Все записи автора Карл Маркс

ИРТТЭК: Оценки динамики потребления нефтепродуктов в Дальневосточном федеральном округе

Нынешний топливный кризис в регионах Дальнего Востока снова выдвинул в центр обсуждения потенциальную возможность строительства на территории макрорегиона (федерального округа) крупного нефтеперерабатывающего предприятия. Кризис пока лишь частично погашен, но вопрос «быть или не быть» НПЗ не уходит с повестки дня. Мы попробовали разобраться в доводах pro et contra и оценить возможности большого топливного проекта для развития макрорегиона страны, в первую очередь – его транспортной и социальной инфраструктуры.

1. Проблематика, исходные положения.

Сторонники создания нового нефтеперерабатывающего производства оперируют двумя главными аргументами: необходимостью удовлетворения в ДФО внутреннего спроса на моторное топливо и увеличения экспортного нефтепродуктового потенциала округа, главным образом, с прицелом на быстро растущие рынки АТР. При этом аргументация в пользу новых НПЗ, по крайней мере, в публичном поле, носит преимущественно декларативный, а порой и манипулятивный характер. Это обстоятельство, очевидно, обусловлено социальным значением нынешнего топливного кризиса, требующего от участников обсуждения конъюнктурных мер и заявлений.

В то же время за рамками дискуссии остается вопрос об эффективном использовании существующих перерабатывающих мощностей и их увеличении, в том числе за счет реализуемых их собственниками программ модернизации. Кроме того, полностью отсутствует прогноз развития автомобильного транспорта в регионе, в том числе с учетом демографической динамики, роста парка автомобилей, дорожной инфраструктуры и др. факторов.

Анализ поставок нефти по системе «Транснефти» на НПЗ России в 2020 году и января 2021 в сопоставлении с факторами, влияющими на структуру потребления топлива в макрорегионах (прежде всего, в ДФО) позволяют сформировать более обоснованную позицию относительно целесообразности/нецелесообразности строительства новых НПЗ на Дальнем Востоке.

Доля транспорта в мировом потреблении нефти составляет примерно 65%, в развитых странах — 70–80%. Причем больше половины этой доли приходится на легковые и малотоннажные грузовые автомобили. На внутреннем рынке России спрос также определяется этим фактором – транспортный сектор потребляет порядка трех четвертей производимых нефтепродуктов. Соответственно, анализ текущего состояния транспорта, а также прогноз его развития являются необходимыми ключами к оценке соответствия мощностей НПЗ актуальному и перспективному спросу на нефтепродукты.

Ожидается, что к 2035–2040 годам число автомобилей достигнет 2-2,5 млрд единиц. Наибольший рост парка произойдет в развивающихся странах с низким текущим уровнем автомобилизации, преимущественно в странах Африки и Азии. Так, в странах АТР, согласно прогнозу ВР, количество автомобилей к 2030 г. увеличится более чем в 2 раза. В России же при выполнении благоприятного сценария демографического прогноза к 2040 г. ожидается рост количества автомобилей на 14,4 млн: с 51,8 млн до 66,2 млн. Это является основным фактором, который будет поддерживать спрос на жидкие углеводороды в среднесрочной перспективе.

Вице-премьер — полпред президента в ДФО Юрий Трутнев говорит о дефиците топлива в округе в размере 2 млн тонн в год: при потреблении 6 млн тонн топлива в год выпускается 4 млн тонн.

В округе работают два нефтеперерабатывающих предприятия – Хабаровский НПЗ (ННК) и Комсомольский НПЗ («Роснефть»). Оба находятся в Хабаровском крае. Совокупные мощности обоих предприятий позволяют перерабатывать 14 тонн нефти в год (6 млн и 8 млн тонн, соответственно).

Согласно данным о поставках нефти по системе «Транснефти» на НПЗ России, Комсомольский НПЗ в прошлом году поступило на переработку лишь 5,18 млн тонн нефти, то есть, на 3 млн меньше, чем предприятие способно перерабатывать ежегодно. В феврале 2021 «Роснефть» сообщила о 20% увеличении в начале нынешнего года выпуска автомобильных бензинов по сравнению с аналогичным периодом 2020 года. При этом согласно данным «Транснефти», поставки нефти на КНПЗ в январе 2021 года лишь на 10% выше среднемесячных поставок прошлого года, и ниже показателей января 2020 года (470,03 в январе 2021 г. против 509,01 в январе 2020 г.).

На Хабаровский НПЗ по системе «Транснефти» поступило порядка 4,675 млн тонн нефти при мощности переработки порядка 6 млн тонн.

На обоих предприятиях проходит модернизация, которая позволит еще больше повысить глубину переработки нефти и увеличить производство светлых нефтепродуктов. Так, по данным компании «Роснефть», ввод в эксплуатацию комплекса гидрокрекинга должен увеличить глубину переработки на Комсомольском НПЗ выше 92%. Согласно стратегии «Роснефть-2022», основная часть проектов по модернизации и строительству новых производств должна завершиться в период до 2023 года. В результате выход светлых нефтепродуктов на российских НПЗ компании увеличится до 70%, сообщают представители компании. Аналогичный уровень глубины переработки должна обеспечить модернизация Хабаровского НПЗ.

Таким образом, НПЗ, расположенные в Хабаровском крае НПЗ, обладают потенциалом от полутора до двукратного превышения производства над нынешним спросом в 6 млн тонн нефтепродуктов в ДФО. Перспективное изменение спроса в округе – предмет отдельного изучения, и этому вопросу мы далее также уделим внимание. Отметим лишь, что внутренний спрос на топливо в стране в целом стагнирует.

Здесь же мы лишь напомним о прогнозе аналитиков ЛУКОЙЛа, опубликованном в самом конце 2019 года. В нем, в частности, говорится о том, что в среднесрочной перспективе в России может увеличиться профицит бензина и дизтоплива, а заводы могут столкнуться с проблемой их сбыта. Производство бензина в России к 2035 г. может вырасти на 13,3% до 45,4 млн т, а дизельного топлива – на 26,6% до 105,5 млн т по сравнению с 2018 г., прогнозирует ЛУКОЙЛ.

В опубликованном компанией обзоре развития мирового рынка жидких углеводородов описано несколько сценариев. При этом профицит топлива ожидается при любом из них. Рост производства топлива ЛУКОЙЛ связывает с модернизацией нефтеперерабатывающих предприятий, которая идет с 2011 года. Стагнация спроса объясняется медленным ростом экономики, увеличением доли экономичного автопарка, а также тем, что спрос на личный транспорт приближается в крупных городах к предельному уровню, ограниченному развитием инфраструктуры.

Прогноз ЛУКОЙЛа не уникален. О снижении российского экспорта нефтепродуктов, в частности, говорится и в ПРОГНОЗЕ РАЗВИТИЯ ЭНЕРГЕТИКИ МИРА И РОССИИ ДО 2040 ГОДА Института энергетических исследований РАН и Аналитического центра при правительстве РФ.

Между тем, экспортная ориентированность нефтепереработки в России сегодня является одним из возможных факторов образования внутреннего дефицита. В настоящее время, по данным Банка России, более половины производимых в стране нефтепродуктов экспортируется. Однако увеличение в долгосрочной или среднесрочной перспективе экспорта нефтепродуктов за счет их возможного избыточного производства в ДФО не выглядит очевидном в силу целого ряда факторов, о чем подробнее будет сказано ниже.

С точки зрения целесообразности проекта нового НПЗ сначала следует понять – в каком состоянии у планируемого к производству продукта находится потребительская база и какова может быть ее динамика в долгосрочном периоде, ведь капиталовложения в данном случае будут возвращаться десятилетиями. Для этого обратимся к данным статистики.

2. Демография и социально-экономическая статистика

ДВФО, население которого составляет 8,2 млн чел., – самый депопулирующий регион страны. Согласно Национальной программе развития Дальнего Востока, утвержденной правительством РФ в сентябре 2020 года, одним из факторов, сдерживающих социально-экономическое развитие Дальнего Востока, считается сокращение численности населения в результате продолжающегося миграционного оттока. За 27 лет численность населения сократилась в 1,3 раза – с 10,5 млн человек в 1991 году до 8,2 млн человек в 2019 году. Несмотря на сокращение миграционного оттока населения число жителей Дальневосточного федерального округа ежегодно уменьшается на 0,3 — 0,5%.

По некоторым прогнозам, население Дальнего Востока России к 2050 году может сократиться почти на 40% и составит менее 4 млн человек. По другим расчетам, за 2010-2050 годы общая численность населения российского Дальнего Востока может уменьшиться на 21,1%, а трудоспособного – на 42,5%.

В числе других сдерживающих факторов, обозначенных в Национальной программе развития Дальнего Востока, указаны значительное отставание от среднероссийского уровня по ключевым социальным показателям и низкий уровень обеспеченности транспортной и социальной инфраструктурами.

Общий уровень развития транспортной сети в регионе крайне низок, фактически, только на юге региона в Приамурье, Приморье и на Сахалине имеется сеть железных и автомобильных дорог. Северные же районы практически не имеют дорожной сети. Уровень развития транспортной инфраструктуры на Дальнем Востоке является самым низким в России, что затрудняет снабжение, и сильно увеличивает транспортные расходы и стоимость продукции.

Плотность сети дорог с твёрдым покрытием на Дальнем Востоке составляет 5,3 км на 1000 км², тогда как в среднем по России — 31,7 км на 1000 км².

Железнодорожный транспорт является основным видом магистрального транспорта. На его долю приходится свыше 80% грузооборота и около 40% внутреннего пассажирооборота на территории. Как потребитель нефтепродуктов железнодорожная сеть не слишком заметна (единицы процентов дизельного топлива).

Общая протяжённость сети автомобильных дорог — 41,5 тыс. км.

Число аэродромов гражданской авиации — 107.

Действуют 28 морских портов. Основные порты — Восточный, Находка, Владивосток, Ванино и Де-Кастри. Действует паромная переправа Ванино-Холмск. Именно морские перевозчики являются самыми заметными потребителями топлива.

Источник: INFRAONE, аналитический обзор «Инвестиции в инфраструктуру», 2019 г.

