Все записи автора Михаил Утузов

Ракетные катера-катамараны Китая «Тип 022»

Катер «Тип 022» в море, 2014 г. Фото US Naval Institute

ВМС НОАК располагает достаточно многочисленным флотом ракетных катеров – порядка 130-150 ед. нескольких типов. Наиболее массовыми представителями этого класса являются катера-катамараны «Тип 022» или «Хубэй». Они строились с начала двухтысячных годов, и к настоящему времени в боевой состав введено более 80 ед. Такие катера сочетают высокие ходовые характеристики и широкие боевые возможности.

Процессы обновления

В конце девяностых годов ВМС Китая располагали большим количеством ракетных катеров нескольких проектов. При этом средний возраст такого флота постоянно увеличивался, техника устаревала морально и физически, а ее тактико-технические характеристики все менее соответствовали актуальным требованиям. Необходимость создания нового катера стала очевидной.

Перспективный проект получил рабочее обозначение «022». В зарубежных источниках катер нередко именуют по классификации НАТО – Houbei. Разработка проекта была выполнена на рубеже девяностых и двухтысячных. Точные сведения об исследованиях, предварявших проектирование, а также об особенностях разработки проекта и развертывания серии отсутствуют.

Катер в доке, можно рассмотреть форму подводной части. Фото Globalsecurity.org

За рубежом о новом китайском катере узнали весной 2004 г. Тогда на одной из верфей Шанхая был замечен необычный корпус, явно не имевший отношения к известным проектам. Летом катер спустили на воду для достройки и последующих испытаний. К началу 2005 г. головной «Тип 022» приняли в состав ВМС.

Известно, что в 2006-2007 гг. к программе строительства новых ракетных катеров привлекли в общей сложности четыре верфи в Шанхае и Гуанчжоу. Наладив производство, они могли строить до 10 катеров ежегодно. Благодаря этому, китайский флот смог рассчитывать на скорую замену устаревших ракетных катеров с несовершенным вооружением.

Морская платформа

Из известных данных следует, что перед проектом «022» ставилось несколько основных задач. Часть их, связанных с ходовыми и маневренными качествами, заметностью и т. д. предлагалось решать за счет создания особой конструкции корпуса и надстройки, а также путем внедрения энергоустановки и других систем с требуемыми параметрами.

Вид на корму и пусковые установки. Фото Globalsecurity.org

Катер «Тип 022» построен по схеме катамарана и имеет любопытную конструкцию корпуса. Боковые корпуса, находящиеся в воде и удерживающие катер на плаву, отличаются ограниченным поперечным сечением и шириной, но выполнены максимально длинными. Тонкая носовая часть такого корпуса минимально поднимается над поверхностью и буквально прорезает волны, что связано с необходимостью повышения ходовых характеристик.

Т. н. мост, соединяющий два корпуса и вмещающий основные системы и агрегаты, напоминает обычный катер. Он получил наклонный форштевень и V-образное днище традиционной корабельной формы в носовой части. Киль и борта в норме не касаются воды, а за ними расположено простое ровное днище. На таком корпусе устанавливается надстройка ограниченной высоты, за которой находится мачта. В кормовой части надстройки предусмотрены коробчатые кожухи пусковых установок для противокорабельных ракет.

Надводная часть катера «Хубэй» указывает на применение стелс-технологий. Корпус и надстройка составлены из прямых поверхностей с ровными гранями, расположенных под разными углами друг к другу и к горизонту. При этом, насколько известно, конструкция выполнена из металла, а на палубе и надстройке сохраняется масса выступающих деталей, что может сокращать эффект от малозаметных форм.

Стрельба из артиллерийской установки. Фото ВМС НОАК

Катер оснащается двумя дизельными двигателями мощностью по 3430 л.с. Каждый из них работает на свою пару водометов, установленную в корме бокового корпуса. Катамаранная конструкция и водометы позволяют развивать скорость 36-38 узлов.

«Тип 022» имеет длину 42,6 м при ширине ок. 12 м и осадке 1,5 м. Водоизмещение – 224 т. Экипаж включает 12 человек. Дальность хода, автономность и другие параметры остаются неизвестными. При этом катера способны свободно действовать в прибрежной зоне, на некотором удалении от баз.

Вопросы вооружения

Проект «022» предусматривал использование целого набора радиоэлектронного, артиллерийского и ракетного вооружения. За поиск надводных целей отвечает РЛС H/LJQ-362. Она обеспечивают обнаружение объектов и целеуказание на дальностях до 100 км и высотах до 8 км. Имеется оптико-электронная станция H/ZGJ-1B с дневным и ночным режимами. Все эти средства интегрированы в систему управления огнем H/ZFJ-1A.

Катер ставит помехи. Фото ВМС НОАК

Основным оружием «Хубэя» являются противокорабельные ракеты YJ-83. В корме надстройки размещаются две пусковые установки по четыре ПКР на каждой. Пуск осуществляется в переднюю полусферу. Обнаружив цель или получив целеуказание со стороны, экипаж катера вводит данные в автоматику ракеты и осуществляет запуск. Обеспечивается стрельба одиночными ракетами и залпом с интервалом 3 сек.

ПКР YJ-83 имеют длину более 6,3 м и массу 800 кг, из которых 190 кг приходится на боевую часть. Полет к цели осуществляется на дозвуковой скорости. Дальность поздних модификаций ракеты – до 250 км. Такая ракета способна выводить из строя надводные корабли разных классов, вплоть до фрегатов и эсминцев.

Для целей в ближней зоне катер несет артиллерийскую установку H/PJ-13 с 30-мм шестиствольным автоматом – копией советского АО-18. Управление этим оружием осуществляется при помощи оптико-электронной станции на мачте. Также на борту катера присутствуют ПЗРК. Имеются две установки для отстрела помех.

Центральный пост катера. Фото ВМС НОАК

Ракетные флотилии

Головной катер «Тип 022» был передан ВМС НОАК в конце 2004 г. Вскоре после этого на заводе в Шанхае заметили еще три корпуса, достроенные и сданные в 2005-2006 гг. Включение в программу строительства новых предприятий позволило резко нарастить темпы и объемы производства, выйдя на рубеж в 10 катеров ежегодно. Уже в 2008 г. зарубежные СМИ сообщали о наличии у Китая 40 катеров нового проекта.

За несколько лет катера «022» стали самым массовым образцом на вооружении китайского флота. По разным данным, в настоящее время в составе ВМС имеется не менее 60-80 таких катеров. В большинстве источников упоминается 83 вымпела. Они распределены между несколькими подразделениями в составе всех трех флотов ВМС с базированием в разных портах.

Задачей ракетных катеров нового типа является охрана прибрежной зоны от надводных кораблей вероятного противника. Такое их применение регулярно отрабатывается в ходе различных учений. Кроме того, катера «Тип 022» используются для защиты интересов страны в удаленных районах. К примеру, вместе с другими кораблями и судами ракетные катера участвуют в патрулировании вблизи спорных островов Спратли. Очевидно, что их можно задействовать и в иных операциях в других районах.

Ракетные катера на учениях, 2016 г. Фото ВМС НОАК

На пользу флоту

К настоящему времени было построено до 83 ракетных катеров-катамаранов «Тип 022», и они стали самыми массовыми боевыми единицами ВМС НОАК. Подобные количественные показатели связаны как с относительной простотой и дешевизной, так и с высоким потенциалом. Проект «022» предусматривал использование самых современных компонентов и новых решений, что дает ряд важных возможностей.

За счет катамаранной конструкции и водометных движителей катер «Хубэй» способен развивать высокую скорость и быстро выходить на рубеж пуска ракет. Малозаметная конструкция снижает вероятность своевременного обнаружения и эффективного ответного удара. Применяемые ракеты показывают достаточно высокие летные и боевые характеристики и вполне способны выполнять поставленные задачи – особенно при залповой стрельбе силами одного или нескольких катеров.

Таким образом, проблема обновления надводных сил была успешно решена. На вооружение ВМС НОАК поступили десятки новых катеров с улучшенными характеристиками и расширенными возможностями, и это позволило отказаться от значительной части устаревших боевых единиц. По всей видимости, катера «Тип 022» будут сохранять свое место во флоте в течение длительного времени, и замену для них создадут только в отдаленном будущем.

Источник

Немецкие корабли в составе российского флота

Такой простой факт – в кораблестроении Россия отставала от развитых стран мира, что и определяло многое в постройке отечественного флота. И не только кораблей: механизмы, артиллерия, приборы, гражданские суда – очень многое приезжало из Германии. Эта традиция продержалась до 1914 года. А затем после перерыва, вызванного Первой мировой войной, была снова возобновлена. И часть флота советского, точно так же, как и императорского, имела германский акцент. А последний случай закупок германских кораблей пришелся и вовсе на 80-е годы XX века…

Нельзя объять необъятное, но пробежаться по самым знаковым кораблям, которые немцы нам строили или проектировали, будет небезынтересно.

Миноносцы немецкой постройки

23 августа 1885 года подписал контракт на постройку трех стальных миноносцев для Балтийского флота. Стоимость каждого определили в 196 тыс. германских марок или 96,5 тыс. рублей, срок сдачи – последовательно по одному в течение мая-июля 1886 года.

16 ноября 1885 года был подписан контракт на постройку таких же кораблей для Черноморского флота (суммарная стоимость 555 224 рублей, сдача в течение марта-апреля 1886 года.)

Фирма «Шихау» строила миноносцы для германского флота, не подвела она и флот Российский с типом «Або» – в 1886 году наш флот получил девять миноносцев, водоизмещением 87,5 тонн и скоростью до 21 узла. Из них шесть миноносцев получили черноморцы, три – балтийцы. «Або» прослужил до 1925 года, успев поучаствовать в Первой мировой войне как посыльное судно, в Гражданской – в составе Волжской флотилии как канлодка и тральщик, и в послевоенные годы – как корабль Морпогранохраны. Семь были списаны в 1910 году, по причине устаревания, еще один – в 1913 году.

Подвигов военных они не совершили, но и войны на их молодость не пришлось. А так – надежные и передовые для своего времени корабли. Более того – еще два миноносца были построены уже в России, в варианте разборном, для нужд Дальнего Востока, где они и поучаствовали в Русско-японской войне.

Дальше немцы построили еще два миноносца для Черноморского флота – «Адлер» и «Анакрия». Первый из них на испытаниях достиг скорости 26,5 узла, став на тот момент самым скоростным кораблем Российского флота. По типу «Анакрия» было выстроено аж 10 миноносцев уже на русских верфях. Но эпоха малых миноносцев заканчивалась, и помимо малышей нужны были большие минные корабли.

Первые минные крейсера нашего флота были построены в России, но были они не очень удачными – «Лейтенант Ильин» и «Капитан Сакен». По признанию комиссии адмирала Казнакова:

… «Лейтенант Ильин» не удовлетворяет вполне ни одной из целей, указываемых командиром его.

Они были слишком слабы и маломореходны для разведчика при эскадре и слишком тихоходны для уничтожения миноносцев противника.

