придавались 150-мм орудия. В полковой артиллерийской роте по штатам 1940 года имелось 6 лёгких пушек 7,5 cm le.IG.18 и два тяжелых орудия 15 cm sIG. 33 (нем. 15 cm schweres Infanterie Geschütz 33).

Хотя в конструкции 15 cm sIG. 33 использовались консервативные технические решения, специалисты фирмы Rheinmetall-Borsig AG сумели обеспечить орудию очень неплохие характеристики. Максимальный угол возвышения составлял 73º – то есть, орудие являлось полноценной гаубицей. Диапазон углов горизонтальной наводки, несмотря на простой однобрусный лафет, также был довольно большим – по 11,5º вправо и влево.

150-мм тяжёлое пехотное орудие 15 cm sIG. 33

Орудие выпускалось в двух вариантах: для механизированной и конной тяги.

В первом случае литые легкосплавные колёса со стальными окантовками имели резиновые бандажи. Торсионное подрессоривание допускало буксировку мехтягой со скоростью 35 км/ч.

В походном положении вариант для мехтяги весил 1825 кг, а вариант для конной тяги – 1700 кг. Хотя для такого калибра орудие получилось достаточно лёгким, в конце 30-х годов немцы предприняли попытку облегчить орудие. И частично заменили сталь в конструкции лафета легкими сплавами. После чего орудие стало легче примерно на 150 кг.

Впрочем, ввиду дефицита легких металлов после начала Второй мировой войны выпуск литых лафетов из алюминиевого сплава был прекращён.

Стандартным средством буксировки sIG. 33 в моторизованных и танковых дивизиях являлся 3-тонный полугусеничный тягач Sd.Kfz. 11.

Также нередко применялись трофейные тягачи: французский Unic P107 и советский «Комсомолец». Чаще всего трофейные тягачи использовали для буксировки орудий, изначально созданных для конной тяги.

Орудие вело огонь выстрелами с раздельно-гильзовым заряжанием. И было оснащено поршневым затвором. Расчет, состоявший из семи человек, мог обеспечить ведение огня со скорострельностью до 4 выстр/мин.

Орудие 15 cm sIG. 33 имело достаточно широкий спектр боеприпасов. Но основными в боекомплекте считались осколочно-фугасные выстрелы с раздельно-гильзовым заряжанием.

Осколочно-фугасные гранаты 15 cm IGr. 33 и 15 cm IGr. 38 весили 38 кг и содержали 7,8–8,3 кг тротила или аматола. При установке взрывателя на мгновенное действие убойные осколки разлетались на 20 м вперед, 40–45 м в сторону и 5 метров назад.

Фугасного действия снарядов было более чем достаточно для разрушения лёгких полевых фортификационных сооружений. Снаряды преодолевали укрытия толщиной до трех метров из земли и бревен.

Расчёт ведёт огонь из 150-мм тяжёлого пехотного орудия 15 cm sIG. 33

Латунные или стальные гильзы, помимо основного порохового заряда, содержали до шести разновесных пучков дигликолевого или нитроглицеринового пороха. При стрельбе снарядами 15 cm IGr. 33 и 15 cm IGr. 38 на 1-м (минимальном) заряде начальная скорость составляла 125 м/с, максимальная дальность стрельбы – 1475 м. На 6-м (максимальном) – 240 м/с и 4700 м соответственно.

Также для стрельбы из 15 cm sIG. 33 применялись дымовые снаряды 15 cm IGr38 Nb массой 40 кг. Такой снаряд создавал облако задымления диаметром около 50 м, среднее время задымления составляло 40 с.

Зажигательный снаряд 15 cm IGr. 38 Br снаряжался термитными сегментами, которые разбрасывались на местности вышибным пороховым зарядом.

В конце 1941 года в войска начали поступать кумулятивные снаряды 15 cm IGr. 39 HL/A с бронепротиваемостью по нормали 160 мм. При массе 24,6 кг, снаряд снаряжался 4,14 кг гексогена. Табличная дальность стрельбы таким снарядом составляла 1800 м, эффективная – не более 400 м.

После того как в 1942 году в действующую армию начали поставлять надкалиберные оперённые мины Stielgranate 42, пехотное орудие sIG. 33 могло использоваться как тяжёлый миномёт.

300-мм боеприпас весом 90 кг содержал 54 кг амматола. При начальной скорости 105 м/с, максимальная дальность стрельбы немного превышала 1000 м. Мина, оснащённая взрывателем мгновенного действия, применялась для расчистки минных полей и проволочных заграждений, а также для уничтожения долговременных укреплений.

Для сравнения, 210-мм снаряд 21 cm Gr. 18 Stg, предназначенный для стрельбы из мортиры 21 cm Gr. 18, весил 113 кг и содержал 17,35 кг тротила. По разрушительному эффекту надкалиберная мина Stielgranate 42 примерно соответствовала советской авиабомбе ОФАБ-100, при взрыве которой образовывалась воронка диаметром 5 м и глубиной 1,7 м.

В сентябре 1939 года вермахт имел свыше 400 тяжелых пехотных орудий. В общей сложности было выпущено приблизительно 4600 орудий. К 1 июня 1941 года в вермахте было 867 тяжелых пехотных орудий и 1264 тыс. снарядов к ним. В марте 1945 года на вооружении состояло 1539 тяжелых пехотных орудий 15 cm sIG. 33.