В июле 2020 года рейтинговое агентство «Национальные кредитные рейтинги» (НКР) по заказу РБК составило рейтинг российских регионов за 2019 год по качеству жизни населения. Высокодотационные и малонаселенные территории Дальнего Востока и Восточной Сибири оказались в десятке регионов-аутсайдеров. В Рейтинге российских регионов по качеству жизни – 2019, подготовленном РИА Новости, Еврейская автономная область и Забайкальский край, входящие в состав Дальневосточного федерального округа и Дальневосточного экономического района, оказались на 3-м и 4-м месте с конца рейтинга соответственно. Согласно рейтингу РИА Новости, среди 11 субъектов ДФО лучший результат показал Камчатский край, улучшив свой результат на две позиции по сравнению с 2018 годом, но при этом регион располагается лишь на 30-м месте в общем списке субъектов федерации.

В своем июльском выступлении в Госдуме с отчетом о работе правительства премьер-министр РФ Михаил Мишустин заявил, что уровень жизни на Дальнем Востоке к 2024 году должен выйти на среднероссийский уровень и затем превысить его. Спустя несколько месяцев – в сентябре 2020 года – была утверждена Национальная программа развития Дальнего Востока. Ее реализации запланирована в три этапа: с 2020 по 2024 год, с 2025 по 2030 год и с 2031 по 2035 год. Исходя из программы, в экономике Дальнего Востока в перспективе до 2035 года будет создано не менее 450 тыс. новых рабочих мест, особый акцент сделан на развитии социальной и транспортной инфраструктуры (прежде всего, железнодорожной сети). Но в программе не удалось обнаружить целевых показателей по улучшению демографической ситуации на Дальнем Востоке с точки зрения роста числа населения. А если население не будет увеличиваться, то нет и той гарантированной базы для роста производства топлива, которая строится на индивидуальном потреблении.

Как мы можем видеть, реализация программы займет 15 лет, и нет уверенности, что существенные позитивные изменения в демографической и социально-экономической статистике появятся раньше, чем через 7-10 лет. Обоснованного и реализуемого решения данной проблемы пока нет, и непонятно, почему этот фактор не учитывается при продвижении проекта нового НПЗ на Дальнем Востоке.

3. Общее состояние ТЭК ДФО

Теперь обратимся к структуре и основным показателям развития топливно-энергетического комплекса в Дальневосточном федеральном округе.

ДФО остается продуцентом и транзитером (особенно заметным после ввода в эксплуатацию нефтепровода ВСТО) топливного сырья, тогда как потребление ТЭР остается на незначительном уровне, в пределах 6% от среднероссийского уровня по нефтепродуктам; потребление природного газа и электроэнергии остаются на совсем низком уровне главным образом вследствие убыли населения и неразвитости инфраструктуры.

В среднем по России структура потребления топлива преимущественно газовая – до 60%, а в ДФО она ориентирована в основном на уголь (около 40%) и нефтепродукты (около 30%), что осложняет экологическую обстановку в ряде промышленных центров округа.

Что касается производства ВИЭ, то ДФО остается аутсайдером в масштабах страны.

На внутреннее потребление (на территории округа) расходуется около 30% ТЭР, вывозится за пределы ДФО (в том числе на экспорт) – 70%. Из 78,6 млн т у.т. вывезенных из ДФО энергоресурсов доля нефти составляет более 40%, природного газа – 35%, нефтепродуктов – около 12%, угля – около 12%, электроэнергии – менее 1%.

Основные характеристики регионов ДВФО и индексы развития инфраструктуры регионов (данные InfraOne Research, 2019) :

  • Максимальное значение регионального индекса составляет 10.
  • Для Москвы индекс равен 8,60.
  • Не всем регионам следует ускоренно развивать свою инфраструктуру до максимальных значений индекса. Для постепенного и сбалансированного развития отдельному региону сначала достаточно довести свою инфраструктуру до уровня развития лучшего из своих соседей (такое значение принимается за оптимальное).

В последние годы принято множество директивных документов, реализация которых должна повысить энергоэффективность экономики РФ в целом и ее регионов в отдельности. Один из основных документов в этой области – Энергетическая стратегия России на период до 2030 г. (Энергостратегия–2030), приоритетом которой является повышение энергоэффективности российской экономики. Согласно Энергостратегии–2030, для ДФО основными индикаторами развития ТЭК к 2030 г. по сравнению с 2008 г. являются:

  • рост производства первичных ТЭР в 4,4 раза;
  • увеличение потребления ТЭР в 1,7–1,9 раза.

Основное внимание в Энергостратегии–2030 применительно к ДФО уделено освоению нефтегазовых месторождений Сахалинской области, Республики Саха (Якутия), Магаданской шельфовой зоны и Западно-Камчатского сектора Тихого океана, увеличению добычи угля преимущественно за счет месторождений Южной Якутии и Магаданской области, развитию производства электрической и тепловой энергии на основе возобновляемых источников энергии (ВИЭ), а также созданию новых нефте- и газохимических центров в ДФО.

Эти мероприятия направлены на то, чтобы к 2030 г. ДФО стал крупным энергоизбыточным регионом, полностью обеспечивающим собственные потребности в первичных источниках энергии и экспортирующим их в страны АТР. В результате их реализации должна быть полностью обеспечена энергетическая безопасность округа и значительно повышена энергоэффективность его экономики.

Однако развитие мировой экономики и глобальных рынков энергоносителей за период 2009–2016 гг. привело к необходимости пересмотра Энергостратегии–2030. Минэнерго РФ подготовило проект Энергостратегии России на период до 2035 года, который уточнялся вплоть до лета 2020. Прогнозные индикаторы в этом документе значительно снижены по отношению к Энергостратегии–2030. В то же время особое внимание уделено повышению гибкости и диверсификации экспортных поставок за счет развития новых экспортных продуктов и маршрутов, выхода на новые рынки, а также усилению роли ДФО.

Ковид-энергетический кризис 2020 года может подтолкнуть и к пересмотру Энергостратегии-2035 и именно на территории ДФО надо самым критичным образом подойти к реализации ее положений.

Энергостратегия-2035 включает в себя понятие некоего «рывка», должного обеспечить:

  • структурную диверсификацию, в рамках которой углеродная энергетика дополнится безуглеродной, централизованное энергоснабжение – децентрализованным, экспорт энергетических ресурсов – экспортом российских технологий, оборудования и услуг в сфере энергетики, расширится спектр применений электрической энергии, сжиженного природного газа и газомоторного топлива;
  • цифровую трансформацию и интеллектуализацию отраслей топливно-энергетического комплекса, в результате которых новое качество приобретут все процессы в сфере энергетики, новые права и возможности получат потребители продукции и услуг отраслей топливно-энергетического комплекса;
  • оптимизацию пространственного размещения энергетической инфраструктуры, в рамках которой в Восточной Сибири, на Дальнем Востоке и в Арктической зоне Российской Федерации сформируются нефтегазовые минерально-сырьевые центры, нефтегазохимические комплексы, расширится инфраструктура транспортировки энергетических ресурсов, Российская Федерация станет ведущим игроком на рынках Азиатско-Тихоокеанского региона;
  • уменьшение негативного воздействия отраслей топливно-энергетического комплекса на окружающую среду и адаптацию их к изменениям климата, в результате чего Российская Федерация внесет существенный вклад в переход к низкоуглеродному развитию мировой экономики, в международные усилия по сохранению окружающей среды и противодействию изменениям климата.

Важным аспектом в оценке перспектив строительства НПЗ на Дальнем Востоке являются мировые тренды потребления энергии, где мы можем видеть переход от ископаемого топлива к ВИЭ. Большинство компаний добывающей и энергетической отраслей публично объявили о своих планах по достижению углеродной нейтральности производства к 2050 году. Ближайший сосед – Китай – собирается к 2060 году достичь углеродной нейтральности за счет отказа от угля и развития мощностей ветровой и солнечной генерации. Российский «Газпром» уже планирует расширить объемы своего экспорта за счет поставок водорода на рынок Европы, а впоследствии и на азиатские рынки.

Да, использование ВИЭ и водорода пока в большей степени охватывает генерацию электроэнергии, проигрывая конвенциональным видам топлива на поле автотранспорта. Но Китай с 2016 года также является самым быстрорастущим и крупнейшим рынком электромобилей в мире, благодаря продуманной государственной политике стимулирования спроса.

И, главное, Поднебесная упорно стремится перейти на самообеспечение в энергетическом плане. А в фарватере Китая часто следуют и близлежащие азиатские страны. В не самой отдаленной перспективе этот рынок будет частично или полностью закрыт для углеродного топлива из других стран, включая Россию. Так что на данном направлении авторам проекта нового НПЗ не следует рассчитывать на какой-либо успех в длительном периоде времени.

4. Автопарк ДФО

Важными для планирования развития инфраструктуры макрорегиона и прогнозов потребления ТЭР являются прогнозы развития автопарка.

Динамика автопарка легковых автомобилей, зарегистрированных в РФ:

По данным Автостат, в январе 2020 года автопарк России вырос до 52,9 млн автомобилей.

44,5 млн шт. или 84% от общего автопарка составляют легковые автомобили, более 4,2 млн ед. или 8% приходится на легкие коммерческие автомобили (LCV), почти 3,8 млн ед. или 7% составляют грузовые автомобили и менее 0,4 млн ед. или около 1% приходится на автобусы.

Многолетняя динамика уровня обеспеченности населения страны легковым автотранспортом приводится маркетинговым подразделением РБК:

Парк легкового автотранспорта страны близок к временному насыщению, особенно с учетом падения спроса на новые автомобили в 2020 году и начавшимся ростом цен в условиях снижения реальных доходов населения.

На территории ДФО легковой автопарк вырос на 40% при снижающейся численности населения, обеспеченность легковым автотранспортом достигла внушительных показателей, однако этот рост обеспечен поставками в основном б/у автомобилей:

Таким образом, парк легкового автотранспорта ДФО находится в пределах 2,5 млн единиц и, по многолетним статнаблюдениям, потребляет автобензинов в пределах 6-7% от общего объема потребления в стране. То есть, исходя из достигнутого в 2019 объема потребления автобензина в пределах 40 млн т по стране, потребление в ДФО составляет 2,5-3,3 млн т в год, что согласуется с данными по объему автопарка и данными о среднем пробеге автомобиля (15-17 тыс. км в год). Примерно 3-3,5 млн т в год – потребление дизельного топлива в ДФО (но, видимо, без учета судового топлива).