После осознания этого факта последовало обращение к немцам. И немцы не подвели, переделав под нужды РИФ свой проект дивизионного миноносца (то, что гораздо позже станут называть лидером). В 1890 году сдали заказчику 450-тонный корабль со скоростью 21 узел, по боевым возможностям не уступающий «Ильину», стоимостью 650 тысяч марок (700 тысяч – последующие).

В серию вошли шесть кораблей: три – построены немцами, три – на наших верфях. Корабли служили долго, поучаствовали в Русско-японской и в Первой мировой войне. И носили флаги трех флотов. Два крейсера стали японскими трофеями и до 1914 года носили флаги японского флота. Два в Первую мировую достались финнам и в качестве канонерок дожили до 1937 и 1940 года, соответственно.

На этом история не заканчивается. И в 1899 году все тот же Шихау для нужд Дальнего Востока строит четыре контрминоносца типа «Касатка». 350-тонные дестроеры вошли в состав Первой эскадры, прошли осаду Порт-Артура (потерян один), служили в Сибирской флотилии, а в Первую мировую войну – перешли на Северный Ледовитый океан. Списаны немки были только в 1925 году.

Но это еще не вся история. В годы Русско-японской войны немцам были заказаны еще 10 контрминоносцев типа «Инженер-механик Зверев», по сути все те же «Касатки». И заказ был выполнен. Причем с прицелом на доставку во Владивосток в разобранном виде – для сборки уже на театре боевых действий.

Последними минными кораблями стали минные крейсера, заказанные в тот же период в Германии. На этот раз фирме «Вулкан».

Всего в Германии и России выстроено 24 корабля, слегка отличающихся друг от друга типов. Первые по-настоящему мореходные наши эсминцы водоизмещением до 820 тонн, они составили костяк минных сил Балтийского флота. Четыре построены для Черного моря с оригинальным вооружением в 1 – 129/45 мм и 5 – 75/50 мм.

Корабли в 1914 году воевали на Балтике, на Каспии, на Черном море, четыре из них пережили Вторую мировую войну в качестве канлодок…

Переоценить роль немцев в становлении наших минных сил трудно, проще назвать ее бесценной. Помимо постройки кораблей и разработки проектов, немцы, например, поставили паровые турбины для «Новика».

Причем, как правило, благодаря надежности и эксплуатационной простоте немецкие корабли были долгожителями, оставаясь в строю более сорока лет.

Крейсера

Помимо эсминцев и миноносцев немцы строили нам отличные крейсера.

Это и пара шеститысячников «Богатырь и Аскольд», и скаут – «Новик», и их отечественное развитие в количестве пяти штук (три – «Богатыря», два – «Новика»). Из восьми крейсеров два были построены для Черного моря, прошли Первую мировую войну. «Кагул» под именем «Коминтерн» в качестве минзага поучаствовал в Великой Отечественной. Малоизвестный факт – при его восстановлении использовали часть механизмов прародителя серии – «Богатыря». «Аскольд» прошел Русско-японскую войну, поучаствовал в охоте на «Эмден», Дарданелльской операции, служил на флотилии СЛО…

«Новик» – единственный крейсер Первой Тихоокеанской, который продолжил прорыв после боя в Желтом море и дошел до Сахалина. «Изумруд» – прорвался утром 15 мая 1905 года мимо всего японского флота.

Это все известно и давно описано.

Гораздо меньше пишут о том, что на этом история немецких крейсеров Российского флота далеко не закончилась.

Знакомьтесь – «Эльбинг» и «Пиллау», они же «Адмирал Невельский» и «Муравьев-Амурский».

Принятая в 1912 году кораблестроительная программа РИФ предусматривала постройку двух крейсеров для Сибирской флотилии. Конкурс выиграл Невский завод. Но самую быструю скорость постройки и низкую стоимость гарантировала давно знакомая русским адмиралам фирма «Шихау».

Корабли задумывались интересными – при планирующемся водоизмещении в 4000 тонн они должны были нести 8 орудий 130/55, четыре противоаэропланных пушки и рельсы для постановки мин. Скорость должна была составить 28 узлов, дальность – 4 300 миль. Головной крейсер должен был быть сдан 15 июля 1914 года.

Но, увы, не успели. И практически готовые корабли вошли в германский флот. Первый из них прошел в его составе войну на Балтике, Ютландское сражение, второй бой у Гельголанда и матросское восстание. После войны был передан Италии, дабы служить там до 1943 года, когда его затопит свой же экипаж, но поднимут немцы. Правда, снова походить под немецким флагом старому крейсеру было не судьба, и его тихо разобрали на металл. Судьба второго короче – в Ютландском бою он сделал первый залп, но ночью был протаранен линейным кораблем «Позен» и затонул.

Следующие 25 лет не до экспорта кораблей было немцам, флот которых благодаря Версалю сжался до неприличных размеров, и не до покупок нам, все силы отбирало преодоление последствий Гражданской и индустриализация. Но как только началось восстановление флотов – возобновилось и сотрудничество.

В вопросе крейсеров это в первую очередь, конечно же, «Лютцов» – тяжелый крейсер, проданный СССР в феврале 1940 года. В чем-то он повторил судьбу «Эльбинга» и «Пиллау», разве что наученный горьким опытом царя Николая генсек Сталин достройку проводил в Ленинграде. На момент начала войны корабль был готов на 70 % и, несмотря на это, поднял флаг и при подходе к городу немецких войск открыл огонь. После войны были планы его достройки, но моральное устаревание и дороговизна перевели его сначала в разряд вечного недостроя, потом – учебного несамоходного судна, позже – плавказармы. Тем не менее, свою лепту в нашу победу корабль внес и несомненную пользу флоту принес, как военную, так и техническую – как образец новейшего германского кораблестроения.

Заканчивается история советско-германского сотрудничества в постройке крейсеров интересным проектом 69И. У немцев, в связи с отказом от постройки новых линкоров, образовались шесть лишних двухорудийных башен с орудиями калибра 380/52 мм. У нас в постройке было два больших крейсера проекта 69, трехорудийные башни для которых, как и сами орудия, разрабатывал завод «Баррикады». И делал это – не очень. В смысле: в теории – было все, а на практике – ничего, кроме чертежей. В таком свете предложение Круппа о покупке башен очень даже пришлось ко двору, и в ноябре 1940 года был подписан контракт. Увы, не выполненный. Большой крейсер, вооруженный тремя двухорудийными башнями, аналогичными башням «Бисмарка», мог бы получиться очень даже любопытным.

Остальное

Были и другие корабли, и другие проекты, и субмарины: от «Форели» и до знаменитых «С». Были трофеи после разгрома Германии: и статусные – в виде крейсера «Адмирал Макаров» (экс-«Нюрнберг»), и полезные – вроде ПЛ 21 серии.

Последним немецким проектом на службе ВМФ СССР и РФ стали МПК проекта 1331М. 12 кораблей вступили в строй с 1986 по 1990 годы. Построенные с ТТХ, изначально худшими, чем у их советских аналогов, они оказались неожиданно надежными и долговечными. Шесть кораблей этого типа до сих пор несет службу в Балтийском флоте. В этом смысле за столетие не поменялось ничего – немецкая техника крайне надежная и неприхотливая. И та, что строится для себя, и та, которую они строят на экспорт.

Осознаю – статья неполная. Но сотрудничество по ГЭУ требует места не меньше. Еще столько же – по артиллерии. А еще были приборы, корабельные гидропланы, гражданские суда…

Сотрудничала Россия и с другими странами, в первую очередь с Францией, Италией и Англией. И это нормально – сильным во всем быть нельзя.

Но все-таки самые удачные наши корабли иностранных проектов – немецкие. Это не означает, что мы копировали немцев – их проекты перерабатывались под наши нужды. И наследник мог отличаться от прототипа, как, например, в паре «Новик» – «Жемчуг».

Мы не копировали, мы – учились. И факт есть факт: в нынешнем флоте РФ, в нашей конструкторской школе есть капля немецкой крови. И я не скажу, что это плохо. Все-таки немецкая техническая школа (в отличие от их политических идей) просто блестящая.

Источник

ВВС США назвали аналог Су-57

Военно-воздушные силы (ВВС) США в ходе церемонии, состоявшейся на авиабазе Эглин во Флориде, дали официальное название истребителю F-15EX Advanced Eagle, сообщает The Drive.

Издание пишет, что самый совершенный F-15 Eagle, который аналитики Райан Бауэр и Питер Уилсон американской исследовательской организации RAND считают аналогом российского самолета пятого поколения Су-57, будет теперь называться F-15EX Eagle II.

В сообщении ВВС США, в частности, подчеркивается, что модернизированный истребитель получил новые программное обеспечение и систему радиоэлектронной борьбы.

В марте издание сообщило, что истребителю F-15E Strike Eagle добавили новую задачу, заключающуюся в транспортировке умных бомб для самолетов пятого поколения F-22 Raptor и F-35 Lightning II.

В феврале впервые взлетел истребитель F-15EX Advanced Eagle, который считается самой совершенной версией F-15 Eagle. Самолет, который может стать самым вооруженным истребителем в мире, дополнит F-35 Lightning II в особо сложных миссиях.

В июле в публикации китайского портала Global Times истребителями пятого поколения были названы американские F-22 Raptor и F-35 Lightning II, а также китайский J-20, но не российский Су-57.

Иван Потапов

Источник

Новый самолет Ил-96-300 совершил первый испытательный полет

Воронеж. ИНТЕРФАКС — Первый полет очередного серийного самолета Ил-96-300, построенного в ПАО «Воронежское авиационное самолетостроительное общество» (ВАСО, входит в состав ОАК госкорпорации «Ростех»), состоялся в пятницу, сообщила пресс-служба Объединенной авиастроительной корпорации (ОАК).

В настоящее врем самолет проходит цикл заводских испытаний для последующей передачи заказчику.

В ходе полета на высотах от 5 тыс. до 9 тыс. метров выполнялась проверка устойчивости, управляемости воздушного судна, работоспособности всех его систем и силовой установки. Во время снижения проводилась проверка радиотехнических средств захода на посадку. Продолжительность полета составила около двух часов. Полетное задание было выполнено полностью.

В сообщении отмечается, что воздушное судно соответствуют европейским и международным стандартам. В частности, на самолете установлен модернизированный пилотажно-навигационный комплекс, а также применена новая технология окраски, которая обеспечивает дополнительную защиту планера.

«Программа Ил-96 традиционно обеспечивает основную загрузку завода. Около 70% работников предприятия заняты именно на этом проекте. Сегодня мы стабильно обеспечены заказами по программе Ил-96», — приводятся в сообщении слова управляющего директора ВАСО Фарита Шарафеева.

Ил-96-300 предназначен для перевозки пассажиров на авиалиниях большой протяженности. Согласно финансовому отчету ВАСО за первое полугодие 2020 года, всего на ВАСО было произведено 23 самолета этого типа, десять из которых были переданы в СЛО «Россия» (в их числе — президентский борт), четыре — авиакомпании Cubana de Aviacion, один из которых предназначен для перевозки первых лиц Кубы.