Опыт боевого применения продемонстрировал высокую боевую эффективность 150-мм пехотных орудий. В то же время сравнительно большой вес затруднял перекатывание на поле боя силами расчета.

Вполне логичным решением для повышения мобильности стало создание самоходного варианта. Первая такая САУ Sturmpanzer I на шасси легкого танка Pz.Kpfw. I Ausf. B появилась в январе 1940 года. Впоследствии 150-мм пехотными орудиями вооружались САУ Sturmpanzer II (на шасси Pz.Kpfw. II) и StuIG. 33B (на базе Pz. Kpfw. III). С 1943 года роты пехотных орудий в танковых и панцергренадерских дивизиях перевооружались самоходками Grille (на шасси Pz.Kpfw. 38 (t) ) – по шесть единиц в роте. При этом все буксируемые орудия – как легкие, так и тяжелые – из этих рот изымались.

Использование 150-мм орудий в немецких пехотных полках являлось беспрецедентным шагом. В годы Второй мировой войны ни одна другая армия не имела столь мощных артсистем в пехотных частях. Огневая мощь этих орудий давала немецким пехотным полкам ощутимое преимущество на поле боя и позволяла самостоятельно решать задачи, для которых в армиях других стран приходилось привлекать дивизионную артиллерию.

Командир полка имел возможность использовать «собственную» артиллерию для поражения целей, недоступных для пулеметов и минометов. Взводы легких 75-мм пехотных орудий могли придаваться батальонам, тяжелые 150-мм орудия всегда применялись на полковом уровне.

Пехотные орудия размещались в непосредственной близости к переднему краю, что при ведении наступательных действий сокращало время реакции и позволяло максимально быстро подавлять вскрытые цели. В то же время орудия 15 cm sIG. 33 имели относительно небольшую дальность стрельбы и не могли эффективно вести контрбатарейную борьбу, в результате чего часто несли потери.

В случае быстрого наступления противника эвакуировать 150-мм sIG. 33 было сложней, чем 75-мм le.IG.18, в результате чего они не редко захватывались бойцами Красной армии.

Трофейное пехотное орудие 15 cm sIG. 33 на испытаниях. СССР, 1942 г.

Красной армии удалось захватить несколько сотен 150-мм орудий sIG. 33 и значительное количество боеприпасов к ним. Первоначально они использовались неорганизованно, как сверхштатное средство огневого усиления полков и дивизий. При этом, как и в случае с 75-мм лёгкими пехотными пушками, огонь велся только по визуально наблюдаемым целям. Это было связано с тем, что навесная стрельба из тяжелых пехотных орудий требовала хорошего знания характеристик зарядов, свойств боеприпасов и их маркировки.

В конце 1942 года трофейные орудия 15 cm sIG. 33 стали направляться в смешанные дивизионы артиллерийских полков, придаваемых стрелковым дивизиям. Где они заменяли 122-мм гаубицы. Для возможности полноценного применения 150-мм орудий были выпущены таблицы стрельбы и инструкции по эксплуатации, а расчёты проходили необходимую подготовку.

Впрочем, такая замена была не вполне равноценной. Могущество действия 150-мм снаряда было, конечно, выше. Но по дальности стрельбы 150-мм тяжелая пехотная пушка уступала не только новой 122-мм гаубице М-30, но и модернизированным 122-мм обр. 1909/37 г. и 122-мм обр. 1910/30 г.

Несмотря на невысокую дальность стрельбы, 150-мм орудия немецкого производства использовались РККА до последних дней войны. Их лучшие качества проявились в ходе наступательных операций, в тех случаях, когда требовалось подавить хорошо укреплённые узлы сопротивления противника.

Тягач «Ворошиловец» буксирует в тыл подбитую немецкую 150-мм САУ.

Судя по всему, трофейные самоходные артиллерийские установки с орудиями 15 cm sIG. 33 тоже нашли применение в РККА.

Югославские партизаны в 1944 году захватили приблизительно два десятка 150-мм пехотных орудий sIG. 33. И активно применяли их в боевых действиях против немцев и хорватов.

Орудие 15 cm sIG. 33 в Белградском военном музее

В послевоенное время немецкие орудия 15 cm sIG. 33 стояли на вооружении в ряде стран Восточной Европы до середины 1950-х годов. По некоторым данным, 150-мм пехотные орудия могли использоваться китайскими народными добровольцами в ходе боевых действий на Корейском полуострове.

Во всяком случае, одно орудие 15 cm sIG. 33 имеется в экспозиции пекинского Военного музея Китайской революции.

Продолжение следует…

БПЛА-камикадзе: новые возможности наземных подразделений

Военный конфликт между Арменией/Нагорно-карабахской республикой (НКР) с одной стороны и Азербайджаном/Турцией с другой стороны наглядно показал возросшее значение беспилотных летательных аппаратов (БПЛА) на поле боя. Если к нанесению ударов противотанковыми управляемыми ракетами (ПТУР) с помощью БПЛА средней размерности (класс MALE) все уже как-то привыкли, то применение БПЛА-камикадзе, уничтожающих цели путём самоподрыва, всё ещё в новинку, хотя ещё до Азербайджана в их применении уже давно отметился Израиль.