Росту средних величин пробега автотранспорта препятствует неразвитость дорожной сети, а также невысокий уровень среднего дохода населения: среднемесячные доходы населения в 2019 составили около 37,5 тыс. руб. на чел., так что при сложившихся на тот период ценах автотоплива (45 руб./л) отдавать 65-70 тыс. руб. в год довольно затруднительно для домохозяйства, во многом поэтому на территории не снижается потребление низкокачественного топлива.

Высококачественный бензин предполагает наличие автомобиля, двигатель которого для этого вида топлива предназначен.

Однако в РФ (как и в ДФО) автопарк находится в изношенном состоянии.

Средний возраст легковых автомобилей в России – около 12 лет (иномарок – 9 лет, отечественных – 14,9 года). Доля грузовиков возрастом свыше 10 лет составляет 61,8%, автобусов – 45,9%.

По данным ИГ «Петромаркет», среди автотранспортных средств 27,8% оснащены бензиновыми двигателями, предназначенными для потребления топлива экологического класса «Евро-4», класса «Евро-3» – 22%, «Евро-2» и ниже – 44,6%.

Таким образом, значительная доля автопарка не ориентирована на потребление экологически чистого, высококачественного топлива.

Основным драйвером спроса на дизельное топливо, как и на автобензин, является рост парка автотранспортных средств. В 2015 г. доля автотранспорта в совокупном потреблении дизтоплива составляла 59%, железнодорожного – 8%, сельскохозяйственной техники – 11%. Больше всего дизтоплива среди разных типов транспортных средств потребляет грузовой транспорт – 77%, на долю автобусов приходится 14%, легковых автомобилей – не более 9%.

Автотранспортные средства с дизельными двигателями, предназначенными для потребления топлива экологического класса «Евро-2» и ниже, составляют 67,9% от общего числа, для топлива класса «Евро-3» – 16,8% и «Евро-4» – 11,3%. На долю топлива класса «Евро-5» приходится лишь 4,2% от общего числа автотранспорта.

Основные причины сложившейся ситуации – изношенность российского автопарка и частичная взаимозаменяемость дизельного топлива различных экологических классов.

С учетом ограниченности целевого использования печного и судового топлив было выявлено, что в год свыше 7 млн т таких видов топлива используется в качестве дизельного в двигателях внутреннего сгорания наземной техники страны.

Сегментирование рынка газойлевых топлив по основным группам потребляющей техники (2013) :

  • автотранспорт (зарегистрированные автомобили) – 26 млн т (60,1%) ;
  • сельскохозяйственная техника – 4,1 млн т (9,5%) ;
  • строительная техника – 3,8 млн т (8,7%) ;
  • железнодорожный транспорт (потребление локомотивами на дизельной тяге) – 3,1 млн т (7,1%) ;
  • водный транспорт (потребление легкого бункерного топлива в судовых двигателях, а также в качестве компонента тяжелого бункерного топлива) – 1,7 млн т (3,9%) ;
  • карьерная и другая горнодобывающая техника – 1,6 млн т (3,6%) ;
  • прочие виды техники (потребление для генерации тепла, электроэнергии и прочими видами техники, оснащенной дизельными двигателями) – 3,1 млн т (7,2%).

За 2008–2013 гг. спрос на газойлевые топлива вырос с 36,1 до 43,3 млн т, их производство – с 75,6 до 85,2 млн т, экспорт – с 39,9 до 42,5 млн т; импорт не превышал 0,4 млн т. За эти годы производство печного и судового топлив выросло в 3,5 раза, а спрос внутреннего рынка – в 4,6 раза. Экспорт увеличился в 2,3 раза. Однако в 2013 г. доля экспорта сократилась на 36%. Это связано с растущим спросом внутри страны. При этом производство товарного дизельного топлива возросло лишь на 4%, спрос внутреннего рынка – на 5%, экспорт – на 3%.

Судя по состоянию автопарка в России в целом и в Дальневосточном федеральном округе в частности, высокотехнологичный НПЗ будет вынужден в итоге либо пытаться выйти на азиатский рынок, что, как мы отмечали выше, представляется сомнительным, либо перестраиваться под производство топлива класса «Евро-2» и «Евро-3», что выглядит нецелесообразным с точки зрения заявленных задач.

5. Дорожно-транспортная инфраструктура

Динамика развития сети автодорог на территории России – общей протяженности автодорог и дорог с «усовершенствованным твердым покрытием»:

Прогнозируется совсем невысокая динамика развития дорожной сети, даже несмотря на запуск соответствующего национального проекта.

Макрорегиональная структура динамики развития дорожной сети – общей протяженности дорог и протяженности дорог с усовершенствованным твердым покрытием:

Доля дорог на территории ДФО (что общих дорог, что дорог с усовершенствованным покрытием) от величины общей протяженности дорог страны снижается, что не способствует ни развитию инфраструктуры макрорегиона, ни развитию транспортной активности населения.

Однако мы наблюдаем относительный рост протяженности дорог с усовершенствованным покрытием на территории ДФО, вызванный скорее всего присоединением сети Забайкальского края и Республики Бурятия к ДФО.

Необходимо отметить, что наибольшие темпы роста загрузки автодорог наблюдаются на дорогах федерального значения, поэтому для развития транспортной инфраструктуры в ДФО требуется приоритетное развитие федеральной сети.

6. Конкуренция в макрорегионе

Нефтепереработка России объединяет 24 нефтеперерабатывающих предприятия вертикально интегрированных нефтяных компаний, восемь независимых НПЗ мощностью от 1 до 6,6 млн т в год и более 200 мини-НПЗ мощностью до 1 млн т сырья в год.

Структура собственности нефтеперерабатывающих предприятий страны:

Россия остается одним из крупнейших переработчиков нефти, занимая в мировом производстве долю не менее 6,6% на протяжении последних 5 – 6 лет.

Еще 7-8 лет назад нефтепереработка в России отличалась крайне низкими показателями выхода светлых нефтепродуктов и глубиной переработки нефти:

Проекты ВИНК и независимых компаний по модернизации и строительству современных НПЗ привели к существенному росту данного показателя в период 2014–2019 годов – с 72,3 до 82,8%, что показывает этот рисунок:

Наибольшая глубина переработки зафиксирована на независимых Антипинском (99,5%), Марийском (99,3%) и Яйском (99,3%) НПЗ.

Средний выход светлых нефтепродуктов на отечественных НПЗ составил 62,2%.

С 2016 года отечественные предприятия вырабатывают автобензины и дизельное топливо только стандарта Евро-5. Причем если в Европе для перехода моторных топлив на такой уровень потребовалось десять лет, то в России – всего три года. В настоящее время достаточно успешно решается вопрос импортозамещения катализаторов, что приобретает особую важность в условиях высокой зависимости от зарубежных закупок по некоторым видам данной продукции.

В 2019 году стартовал очередной этап налогового маневра в нефтяной промышленности, направленный на поэтапный рост фискальных платежей в сфере природопользования (налога на добычу полезных ископаемых) при одновременном снижении пошлин на вывоз нефти и бензина за рубеж. В результате к 2024 году ставка пошлин на вывоз нефти и отдельных нефтепродуктов должна быть снижена до нуля, а для организаций, реализующих отечественное топливо на внутреннем рынке, введен отрицательный акциз. Рост налоговой нагрузки и трансформации в системе налогообложения могут повлечь дальнейшее изменение ценообразования и структуры производства нефтепродуктов.

Территориальная (по макрорегионам – федеральным округам страны) структура нефтепереработки выглядит следующим образом:

Доля ДФО вырастает в последние годы, но пока не дотягивает до уровня среднего потребления, однако имеются и развиваются цепочки поставок с предприятий СФО, в первую очередь с Ангарского НХК.

В региональной структуре отрасли первое место по объему первичной переработки нефти занимает ПФО. На него приходится 36,4% первичной переработки нефти в России. В 2019 году показатель вырос на 0,6 млн тонн и составил 101,7 млн тонн. Всего в ПФО 14 крупных НПЗ.

Наиболее крупные заводы в округе принадлежат компании ЛУКОЙЛ. Это «Нижегороднефтеоргсинтез» и «ЛУКОЙЛ-Пермнефтеоргсинтез» мощностью 17 млн тонн и 13,1 млн тонн, соответственно. Значительные мощности в округе сосредоточены в Башкирской группе предприятий, а также на НПЗ Самарской области (Новокуйбышевском, Куйбышевском и Сызранском). В регионе также расположены наиболее технологичные заводы с глубиной переработки около 99% (Марийский, ТАНЕКО).

Второй регион по объему первичной переработки нефти – ЮФО, территориально наиболее приближенный к экспортным рынкам нефтепродуктов через порты на Черном и Каспийском морях. В 2019 году объем переработки нефти в округе снизился на 0,5 млн тонн и составил 45,5 млн тонн, или 16,3% от общероссийского показателя. В ЮФО сосредоточено восемь крупных НПЗ. Наиболее крупный из них – Волгоградский НПЗ компании ЛУКОЙЛ с установленной мощностью 15,7 млн тонн сырья в год.

ЦФО – третий по масштабам первичной переработки (14,6%). В округе расположены три крупных НПЗ, суммарный объем переработки которых составил 40,9 млн тонн, что на 0,8 млн тонн меньше, чем в 2018 году. Снижение показателей связано с проведением капитального ремонта технологических установок.

Четвертый регион – СФО (14%). В 2019 году объем первичной переработки там сократился на 0,9 млн тонн, до 39,2 млн тонн. Наибольший вклад в снижение этого показателя внес Ачинский НПЗ (–0,7 млн тонн). Всего в округе расположено четыре крупных НПЗ, в том числе крупнейший в России Омский НПЗ.

В СЗФО перерабатывается 9,9% российской нефти. В 2019 году объем переработки вырос на 0,7 млн тонн и составил 27,7 млн тонн. В округе находится один из крупнейших российских НПЗ – «Киришинефтеоргсинтез» с объемом первичной переработки сырья более 18 млн тонн в год. Всего в округе работает три крупных НПЗ.