Источник

И тщательно помешать: армия России проверила стратегические «глушилки»

Войска радиоэлектронной борьбы Балтийского и Северного флотов провели уникальные двусторонние учения

Российские военные провели учения, в ходе которых были протестированы сверхдальнобойные станции радиоэлектронной борьбы. Об этом сообщили источники «Известий» в Минобороны. Какие именно системы проходили боевую проверку, не раскрывается. Известно, что подразделения РЭБ Балтийского и Северного флотов на расстоянии в несколько тысяч километров находили и подавляли станции связи условного «противника», который в свою очередь наносил по ним ответный радиоэлектронный удар. По словам экспертов, знакомых с ходом учений, подразделения работали в условиях, практически не отличающихся от боевых.

Радиообмен ударами

Несмотря на то, что двусторонние учения сил Балтийского (БФ) и Северного (СФ) флотов завершились в марте, итоги их были подведены совсем недавно, сообщили источники «Известий» в военном ведомстве. Маневры прошли успешно, а комплексы радиоэлектронной борьбы подтвердили заявленные характеристики, отметили собеседники редакции. При этом назвать системы радиоэлектронной борьбы, которые привлекались к маневрам они отказались.

Войска РЭБ на берегах Балтики выявляли, классифицировали и подавляли радиосети, расположенные в Заполярье. В свою очередь Северный флот в ходе учений провел несколько десятков сеансов связи, чтобы дать возможность балтийцам тренировать службы РЭБ. В это же время подразделения радиоэлектронной борьбы СФ «слушали» эфир Балтийского флота. И тем, и другим удалось подавить одинаковое количество сеансов.

Фото: РИА Новости/Денис Абрамов

Источник изображения: iz.ru

С 2015 года в РФ создаются современные комплексы помех наземного, воздушного и морского базирования во всех звеньях управления, заявлял в феврале глава Минобороны Сергей Шойгу. Многие из этих комплексов, по словам министра, не имеют аналогов в мире: уже разработаны 19 новейших образцов техники РЭБ, в том числе на воздушных носителях, при создании которых учитывались перспективы развития систем управления войсками и оружием иностранных армий.

— Эта тенденция наблюдается несколько лет — министр обороны и начальник Генерального штаба требуют проводить двусторонние учения, — рассказал «Известиям» военный эксперт Виктор Мураховский. — Такая тренировка войск РЭБ позволяет совершенствовать навыки как в системах радиоэлектронной разведки, так и в системах радиоэлектронного подавления. Фактически на маневрах они действовали в боевых условиях — за исключением того, что по комплексам РЭБ не работали огневые средства. А все остальное как в реальном бою, потому что радиоэлектронное пространство границ не имеет, и никаких скидок нет. Идет борьба за доминирование. Радиоэлектронное пространство — очень важная сфера. Эффективность и даже возможность применения многих современных вооружений напрямую зависит от доступа к определенным частотам электромагнитного диапазона. Достаточно вспомнить современные системы навигации, на которые опираются многие ударные средства.

Эксперт подчеркнул, что достижения российских разработчиков в последние годы находятся на уровне мировых, а по ряду параметров — даже выше.

Сирийский тест

Подавлять военную радиосвязь на огромных расстояниях позволяет мобильный автоматизированный комплекс «Мурманск-БН». Он способен засечь работу средств коротковолновой связи, запеленговать их и выставить прицельные помехи. Дальность подавления составляет несколько сотен километров, а при определённых условиях может достигать 5000 км.

При помощи «Мурманска» можно заглушать радиосвязь штабов даже в глубоком тылу противника и создавать трудности в управлении войсками. Предназначен он и для постановки помех боевым кораблям и целым эскадрам. Комплекс затрудняет их взаимодействие, а также мешает руководить палубными самолётами и вертолётами.

Комплекс радиоэлектронной борьбы «Мурманск-БН», представленный на экспозиции военно-технического форума в Североморске

Источник изображения: Фото: РИА Новости/Павел Львов

Весь «Мурманск-БН» помещается на семи грузовых автомобилях высокой проходимости. Главной его «ударной силой» служат четыре огромные телескопические антенны высотой 32 метра, которые можно развернуть на любой местности, куда способна добраться машина. Автономность ему придают мощные дизель-генераторы. С 2014 года это оружие поступает в береговые центры радиоэлектронной борьбы флота и в сухопутные бригады РЭБ.

Для подавления систем радиосвязи в диапазоне коротких и ультракоротких волн на меньших дистанциях предназначен комплекс «Борисоглебск-2». Он не только способен нарушить связь в тактическом звене, но и заглушает каналы управления беспилотниками. На вооружении флотских центров РЭБ состоят также средства для постановки помех сотовым телефонам, спутниковой навигации, радиолокаторам и радиовзрывателям противника.

Автоматизированная станция помех из состава комплекса радиоэлектронной борьбы «Борисоглебск-2»

Источник изображения: Фото: РИА Новости/Сергей Пивоваров

Помимо береговых центров радиоэлектронной борьбы, различные комплексы РЭБ установлены также на всех кораблях военно-морского флота, включая подводные лодки. Они помогают им защититься от применения высокоточного оружия противника. Оснащены такими также самолёты и вертолёты флотской авиации.

В прошлом году Центральный военный округ отрабатывал создание сплошного управляемого поля помех для спутниковой навигации. С помощью новой системы прикрыли перегруппировку войск округа и начало боевой операции.

Подготовка к запуску БПЛА «Орлан-10»

Источник изображения: Фото: РИА Новости/Министерство обороны РФ

По данным Министерства обороны, с 2012 по 2020 год на снабжение приняты более двух десятков современных образцов техники РЭБ. От использования традиционных «глушилок» удалось перейти к инновационным методам подавления и искажения сигналов. В их число помимо «Поля-21» входит, например, комплекс «Леер-3». На нем передатчики помех для сигналов сотовой связи установлены на небольших беспилотниках «Орлан-10». Они способны также определять координаты сотовых телефонов в радиусе нескольких километров и массово рассылать на них SMS-сообщения

Российским военным уже приходилось использовать современные системы РЭБ в боевых условиях. В январе 2018 года с их помощью был отражен групповой налет самодельных беспилотных бомбардировщиков экстремистов на базы Хмеймим и Тартус в Сирии. Из 13 дронов боевиков семь были сбиты огнем ПВО. Остальных принудили к посадке специалисты РЭБ. В последующие годы боевики десятки раз повторяли налеты на российские базы, но все они остались безуспешными.

Роман Крецул

Источник

Уникальные конструкции Браунинга: «великая восьмёрка»

Винтовка фирмы «Ремингтон» М81 «Вудмастер». Фото Alain Daubresse

«… Есть в руке моей сила сделать вам зло;.. »

(Бытие 31:29)

Оружие и фирмы. Сегодня мы познакомимся с другой конструкцией Джона Браунинга, и не просто конструкцией, а винтовкой, получившей прозвище «великолепная восьмёрка». Понятно, что даром такими эпитетами люди не разбрасываются, особенно в стране, где люди всегда знали толк в оружии и умели с ним обращаться. Причём на тему «великой восьмёрки» у нас будет не одна, а две статьи.

Начнём с того, что вспомним, что и об этой винтовке на ВО в 2016 году материал уже публиковался. Но времени с тех пор прошло много, появилась дополнительная информация, а раз так, есть смысл вновь обратиться к этой теме и тем самым продолжить наш рассказ о фирмах и об их оружии.

Реклама 9-мм самозарядной винтовки фирмы «Ремингтон»

А было так, что, когда Браунинг уехал в Европу и уже оттуда начал торговать своими ружьями в США, многие оружейные фирмы задумались о том, что… проворонили целый сегмент рынка оружия. Причём в лидерах опять оказалась фирма «Кольт» со своими самозарядными винтовками М1903 и М1905. Той же фирме «Ремингтон» было о чём задуматься, и они приняли правильное решение: обратились к Джону Мозесу Браунингу. Помоги, мол, чем можешь, и Браунинг им и впрямь помог: предложил один из тех трёх вариантов своих ружей, которые были им разработаны ещё до его отъезда в Бельгию.

Заявка на патент Джона Браунинга была подана 6 июня 1900 года, а патент США № 659 786 был выдан 16 октября 1900 года. И когда Браунинг продал патент компании «Ремингтон», она тут же начала выпуск его винтовки в 1906 году.

Схема устройства самозарядной винтовки Дж. Браунинга по патенту 1900 года

Так фирма смогла выпустить на американский рынок оружия своё собственное автоматическое ружьё – Remington Autoloading Rifle, которое в 1911 году стало называться «Модель 8». Но если А-5 было ружьём гладкоствольным, то данный образец представлял собой самую настоящую винтовку, стрелявшую мощными винтовочными патронами с пулями в рубашке из твёрдого сплава. Причём «Ремингтон» предложил своим покупателям (и это тоже было очень хорошим маркетинговым ходом!) сразу четыре модели винтовок под боеприпасы разного калибра: Remington .25, .30, .32 и .35. Самый первый стрелял относительно слабыми патронами .25 Remington (калибра 6,54 мм), дальше мощность патронов увеличивалась, а вот последний вариант «восьмёрки» использовал уже самые мощные патроны .35 Remington (9×48мм Browning). Создан этот патрон был на базе гильзы от штатного армейского .30-06 патрона, но при этом имел и больший калибр (реально 9,1-мм), и значительно более тяжёлую пулю. То есть эта винтовка обладала большей убойной силой, а сила… это всегда сила. Лишней она никогда не бывает!

Патроны для сравнения слева направо: .308 Winchester, .35 Remington и .223 Remington

Различались винтовки не только калибрами, но и отделкой. Всего было пять различных вариантов отделки винтовок, от простого Standard и до самого роскошного Premier Grade. Хотя многие в основном только тем и отличались, что качеством древесины и объёмом выполненной гравировки или насечки.

Некоторые винтовки представляли собой самое настоящее произведение искусства и стоили потому баснословно дорого. Например, вот этот образец… Фото предоставил Cameron Woodall

Или вот этот. Фото предоставил Cameron Woodall

Интересно, что эта винтовка была разработана Джоном Мозесом Браунингом, ещё когда он работал над своим первым полуавтоматическим ружьём, впоследствии Browning Auto-5. Более того, в новой винтовке использовалась та же самая длинноходная система отдачи, что и в этом его ружье.

Заряжание винтовки с помощью обоймы

Но были у новой винтовки и отличия: ствол с надетым на него кожухом, скрывавшим надетую прямо на ствол его возвратную пружину, фиксированный коробчатый магазин на пять патронов, который можно было заполнять при помощи обоймы (для пяти патронов калибров .25, .30, .32 и четырёх патронов для калибра .35). При выстреле ствол двигался внутри кожуха, что, по мнению многих стрелков, было более комфортным, нежели «скачущий» ствол у ружья А-5.