Можно сказать, что самонаводящиеся боеприпасы-камикадзе были созданы ещё во времена Второй мировой войны, вот только на тот момент они не были беспилотными. И если проекты немецких ракет типа ФАУ с человеком на борту не получили развития, то японский опыт применения самолётов-камикадзе показал высочайшую эффективность такого типа оружия.

Проект крылатой ракеты (КР) ФАУ-4 с пилотом на борту. На конечном участке наведения пилот должен был покидать ракету с парашютом. У японских пилотов-камикадзе такой возможности не предусматривалось

Понятие «БПЛА-камикадзе»

«БПЛА-камикадзе» во многом понятие условное. Возможность длительного барражирования в воздухе и перенацеливания в полёте может быть придана и другим типам боеприпасов, например, крылатым ракетам, но БПЛА их при этом никто не называет. Теоретически граничным условием барражирующий боеприпас/БПЛА-камикадзе могла бы стать многоразовость БПЛА, то есть возможность их возврата в случае, если подходящие для атаки цели не были обнаружены, с целью заправки и повторного использования БПЛА. Однако по факту многие БПЛА-камикадзе изначально являются одноразовыми.

Крылатые ракеты Tomahawk Block IV и Block V способны осуществлять барражирование в воздухе, а система спутниковой связи UHF позволяет перенацеливать ракету в полёте на любую из 15 заранее запрограммированных целей, предварительно оценивая целесообразность её поражения оптическими средствами разведки КР

Можно разделить возможность перенацеливания на заранее введённые цели (как в случае с ракетами типа Tomahawk) и возможность непосредственного обнаружения цели самим боеприпасом, но некоторые боеприпасы, формально не относящиеся к БПЛА, обладают и такими возможностями. К примеру, противотанковые ракетные комплексы (ПТРК) серии Spike израильской компании Rafael обеспечивают возможность передачи изображения непосредственно с головки самонаведения (ГСН) ракеты и осуществлять её перенацеливание в полёте.

Передача управляющих команд и видеоизображения может осуществляться по двухстороннему оптоволоконному кабелю или по радиоканалу. Подобные комплексы могут работать как в режиме «выстрелил и забыл», так и в режиме пуска без предварительного захвата цели, когда запуск боеприпаса производится из-за укрытия по примерным координатам заранее разведанной цели, невидимой оператором ПТРК, а захват цели осуществляется уже в процессе полёта по данным, получаемым с ГСН.

Израильский ПТРК Spike-NLOS

Россия вообще по некоторым документам относит БПЛА к крылатым ракетам, высказывая претензии к США в контексте договора об ограничении ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД) в том смысле, что развёртывание БПЛА средней и большой размерности (HALE и MALE), с большой продолжительностью и дальностью полёта, противоречит условиям указанного договора.

В общем, скорее всего, использование термина «БПЛА-камикадзе», а не «барражирующий боеприпас» во многом стало следствием маркетинга, как приставка «нано-» стала общеприменительной в современных научных и околонаучных кругах. В практическом плане название не так критично, куда важнее эффективность боеприпаса, особенно его соответствие критерию стоимость/эффективность.

Если мы говорим о применении БПЛА-камикадзе против боевой техники, то в этом случае критерий стоимость/эффективность с высокой вероятностью будет в пользу атакующего боеприпаса, поскольку стоимость боевой техники всегда будет на порядок выше. Конечно, существует крайне устаревшая боевая техника, вроде использующихся ещё в некоторых регионах танков времён Второй мировой войны или эрзац-боевая техника, типа «шайтан-машин» – внедорожников, оснащённых крупнокалиберным пулемётом/безоткатным орудием/взрывчаткой и парой бородачей, но в этом случае необходимо учитывать не только стоимость поражаемой цели, но и потенциальный вред, который она могла причинить, например, уничтожив «свой» бронетранспортёр (БТР) с пехотой.

Разнообразная кустарно изготовленная боевая техника, применяемая различными незаконными вооружёнными формированиями, может стоить дешевле поражающего её боеприпаса, но эти расходы могут быть куда меньше, чем ущерб, который уничтоженный «шайтан-мобиль» может нанести

Типы БПЛА-камикадзе

БПЛА-камикадзе – это по большей части относительно компактные модели. Делать БПЛА-камикадзе класса HALE и MALE экономически невыгодно. По сути, как уже говорилось выше, это будет просто крылатая ракета с продвинутым наведением. Да и приблизиться к цели крупногабаритному БПЛА для её прямого поражения будет гораздо сложнее, чем сбросить несколько малозаметных малогабаритных управляемых боеприпасов.

БПЛА-камикадзе можно разделить на два подтипа. Первый тип – это БПЛА самолётного типа или БПЛА, по конструкции близкие к форм-фактору ракеты с крестообразно расположенными крыльями относительно большого удлинения.

Одним из новейших решений БПЛА самолётного типа является недавно представленный БПЛА Green Dragon израильской компании Israel Aerospace Industries.

На мобильной пусковой установке (ПУ), которая может быть установлена на армейский автомобиль HMMWV, размещается 16 БПЛА, способных осуществлять автоматизированное обнаружение и поражение целей на дальности до 40 км со временем барражирования до 1,5 часов. Масса боевой части БПЛА Green Dragon составляет 3 килограмма.