Что касается ДФО, то Комсомольский НПЗ (переработка 8 млн т нефти в год) и Хабаровский НПЗ (переработка 6 млн т нефти в год) после проведенной модернизации почти полностью покрывают топливные потребности федерального округа. По данным на середину февраля 2021 года, Комсомольский НПЗ увеличил производство автобензинов почти на 20% по сравнению с аналогичным периодом 2020 года. На Транссибе также находится современный Ангарский НХК (переработка 10 млн т нефти в год), снабжающий топливом регионы Восточной Сибири и Дальнего Востока. В то же время, как мы уже упоминали и как видно из приведенной таблицы, оба дальневосточных НПЗ постоянно работают со значительной недозагрузкой.

Предприятия, обеспечивающие поставки на рынок нефтепродуктов ДФО, исправно получали из системы «Транснефти» в течение всего 2020 – начале 2021 года требуемые ими объемы сырья:

Отчетный месяц

Получатель

Объем

01.01.2021

Ангарский НПЗ

774,97

01.01.2021

Комсомольский НПЗ

470,03

01.01.2021

Хабаровский НПЗ

392,83

01.12.2020

Ангарский НПЗ

855,97

01.12.2020

Комсомольский НПЗ

488,28

01.12.2020

Хабаровский НПЗ

379,93

01.11.2020

Ангарский НПЗ

865,96

01.11.2020

Комсомольский НПЗ

342,29

01.11.2020

Хабаровский НПЗ

380

01.10.2020

Ангарский НПЗ

863,97

01.10.2020

Комсомольский НПЗ

319,01

01.10.2020

Хабаровский НПЗ

455

01.09.2020

Ангарский НПЗ

434,96

01.09.2020

Комсомольский НПЗ

386,99

01.09.2020

Хабаровский НПЗ

405,2

01.08.2020

Ангарский НПЗ

584,99

01.08.2020

Комсомольский НПЗ

340

01.08.2020

Хабаровский НПЗ

379,13

01.07.2020

Ангарский НПЗ

741,94

01.07.2020

Комсомольский НПЗ

297,99

01.07.2020

Хабаровский НПЗ

449,98

01.06.2020

Ангарский НПЗ

804,96

01.06.2020

Комсомольский НПЗ

334

01.06.2020

Хабаровский НПЗ

420

01.05.2020

Ангарский НПЗ

804,97

01.05.2020

Комсомольский НПЗ

583

01.05.2020

Хабаровский НПЗ

319,2

01.04.2020

Ангарский НПЗ

718,99

01.04.2020

Комсомольский НПЗ

510,99

01.04.2020

Хабаровский НПЗ

270

01.03.2020

Ангарский НПЗ

879,8

01.03.2020

Комсомольский НПЗ

570,02

01.03.2020

Хабаровский НПЗ

430

01.02.2020

Ангарский НПЗ

825,97

01.02.2020

Комсомольский НПЗ

498,01

01.02.2020

Хабаровский НПЗ

400

01.01.2020

Ангарский НПЗ

892,98

01.01.2020

Комсомольский НПЗ

509,01

01.01.2020

Хабаровский НПЗ

386,6

Уже осуществленной модернизацией дело не ограничивается. Например, на Комсомольском НПЗ сейчас реализуется масштабный проект по строительству комплекса гидрокрекинга, что позволит получать дополнительные объемы дизтоплива с низким содержанием серы экологического стандарта «Евро-5», а также авиационный керосин. То есть, проблемы с нехваткой высококачественного топлива в перспективе тоже не ожидается.

Фактически, уже действующие на территории Дальневосточного федерального округа НПЗ могут закрыть даже повышенную потребность во всех видах автомобильного топлива. Для этого требуется, во-первых, улучшить качество управления с тем, чтобы максимально использовать имеющиеся мощности, а во-вторых, возможно, провести дополнительную модернизацию и укрупнение, что несравнимо дешевле, чем строить НПЗ с нуля. С учетом того, что такая потребность в ближайшем будущем и не ожидается, было бы странно поддержать новый проект в ущерб уже работающим.

6. «Зеленая» повестка

В АТР находится несколько крупнейших нефтеперерабатывающих и нефтехимических производств, которые в сложившейся после 2020 года ситуации могут выводиться из работы. Так, по оценкам Блумберг, чтобы сбалансировать глобальный рынок переработки нефти до уровня 2019 года (82% загрузки) нужно закрыть мощности переработки примерно на 250 млн т нефти в год (!). Основные мощности, запланированные к закрытию, располагаются в Сингапуре, Японии, Европе и США. Одновременно КНР строит новые перерабатывающие комплексы суммарной мощностью более 90 млн т/год.

Основной нефтеперерабатывающий хаб в КНР мощностью переработки 7,9 млн барр./сут. расположен на северо-востоке страны (Bohai Bay), что дает неплохую транспортную привязку к Приморскому краю по ж/д и морским маршрутам.

Активизация «зеленой повестки» в мировой экономике приводит к заметному снижению спроса на нефтепродукты, ускоряет закрытие старых и неэффективных перерабатывающих мощностей. Удивительно, КНР строит новые избыточные современные нефтехимические мощности, но одновременно объявляет об опережающем развитии электрического автопарка, соответственно, большая часть строящейся нефтепереработки будет ориентирована на экспорт, в первую очередь в страны, отстающие в экологизации своих экономик. Уже на начало 2021 только азиатские производители нефтепродуктов имеют экспортные мощности более 10 млн барр./сут. (почти 500 млн т в год), так что Россия может оказаться в условиях растущей конкуренции на внутреннем и внешних рынках нефтепродуктов.

Кроме того, заметными темпами развивается рынок газомоторного топлива.

Строить НПЗ «про запас» – не самое разумное вложение сил и средств. Развитая к настоящему моменту инфраструктура экспортных поставок нефти в ДФО позволяет найти оптимальные решения в кризисные периоды (как случилось в начале 2021 года) : например, организовать своп-поставки нефти в обмен на поставки нефтепродуктов в регионы ДФО.

Что можно предложить для ДФО?

1. Приоритетные инвестиции в развитие транспортной инфраструктуры макрорегиона, что возможно снизит темпы депопуляции, активизирует его экономику.

Вероятно, требуется пересмотр существующих программ развития ДВ и Забайкалья, как и углубленный анализ их реализации на протяжении последних лет 20.

Одним из путей развития инфраструктуры макрорегиона может быть возврат к известным мегапроектам: мост/тоннель материк — Сахалин, тоннель Сахалин – Хоккайдо, тоннель под Беринговым проливом. В любом случае такие крупные проекты могут быть исключительно международными.

2. Строительство нового мощного нефтехимического комплекса на территории ДФО не может серьезно рассматриваться в условиях усиления «зеленой» повестки в глобальной экономике и наличия значительных экспортных мощностей в странах АТР.

К тому же наработанные кадровые ограничения, связанные с депопуляцией макрорегиона и переориентацией его экономики на ресурсный экспорт, вряд ли позволят запустить высокотехнологичную переработку в минимально означенные сроки.

Опять же в Энергостратегии-2035 явно прописаны приоритеты развития рынков СПГ и газомоторного топлива как промежуточных этапов к безуглеродной экономике. Приведем цитату из Энергостратегии-2035, относимой и к проблемам ДФО.

«Решению задачи развития производства и увеличения объема потребления газомоторного топлива (в том числе с использованием сжиженного природного газа) будут способствовать:

  • Налоговое стимулирование инфраструктуры производства и реализации газомоторного топлива;
  • Стимулирование производителей транспортной техники к увеличению производства и расширению модельного ряда техники, использующей газомоторное топливо, в том числе сжиженный природный газ;
  • Разработка и экспорт соответствующих технологий для расширения рынка использования природного газа как моторного топлива.

Показателем решения задачи совершенствования внутреннего рынка газа и эффективного удовлетворения внутреннего спроса на газ является доля газа, реализуемого по нерегулируемым ценам, в общем объеме поставок:

  • 2018 год – 33%;
  • к 2024 году – 35%;
  • к 2035 году – 40%.

Показателем решения задачи гибкого реагирования на динамику мирового рынка газа является место в тройке мировых лидеров по экспорту газа.

Показателем решения задачи развития производства и потребления сжиженного природного газа, вхождения Российской Федерации в среднесрочной перспективе в число мировых лидеров по его производству и экспорту является объем производства сжиженного природного газа:

  • 2018 год — 18,9 млн тонн;
  • к 2024 году — 46 — 65 млн тонн;
  • к 2035 году — 80 — 140 млн тонн.

Показателем решения задачи развития производства и увеличения объема потребления газомоторного топлива (в том числе с использованием сжиженного природного газа) является объем потребления метана на транспорте:

  • 2018 год — 0,68 млрд куб. метров;
  • к 2024 году — 2,7 млрд куб. метров;
  • к 2035 году — 10 — 13 млрд куб. метров».

Программы развития ДФО ориентированы на развитие особых зон, поэтому разработать дополнительные налоговые и экологические механизмы стимулирования перехода транспорта на газомоторное топливо представляется вполне решаемой задачей.

Важно отметить, что позиция России в переходе к «зеленой» энергетике отличается от европейской тем, что природный газ и СПГ не должны считаться полностью углеродным ресурсом, в том числе Россия рассматривает развитие водородной энергетики преимущественно на технологиях переработки природного газа.

Таким образом, российские энергокомпании не находятся под прессингом ускоренного перехода к возобновляемой энергетике, а могут выбрать промежуточный этап, основанным на газовой энергетике. По-видимому, такой подход сохранится и в политике развития автотранспорта: вместо административного принуждения к переходу автопарка на электротягу будут вырабатываться решения, мотивирующие к переходу автотранспорта на газомоторное топливо.

3. Принятие приоритетной экологической повестки на территории ДФО, например введение механизмов перехода к низкоуглеродной экономике с тем, чтобы ДФО не выглядел «гадким утенком» среди развитых стран АТР, заодно и являлся бы примером для остальной части России.

Здесь хотелось бы развить идею гендиректора ФРДВ А. Чекункова: «Если мы сделаем 1% лесов инвестиционными, у нас будет актив, сопоставимый с нефтяной отраслью».