Схема устройства ствольной коробки винтовки М8 из патента Дж. Браунинга 1911 года. Очень хорошо видно устройство кожуха ствола и самого ствола с надетой на него пружиной – Фиг. 17, а также устройство крепления ствола – дет. 5, 6, 7, 8

Браунинг создавал его, учитывая то обстоятельство, что в те дни большинство людей ездили на поезде, поэтому размеры оружия имели значение. Вот он и сделал свою новую 8-фунтовую 41-дюймовую винтовку разборной, что облегчило и её транспортировку, и чистку. Разборка оружия была крайне простой. Сначала требовалось снять цевьё, чтобы получить доступ к встроенному ключу ствола. Затем при помощи ключа соединение попросту развинчивалось, ствол освобождался, и таким образом ружьё разбиралось на две части. А так как ствол, включая патронник и открытый прицел, оставался при этом единым целым, эта особенность никоим образом на меткость стрельбы не влияла.

М8. Затвор открыт. Кстати, обратите внимание на характерную форму предохранителя, который одновременно является и замыкателем затвора. Ничего не напоминает? Фото предоставил Cameron Woodall

После того как было произведено около 69 000 М8, фирма почувствовала, что «старая рабочая лошадка нуждается в косметическом ремонте», и в 1936 году представила модель «81» с некоторыми незначительными отличиями, такими, например, как более тяжёлая пистолетная рукоятка и более прочное цевьё. Кроме того, изначально ружьё предлагалось в другом диапазоне калибров: .30, .32, и .35 Remington.

«Вудмастер» М81. Вид слева. Фото Alain Daubresse

М81. Предохранитель закрыт. Ствольная коробка. Вид справа. Фото Alain Daubresse

М81. Ствольная коробка. Вид слева. Фото Alain Daubresse

В 1940 году к модельному ряду добавился ещё и калибр .300 Savage, а всё лишь для того, чтобы сделать 81-ю модель ещё более конкурентоспособной в условиях рынка. При этом винтовка, получившая название «Вудмастер», выпускалась с несколькими вариантами оформления: «Стандарт» 81A с простым прикладом и цевьем; 81B «Спешиал» с отборной клетчатой древесиной; 81D «Бесподобный» с гравировкой на ствольной коробке и изящной насечкой; 81E «Эксперт» с ещё большим объёмом гравировки и лучшей насечкой; и первоклассный 81F «Премьер». Была также усовершенствована технология изготовления и снижена себестоимость.

А вот так эта винтовка разбиралась: сначала удалялось цевьё. Фото Alain Daubresse

Затем вращением ключа крепление ствола к ствольной коробке развинчивалось, и ствол отделялся от ствольной коробки. Фото Alain Daubresse

Нарезной узел крепления ствола. Фото Alain Daubresse

В целом Remington Model 8 выдержала испытание временем. Их всё ещё используют на охоте даже в 21 веке, спустя 100 с лишним лет после того, как её конструкцию впервые запатентовал Джон Браунинг. И что же сделало эту винтовку такой популярной? Сама винтовка или наша тоска по прошлому, когда и яблоки были слаще и деревья намного выше? Или хорошие идеи просто никогда не теряют своей полезности? Кто знает…

Кожух ствола. Фото Alain Daubresse

А вот это номера патентов, защищающих авторские права фирмы, которые были отштампованы прямо на стволе! Фото Alain Daubresse

Что можно сказать о попытках усовершенствования этой винтовки? Да, они были, но трудно совершенство сделать ещё совершеннее. Трудно, но если постараться, то можно. Например, сделать магазин… отъёмным, что в определённой степени может сделать такое оружие более функциональным. Наиболее заметной попыткой на этом пути стала работа компании «Р. Кригер и сыновья» из Клеменса, штат Мичиган. Их переделка была произведена с использованием штатного коробчатого магазина на 4/5 патронов.

Реклама конверсии фирмы «Кригер»

Внешний вид магазина М81 после конверсии – вверху (хорошо видна клавиша защёлки магазина) и до – внизу. Фото предоставил Cameron Woodall

Что отличает «Кригер» от всех других модификаций, так это высокое качество изготовления. Неизвестно, сколько винтовок они конверсировали (возможно, сотни), но известно, что такие переделки выполнялись в конце 1940-х — начале 1950-х годов. В 1951 году реклама Кригера печаталась в журнале «American Rifleman». При этом сама конверсия стоила 20 долларов (в итоге увеличилась до 25 долларов), а ещё 12,50 долларов нужно было отдать за дополнительный магазин. Сравните это с ценой М81 в 142,95 доллара в 1950 году, и тогда эта конверсия дешёвой не покажется.

Кстати, в Бельгии эта винтовка также выпускалась и была известна как «La Carabine Automatique Browning», а в Германии – «Selbstladebüchse Browning Kaliber 9 mm», и даже поставлялась из Европы в США, где была известна как F.N. 1900. То есть F.N. 1900 – это не новая винтовка, а всего лишь европейский двойник М8. Причём в Европе эту новинку от фирмы FN приняли без особого восторга, скорее, как оружие для любителей всего ультрасовременного.

Различались бельгийские и американские винтовки практически лишь только в деталях: например, у них по-разному были оформлены рукоятки взведения затвора. Фото предоставил Cameron Woodall

Различались они и конструкцией экстрактора на затворах… Фото предоставил Cameron Woodall

Тем не менее, по сравнению с другим европейским огнестрельным оружием того времени, она имела очень высокую скорость стрельбы и… отличалась элегантной конструкцией. Но по-настоящему внимание на неё обратили лишь только в первые дни Первой мировой войны, когда около сотни этих винтовок решили использовать для того, чтобы вооружить наблюдателей на аэропланах французской авиации.

P.S. Автор и администрация сайта ВО выражают признательность Кэмерону Вудаллу за предоставленное им разрешение на использование своих фотографий и материалов.

Продолжение следует…

Источник

Истребитель раздора: жива ли евро-«шестёрка»?

Расклад сил

Ещё пять лет назад словосочетание «истребитель нового поколения» ассоциировалось с чем угодно, но только не с европейским авиастроением. Европа де-факто «проспала» пятое поколение, а шестое казалось чем-то столь далёким, что о нём вообще мало кто говорил всерьёз. Первые намёки на возможные изменения появились в 2016-м, когда Airbus Defence and Space (подразделение Airbus, занимающееся военной техникой) показал концепт крылатой машины нового поколения.

Дальше ситуация развивалась подобно снежному кому. В 2019-м Франция и Германия договорились о старте работ в рамках программы истребителя нового поколения. В том же году на авиасалоне Ле-Бурже европейцы показали макет истребителя NGF (Next Generation Fighter), который создаётся по программе Future Combat Air System (FCAS) или Système de combat aérien du future (SCAF) во французской версии (не путать с одноимённой более ранней европейской программой, тоже получившей обозначение FCAS). Потом к программе присоединились испанцы, так что участников де-факто стало трое: Франция, выступающая фактическим лидером, а также Германия и Испания. Главные подрядчики — Dassault Aviation, Airbus и испанская Indra.

Чтобы не запутаться ещё больше, стоит сказать, что под влиянием Brexit британцы в 2018-м представили свой собственный концепт истребителя пятого поколения, получивший имя Tempest. Макет, похожий на «пеликана», показали в 2018 году во время выставки в Фарнборо. Кроме британцев в программе участвуют итальянцы, а также опционально — шведская сторона, для которой, будем откровенны, самостоятельная разработка замены Saab JAS 39 Gripen практически непосильна (достаточно вспомнить заоблачные суммы, которые стоили программы пятого поколения). Основные компании, задействованные в условно британской программе — BAE Systems, Leonardo, MBDA и Rolls Royce.

Проще говоря, европейских истребителей должно быть два:

— Франко-германо-испанский NGF (FCAS) ;

— Британско-итальянско-шведский Tempest.

Обе машины, согласно плану, могут появиться примерно в 2035-2040-х годах. Они заменят истребители четвёртого поколения, которые сейчас используют европейцы: прежде всего Dassault Rafale и Eurofighter Typhoon. Опционально — упомянутый выше Gripen, включая самый новый JAS 39E/F.

Многие эксперты недоумевали: зачем Европе сразу два самолёта, претендующие на звание «истребителя шестого поколения»? Тем удивительней новость о том, что по факту таких машин может оказаться… три.

Мы делили

Интересно, что, несмотря на все финансовые проблемы британцев, программа Tempest идёт своим чередом: ни про какие фундаментальные вопросы никто не пишет (либо британцы о них просто не говорят). А вот в случае с Future Combat Air System всё оказалось очень и очень непросто.

Уже на начальной стадии вскрылись противоречия между ведущими участниками программы — немцами и французами. О проблемах стало известно не так давно. По словам инсайдеров, в начале февраля Ангела Меркель и Эмманюэль Макрон не смогли урегулировать ряд проблем, оставив открытым вопрос — когда может быть выпущен следующий транш платежей в размере не менее пяти миллиардов евро? (Общую стоимость программы оценивают в 100 миллиардов евро). В центре споров оказались секретные технологии, разделение затрат и рабочие места, связанные с Future Combat Air System.

Как сообщалось, Франция и Германия зашли в тупик по двум из семи пунктов сотрудничества. Одна из проблем — права интеллектуальной собственности. Если говорить кратко, то Франция не желала доступа к ним германцев, опасаясь «заимствования» технологий и последующего их применения в чисто немецких проектах. Немцы тоже не слишком дружелюбны и не горят открытостью.

Нужно понимать, что сотрудничество изначально не было равноправным. Франция имеет несравнимо больший опыт в разработке и производстве истребителей: за её спиной линейка Mirage и Dassault Rafale — один из самых мощных истребителей наших дней. У немцев и испанцев тоже есть опыт, но только «общеевропейский»: в рамках работ над Eurofighter Typhoon.

Высокопоставленный французский источник, комментируя ситуацию, сказал Reuters:

«Честно говоря, нам было бы намного легче работать с Великобританией, потому что мы разделяем ту же военную культуру. »

Стороны отлично понимают серьёзность возникших противоречий и готовы их решать. Только, видимо, каждая из них видит решение по-своему. Недавно, например, глава Dassault Aviation Эрик Траппье заявил о некоем плане «Б», который, нужно полагать, допускает создание двух разных демонстраторов в рамках программы. В то же время, выступая 17 марта в Сенате Франции, глава Airbus Defence and Space Дирк Хок опроверг заявление, сделанное Траппье.

Представитель «Аэробуса» заявил:

«Плана «‎Б» нет. План «‎Б»‎ — это FCAS, любое другое решение было бы гораздо менее благоприятным для всех. »

На фоне очевидных проблем есть и положительные моменты. В апреле Сенат Франции сообщил, что компании Airbus и Dassault Aviation устранили «главное препятствие» на пути к созданию демонстратора. Соглашение, которое межгосударственная комиссия назвала «важным поворотным моментом», может быть одобрено немецким Бундестагом к лету. В числе главных договорённостей можно выделить недавно принятое решение об оснащении демонстратора двигателем M88, созданного для Rafale. На фоне вышеперечисленных противоречий — это уже достижение.