БПЛА Green Dragon

Другой пример – опять же израильский БПЛА-камикадзе Hero-30, запуск которого осуществляется с помощью пневматической ПУ. Благодаря крестообразным крыльям и электродвигателю, БПЛА Hero-30 обладает высокой манёвренностью. Он способен осуществлять низковысотный полёт над сложным рельефом местности, огибать препятствия. Время барражирования составляет до 30 минут, дальность до 40 километров при высоте полёта до 600 метров и скорости до 200 километров в час. Полная масса БПЛА-камикадзе Hero-30 составляет 3 килограмма, из них вес боевой части – 0,5-1 килограмма.

БПЛА-камикадзе Hero-30 (легко заметить сходство компоновки БПЛА Hero-30 и ракеты ПТРК Spike-NLOS)

Второй тип – это БПЛА вертолётного или квадро/окта/гексакоптерного типа, напоминающие коммерческие БПЛА. Например, перспективный израильский БПЛА-камикадзе вертолётного типа Spike Firefly (для израильской армии он будет поставляться под названием Maoz), оснащённый двумя соосными винтами, в конце 2019-го – начале 2020 года успешно прошёл войсковые испытания.

Отличительной особенностью БПЛА Spike Firefly является его многоразовость – оператор может отдать команду на безопасный возврат БПЛА к месту запуска для его повторного использования. Масса БПЛА Spike Firefly составляет 3 килограмма, высота 40 сантиметров, диаметр корпуса 8 сантиметров, масса боевой части 350 грамм. Боеприпас оснащён электродвигателем и аккумуляторной батареей, позволяющей ему находиться в воздухе порядка 15-30 минут. Дальность действия БПЛА Spike Firefly составляет порядка одного километра. Обнаружение и наведение БПЛА на подвижные и стационарные цели осуществляется с помощью оптоэлектронной системы наведения.

БПЛА Spike Firefly

Канадская компания AerialX разработала БПЛА-камикадзе AerialX квадрокоптерного типа, предназначенный для уничтожения БПЛА противника. Производитель позиционирует БПЛА AerialX как гибрид ракеты и БПЛА, который обладает скоростью ракеты и манёвренностью квадрокоптера. Этот малогабаритный БПЛА взлётной массой 910 грамм обладает радиусом действия до четырёх километров и скоростью полёта до 350 километров в час. БПЛА-камикадзе AerialX может осуществлять автоматическое сближение с целью и её атаку с оптимального ракурса. Аппарат является многоразовым, в случае отмены атаки он может использоваться повторно.

БПЛА-камикадзе AerialX и его пульт управления

Применение БПЛА-камикадзе AerialX

Турецкая компания STM c 2017 года осуществляет производство БПЛА-камикадзе квадрокоптерного типа «Kargu», а с 2019 года производится модифицированная версия «Kargu-2». Масса БПЛА составляет 15 килограмм, максимальная скорость полёта до 150 километров в час. На БПЛА «Kargu-2» может устанавливаться осколочная, термобарическая или кумулятивная боевая часть массой до 1,5 кг.

БПЛА «Kargu»

Управление БПЛА-камикадзе «Kargu» может осуществляться на дальности до 10 километров непосредственно оператором или в полуавтоматическом режиме, когда оператор задаёт зону поиска, а БПЛА самостоятельно осуществляет обнаружение и поражение цели. В ближайшее время планируется обеспечить групповые действия БПЛА типа «Kargu» в составе стаи до 20 дронов.

В 2020 году Министерство обороны Турции заключило контракт на производство 356 единиц БПЛА «Kargu-2».

Презентация БПЛА «Kargu»

Российские БПЛА-камикадзе

Россия только начинает нагонять лидеров рынка БПЛА, в том числе БПЛА-камикадзе. В настоящий момент готовы к серийному производству два БПЛА – «Куб-БЛА» и «Ланцет-3» компании ZALA Aero.

БПЛА-камикадзе «Куб-БЛА» может осуществлять поражение цели по предварительно заданным координатам, что сильно ограничивает его возможности. Однако заявлено, что оптическое изображение может передаваться с целевой нагрузки, размещаемой на БПЛА, масса которой может достигать 3 килограмма (в неё же войдёт и масса боевой части).

Продолжительность полёта «Куб-БЛА» составляет 30 минут на скорости 80-130 километров в час, габариты БПЛА составляют 1210 х 950 х 165 миллиметров.

БПЛА-камикадзе «Куб-БЛА»

Презентация «Куб-БЛА»

Более современной и перспективной моделью является БПЛА-камикадзе «Ланцет-3», концептуально напоминающий вышеупомянутый израильский БПЛА Hero-30. Его дальность составляет до 30 километров, масса полезной нагрузки 3 килограмма, при общей массе БПЛА до 12 килограмм. Время барражирования до 40 минут на скорости 80-110 километров в час. БПЛА «Ланцет-3» оснащён телевизионным каналом связи, позволяющим осуществлять обнаружение целей и наведение на них БПЛА. Разработчик заявляет о возможности самостоятельного обнаружения цели БПЛА.

БПЛА-камикадзе «Ланцет-3»

Презентация БПЛА-камикадзе «Ланцет-3»

Под вопросом остаётся степень локализации комплектующих российских БПЛА, таких как компоненты системы связи, управления и наведения, электродвигатели, аккумуляторы и т. д. Если доступ к комплектующим может быть ограничен введением очередных санкций, то перспективы российских БПЛА-камикадзе могут быть поставлены под сомнение.