Разрабатываемый сервис по управлению лесными инвестициями даст не только дополнительные ресурсы развитию макрорегиона, но и включит механизмы связывания углерода лесами Сибири и Дальнего Востока.

Мы полагаем, что инфраструктурным компаниям, располагающим и лесными ресурсами в зонах отчуждения, имело бы смысл включиться в программы инвестиционных лесов, т. к. эти компании имеют необходимые компетенции, возможно превосходящие компетенции федеральной лесной службы, в сфере управления лесными участками.

Госконтракты для олигарха: от связей с Собяниным до миллионов с регионов?

Некогда один миллиардер сказал, что можно купить дом, а вот окружение вокруг него купить сложнее. Оказывается, что и городскую среду можно перестроить под свои вкусы и даже не всегда за свой счёт, а, например, за бюджетный?

В конце февраля 2021 года стало известно, что заработавшее миллиарды рублей на гостендерах и прямых «бюджетных» контрактах конструкторское бюро «Стрелка», среди конечных бенефициаров которого — олигарх из списка Forbes, получило ещё один крупный заказ. Речь идёт о проекте развития ВЭБ-Арены под более интенсивное коммерческое использование.

В 2020 году в ООО «Конструкторское бюро «Стрелка», которое имеет тесные связи с московскими властями, произошли рокировки в списке владельцев — в их число вошла компания из дивизиона госкорпорации «ВЭБ. РФ». ИА REGNUM проанализировало состав собственников и контракты, заключенные с КБ, в том числе и в 2020 году. Похоже, имеющее тесные связи с мэром Москвы Сергеем Собяниным, бюро начало активно закидывать сети и в регионы.

О проекте «Стрелки», по которому будет переоборудован стадион ЦСКА — ВЭБ-Арена, пишет издание «Наш север». Стоимость контракта не сообщается, и никаких деталей пока неизвестно.

Для справки: многофункциональная арена была построена на месте старого стадиона имени Григория Федотова и начала работу в 2016 году. В 2012 году стало известно, что наблюдательный совет Внешэкономбанка одобрил сделку по выделению ЦСКА десятилетнего кредита на строительство. В публикациях СМИ стоимость комплекса фигурировала как 400 млн долларов США.

Контракты 2020 года

В комментариях СМИ директор КБ «Стрелка» Денис Леонтьев сообщал, что за семь лет работы компании ею было реализовано 260 проектов в 390 городах. В официальных источниках фигурируют лишь девять государственных контрактов, заключенных с соблюдением конкурентных процедур. Их общая стоимость составляет почти 2 млрд рублей.

В 2020 году «Стрелка» получила два государственных заказа — в Екатеринбурге и Ноябрьске. По первому из них контракт был подписан 14 декабря 2020 года, а 31 декабря в карточке появилось запись, что его исполнение завершено. Из документов известно, что со «Стрелкой» по результатам конкурса и на основании протокола от 3 декабря муниципальный контракт подписал департамент архитектуры, градостроительства и регулирования земельных отношений администрации Екатеринбурга. Речь шла об услугах по разработке методических рекомендаций к подготовке объёмно-пространственного регламента для трёх отдельных территорий муниципального образования. Стоимость контракта составила 1,05 млн рублей. Таким образом, победитель тендера за две недели выполнил достаточно объёмный труд, который должен был включать требования к застройке для трех отдельных территорий Екатеринбурга, каждая из которых имеет площадь до 40 гектаров.

Второй контракт был подписан 6 июля 2020 года с администрацией Ноябрьска (ЯНАО), по которому «Стрелка» за 9,401 млн рублей взялась выполнить научно-исследовательскую работу по разработке мастер-плана развития жилого района Ноябрьска, включающего микрорайоны: «А», «Б», «В», «Г», «Ц-1» (в том числе подготовка документации по планировке территории). А уже 9 ноября того же года был подписан акт приёмки работы.

Для справки: работу в Ноябрьске другой участник — ОАО «Российский институт градостроительства и инвестиционного развития «Гипрогор», занявший второе место, — готов был выполнить за 7,3 млн рублей. Всего в тендере участвовали пять компаний, но у конкурентов «Стрелки», имевшей к тому времени многомиллионные контракты от мэрии Москвы и внеконкурсный многомиллиардный контракт с госкомпанией «Дом. РФ», не было шансов. Опыт и квалификация, которые складывались в том числе на основе прошлых контрактов, добавляли больше очков.

Стоит отметить, что на сайте КБ «Стрелка» в разделе «Портфолио» фигурирует также и некая программа восстановления городской экономики России до 2024 года. Уточняется, что она предполагает «перезапуск после мирового локдауна: меры поддержки и снятие барьеров для экономического прорыва в 100 крупнейших городах России», а также «14 приоритетных отраслей, пять видов поддержки и платформу для вовлечения городского бизнеса». Кто заказчик программы, во сколько она обошлась и из каких средств оплачена, не уточняется. На сайте «Госрасходы» похожих контрактов нет.

О контрактах прошлых лет и скандалах

В 2016 году по поручению правительства РФ, которое тогда возглавлял Дмитрий Медведев, госкомпания «Дом. РФ» (тогда еще АИЖК), минуя тендеры, подписала со «Стрелкой» контракт стоимостью 3,8 млрд рублей. По нему исполнитель должен был разработать 120 пилотных проектов по улучшению общественных пространств в 40 городах и преобразованию городской среды в 319 моногородах. СМИ сообщали, что контракт финансировался из прибыли государственной компании.

В июле 2019 года газета «Ведомости» уточнила, что у частного бюро было ещё несколько контрактов с «Дом. РФ» — примерно на 800 млн рублей. Собеседники издания заявляли, что за концепцию развития Сергиева Посада как духовного центра бюро получило около 300 млн рублей, а еще 300 млн рублей — за все остальные города, включая Ивановскую область. Для сравнения приводился проект благоустройства одного из городов, выполненный другой компанией. Он обошелся всего в 2 млн рублей.

Сколько всего на проектах с «Дом. РФ» заработало КБ, неизвестно. В это же время в 2018 году газета «Коммерсантъ» сообщила, что стратегическим партнёром «Стрелки» станет ВЭБ. Госкорпорацию в мае того же года возглавил бывший премьер-министр Игорь Шувалов, который до этого курировал в правительстве РФ также и развитие городов, общественных пространств. Издание уточняло, что за пять лет бюро «Стрелка» «консолидировало госконтракты почти на 5,6 млрд рублей».

Для справки: на сайте института «Стрелка» уточняется, что его создателем был бизнесмен Александр Мамут. Он же был и совладельцем КБ, получившего многомиллиардный контракт. В трудовой биографии Шувалова есть работа в адвокатском бюро «АЛМ», среди совладельцев которого СМИ называли именно Мамута. Название «АЛМ» — это инициалы бизнесмена. К слову, в июле 2020 года Мамут учредил в Москве ООО «АЛМ Капитал» для деятельности холдинговых компаний. Возглавляет фирму Надежда Ермакова. Она же директор компании-учредителя института «Стрелка».

Среди сделок прошлых лет, финансируемых из бюджета, у КБ «Стрелка» самые весомые были заключены с властями Москвы.

Департамент капитального ремонта Москвы в марте 2015 года подписал контракт с КБ «Стрелка» как с единственным участником. В соглашении речь шла о разработке проектов документов, регулирующих порядок и методы реализации мероприятий подпрограммы «Благоустройство улиц и городских общественных пространств «Моя улица» на 2015 — 2018 годы», а также о работах по подготовке предварительных проектных решений в отношении мероприятий подпрограммы, планируемых на 2015 и 2016 годы. Стоимость сделки составила 922,04 млн рублей.

Второй контракт на сумму более 890,62 млн рублей был подписан тем же департаментом в апреле 2016 года — на выполнение работ по разработке проектов методических документов, регулирующих порядок и методы реализации мероприятия «Благоустройство магистралей, улиц окружного, районного, внутрирайонного значения, а также производственных зон» государственной программы города Москвы «Развитие индустрии отдыха и туризма на 2012 — 2018 годы», а также работ по проведению комплексного анализа и разработки концепций благоустройства улиц и общественных пространств в отношении мероприятий, планируемых на 2016 и 2017 годы.

И тут уже не обошлось без скандала. Помимо того, что условия участия, например опыт схожих проектов на сумму 300 млн рублей, отсеивали многих потенциальных участников ещё на старте, «Стрелка» опоздала, но ей это сошло с рук. Дело в том, что заявка была подана в 10:08 16 марта, тогда как, по условиям тендера, срок вскрытия конвертов с заявками на участие в конкурсе — 10:00 16 марта, то есть фактически заявка поступила после срока вскрытия и окончания срока подачи. Жалоба в УФАС Москвы по этому поводу поступала от одного из московских юристов, но ее признали необоснованной и контракт со «Стрелкой» остался в силе.

Для справки: При этом в ч. 12 ст. 51 закона «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» прямо прописано, что «конверт с заявкой на участие в открытом конкурсе, поступивший после истечения срока подачи заявок на участие в открытом конкурсе, не вскрывается».

Помимо этого, в 2013 году КБ должно было оказать профильному комитету Калининграда за 500 тыс. рублей услуги по подготовке к проведению стратегической сессии «Комплексное развитие г. Калининграда», но контракт расторгли. Причины не сообщались, в карточке тендера было указано дипломатичное — по соглашению сторон.

Любопытно, что в 2014 году с КБ комитет заключил аналогичный контракт на 450 тыс. рублей. В карточке тендера есть претензия к «Стрелке», из которой следует, что в нарушение муниципального контракта заказчику был направлен результат услуг в виде «Предварительного исследования…», содержащий «ряд отклонений от технического задания». Исполнителю выставили штрафные санкции на сумму более 51 тыс. рублей.

Среди контрактов «Стрелки» можно отметить проведение конкурса на разработку концепции парка «Зарядье», а также разработку дизайн-кода с целью формирования архитектурного облика административного центра автономного округа за 6,2 млн рублей в 2019 году. Заказчиком последнего было управление капитального строительства Ханты-Мансийска.

А в 2017 году за 4,95 млн рублей КБ консультировало АО «Рублево-Архангельское», которое, судя по данным с официального сайта, входит в группу ПАО «Сбербанк».