Если абстрагироваться от заявлений официальных лиц и посмотреть на ситуацию со стороны, то становится очевидным, что требования к самолёту изначально отличаются. Для немцев NGF — «чисто» сухопутная машина, в то время как французы видят его в том числе как палубный самолёт. Напомним, в прошлом году президент Франции заявил о старте практической реализации программы разработки нового авианосца Porte Avion Nouvelle Generation (PANG), где должны базироваться в том числе истребители шестого поколения.

Если же посмотреть ещё шире, то мы увидим, что имеет место повторение истории, которая ранее приключалась с Dassault Rafale и Eurofighter Typhoon, которые изначально создавали в качестве одного проекта. И которые после многочисленных споров превратились в два совершенно разных истребителя, объединённых разве что общей концепцией.

Что в итоге? Многое, как ни странно, будет зависеть от британцев и от того, насколько Туманный Альбион будет открыт к сотрудничеству с ЕС. А также (и это самое важное) от того, как будут складываться отношения Германии и Франции внутри самого Евросоюза.

Безусловно, противоречия на столь раннем этапе разработки — плохой знак для программы. Спасает её, как это ни парадоксально, гигантская стоимость и понимание того, что одной стране едва ли удастся вытянуть разработку истребителя шестого поколения, если, конечно, эта страна не США и не Китай. Добавим, что, в отличие от последних, ни одна из сторон-участников FCAS не имеет опыта разработки полноценных стелсов, а требование малозаметности — один из ключевых параметров для шестого поколения. Если не ключевой.

Тем временем…

Тем временем Соединённые Штаты не страдают от такого рода проблем, несмотря на все внутриполитические перипетии. В прошлом году ВВС США провели испытания демонстратора истребителя шестого поколения, создаваемого в рамках программы Next Generation Air Dominance (NGAD). Как заявил тогда руководитель управления по закупкам ВВС США Уилл Ропер, речь шла о «полномасштабном демонстрационном образце», который «побил множество рекордов».

Пока никаких открытых данных об этом проекте нет. Однако в 2020-м эксперты, собрав косвенные свидетельства программы, пришли к выводу, что разработку ведёт корпорация Lockheed Martin, создававшая F-22 и F-35. С учётом её гигантского опыта в вопросе разработки истребителей пятого поколения, перспективы не только FCAS, но и Tempest выглядят неоднозначно. Лучшая иллюстрация этого — успешное продвижение в Европе F-35, который, несмотря на все технические трудности, только начинает свою уверенную поступь на рынке оружия.

Источник

Артиллерия Великой армии Наполеона

Артиллерия под огнем. Картина Эжена Лалиэпвра. В наполеоновскую эпоху артиллерия стала главной ударной силой французской армии и приобрела невиданный до того престиж.

Наполеон Бонапарт любил говорить, что великие битвы выигрывает артиллерия. Будучи артиллеристом по образованию, он придавал особое значение содержанию этого рода войск на высоком уровне. Если при старом режиме артиллерия признавалась чем-то хуже пехоты и кавалерии, а по старшинству считались после 62 пехотных полков (но перед 63-м и последующими), то в правление Наполеона эта очередность не только поменялась в обратном порядке, но и был создан отдельный императорский артиллерийский корпус.

В первой половине XVIII века французская артиллерия превосходила все другие благодаря тому, что Франция первой провела стандартизацию артиллерийских орудий. Стандартизацию провел генерал Жан Флоран де Вальер (1667–1759), который ввел единую систему классификации орудий, разделив их на категории от 4- до 24-фунтовых. Недостатком этой системы оказалось то, что орудия были крепкими, но одновременно тяжелыми, а значит – неуклюжими и неповоротливыми в бою, на марше и в обслуживании.

Семилетняя война доказала превосходство австрийской артиллерии, где были введены легкие 3-, 6- и 12-фунтовые орудия, а также легкие мортиры. За Австрией последовали другие страны, особенно Пруссия.

Потеря Францией превосходства в артиллерии склонила военного министра Этьена-Франсуа де Шуазеля к проведению новой реформы этого рода войск. Эту задачу он возложил на генерала Жана Батиста Вакета де Грибоваля (1715–1789), который в 1756–1762 годах служил в Австрии и имел возможность ознакомиться с австрийской артиллерийской системой. Хотя консервативные военные, а особенно сын де Вальера, пытались препятствовать его реформе, покровительство Шуазеля позволило Грибовалю коренным образом изменить французскую артиллерию начиная с 1776 года.

Система Грибоваля

Эти изменения, известные как «система Грибоваля», означали полную стандартизацию не только орудий, но и всего артиллерийского парка. Унифицированы были не только сами орудия, но и их лафеты, передки, зарядные ящики, боеприпасы и инструменты. С тех пор можно было, например, заменить разбитые орудийные колеса колесами от передков или зарядных ящиков, или даже от интендантских повозок.

Другой заслугой Грибоваля было то, что он уменьшил зазор между калибром орудия и калибром ядра, который до того времени мог достигать и пол дюйма. При уменьшенном зазоре ядра более плотно прилегали к каналу ствола, отпадала необходимость забивать в ствол пыжи. А прежде всего, можно было уменьшить заряд пороха, сохранив при этом дальность стрельбы. Это, в свою очередь, позволило отливать орудия с более тонкими стволами, а тем самым более легкие. Например, 12-фунтовая пушка Грибоваля стала наполовину легче аналогичной пушки Вальера.

Грибоваль также разделил артиллерию на четыре основных вида: полевую, осадную, гарнизонную и береговую. Орудия больше 12 фунтов зачислялись в три последние. Таким образом, полевая артиллерия приобрела ярко выраженный характер легкой артиллерии.

На основании королевского постановления (ордонанса) от 3 ноября 1776 года артиллерия состояла из 7 пеших полков, 6 минерных рот и 9 рабочих рот. В каждом полку имелись два батальона канониров и саперов, состоявших из двух так называемых «бригад». Первая бригада такого батальона состояла из четырех рот канониров и одной роты саперов. Каждая рота по штатам военного времени насчитывала 71 солдат.

Хотя минерные роты входили в состав артиллерийских подразделений, они составляли отдельный корпус. Минерные роты насчитывали по 82 солдата и были расквартированы в Вердене. Рабочие роты были распределены по королевским арсеналам. Каждая из них насчитывала 71 солдат. Всей французской артиллерией командовал первый генеральный инспектор (генерал от артиллерии).

Артиллерийские полки носили имена городов, в которых они были сформированы, хотя к 1789 году они могли сменить расположение на совершенно другие места. Старшинство полков было следующим: Страсбург, Оксон (располагался в Меце), Тюль (в Ла-Фере), Безансон (в Оксоне), Гренобль (в Валансе), Ла-Фер (в Дуэ), Мец (в Безансоне).

В 1791 году организация артиллерии была изменена. Прежде всего, декретом от 1 апреля были отменены старые названия полков, которые получили порядковые номера: Ла-Фер – 1-й, Мец – 2-й, Безансон – 3-й, Гренобль – 4-й, Страсбург – 5-й, Оксон – 6-й, Тюль – 7-й.

Нумерацию также получили минерные роты: Каталан – 1-я, Рюжи – 2-я, Коньон – 3-я, Барберен – 4-я, Бувиль – 5-я, Шазель – 6-я. А также рабочие роты: Нейземон – 1-я, Герен старшая – 2-я, Ростан – 3-я, Герен младшая – 4-я, Круайе – 5-я, Пьюверен – 6-я, Дюбюссон – 7-я, Гюрэ – 8-я, Дюфор – 9-я. Также была сформирована новая, 10-я рабочая рота.

Каждый из семи полков пешей артиллерии состоял из двух батальонов по 10 рот, насчитывающих 55 канониров. Штаты рот военного времени были увеличены декретом от 20 сентября 1791 года на 20 человек, то есть на 400 человек в полку. Зато уменьшились штаты минерных и рабочих рот – теперь они насчитывали соответственно 63 и 55 человек. Также был упразднен пост первого генерального инспектора артиллерии.

Таким образом, корпус артиллерии насчитывал 8442 солдата и офицера в 7 полках, а также 409 минеров и 590 работников в 10 ротах.

Рост престижа артиллерии

Далее 29 апреля 1792 года был издан декрет о формировании нового вида войск – девяти рот конной артиллерии по 76 солдат. В том же году 1 июня 1-й и 2-й пешие артиллерийские полки получили по две роты конной артиллерии, а остальные полки – по одной роте. То есть конная артиллерия еще не была выделена в отдельный род войск.

Начиная с 1791–1792 годов во французской армии возрастает значение и престиж артиллерии. Это был единственный род войск, которого почти не коснулись дезертирства и предательства королевских офицеров, участившиеся в июне 1791 года под влиянием попытки бегства Людовика XVI в Варенн.

В артиллерии, чисто техническом роде войск, служило гораздо меньше дворян, чем в пехоте и кавалерии. Поэтому артиллерия сохранила высокий уровень боеспособности и сыграла решающую роль в разгроме прусской армии, идущей в 1792 году на Париж. Можно даже сказать, что именно стойкость артиллеристов в битве при Вальми решила исход боя, в котором слабо подготовленные полки, сформированные из наспех обученных добровольцев, не всегда были способны отразить штыковые атаки пруссаков и выдержать огонь прусской артиллерии.

Именно в результате той блестящей стойкости артиллеристов, а также растущей угрозы границам Республики, в 1792–1793 годах корпус артиллерии был увеличен до 8 пеших и 9 конных полков. Полки конной артиллерии получили распределение по следующим гарнизонам: 1-й – в Тулузе, 2-й – в Страсбурге, 3-й – в Дуэ, 4-й – в Меце, 5-й – в Гренобле, 6-й – в Меце, 7-й – в Тулузе, 8-й – в Дуэ, 9-й – в Безансоне. В 1796 году количество конной артиллерии было уменьшено до восьми полков.

Дальнейшее развитие артиллерия получила в 1796 году. Теперь она насчитывала восемь пеших и восемь конных полков, а количество рабочих рот увеличилось до двенадцати. Минерные и саперные роты были исключены из артиллерии и переданы в инженерные войска. А вместо них был сформирован новый корпус понтонеров – пока только в составе одного батальона, расположенного в Страсбурге.

В 1803 году в связи с приготовлениями для войны с Англией была проведена очередная реорганизация. Восемь пеших полков остались, а количество конных – было уменьшено до шести. Вместо этого количество рабочих рот увеличилось до пятнадцати, а понтонных батальонов – до двух. Возник новый род войск – восемь батальонов артиллерийских обозов.

Очередная реорганизация уже императорского корпуса артиллерии наступила в 1804 году. Тогда было сформировано 100 канонирских рот береговой обороны, набранных среди ветеранов, чей возраст или состояние здоровья не позволял им служить в линейных частях. Ту же роль играли роты стационарных канониров (sedentaires), расположенных на прибрежных островах, таких как Иф, Нуармутье, Экс, Олерон, Ре и пр. Постепенно, в связи с увеличением береговой линии Франции, количество рот береговой обороны достигло 145, а стационарных – 33. Кроме того, 25 ветеранских рот было расположено в крепостях.