Роль и место БПЛА-камикадзе на поле боя

Какое место займут БПЛА-камикадзе и как они повлияют на облик поля боя?

Можно предположить, что со временем они станут неотъемлемым элементом вооружения наземных подразделений, как стали таковыми миномёты и ПТРК. Они могут использоваться и как оружие поддержки пехотных подразделений и как самостоятельный наступательный инструмент. БПЛА-камикадзе способны не только дополнить возможности миномётов и ПТРК, но и во многих случаях заменить их. Как уже упоминалось выше, сами по себе БПЛА-камикадзе во многом концептуально схожи с ПТРК условного четвёртого поколения.

Сложно переоценить роль БПЛА-камикадзе для проведения разведывательно-диверсионных операций. Можно ожидать, что в этом качестве они будут максимально интенсивно использоваться различными незаконными вооружённым формированиями, осуществляющими кустарное изготовление БПЛА-камикадзе на базе коммерческих моделей и отдельных компонентов.

Носителями БПЛА-камикадзе могут стать самые разнообразные боевые единицы – армейские машины повышенной проходимости, грузовые автомобили. А в качестве дополнительного вооружения они могут быть размещены в контейнерах на бронетехнике – танках, БМП, БТР, артиллерийских системах, как сейчас размещают ПТРК. Могут быть реализованы варианты контейнерного размещения в различных массогабаритных исполнениях – переносных, возимо-носимых, автомобильных вариантах.

Китайская система залпового запуска БПЛА-камикадзе позволяет осуществлять транспортировку и запуск 48 барражирующих боеприпасов CH-901 компании China Poly Defense

Презентация китайской боевой машины залпового запуска БПЛА-камикадзе

Существует мнение, что применение современных средств радиоэлектронной борьбы (РЭБ) способно полностью парализовать работу БПЛА, заблокировав каналы связи и систему спутниковой навигации. Сторонники БПЛА, в свою очередь, утверждают, что современные каналы связи заблокировать достаточно сложно, а систему навигации ещё сложнее, и её помехозащищённость постоянно увеличивается.

На практике истина будет где-то посередине. Системы РЭБ действительно смогут осложнить жизнь БПЛА, но не полностью парализовать их работу. Тем более что активные средства РЭБ сами по себе являются отличной мишенью для специализированных боеприпасов. Противник может вначале «зачистить» средства РЭБ, а затем уже нанести удар БПЛА.

Применение современных цифровых помехозащищённых передатчиков, одновременно работающих в нескольких диапазонах длин волн, с псевдослучайной перестройкой рабочей частоты (ППРЧ), позволит минимизировать влияние средств РЭБ. Спутниковые навигационные системы дополняются инерциальными, позволяющими БПЛА если не нанести удар, то безопасно вернуться назад, выйдя из поля действия средств РЭБ. Развиваются интеллектуальные системы навигации на базе анализа изображений местности, на которые средства РЭБ вообще не влияют. Всё это звучит очень «дорого», но по факту при массовом производстве всё это может быть реализовано в габаритах и по стоимости современного смартфона.

Для тех, кто не сможет позволить себе эффективные системы противодействия малогабаритным БПЛА, включая БПЛА-камикадзе, они могут стать огромной угрозой, бороться с которой армиям «прошлого» будет крайне затруднительно.

О средствах борьбы с малогабаритными БПЛА вообще и БПЛА-камикадзе в частности мы поговорим в следующих материалах. Также будут рассмотрены другие направления применения БПЛА наземными подразделениями.

Проект «Варан» и его технологии: задел на будущее

Семейство перспективных кораблей и судов от Невского ПКБ. Строй возглавляет авианесущий «Варан», на флангах — универсальные десантные корабли

Не так давно в открытой печати появились материалы о новой разработке Невского проектно-конструкторского бюро под названием «Варан». Этот проект предлагает строительство авианосца с широкими возможностями, а в перспективе на его основе можно создать многоцелевую унифицированную платформу для создания кораблей иных классов. Подобный потенциал проекта «Варан» определяется использованием ряда любопытных решений того или иного рода.

Облик «Варана»

Согласно опубликованным данным, к настоящему времени «Варан» прошел стадию создания аванпроекта, и сейчас осуществляется эскизное проектирование отдельных элементов корабля. Планы по строительству подобных кораблей, по очевидным причинам, пока отсутствуют.

Авианосец или универсальный морской корабль (УМК) типа «Варан» должен иметь длину ок. 250 м, ширину палубы до 65 м и водоизмещение порядка 45 тыс.т. Корабль предлагается оснастить угловой полетной палубой для обеспечения работы самолетов. УМК должен иметь плоскую палубу без трамплина, характерного для отечественных авианосцев. Для взлета предусматриваются катапульты, посадка должна выполняться с использованием аэрофинишера.

Корабль должен получить газотурбинную главную энергоустановку, унифицированную по агрегатам с современными боевыми единицами российского флота. Максимальная скорость оценивается в 26 узлов.

Авиационную группу предлагается составить из 24 истребителей-бомбардировщиков по типу МиГ-29К и 6 вертолетов. Также возможно базирование до 20 беспилотных летательных аппаратов.