Для справки: с 2007 года должность президента Сбербанка занимает экс-министр экономического развития и торговли России Герман Греф.

Примечательно: заключение дорогостоящих контрактов, финансируемых из средств бюджета Москвы, прошло спустя несколько лет после подписания документа о сотрудничестве между правительством Москвы и ООО «Рамблер Интернет Холдинг». В 2015 году, когда документ был подписан, главой совета директоров ООО «Рамблер Интернет Холдинг» был Александр Мамут. Вторую подпись под соглашением поставил Сергей Собянин.

Для справки: осенью 2020 года «Сбербанк» выкупил у Мамута 45% акций холдинга Rambler Group, став его единственным акционером. По данным с сайта холдинга, он включает в себя порталы «Рамблер», «Лента.ру», «Газета.Ru», «Чемпионат», WMJ.ru, «Секрет фирмы», «Мотор», LiveJournal и ряд других медиаактивов, в том числе мультимедийный сервис Okko, в который входит онлайн-кинотеатр.

О собственниках и рокировках «Стрелки»

Первым в структуре «Стрелки» появился одноимённый институт медиа, архитектуры и дизайна. Его в 2009 году основал Александр Мамут.

Мамут в рейтинге Forbes «200 богатейших бизнесменов России 2020» занимает 42-е место с состоянием $2300 млн. По данным издания, его активы состояли из 3,8% акций «Полиметалла» и 49,5% акций Rambler Group (до их продажи). В 2011 году на сайте «Полиметалла» уточнялось, что у Мамута доли в компании имеются через VITALBOND LIMITED и через аффилированную ей компанию A&NN CAPITAL MANAGEMENT FUND LIMITED. «Полиметалл» позиционируется как один из лидеров по добыче драгоценных металлов с активами в России и Казахстане. Входит в топ-10 золотодобывающих компаний мира. В 2015 году РБК сообщило, что миллиардер переписал часть своих активов на троих несовершеннолетних детей.

Итак, возвращаясь к ООО «Конструкторское бюро «Стрелка».

На сайте компании указано, что в совет директоров входят Денис Леонтьев, Александр Мамут, Варвара Мельникова, Анна Орлова и Николай Цехомский.

Для справки: Цехомский — член правления ВЭБ. РФ, бывший член правления, бывший старший вице-президент Сбербанка.

По данным ЕГРЮЛ, ООО «Конструкторское бюро «Стрелка» учреждено в сентябре 2013 года, то есть в год подписания своих первых госконтрактов.

Уставный капитал фирмы — 1 601 323,83 рубля. Гендиректор и владелец 53,41% Денис Леонтьев. Также 20,15% принадлежат Варваре Мельниковой — директору института «Стрелка», руководителю компании «Афиша», в которой владельцем 99,95% доли является ООО «Рамблер интернет холдинг». Также в активе Мельниковой — 55% доли в созданном в 2018 году ООО «Джой воркс» (деятельность в области исполнительских искусств). Совладельцами последнего являются Дарья Шульга и кипрский актив Мамута — «А&НН ИНВЕСТМЕНТС ЛИМИТЕД».

Среди совладельцев ООО «Конструкторское бюро «Стрелка» с 2019 года с долей 5% указан одноимённый институт. Он был учрежден благотворительным фондом поддержки образования и исследований в области медиа, архитектуры и дизайна. Учредителем фонда является ООО «АНН Холдингс», единственным владельцем которого является Александр Мамут.

Любопытно: среди преподавателей института «Стрелка» фигурируют и некоторые чиновники из регионов. Например, Александр Ложкин, который в 2014—2019 годы был советником мэра города Новосибирска, а с ноября 2019 года назначен главным архитектором Новосибирска со статусом заместителя начальника департамента строительства и архитектуры мэрии. Или Наталия Ибрагимова — в прошлом глава департамента архитектуры и пространственно-градостроительного развития региона — главный архитектор Оренбургской области, а с 2021 года — министр архитектуры и пространственно-градостроительного развития Оренбургской области.

С июля 2020 года из состава собственников бюро вышел владевший напрямую долей Александр Мамут. Владельцем 21,4% стала «дочерняя» компания государственной корпорации «ВЭБ. РФ» — ООО «Инвестиционная компания Внешэкономбанка» («Вэб Капитал»).

Также в активе КБ «Стрелка» — 100% доли в ООО «Стрелка Архитектс», созданном в мае 2015 года. Управляет активом Дарья Парамонова. «Стрелка Архитектс» получила как минимум пять госконтрактов на общую сумму свыше 57 млн рублей. Все заключены с КГУ Москвы по капитальному ремонту многоквартирных домов города Москвы (УКРиС). К примеру, в январе 2016 года был подписан контракт на сумму свыше 40,3 млн рублей на разработку проектно-сметной документации на комплексное благоустройство улиц и общественных пространств в Москве.

А в 2019 году фирма оформила новую лицензию — на деятельность по сохранению объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов РФ. Ждать новых госконтрактов на многие миллионы?

Нацбезопасность: дальше рост экспорта зерновых, а где переработка?

На этой неделе на Алтайском курорте, в Белокурихе, в 14-й раз прошла зимняя зерновая конференция, куда съехались ведущие профильные эксперты России и зарубежных государств. В частности, как сообщал телеканал «Вести Алтай», прибыли и представители мукомольной индустрии и зернового бизнеса Украины, Казахстана, Литвы, а также экспортёры из Турции — впервые на этот раз. Из ключевых цитат ряда экспертов, озвученных телеканалом: сельскохозяйственная отрасль России, по словам генерального директора Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Дмитрия Рылько, «как ни парадоксально это звучит, оказалась главным бенефициаром девальвации и санкций».

«Падает курс рубля, и маржа наших сельхозтоваропроизводителей по тем товарам, которые экспортируются, она уходит в небеса», — отметил Рылько.

Экспорт продовольствия из России, как было отмечено, уже превысил экспорт вооружений и догоняет экспорт машин, оборудования и химической продукции. В свою очередь заместитель председателя правительства Алтайского края Александр Лукьянов заявил, что в регионе ставится амбиционная задача — увеличить в 2,7 раза экспорт сельхозсырья и продовольствия из Алтайского края, что по итогам 2024 года составит более 500 миллионов долларов. А по словам начальника департамента Минсельхоза России Александра Мажурина, «2024 году у нас экспорт зерновых будет 56,7 млн тонн, в связи с этим планируется увеличение посевных площадей, урожайности и, соответственно, валового сбора».

Интересным было и заявление президента Союза зернопереработчиков Казахстана Евгения Гана: «Порядка 2 млн тонн в нашем успехе экспорта — это российское зерно, которое было ввезено в Казахстан или переработано, или транзитом ушло на экспортные рынки», — подчеркнул господин Ган.

В общем и целом зернотрейдеры, уж точно, в прошедшем 2020 году в накладе не остались, но градус социальной напряженности, как известно, тем не менее повысили. Как отмечала «Российская Газета» со ссылкой на слова гендиректора ИКАР, главный сейчас вопрос — «в каком режиме будут работать отечественные аграрно-продовольственные рынки — «автоматическом» или «ручном»? Конец прошлого аграрного сезона и весь нынешний проходят под знаком ковида. Экономики основных развитых стран получили колоссальную накачку деньгами, что серьезно отразилось на мировых товарных рынках. Если цены на нефть и газ рухнули, то на продовольственную группу товаров после некоторых колебаний и даже снижения рванули вверх».

При этом Рылько, как пишет «Российская газета», также напомнил, что в прошлом году валовый сбор зерна в России стал вторым по объему за всю историю страны, а что касается пшеницы, то по сути был повторен рекордный урожай 2017 года. Однако цены на все товары зерновой группы, за исключением ржи, достигли или вообще превысили рекордные значения. Пик роста отмечен в декабре — начале января. Причины две: мировые цены и курс рубля. Далее руководитель ИКАР, так сказать, слегка накаляет обстановку. По его словам, «у нас огромный ассортимент регуляторных мер на различных товарных рынках. Это и квоты на зерно, и пошлины на пшеницу, кукурузу, ячмень и масличные культуры. Сюда же относится административное регулирование цен на бутилированное растительное масло и свекловичный сахар. Кстати, цены на масло на мировом рынке постоянно растут, и спрос на него повышается. Увеличение пошлины на подсолнечное масло для наших производителей не стало трагичным, удар прошел по касательной. Хотя есть маленькая неприятность, которая может вырасти в большую. Никто не хочет производить бутылку — даже те, кто раньше на этом специализировался. Все постепенно переходят на производство и экспорт сырого масла, который пошлинами пока не регулируется. И есть вероятность, что впервые в России цена на нерафинированное масло превысит цену на рафинированное. Долго так продолжаться не может. Это нездоровая ситуация — продовольственные полки начинают пустеть. Переработчикам надо срочно искать компромисс с аграриями, выращивающими масличные. Иначе сработают жесткие регуляторы».

Одним из выводов конференции стал совет искать баланс между ручным управлением и автоматическим режимом, радикально менять методы расчета экспортных пошлин, мол, мировые цены на продукцию сельского хозяйства будут очень высокими в обозримой перспективе. А снять напряжение с российского внутреннего рынка предлагается введением продовольственной помощи особо нуждающимся гражданам. Заметим, помогать особо нуждающимся — это в принципе хорошо, независимо от того, есть ли кризис в целом стране или нет. Но, вероятно, некоторые эксперты полагают, что зерно в большей своей массе будет и дальше экспортироваться. Зерно они видят нефтью. Однако нефтью и газом занимаются госкорпорации! А экспортом зерна? Как мы уже не раз отмечали, хотелось бы понять, а кто всё-таки выигрывает больше других от экспорта зерновых. Страна в целом, потребители или отдельные аграрии, связанные трейдерами. Кто больше всего получает выгоды в ценообразующей цепочке и насколько практически сплошной экспорт позволяет сохранять прежде всего баланс развития всей сельхозотрасли, позволяет развиваться животноводству, формирует высокую добавленную стоимость внутри страны, способствует развитию перерабатывающей отрасли.