В том же 1804 году количество рабочих рот увеличилось до шестнадцати, а в 1812 году их уже было девятнадцать. Количество батальонов артиллерийских обозов было доведено до двадцати двух. Также появились три роты оружейников, занимающихся починкой оружия и снаряжения. В 1806 году были добавлены четыре роты, а в 1809 году – еще пять.

Такая организация артиллерии сохранилась на протяжении всех наполеоновских войн, с тем только, что в 1809 году к 22 линейным ротам артиллерии в каждом полку прибавилась рота снабжения, а в 1814 году количество линейных рот увеличилось до 28.

Пост первого генерального инспектора, как уже говорилось, был упразднен вскоре после смерти Грибоваля. Лишь Бонапарт вернул его во времена Консулата, назначив первым генеральным инспектором Франсуа Мари д’Абовиля. Его преемниками были последовательно Огюст Фредерик Луи Мармон (1801–1804), Николя Сонжи де Курбон (1804–1810), Жан Амбруаз Бастон де Ларибуазьер (1811–1812), Жан-Батист Эбле (1813) и Жан-Бартельмо Сорбье (1813–1815). Первый генеральный инспектор председательствовал в совете генеральных инспекторов (генерал-майоров и генерал-лейтенантов). Но так как генеральные инспекторы, как правило, находились в действующей армии, то совет собирался крайне редко.

На уровне корпуса Великой армии артиллерией командовал комендант в звании генерал-лейтенанта. Он всегда находился при штабе корпуса и распределял артиллерию по пехотным дивизиям и кавалерийским бригадам или сводил её в «большие батареи».

Наполеон считал артиллерию главной огневой силой в бою. Уже в первых походах в Италию и Египет он старался использовать артиллерию для нанесения решающего удара по противнику. В дальнейшем он старался постоянно увеличивать насыщение своих войск артиллерией.

У Кастильоне (1796 г.) он мог сосредоточить на главном направлении всего несколько орудий. Под Маренго (1800 г.) у него было 18 орудий против 92-х австрийских. Под Аустерлицем (1805 г.) он поставил 139 орудий против 278-и австрийских и русских. Под Ваграм (1809 г.) Наполеон привел 582 орудия, а австрийцы – 452. Наконец, при Бородино (1812 г.) у Наполеона было 587 орудий, а у русских – 624.

Это был пиковый момент развития французской артиллерии, так как количество орудий, с которыми французы могли противостоять союзникам в 1813–1814 гг., было значительно ниже. Это произошло в первую очередь из-за потери всего артиллерийского парка при отступлении из России. Несмотря на огромные усилия, восстановить прежнюю мощь артиллерии за такой короткий срок было невозможно.

Постоянно и заметно росло количество артиллеристов во французской армии. В 1792 году их было 9500. Три года спустя, в войне Третьей коалиции, их уже было 22 тысячи. В 1805 году Великая армия насчитывала 34 тысячи артиллеристов. А в 1814 году, непосредственно перед падением Наполеона, аж 103 тысячи. Однако со временем значительную часть артиллеристов стали составлять ветераны, которых можно было использовать разве что при обороне крепостей.

Во время революционных войн на тысячу солдат имелось одно орудие. Артиллерия тогда была малочисленной. И в её ряды легче было привлечь тысячи добровольцев из пехоты, чем обучить тысячи профессиональных канониров и дать им соответствующее снаряжение. Однако Наполеон настойчиво стремился к тому, чтобы коэффициент насыщения войск артиллерией был как можно выше.

В кампании 1805 года на каждую тысячу пехотинцев приходилось уже почти два орудия, а в 1807 году – более двух. В войне 1812 года на каждую тысячу пехотинцев приходилось уже более трех орудий. Наполеон считал насыщение войск артиллерией наипервейшей задачей – ввиду убыли пехотинцев-ветеранов.

По мере понижения боеспособности пехоты требовалось всё больше и больше усиливать её артиллерией.

По материалам:

M. Head. French Napoleonic Artillery. Almark Publishing Co. Ltd., 1970.

Ph. Haythornthwaite. Weapons and Equipment of the Napoleonic Wars. Cassells, 1999.

A. Pascal. Histoire de l’armée et de tous les régiments, depuis les premiers temps de la monarchie française. A. Barbier, 1850.

H. C. B. Rogers. Napoleon’s Army. Hippocrene Books, 1974.

R. Sutterlin. Histoire du commité de l’artillerie. Revue Historique des Armées, (1) :51–79, 1975.

J. C. Quennevat. Les vrais soldats de Napoléon. Sequoia-Elsevier, 1968.

J. Tulard, editor. Dictionnaire Napoléon. Fayard, 1989: B. Cazelles. Artillerie.

Продолжение следует…

Источник

Боевые самолеты. Такое интригующее начало

Вообще под этим названием скрывается целая толпа американских двухмоторных самолетов, основная цель которых – причинение добра ближнему. Но в своих исторических исследованиях мы сразу разделим все на два этапа, и DB-7 и А-20 хоть и похожи по сути, будут для нас разными самолетами. Хотя бы из-за разной классификации.

Итак, сегодняшний герой – «Дуглас» DB-7 «Бостон».

У нас исторически этот самолет считался фронтовым бомбардировщиком и использовался в основном именно в этой роли. Однако «Бостон» запросто мог быть использован в качестве торпедоносца, ночного истребителя и штурмовика.

Собственно, самолет изначально и создавался, как тяжелый штурмовик. Занимался этим некто Джек Нортроп, владелец компании «Нортроп корпорейшн». Именно Нортропу принадлежит идея двухмоторного самолета.

Проект, названный «Модель 7» был создан самим Джеком Нортропом в плане личной инициативы. Ведущим инженером был Эд Хейнеман, который в дальнейшем сыграет в судьбе самолета свою немаленькую роль.

Самолет был новаторским. Весьма изящный цельнометаллический моноплан классической двухмоторной схемы. Гладкая обшивка, закрытые кабины экипажа, винты-автоматы, управляемая верхняя турель, которая имела два положения, полетное и боевое. В полете турель убиралась внутрь фюзеляжа.

Верхом необычности на тот момент было шасси. Да, в 1936 году многие модели самолетов имели убирающиеся шасси, но далеко не у всех это происходило с помощью гидравлики. Кроме того, шасси было не с привычным хвостовым колесом, а с носовой убирающейся стойкой.

Два мотора «Пратт-Уитни» R-985 «Уосп Джуниор» мощностью по 425 л.с. и хорошая аэродинамика обещали приличные ЛТХ. Расчетная максимальная скорость при нормальном полетном весе 4 310 кг должна была превысить 400 км/ч.

Вооружение нового штурмовика соответствовало представлениям 30-х годов. То есть, основными «клиентами» считались пехота, кавалерия, артиллерия и транспорт. Потому поражать их планировалось пулеметным огнем и мелкими осколочными бомбами. Бронирование штурмовика считалось излишним.

От штурмовиков того времени DB-7 отличало еще то, что вся бомбовая нагрузка располагалась в бомбоотсеке внутри фюзеляжа. Это было весьма продуктивно, так как опять же улучшало аэродинамику самолета. В мире же в основном использовали внешнюю подвеску под крыльями, те же советский Р-5Ш и итальянский «Caproni» Са.307.

Американцы же вообще не рассматривали вариант подвески крупных бомб. Оборонительная (а она была именно такой) доктрина страны вообще как-то не предусматривала сражений, поскольку США имели всего двух соседей, Мексику и Канаду, и воевать особенно не планировалось ни с первыми, ни со вторыми. Война с Канадой вообще не представлялась реальным делом, а Мексика в любом случае не выглядела сильным противником из-за разницы в технологическом развитии.

Одно время в американской армии образца 30-х годов прошлого века всерьез рассматривался вопрос целесообразности наличия в ней танков.

Стрелковое вооружение было, но для штурмовика, скажем прямо, оно было небогатым. Один пулемет 7,62-мм, стрелявший вперед и два оборонительных пулемета того же калибра, стрелявших назад. Один стоял в верхней выдвижной башне, второй — в люке в хвостовой части фюзеляжа для ведения огня вниз-назад. В полетном положении выдвижная башня выступала вверх не более чем на треть своей высоты.

Экипаж состоял из двух человек.

Практически параллельно разработали проект разведчика. У него не было бомбоотсека, на его месте располагалась кабина для наблюдателя с фотоаппаратурой. Пол кабины был сделан прозрачным и обеспечивал просто превосходный обзор вниз и по бокам.

В 1937 году, когда работы над самолетами шли полным ходом, командование авиационного корпуса США, как тогда называлась армейская военная авиация США, определилось с параметрами необходимого ей штурмовика.

Это должен был быть самолет, который мог летать со скоростью более 320 км/ч на дальность более 1900 км при бомбовой нагрузке 1200 фунтов/544 кг.

Самолет Нортропа вполне соответствовал в плане скорости, а вот дальность и бомбовая нагрузка были маловаты.

Нортроп к тому времени уволился и основал новую фирму, в которой работал весьма успешно много лет. А вместо него компанию возглавил Эд Хейнеман, который собрал новую команду для доработки «Модели 7».

И работа началась. Для начала моторы заменили на более сильные R-1830-S3C3-G, мощностью 1100 л.с. Затем удвоили запас горючего в баках. Бомбовую нагрузку тоже увеличили вдвое, до 908 кг, причем была предусмотрена весьма широкая гамма боеприпасов, от одной бомбы в 900 кг до 80 бомб весом 7,7 кг.

От модели разведчика сразу отказались, зато были разработаны две модели штурмовика, с разными вариантами носовой части.

В первой носовая часть была сделана остекленной, там расположился штурман (экипаж в этом случае состоял из трех человек) и четыре пулемета 7,62-мм попарно в боковых обтекателях. В остеклении была сделана панель для установки бомбового прицела.

Второй вариант предусматривал экипаж из двух человек, а в носовой части вместо штурмана располагалась батарея из шести пулеметов 7,62-мм и двух пулеметов 12,7-мм.

Секции можно было легко заменять, стыковочный разъем шел по шпангоуту перед козырьком кабины.

Оборонительное вооружение состояло из двух 7,62-мм пулеметов; они располагались в выдвижных верхней и нижней турелях.

Этот вариант назвали «Модель 7В» и представили на суд комиссии военного министерства вместе с четырьмя конкурентами «Белл» 9, «Мартин» 167F, «Стирмэн» Х-100 и «Норт Америкэн» NA-40.

26 октября 1938 г. первый опытный образец «Модели 7В» поднялся в воздух.

В ходе заводских испытаний машина летала с обоими вариантами носовой части. Самолет показал просто отличную для того времени скорость более 480 км/ч, прекрасную маневренность для двухмоторного самолета и очень легкое и без неприятных ощущений пилотирование.

Однако военное ведомство все никак не могло определиться с тем, какой самолет закупать. Время шло, перспективы оставались туманными.