На основе наработок по УМК «Варан» может быть создан универсальный десантный корабль. Он должен быть на 30 м короче авианосца и иметь водоизмещение ок. 30 тыс.т. Полезная нагрузка должна размещаться внутри корпуса, а на широкой и длинной палубе можно организовать семь позиций для взлета и посадки вертолетов.

Подход к строительству

В основе аванпроектов УМК и УДК лежит унифицированная платформа, включающая корпус, энергоустановку и ряд общекорабельных систем. При наличии интереса со стороны заказчика, она может использоваться в качестве основы для кораблей и судов иных типов. В частности, предлагаются госпитальное судно и судно обеспечения для Арктической зоны.

При формировании облика «Варана» учитывались производственные возможности российского судостроения. Главные размерения и водоизмещение позволяют строить УМК или другие корабли на унифицированной платформе на всех основных отечественных заводах. Кардинальная модернизация мощностей для организации производства не требуется.

Проект «Варан» предлагает использовать модульную архитектуру. Предусматривается изготовление отдельных секций корпуса со всем необходимым оснащением внутри, которые затем должны стыковаться в единую конструкцию. Подобный метод может использоваться при строительстве любых кораблей на универсальной платформе.

Дополнительные выгоды в ходе строительства и эксплуатации должно дать использование ряда готовых агрегатов, уже освоенных флотом. УМК «Варан» предлагается оснащать двигателями, иными элементами энергоустановки и общекорабельными системами, уже нашедшими применение на флоте.

Предполагается, что модульный подход к строительству, максимальная унификация и запуск серийного производства позволят сократить сроки и стоимость строительства кораблей. В этом отношении строительство «Варана» не будет принципиально отличаться от постройки других современных кораблей тех же размеров и водоизмещения.

Боевые возможности

Предлагаемый УМК в варианте авианосца может иметь достаточно широкие боевые возможности, однако его потенциал ограничивается доступными объемами и водоизмещением. Очевидно, что авианесущий «Варан» по всем основным показателям должен уступать более крупным кораблям, но современные технологии позволяют добиться максимальных результатов.

Проектируемый авианосец может нести до 24 самолетов и до 6 вертолетов, на полетной и ангарной палубах. Для перемещения техники имеется два бортовых подъемника. Также предлагается размещение на борту большого количества БПЛА, в т.ч. разных классов и типов.

Беспилотники того или иного рода способны взять на себя часть работы пилотируемой авиации. При этом они могут иметь некоторые преимущества перед самолетами и вертолетами. Правильно подобрав беспилотную технику, можно организовать постоянное дежурство в воздухе с ведением разведки, обеспечить нанесение ударов без риска для людей и т. д.

Кроме того, большое значение имеют габариты и масса БПЛА. Современные беспилотники тяжелого класса, показывая достаточно высокие характеристики, оказываются более компактными и легкими в сравнении с полноценными самолетами. В палубной авиации этот фактор имеет особое значение.

В СМИ упоминается принципиальная возможность создания авианесущего крейсера, т. е. корабля с авиагруппой и ударным ракетным вооружением. Объемы корпуса позволяют вписать несколько пусковых установок для современного оружия. Также корабль должен получить ракетные комплексы противовоздушной обороны.

Другие корабли на базе платформы «Варан» должны иметь соответствующие особенности и возможности. Так, в случае с УДК значительная часть внутренних объемов корпуса должна отдаваться под кубрики и танковую палубу. При этом можно убрать оборудование, предназначенное для самолетов или БПЛА горизонтального взлета и посадки. Унифицированное госпитальное судно не нуждается в размещении бронетехники, но должно иметь площади для размещения больных и палубу для приема вертолетов. Схожие требования могут предъявляться к транспортному судну.

Проекты и их перспективы

Следует отметить, что «Варан» от Невского ПКБ не является единственной современной разработкой российских специалистов в области авианосного флота. В течение последних лет другие организации неоднократно предлагали те или иные варианты авианосцев с разными особенностями и возможностями. При этом ни один из таких проектов пока не получил одобрения и не доводился до строительства. Схожая ситуация ранее наблюдалась и в контексте универсальных десантных кораблей.

Проектный облик универсального транспортно-госпитального судна

Причины такой ситуации просты и понятны. Несмотря на определенный интерес к этой теме, министерство обороны пока не инициировало полноценную разработку и подготовку строительства нового авианосца. Вследствие этого предлагаемые проекты от разных организаций пока не имеют реальных перспектив, и их будущее остается под вопросом.

Тем не менее, новые проекты боевых кораблей, такие как «Варан», не являются бесполезными. В рамках этого проекта Невское ПКБ сейчас прорабатывает технические и технологические аспекты строительства перспективных кораблей. Необходимо изучить потенциал и перспективы универсальной платформы как концепции и как конкретного изделия. Также нужно проработать различные аспекты модульного строительства. ВМФ России пока не располагает полноразмерными палубными БПЛА, и это направление тоже нуждается в изучении и проработке.

Таким образом, главной целью нынешних аванпроектов, в т.ч. «Варана», является проработка новых идей и решений для создания задела на будущее. Соответственно, когда вооруженные силы решат разрабатывать и строить авианосец, кораблестроители будут готовы приступить к созданию проекта со всеми требуемыми особенностями и качествами.