В начале февраля издание «Агро Инвестор» публиковало большую статью на тему перспектив глубокой переработки зерна в России, где эксперты рассказали о том, что объемы производства зерновых растут из года в год и ожидать их снижения не стоит, однако ни активное развитие животноводства, ни планомерный рост производства зерновых, ни практически полная зависимость от импорта по кормовым добавкам не подталкивают инвесторов к массовому созданию предприятий по глубокой переработке зерна. По мнению президента Российского зернового союза Александра Корбута, на которое ссылается издание, к 2025 году Россия выйдет на показатель 145 млн тонн, при этом, если не создавать новые ниши, внутреннее потребление зерна будет расти у нас крайне слабо, соответственно, всё это зерно необходимо отправить на экспорт, чтобы санировать рынок.

«Конечно, можно и нужно дальше продолжать экспортировать зерновые — с этим проблем нет. Однако ниша глубокой переработки нужна с совершенно другой точки зрения: нам необходим якорный покупатель, который поможет снизить волатильность цен», — подчеркнул Корбут.

По оценке Национального кормового союза (НКС), импортируется примерно 90% от всех используемых в российском животноводстве кормовых добавок. По кормовым витаминам зависимость от импорта, по его же оценкам, практически на 100%. По словам исполнительного директора НКС Сергея Михнюка, никакие попытки и инициативы предыдущих лет по локализации подобных производств на территории России не нашли развития. «На текущий момент мы имеем локализацию производства только одной незаменимой аминокислоты — лизина», — цитирует издание Михнюка.

Что же касается витаминов, то все заявления о старте их производства в России — это лукавство, убеждён Сергей Михнюк. Речь идёт в лучшем случае о локализации технологического передела последнего звена, либо о перефасовке витаминов, как правило, импортированных из Китая. В пример эксперт привел одну дальневосточную компанию, чья производственная площадка пока находится на стадии пусконаладочных работ. При этом, по словам Михнюка, они уже подали документы в Россельхознадзор о регистрации 6 витаминов, и у них эти документы приняли.

«В связи с этим возникает вполне закономерный вопрос: откуда взялись эти образцы витаминов, которые были приложены к регистрационному досье при ещё не запущенном производстве», — вопрошает исполнительный директор НКС.

По мнению президента Национальной биотопливной ассоциации, в России стоит производить не только аминокислоты, но ещё и витамины, биопластики и этанол. Алексей Аблаев считает вполне реальной стратегию России в ближайшей среднесрочной перспективе заменить китайскую продукцию в России и потеснить китайских производителей на мировых рынках.

Александр Корбут тоже убеждён в том, что у России есть хороший потенциал и возможности для встраивания в мировые цепочки добавленной стоимости уже не в качестве первичного сырьевого звена, а как звена, которое даёт хотя бы какие-то промежуточные продукты. Самыми перспективными продуктами глубокой переработки зерна, считает Корбут, являются глюкозно-фруктозные сиропы, нативные и модифицированные крахмалы, пищевые добавки и биопластики.

Между тем, напомним, в марте 2018 года издание РБК сообщало, что «Астон» продал американской ADM 50% акций крахмалопаточного дивизиона, расположенного в Рязанской и Владимирской областях. Президент группы компаний «Астон» Вадим Викулов в разговоре с корреспондентом «РБК Ростов» отмечал, что «деньги — не главное, главное — перспективы производства». Как сообщало издание «РБК Ростов», президент группы компаний «Астон» также отмечал, что сотрудничество с компанией ADM развивается на протяжении многих лет. «Наши Заводы производят широкую линейку из более чем 20 видов паток, сиропов и крахмалов, пищевых продуктов и кормов для различных отраслей промышленности, в том числе модифицированные, нативные, окисленные и катионные крахмалы, а также глюкозно-фруктозный сироп и кукурузное масло для более чем 350 организаций-партнёров в секторе В2В. В сотрудничестве с ADM «Астон» планирует ещё больше расширить ассортимент и улучшить качество продукции, чтобы удовлетворить растущий спрос клиентов в России и странах СНГ», — подчеркивал Викулов. Изданию «Город N» он заявлял, что сотрудничество открывает доступ к компетенциям и новым технологиям мирового лидера. В планах, по данным издания, фигурировали следующие цифры: рост выпуска продукции на 20% до конца третьего квартала 2018 года и увеличение производства вдвое в течение 18—24 месяцев. Текущая доля рынка «Астона» в России, по словам президента ГК, на тот момент была 19% в сегменте сиропов и около 70% в части производства модифицированных крахмалов для непищевой промышленности. Как уточнялось, компания намерена закрыть сделку по продаже 50% акций крахмалопаточного дивизиона до конца 2-го квартала 2018 года, после одобрения российского регулятора. В июле «Город N» сообщал, что «Астон» уже завершил сделку по продаже 50% рязанского крахмало-паточного завода.

Конечно же, интерес американской компании возник не на ровном месте. Тут тебе и зерно, и переработка, и порты. К слову, как сообщалось в июле 2019 года на портале компании «Астон», Азово-Донская компания, входящая в ГК «Астон», завершила сделку по приобретению 100%-й доли ООО «Торговый порт». Предполагалось, что данное приобретение позволит компании уже в 2019 году увеличить отгрузку зерновых культур не менее чем на 120—150 тысяч тонн в месяц, а в дальнейшем, после проектирования и строительства элеваторного комплекса, производить отгрузку зерновых в объеме не менее 4,5 миллиона тонн в год из морского порта Ростова-на-Дону. Но тут снова возникает один щекотливый момент. По данным портала «Агробизнес», в США целлюлозно-бумажная промышленность потребляет около 60% от общего объема модифицированного крахмала, 32% — пищевая отрасль, 3% приходятся на фармацию и производство косметики, а еще 3% — на корма для животных. К слову, крахмал используется и в текстильной промышленности. Северная Америка сохранит за собой глобальное лидерство в потреблении модифицированного крахмала с долей в 39%. Данные приводились в 2016 году с прицелом развития до 2020 года. На государства Азиатско-Тихоокеанского региона будет приходиться 29% мирового рынка, на страны Европы — 27%.

Так вот, не возникнет ли вопрос зависимости внутреннего рынка уже от экспорта крахмала, как сегодня возникают перекосы из-за экспорта зерна? Как писал портал «Агробизнес», характерно, что основные экспортеры — Германия, Франция, Нидерланды, Италия и отчасти США — одновременно его главные импортеры. Такая ситуация объясняется тем, что значительная часть модифицированных крахмалов производится глобальными компаниями, имеющими заводы по всему миру. Каждая обладает компетенциями и «сильными» продуктами в определенных сегментах. Степень потребления крахмалов сильно коррелирует с развитостью промышленности и уровнем доходов населения. При этом мировая крахмальная промышленность контролируется всего несколькими предприятиями, но характеризуется широкими региональными различиями. Крупнейшими игроками на данном рынке являются американские компании Cargill, та самая ADM, Ingredion, английское предприятие Tate&Lyle и французская фирма Roquette.

Что же, по мнениям экспертов, которые опубликовало издание «Агро Инвестор», является в целом сдерживающим фактором развития в России глубокой переработки зерна? Отсутствие собственных технологий! Ни по одному направлению глубокой переработки зерна мы не являемся держателями технологий. А поскольку на одной сырьевой базе и технологиях производства крахмала, как говорят эксперты, далеко не уедешь, необходимо вкладываться в науку и кадры. По словам президента Национальной биотопливной ассоциации Алексея Аблаева, рынок ожидает ощутимой поддержки государства.

«Китайская продукция глубокой переработки получилась такой дешёвой не потому, что у них дешевле средства производства — напротив, у них дороже сырьё, электричество и кадры, — обращает внимание Алексей Аблаев. — Но в Китае действует система господдержки, которая позволяет производителям устанавливать столь низкую цену на свою продукцию. У нас же господдержка мала и непредсказуема. И это большая проблема».

Также, по мнению экспертов, для развития биотехнологий в России необходимы понятные и стабильные цены на зерно и доступ к более длинным деньгам.

Ну и снова возникают вопросы: а откуда взяться понятным и стабильным ценам на зерно, если экспортерам интересен мировой рынок, на котором, особенно сейчас, огромная масса спекулятивного капитала, и стал бы Китай поддерживать своих производителей, если бы они игнорировали внутренние интересы страны и создавали соцнапряженность? Конечно, поддержка агросектору нужна, никто не говорит, что нет. Но, как не так давно говорил председатель Госдумы Вячеслав Володин на одном из пленарных заседаний, «если работаешь в своей стране — получай льготы, если ушел от налогообложения, то нет тебе льгот»! В общем, вопрос национальной безопасности. А у нас, как оказывается, можно еще и просто фасовать витамины из Китая для животноводства и называть это импортозамещением.

Минстрой РФ наступил на собственные или чужие грабли?

Счетная палата объявила худших исполнителей бюджетных расходов по итогам 2020 года, исполнение бюджета которых составило менее 90%. В их числе оказался Минстрой РФ, объем исполнения бюджета которого составил 80,4%. В свою очередь, как сообщили в пресс-службе главного строительного ведомства страны агентству Интерфакс, выявленный Счетной палатой низкий уровень исполнения бюджетных расходов обусловлен возвратом средств имущественных взносов РФ в Фонд защиты прав дольщиков, которые учитываются в общем объеме расходов федерального бюджета по ведомству на мероприятия по завершению строительства незавершенных объектов и восстановлению прав дольщиков, а также возвратом субсидий АО «ДОМ. РФ» на возмещение недополученных доходов кредитных организаций по кредитам застройщикам. Возврат же средств имущественных взносов в Фонд дольщиков в декабре 2020 года обусловлен, в частности, длительными сроками проведения регламентных процедур: восстановления проектно-сметной документации по проблемным объектам, прохождения экспертизы, сроками проведения процедур выбора подрядчиков в соответствии с действующим законодательством о закупках, а также сроками составления и направления региональными фондами заявок на финансирование.

Получается, что ведомство наступило на собственные грабли, которые в прошлом году требовал устранить Владимир Путин, говоря о необходимости сокращения административных процедур для строительной отрасли, не несущих угрозы безопасности объектов, что в итоге должно снизить конечную стоимость жилья. Получается, да не совсем.