Внезапно штурмовиком заинтересовались французы, у которых намечалась очередная война в немцами. Своих моделей у французов было достаточно, более того, у них были просто отличные самолеты, но явно не хватало производственных мощностей, чтобы быстро насытить авиацию достаточным количеством самолетов.

И французы начали изучать возможности по закупке самолетов в США. Это было вполне логично, потому что Британия готовилась к той же зарубе с одной стороны, а купить что-то в Германии или Италии было нереально. Так что США оставались единственным партнером в этом плане.

Кстати, британцы занимались почти тем же самым, изучая американский рынок на предмет приобретения самолетов.

23 января 1939 года произошло не очень приятное событие. Пилот-испытатель Кэйбл вылетел в показательный полет с пассажиром — капитаном французских ВВС Морисом Шемидлином. Полет проходил нормально, Кэйбл делал различные фигуры пилотажа, но в один момент правый мотор заглох, машина сорвалась в штопор и начала беспорядочно падать с довольно небольшой высоты в 400 метров.

Кэйбл пытался спасти машину, но в итоге покинул ее на высоте 100 метров. Парашют не успел раскрыться, и пилот разбился.

А вот француз не сумел выбраться из самолета и упал вместе с ним.

Оказалось, именно это и спасло ему жизнь. Шемедлина нашли в обломках и на отломившемся киле, как на носилках, отнесли к машине «скорой помощи».

Странно, но эта катастрофа не помешала французам заказать 100 самолетов. Правда, они рассматривали DB-7 не как штурмовик, а как бомбардировщик. Так что по мнению французской стороны надо было увеличить дальность, бомбовую нагрузку, предусмотреть бронезащиту. Приборы, радиостанция и пулеметы должны были быть французских образцов.

Фюзеляж стал уже и выше, убираемая турель сверху исчезла — ее заменила обычная шкворневая установка, в полетном положении закрываемая фонарем. Объем бензобаков увеличился, размеры бомбоотсека — тоже. Бомбовая нагрузка теперь равнялась 800 кг. Для носовой части приняли остекленный вариант со штурманской кабиной и четырьмя неподвижными пулеметами. Еще два пулемета защищали заднюю полусферу. Пулеметы были MAC 1934 калибра 7,5-мм. Приборы тоже заменили на метрические французского образца.

Экипаж состоял из трех человек: пилота, штурмана-бомбардира (по французским нормам он являлся командиром самолета) и стрелка-радиста.

Интересной особенностью стала установка в кабине стрелка-радиста дублирующего управления и некоторых приборов. По замыслу, стрелок мог бы заменить пилота в случае его выхода из строя. Недостатком конструкции фюзеляжа было то, что в полете члены экипажа при всем желании не могли поменяться местами.

Но и логики в предоставлении стрелку возможности управлять самолетом логики не было совершенно, поскольку он сидел спиной к направлению полета и ничего не видел. Умнее было бы дать возможность управлять самолетом штурману, но проще оказалось вообще отказаться от дублирующего управления.

Доработка «Модели 7В» заняла всего полгода. 17 августа 1939 г. модернизированный самолет, получивший название DB-7 (Douglas Bomber), впервые поднялся в небо. А в октябре французские военные приняли первый серийный самолет из заказанной сотни. Когда дело заходило о выполнении контрактов, американцы тоже были способны на многое.

Обрадованные французы поспешили заказать вторую партию из 170 машин.

В октябре 1939 года, когда Вторая Мировая уже подожгла Европу, французы заказали еще 100 самолетов. Это должны быть самолеты модификации DB-7А с двигателями «Райт» R-2600-А5В мощностью 1600 л.с., которые сулили нешуточную прибавку ко всем ЛТХ.

Вооружение новой модификации усилили двумя неподвижными пулеметами, установленными в хвостовых частях мотогондол. Стрелял из низ стрелок, а пристреливали пулеметы так, что трассы пересекались в некоторой точке за хвостом самолета. Идея состояла в том, чтобы неприцельно простреливать мертвую зону хвостовых пулеметов за оперением.

Всего французы успели получить 100 самолетов из первой партии и 75 из второй. Ни одного самолета новой модификации DB-7В3 (трехместный) во Францию не попало, хотя контракт был подписан. Просто не успели, Франция капитулировала.

В Советском Союзе, где плотно наблюдали за успехами американского авиастроения, тоже захотели приобрести новый самолет. Он заинтересовал начальника ВВС РККА командарма Локтионова своим комплектом вооружения и скоростными характеристиками, которые превосходили новейший советский бомбардировщик СБ.

Пришлось задействовать известную фирму «Амторг», которая выполняла в США функции теневого торгового представительства СССР. По итогам первого раунда переговоров «Дуглас» согласилась продать 10 самолетов, но в невоенной версии, без оружия и военного оборудования. Наши военные настаивали на десяти самолетах с вооружением плюс хотели приобрести лицензию на производство.

29 сентября 1939 года советский представитель Лукашев сообщил из Нью-Йорка, что фирма «Дуглас» согласилась продать самолеты в полной версии, а также предоставить лицензию и оказать техническую помощь в организации производства DB-7 в Советском Союзе.

Параллельно с «Райт» велись переговоры о лицензии на двигатель R-2600. Уже был согласованы условия договора и принятие на вооружение в советские ВВС американского самолета было делом вполне реальным.

Увы. Помешала война с Финляндией.

Сразу после того, как Советский Союз начал войну с соседом, президент Рузвельт объявил «моральное эмбарго» на поставки в СССР. И это моральное эмбарго стало совершенно нормальным. Рузвельта в США очень уважали, а потому американские компании начали разрывать уже заключенные договора с нашей страной. Перестали поставлять станки, инструмент, приборы. О помощи в освоении чисто военной продукции не стоило даже и заикаться.

Американцы об этом не жалели. Вторая Мировая началась, а с ней начались и заказы на технику.

Но в СССР про DB-7 не забыли. Несмотря на такой неоптимистичный финал.

Тем временем, «странная война» закончилась, разбитый британский корпус убежал за Ла-Манш, Франция, Польша, Бельгия, Дания, Голландия прекратили сопротивление.

США продолжали поставки оплаченных Францией самолетов в Касабланку. Туда пришло около 70 самолетов из заказанных. Ими укомплектовали несколько эскадрилий, которые приняли участие в боевых действиях.

Но первое применение DB-7 произошло 31 мая 1940 года в районе Сен-Квентина. 12 DB-7В совершила первый боевой вылет против немецких войск, которые развертывались на Перонну. Налет не увенчался успехом, поскольку французов встретил зенитный огонь и истребители немцев. Были сбиты 3 штурмовика, но и французы сбили один Bf.109.

До 14 июня французы потеряли в вылетах 8 машин. В основном от огня зенитчиков. DB-7 очень хорошо вспыхивали, сказывалось отсутствие протектированных баков. Французские представители требовали установить протектированные бензобаки и американцы их начали устанавливать. Правда, во Францию эти самолеты уже не попали.

Основное количество DB-7 ВВС Франции успело перелететь в Африку. На момент капитуляции Франции там не осталось ни одного работоспособного DB-7.

В африканских колониях оказалось 95 самолетов. Они были использованы в сентябре 1940 года в налете на Гибралтар, в ответ на действия британской авиации, нанесшей удар по базам французов в Алжире. Налет оказался нерезультативным. Один DB-7 был сбит британским «Харрикейном».

А те самолеты, которые были оплачены, но не поставлены, после капитуляции Франции перешли по наследству к британцам.

По заказу британцев, американцы переделали DB-7В под британские требования. Была переделана топливная система, гидравлическая система, появилась броня и протектированные баки, увеличили вдвое количество топлива (с 776 до 1491 л). Вооружение состояло из привычных пулеметов 7,69-мм от «Виккерса». Стрелку-радисту вообще установили «Виккерс К» с дисковым питанием.

Британское военное ведомство заключило контракт на 300 машин. Тогда же в документах и появилось название DB-7 «Бостон».

Но кроме заказанных самолетов в Британию начали поступать самолеты, заказанные Францией. Суда с самолетами разворачивались и шли в порты Великобритании. Всего было переадресовано около 200 DB-7, 99 DB-7A и 480 DB-7В3. К ним добавились 16 DB-7, заказанных Бельгией. В целом, с одной стороны, британцы получили в свое распоряжение много хороших самолетов, с другой – это была весьма разномастная компания.

Бельгийские машины, которые были без вооружения, решили использовать в качестве учебных. Именно на них британские пилоты проходили переобучение.

Естественно, пришлось привыкать к некоторым нюансам. Например, чтобы дать газ, рукоятку сектора на французских и бельгийских самолетах надо было двигать на себя. А на американских и британских самолетах – от себя. Плюс пришлось менять приборы, которые были в метрической шкале.

Зато с удивлением британцы выяснили, что DB-7 отличался прекрасной управляемостью и обзором, а трехколесное шасси значительно упрощает взлет и посадку.

Эти самолеты назвали «Бостон I».

Самолеты из французского заказа с моторами R-1830-S3C4-G назвали «Бостон II». Использовать их в качестве бомбардировщиков тоже не захотели, не понравилась дальность полета. Эти самолеты решили переделать в ночные истребители.

И только «Бостоны III», которые пошли в 1941 году, серии DB-7В и DB-7В3 французского заказа, начали использовать как бомбардировщики. Всего в Великобританию попали 568 самолетов третьей серии.

Первый боевой вылет на «Бостонах» совершила 88-я эскадрилья в феврале 1942 г. В том же месяце ее самолеты привлекли к поиску немецких линкоров «Шарнхорст» и «Гнейзенау» и тяжелого крейсера «Принц Ойген», прорывавшихся через Ла-Манш из французского Бреста.

Один из экипажей обнаружил корабли и сбросил на них весь свой бомбовый запас. Попаданий не достиг, но как говорится, начало было положено.

«Бостоны» начали привлекать для ударов по промышленным предприятиям Германии. До 1943 года «Бостоны» неоднократно бомбили промышленные предприятия во Франции («Матфор»), в Голландии («Филиппс»). У «Бостонов» хорошо получалось подходить на небольшой высоте и неожиданно атаковать. Для того, чтобы можно было так поступать, начали применять бомбы с взрывателями замедленного действия.

Несколько слов стоит сказать о переделках, которые начали совершать уже в Британии.

До появления истребителей «Бофайтер» и «Москито», было принято решение переоборудовать «Бостоны» для использования в качестве ночных истребителей.

В бомбовом отсеке нормально разместилась РЛС A.I. Mk.IV, в носовой части уместили батарею из восьми пулемётов 7,69-мм от «Браунинга», оборонительное вооружение было снято, экипаж сократился до 2 человек, при этом задний стрелок стал обслуживать бортовой радар.

Модификация получила название «Хэвок» (англ. Havok). «Бостоны I» стали обозначаться «Хэвок Мк I», а «Бостоны II» — «Хэвок Мк II».

Самолеты окрашивались в матовый черный цвет. Таким образом был переделан 181 самолет из первых серий.

«Бостоны III» тоже переделывали в ночные истребители, но не так активно. Состав вооружения был иной: вместо пулеметов в носовой части, под фюзеляж подвешивали контейнер с четырьмя пушками «Испано» 20-мм.