По всей видимости, проект УМК и УДК «Варан» так и останется на уровне предложений и частично проработанных проектов. Однако главным его результатом станут хорошо изученные и готовые к внедрению концепции универсальной морской платформы, авианосца со смешанной пилотируемой и беспилотной авиагруппой и т. д. И уже на основе этих идей будут разрабатываться реальные проекты кораблей разного назначения – после получения соответствующих заказов.

Баллада о «винчестере»: «Марлин» против «Винчестера»

Карабин «Марлин» М1893 под патроны .32 H.P.S. (.32 специальные высокой энергии)

«Они выстроили свою стену,

– ответил мандарин, –

в форме свиньи! Понимаешь?

Стена нашего города выстроена наподобие апельсина.

Их свинья жадно пожрет нас!

– О. –

И оба надолго задумались».

(«Золотой змей, серебряный ветер» Рэй Брэдбери. Переводчик В. Серебряков)

Оружие и фирмы. Почему-то считается, что все винтовки с затвором, управляемым рычагом, являются «винчестерами». Однако на самом деле это далеко не так.

Более того, вся история этой компании после 1876 года есть непрерывная борьба с целым рядом других фирм, также выпускавших такие же винтовки. В чем-то они были лучше, в чем-то хуже, однако они были. И одной из наиболее успешных и крупных была компания Marlin Firearms Co.

Казалось бы, чего такого мог сделать «Марлин», чего не мог бы сделать «Винчестер»?

А вот оказалось, что предела совершенствованию нет. И что даже отличная по своей простоте и надежности конструкция «винчестера» может быть улучшена еще больше.

Вот так на винтовках «Марлин» открывалось окно для выброса стреляных гильз

Впрочем, прежде чем вести речь собственно о винтовках фирмы «Марлин» давайте познакомимся с историей это компании. Вне всякого сомнения, менее известной, чем история того же «Винчестера».

А было так, что в 1870 году Дж. М. Марлин создал компанию «Marlin Arms», предприятие которой находилось в Нью-Хейвене (штат Коннектикут).

«Марлин» 1881 года под патрон .45-70. Похож на «Винчестер», также выбрасывает гильзы вверх, да и на вид немного грубоват.

Уже в 1881 годы «Марлин» представила свою первую винтовку с рычажным механизмом, ставшую ее ответом на растущий спрос на надежный магазинный карабин, который после гражданской войны год от года только повышался.

А вот это уже «Марлин» М336 1948 года под патроны «Винчестера» .30-30. Элегантное оружие, не правда ли?

В 1886 году компания представила свой уникальный двухкомпонентный предохранитель ударника с рычажным приводом, который до сих пор используется в ее винтовках.

По сути, этот механизм стал «дедушкой» каждого из всех современных рычажных механизмов «Марлин». Как видите, фирма самым серьезным образом взялась конкурировать со знаменитым «Винчестером». И начала выпускать свои модели одновременно с ним.

Маркировка ствола модели 1893 года, предназначенного для стрельбы патронами с бездымным порохом

И вот тут следует отметить, что «Марлин» был более чуток, скажем так, к запросам рынка. И лучше чувствовал новые веяния в оружейном деле, по сравнению все с тем же «Винчестером».

Так, несмотря на сотрудничество с Джоном Мозесом Браунингом, дизайн ствольной коробки в самом главном остался старым. Но стреляные гильзы выбрасывались из нее вверх. Разница была лишь в том, что на моделях 1873 и 1876 отверстия для гильз находилось на верхней панели ствольной коробки, а на «винчестерах» Браунинга 1886, 1892 и 1894 гг. его не было вообще. Гильза из патронника вытягивалась затвором и выбрасывалась экстрактором вверх.

Затворная коробка винтовки «Марлин» М336. Интересно, что прилив под ствольной коробкой для крепления рычага очень похож на аналогичную деталь на ствольной коробке ранних «винчестеров». На поздних образцах Дж. Браунинг от него отказался.

А это было не очень хорошо, потому что мешало крепить на ствольную коробку телескопические прицелы, которые как раз в это время начали понемногу входить в моду опять-таки по опыту гражданской войны. Кроме того, открытый сверху затвор легче засорялся.

«Марлин» М336. Вид справа. Затвор открыт. Хорошо видно, что устройство управляющего рычага проще, чем у винтовок «Винчестера», включая и те, что были созданы Дж. Браунингом. Затвор – цилиндрический. Запирание производится клином, входящим в прямоугольный паз, находящийся на нижней стороне стебля затвора, ближе к хвостовику ударника. Во время запирания происходит замыкание деталей бойка, поэтому выстрел возможен только в том случае, если затвор будет заперт. Запирающий клин на рычаге – проще не придумаешь.

Вид на ствольную коробку слева

И вот специалисты фирмы «Марлин» над этим подумали. И кончилось это тем, что в 1889 году на рынок поступил очередной «марлин», имевший ствольную коробку со сплошным верхом и боковым отверстием для стреляных гильз на ствольной коробке справа.

Таким образом, на модель 1889 года стало возможно крепить сверху оптический прицел. А кроме того, сам механизм винтовки оказался надежно укрыт от загрязнений.

Конструкция сразу же была запатентована и сделалась характерной особенностью всех последующих «марлинов».

Первые винтовки этого типа были выпущены под патроны .32 (7,7-мм) и .45 (11,43-мм) калибров, но потом их ассортимент был значительно расширен.