Ночные истребители на базе «Бостона» использовались вплоть до 1944 года, когда их повсеместно заменили «Москито».

В плане оборудования «Бостон» был весьма навороченным самолетом. Каждый член экипажа имел кислородный прибор с баллоном емкостью 6 литров. То есть, кислорода хватало на 3 – 3,5 часа полета.

Естественно, экипаж мог общаться между собой при помощи переговорного устройства, но на всякий случай между пилотом и стрелком было протянуто тросовое устройство, с помощью которого можно было передавать записки. Кроме того, у каждого члена экипажа была еще и световая сигнализация из цветных лампочек. При помощи ее тоже можно было передавать информацию, зажигая определенные комбинации лампочек.

Кабина экипажа не была герметичной, но обогревалась паровым отоплением. Отопитель размещался в гаргроте, в кабину от него шли короба для подачи горячего воздуха.

На каждом самолете имелись аптечка (у штурмана), ручной огнетушитель (у стрелка) и две упаковки с аварийным запасом продуктов — сверху за местом пилота и справа в кабине штурмана.

И в конце стоит сказать о еще одной модификации «Бостона».

После оккупации Голландии, правительство перебралось в Лондон и оттуда руководило колониями, которых у страны было весьма много. Самой крупной была Голландская Ост-Индия, сейчас это Индонезия. Колония была довольно самостоятельная, но защищать ее от японцев пришлось сообща.

И вот для Ост-Индии были заказаны 48 единиц DB-7C. Эти самолеты должны были летать в основном над морем, а целями считались корабли. То есть, нужен был универсальный самолет, с большой дальностью полета, который можно было бы использовать и в качестве бомбардировщика, и в качестве штурмовика, и в качестве торпедоносца.

Американцы смогли разместить в бомбоотсеке торпеду Mk.XIl. Правда, она немного выступала наружу, так что пришлось снимать створки бомболюка.

В комплектацию самолета вошло также аварийной снаряжение со спасательной лодкой.

Плюс голландцы попросили сделать ко всему прочему варианты с экипажем из трех человек, с остекленной кабиной штурмана, и нормальный штурмовик с носовой частью, в которую надо было установить четыре 20-мм пушки «Испано».

Первые самолеты были готовы в конце 1941 г. До начала войны на Тихом океане голландцы ни одного торпедоносца не успели получить и собрать. Первые торпедоносцы попали уже после того, как японцы захватили остров Яву.

Голландцы успели собрать только один самолет, который вроде бы совершил несколько боевых вылетов. Все остальные самолеты достались японцам в разной степени готовности.

А вот те самолеты, которые были законтрактованы голландцами, но на Тихий океан не попали, оказались в Советском Союзе.

Но об этом в следующей статье про «Дуглас».

ЛТХ DB-7B

Размах крыла, м: 18,69

Длина, м: 14,42

Высота, м: 4,83

Площадь крыла, м2: 43,20

Масса, кг

— пустого самолета: 7 050

— нормальная взлетная: 7 560

— нормальная взлетная: 9 507

Двигатель: 2 х Wright R-2600-A5B Double Cyclone х 1600 л.с.

Максимальная скорость, км/ч: 530

Крейсерская скорость, км/ч: 443

Практическая дальность, км: 1 200

Cкороподъемность, м/мин: 738

Практический потолок, м: 8 800

Экипаж, чел: 3

Вооружение:

— 4 курсовых 7,69-мм пулемета;

— 4 оборонительных 7,69-мм пулеметов;

— до 900 кг бомб

Источник

Состояние и перспективы танкового парка Франции

В 1993 г. на вооружение сухопутных войск Франции был принят новейший основной боевой танк Leclerc. Машины этого типа до сих пор являются основой ударной мощи армии и будут сохранять такой статус в будущем. Актуальные планы предусматривают продолжение их службы, как минимум, в течение следующих десяти лет.

Прошлое и настоящее

Перспективный ОБТ Leclerc был разработан компанией GIAT Industries (ныне Nexter Systems) и поставлен в серию в начале девяностых годов. Стартовым заказчиком стала армия Франции, а затем начались массовые поставки в Иорданию и ОАЭ. Последнюю партию танков передали заказчику в 2007 г., а в 2008-м производственную линию закрыли за ненадобностью.

За все время производства было построено более 860 танков. На момент прекращения строительства в армии Франции имелось 254 ОБТ и небольшое количество унифицированной техники. При этом удалось выполнить далеко не все планы. Так, изначально армия желала переоснастить четыре полка – по 80 танков в каждом, а также создать резерв из 100 машин. В дальнейшем эти планы серьезно сократили, в основном за счет резерва.

Позже имели место новые сокращения финансирования, из-за которых численность ОБТ в войсках вновь уменьшалась. По открытым данным, в настоящее время на вооружении французской армии числится 222 ОБТ «Леклерк» и 17 бронированных ремонтно-эвакуационных машин Leclerc DNG на танковой базе. Считается, что такое количество техники достаточно для выполнения поставленных задач и позволяет сохранить расходы на приемлемом уровне.

222 наличных танка закреплены за четырьмя танковыми полками, расквартированными в восточной и центральной части Франции. Это 12-й кирасирский и 501-й бронетанковый полки из состава 2-й танковой бригады, а также 1-й шассёрский и 4-й драгунский полки 7-й танковой бригады.

Поддержание состояния

Вскоре после завершения производства танков министерство обороны приняло план по дальнейшей эксплуатации и обслуживанию наличных танков. Для сокращения расходов без потерь в качестве работ было предложено использовать новый подход. Он предусматривал выбор «единого поставщика услуг» и выдачу долговременного контракта, оговаривающего проведение всех необходимых мероприятий.

В 2009 г. министерство национальной обороны и компания Nexter заключили договор о «поддержании рабочего состояния» (Maintien en Condition Opérationnelle – MCO) бронетехники. Он предусматривал проведение всех необходимых работ в течение следующих 10 лет.

Стоимость контракта была определена сразу и в дальнейшем не изменялась; она составляла 900 млн евро. Таким образом, на поддержку одного танка в среднем планировалось тратить ок. 3,5 миллиона ежегодно. Фактические расходы по конкретным ОБТ различались ввиду неравномерного расходования ресурса и высвобождения финансирования из-за сокращения количества техники.

Согласно контракту MCO, подрядчик должен был выполнять надзор за эксплуатацией танков «Леклерк» в войсках и оказывать необходимую поддержку. Последняя в основном выражалась в проведении средних и капитальных ремонтов по мере износа техники или поломок.

Контракт MCO не затрагивал вопросы модернизации бронетехники – все эти мероприятия предлагалось осуществлять в ходе отдельных программ с собственными бюджетами. Впрочем, после внедрения в массовую эксплуатацию новые компоненты, такие как комплект AZUR или новые приборы программы SCORPION, тоже должны были входить в сферу ответственности Nexter Systems по линии MCO.

Новый контракт

Контракт MCO от 2009 г. действовал до 31 марта 2021 г. Несмотря на определенные трудности и критику по разным причинам, оригинальный подход оправдал себя, а компания-подрядчик справилась с поставленными задачами. Результаты выполнения работ в течение последних лет устроили заказчика, благодаря чему появился новый контракт.

Сотрудничество Минобороны и Nexter Systems продолжится в рамках нового контракта. При этом речь идет не о продлении существующего MCO, а о новом соглашении с доработанными условиями. Обновленный контракт получил название Marché de Soutien en Service 2 (MSS2).

Соглашение MSS2 рассчитано на следующие 10 лет, его стоимость превышает 1 млрд евро. В среднем, обслуживание и ремонты каждого танка обойдутся в 4,5 млн евро ежегодно.

Общие условия и подходы в рамках MSS2 остаются прежними, но предложено несколько важных нововведений. Так, внедряется новый механизм обратной связи между войсками и исполнителем работ. Он должен упростить и ускорить взаимодействие армии и промышленности.

Ранее средний и капитальный ремонт ОБТ Leclerc осуществлялся только предприятиями из состава Nexter. В соответствии с MSS2, к этим работам будут привлекать армейские подразделения армейской технической службы Service de la Maintenance Industrielle Terrestre (SMITer). Доработаны и усовершенствованы механизмы закупки и поставки запчастей.

Контракт MSS2 имеет большое значение для французской армии. Самые старые танки «Леклерк» уже отметили свое 30-летие, техника последних партий примерно вдвое младше. Таким образом, новый контракт обеспечит поддержание стареющей техники в требуемом состоянии и позволит продлить сроки ее службы. Кроме того, MCO и MSS2 фактически закладывают основу для последующей модернизации.

Проект «XLR»

Недавно Минобороны Франции приступило к реализации крупной программы модернизации сухопутных войск с шифром SCORPION. Она предусматривает сохранение ОБТ Leclerc в строю в течение длительного времени, вплоть до появления следующего танка. При этом наличные машины необходимо оснастить набором новой аппаратуры различного назначения.

Модернизация танка для соответствия стандартам SCORPION получила название Leclerc XLR. Этот проект предусматривает усиление защиты бортовой и кормовой проекций, а также внедрение новых систем предупреждения и средств радиоэлектронной борьбы. Предложены кардинальная модернизация систем управления вооружением и интеграция перспективных средств связи. Собственная броня, силовой блок, ходовая часть и вооружение останутся прежними.

Согласно актуальным планам, в 2020-25 гг. модернизацию до Leclerc XLR должны пройти 200 танков. Также новую защиту и электронику установят на унифицированных БРЭМ Leclerc DNG. Эти меры позволят продолжать эксплуатацию ОБТ и БРЭМ, а также обеспечат их полноценное применение в перспективных контурах управления сухопутными войсками.

В соответствии с ранее утвержденным планом, в прошлом году компания Nexter вместе со своими субподрядчиками начала плановую модернизацию армейских танков по проекту «XLR». В ближайшее время обновленная техника вернется в строй. К середине десятилетия планируется модернизировать ок. 90% наличного парка «Леклерков», а также получить большие количества новой техники программы SCORPION.

Ясные перспективы

Минобороны Франции прекрасно понимает значение основных боевых танков для современной армии и не собирается отказываться от этого класса техники. Уже ведутся работы по созданию перспективного «европейского танка», но в ближайшие 10-15 лет основной ударной силой сухопутных войск будут оставаться существующие машины Leclerc.

Эксплуатацию «Леклерков» в будущем предлагается обеспечивать двумя способами. В первую очередь, за счет ремонтов разной степени сложности будет поддерживаться требуемое техническое состояние, а параллельно проведут модернизацию с получением новых возможностей. Строительство танков возобновлять не будут. Предприятия, ранее занимавшиеся выпуском ОБТ, давно переведены на производство другой продукции.

Таким образом, в ближайшие 10-15 лет танковые войска Франции не будут отличаться большой численностью, но этот недостаток компенсируют высоким уровнем технического развития и широкими боевыми возможностями. Необходимые программы и процессы уже запущены. Их реальные результаты станут известны в ближайшем будущем.

Источник