«Марлин» М336. Вид слева. На карабине, как вы видите, присутствуют антабки

В 1891 году – грандиозный успех модели 39 22LR. А сама эта винтовка стала самым известным образцом огнестрельного оружия в истории США, который бы производился непрерывно.

«Марлин» М39 под патрон .22LR

Патрон 22LR (5,6×15,6 мм R (с закраиной), LR– «длинный винтовочный»)

В 1894 году эта винтовка объединила все предыдущие инновации фирмы «Марлин» на одной надежной платформе, включая затвор с клиновым запиранием, двухкомпонентный предохранитель ударника, боковой выброс и самую прочную и гладкую ствольную коробку, которую когда-либо видела промышленность.

В 1895 году продолжена эволюция модели 1894. Для использования патронов большей мощности была увеличена ствольная коробка, ствол и магазин, который, соответственно, стал тоже большего диаметра.

Ствол и магазин М336

В 1948 году появилась винтовка «Модель 336», отличавшаяся круглым затвором (не прямоугольным, как у ее предшественников) и улучшенной нарезкой ствола «Micro-Groove» (с 12 мелкими нарезами) в сочетании с очень тщательно изготовленным рычажным механизмом.

На М336 очень необычно устроен курок. Он имеет боковой выступ, что позволяет с большим удобством взвести его одним пальцем

В 1965 году представлена «Модель 444» для охоты на крупную дичь.

Интересно, что фирма последовательно совершенствовала свои модели, добавляя одну цифру в название. Сначала была модель 36, затем 336. На фото М36АС

В 2018 году компания «Марлин» обновила М1894, улучшив технологию его производства.

В 2019 году «Марлин» выпускает свою «черную серию» – винтовки черного цвета для современных охотников, содержащих множество нестандартных технических решений и эстетических улучшений, которые на этой оружейной платформе раньше отсутствовали.

Спаренная пулеметная установка из двух пулеметов «Марвин» на борту самолета Де-Хевиленд, Лэнгли, Вирджиния, 1921 г.

Ранее, а именно в 2007 году Marlin Firearms была куплена компанией Remington Arms, входящей в состав Remington Outdoor Company.

Однако «Ремингтон» обанкротилась и в 2020 году куплена компанией «Ругер» – Sturm, Ruger & Co.

Во время Первой мировой войны компания «Марлин» стала одним из крупнейших производителей пулеметов в мире для США и их союзников. Именно она выпускала пулемет «Кольт-Браунинг» M1895 и его более поздний вариант, названный «пулемет Марлин», оптимизированный для использования на самолетах.

В годы Второй мировой войны фирма «Марлин» произвела также 15000 пистолетов-пулеметов U.D.M42 (но о нем на ВО уже рассказывалось).

В 1980-х и 1990-х годах «Марлин» наконец-то начал опережать фирму «Винчестер» по объемам продаж.

Именно наличие плоского верха ствольной коробки, что упрощает установку прицелов по сравнению с традиционными «винчестерами», помогло этой компании захватить большую долю американского рынка, поскольку американские стрелки все больше и больше стали полагаться на оптику.

При этом винтовки «Марлин» больше, значительно прочнее, хотя и тяжелее, чем большинство аналогичных моделей компании «Винчестер». Благодаря этому в них можно использовать очень мощные патроны, такие, например, как .45-70.

Впрочем, винтовки и карабины «Марлин» М1894 выпускаются также и пистолетных калибров, в частности, .357 Magnum, .44 Magnum и .41 Magnum, что позволяет использовать их в паре с револьверами под эти патроны.

В 2008 году «Марлин» выпустила свою 30-миллионную винтовку с рычажным механизмом перезаряжания, которая была подарена фирмой Национальной стрелковой ассоциации США.

P. S.

Фотографии предоставил Alain Daubresse.

Продолжение следует…

В Турции потерпел катастрофу военный вертолет, более 10 погибших и раненых

5 марта 2021 г., AEX.RU – В восточной части Турции произошла катастрофа военного вертолета, сообщает 4 марта турецкое военное ведомство. Об этом пишет ИА REGNUM.

На данный момент известно, что в результате катастрофы погибли девять и пострадали четверо военнослужащих ВС Турции.

Причины катастрофы пока не выяснены.

О связи происшествия с деятельностью какой-либо вооруженной группировки не сообщается.

С экипажами морской авиации Балтийского флота проведена тренировка по уничтожению кораблей условного противника

5 марта 2021 г., AEX.RU – В рамках проведения плановых учебно-тренировочных полетов экипажи самолётов морской авиации Балтийского флота отработали учебные задачи по уничтожению отряда боевых кораблей (ОБК) условного противника, сообщает пресс-служба Минобороны РФ.

В морских полигонах Балтийского флота многофункциональные истребители Су-30СМ и фронтовые бомбардировщики Су-24 выполнили боевые упражнения по преодолению системы противовоздушной обороны ОБК условного противника и нанесению по кораблям ракетно-бомбового удара. Для осложнения отражения кораблями авиационного удара заходы на цель осуществлялись с различных направлений с одновременным маневрированием по скорости и высоте.

«В качестве ОБК условного противника выступали боевые корабли Балтийского флота, в данный момент выполняющие задачи в море», — отмечают в пресс-службе.

В плановом мероприятии боевой подготовки было задействовано пять самолётов морской авиации флота итри надводных корабля Балтийского флота.