В стройведомстве отметили, что в четвертом квартале 2020 года при передаче функций госзаказчика ведомству также были переданы капитальные вложения на 14,9 млрд рублей, объем неисполнения бюджета по которым составил 20%. Передача средств завершилась только в декабре. Таким образом, у Минстроя России отсутствовала возможность принятия оперативных мер по ускорению темпов работ и перераспределению средств, полученных от других распорядителей, между объектами в целях их эффективного использования. Но эти неиспользованные средства восстановлены для использования в этом году. А объем расходов в части выделения субсидий «ДОМ. РФ» соответствует полученным заявкам на возмещение недополученных доходов от кредитных организаций. То есть рынок ипотеки, хоть и вырос на рекордные в прошлом году объемы, но, судя по всему, предложенный государством объем субсидий на возмещение разницы между льготной и рыночной ставками остался невостребованным, либо по причине ограничений выдачи ипотечных кредитов банками, либо по причине нехватки предложения.

Как известно, именно второй вариант — нехватка предложения на рынке — является обоснованием причин роста стоимости жилья. В свою очередь, строительство большего объема нового жилья уперлось в прошлом году отчасти в пандемийные ограничения, платежеспособный спрос и, главное — в рост себестоимости строительства — подорожали стройматериалы. И на этом факторе планы Минстроя, возможно, могут «погореть» в этом году. Потому как производители стройматериалов — сами себе хозяева. Появились лучшие условия на мировом рынке — гонят продукцию на экспорт, а внутренний рынок пусть «подождёт», либо закупает продукцию по мировым ценам. То есть потребности внутреннего рынка, а главное — поставленные государством задачи, по сути, игнорируются. При этом не сказать, что рост цен на мировом рынке влечет расширение производственных мощностей производителями стройкомлектующих, соответственно, не влечет роста рабочих мест. Как и нельзя сказать, что приводит к росту зарплат. Производителю просто выгодно продавать свою продукцию по более высокой цене, вот он и пользуется случаем. Но самое-то интересное в том, что если, условно, завтра цены на мировом рынке рухнут, то, что начнут делать эти производители? Правильно! Требовать у государства помощи — либо субсидиями, либо стимулированием внутреннего рынка для сохранения спроса на их продукцию. Будут прибегать и к шантажу, мол, нужно сохранять рабочие места, платить зарплаты, не плодить безработных и так далее и тому подобное. При этом забывая о том, что экономика страны — это единый организм. То, что одним сегодня — прибыль, другим — банкротство, а завтра банкротство одних приведет к ухудшению дел других. И государство не может пребывать в вечной роли скорой помощи. Хотя, можно ли это назвать забывчивостью? Может, просто-напросто приватизаторы из 90-х мыслят на уровне «купи-продай» и ничего с этим не поделать — ментальность. Как раз государство и должно следить за этим балансом сил между внутренним рынком и экспортом. Не могут? Значит смогут. Как в Китае. Не так ли? Хорошо же в Китае экономика работает?!

Пока производители стройматериалов балуются с ценами, до тех пор застройщикам придется менять проектно-сметную документацию, в итоге где-то приходя к выводу, что их объекты просто окажутся невостребованными. Как сообщало на этой неделе издание «КоммерсантЪ», пандемия COVID-19 привела к техническому снижению числа банкротств застройщиков, но осложнила ведение бизнеса для небольших девелоперов, которые продолжают уходить с рынка. Работе мешают рост стоимости стройматериалов, отсутствие доступа к дешевой рабочей силе и опасения покупателей относительно устойчивости их бизнеса. Эксперты советуют небольшим застройщикам вливаться в бренды федеральных и не исключают, что в некоторых регионах местных девелоперов вовсе не останется. Со ссылкой на данные рейтингового агентство строительного комплекса (РАСК) издание пишет, что по итогам 2020 года в России обанкротились 162 застройщика, которые возводили 374 дома (2,4 млн кв. м). То есть вот вам и новые долгострои, и новые проблемы. Число новых объектов застройщиков-банкротов, по данным РАСК, сократилось на 55%, их общая площадь — на 39%. Это связано не только с суммарным снижением числа новых проблемных компаний, но и с постепенным изменением их среднего портрета. Сегодня типичный застройщик-банкрот — небольшая региональная компания: 29,6% ушедших с рынка в прошлом году строили менее 5 тыс. кв. м жилья. По итогам 2019 года на долю таких девелоперов приходилось 19% банкротств, а в 2018 году — 20,7%. По словам экспертов, которые приводит издание, положение небольших застройщиков осложнило дефицит стройматериалов и заметный рост цен на них из-за оттока продукции на зарубежные рынки. Крупные девелоперы имеют стабильных поставщиков и, соответственно, бесперебойный доступ к сырью. Правда, значительного роста числа банкротств в этом году, по оценке некоторых экспертов, ждать не стоит из-за полученной застройщиками господдержки. Программа льготной ипотеки позволила обеспечить отрасли необходимый уровень ликвидности, направить полученные средства на запуск новых проектов. Но есть мнение, что проблемы у небольших региональных игроков сохранятся, потому как на фоне кризиса многие опасаются приобретать квартиры у таких застройщиков из-за повышенных рисков. Спрос на жилье, по оценке экспертов, начинает снижаться. Крупные девелоперы за счет большого объема продаж в период ажиотажа сформировали подушку безопасности, а мелкие менее защищены, тем более в рамках проектного финансирования, когда они строят сейчас, а деньги дольщиков получают только после завершения объекта. Некоторые эксперты считают, что выходом для небольших региональных девелоперов может стать партнерство или покупка франшизы федерального игрока. Однако некоторые региональные рынки в принципе неинтересны федеральным компаниям. Кроме того, заметим, франшиза вряд ли позволит региональным застройщикам создать собственную подушку безопасности.

Издание озвучивает и такое мнение эксперта, мол, не исключено, что в отдельных регионах из-за сложностей с получением банковских средств и экономической нецелесообразности может вообще не остаться застройщиков, если не предусмотреть господдержку строительства на рынках с низкой рентабельностью. Так-то оно так. Но еще раз заметим, экономика — единый организм, и без комплексной работы на строительном рынке, впрочем, также, как и в любой другой сфере экономики, государство будет постоянно выступать «скорой помощью для больных». Это всегда будут реанимационные меры. И, как мы наблюдаем, вливания в рынок застройщиков в корне не решило проблемы с доступностью жилья.

Украина в Аравии: трагедия и фарс в одном стакане

Из офиса президента Украины сообщили, что там готовят «большое азиатское турне» Владимира Зеленского. По словам заместителя руководителя офиса Игоря Жовквы, у Владимира Александровича «есть желание охватить Китай, Южную Корею, Индонезию и т. д. ». Дело, конечно, нужное, но первая реакция — Боже, спаси Азию! Да и Украину тоже…

Потому что ближневосточную часть Азии украинский президент уже «отвизитировал». Оманская поездка запомнилась совпавшей по времени смертью султана Омана Кавуса бен Саида и абсолютным отсутствием результатов. За исключением внутриукраинского скандала, связанного с предположением об оманской встрече Зеленского с секретарем Совета безопасности России Николаем Патрушевым.

А недавняя поездка президента в Объединенные Арабские Эмираты добавила еще одну грань в бриллиант величия украинской дипломатии и службы президентского протокола. Потому что всем знакома поговорка о том, что все в истории повторяется: сначала в виде трагедии, потом в виде фарса. Но вот засунуть все это в один стакан, да еще от души приправить соусом комедии — для того надо очень постараться!

Сначала о трагедии. Во время визита в Абу-Даби (13−15 февраля) украинский президент встретился с наследным принцем Абу-Даби, заместителем Верховного главнокомандующего Вооруженных сил ОАЭ шейхом Мухаммадом бин Заидом Аль Нахайяном. А поскольку эмир Абу-Даби является президентом федерации арабских эмиратов, и эта должность фактически является наследственной, то, скорее всего, и с будущим президентом ОАЭ. Встреча, как положено, проходила в дружеской атмосфере и был подписан ряд важных двусторонних документов, направленных на развитие отношений между странами. В том числе и в экономике. Но это «обязательные слова», а вот конкретика их наполнения (исполнения) вызывает скепсис.

В медиа Украины много говорилось о том, что время визита в ОАЭ подписаны меморандумы между восемнадцатью ведущими украинскими компаниями («Интерпайп», Dragon Capital, ДТЭК, Unit City и т. д.) и инвестиционным фондом «Мубадал». Даже публиковалось фото лидеров этих компаний. Правда, возникает вопрос — а где на фото их арабские визави?

Еще не следует забывать, что «меморандум» — это не договорное обязательство, всего лишь «протокол о намерениях»: «не вокал, а эскиз к вокалу», как говаривал блестящий Леонид Быков в роли Маэстро. И насколько арабская «Мубдала» серьезно относится к этому намерению? Во всяком случае пока на сайте этого инвестиционного фонда по запросу «Украина Зеленский» (أوكرانيا زيلينسكي) ничего найти не удалось.

Да и встреча эта не первая. Еще в июне прошлого года министерство иностранных дел и фонд госимущества (ФГИ) Украины провели учредительную встречу с инвестиционным фондом Mubadala (ОАЭ), обсудив его участие в большой приватизации, и заинтересованность в семи украинских предприятиях из перечня инвестиционного атласа. Прошло восемь месяцев. Арабские деньги на Украину не пришли.

С фондами поменьше ситуация не лучше. Например, с Tawazun Economic Council, надежды на который тоже возлагает Украина. Однако знакомство с сайтом «Совета» показывает, что в бэкграунде «Тавазуна» только три инвестиции: из них одна с производителем моторных лодок и электроники из Шараджи (Al Marakeb Boats Manufacturing) и, только, чур, не смеяться — с двумя российскими фирмами — «VR Technologies» (разработчики вертолетов и БПЛА, размер инвестиции неизвестен) и «Aurus» — (автомобильная компания класса люкс, 480 миллионов дирхамов или $125 миллионов).

Как гражданину мне очень хочется, чтобы на Украину заходили деньги: много, хорошие и разные. Но не все. В украинской прессе сообщается, что Объединенные Арабские Эмираты намерены увеличить инвестирование в агропромышленный комплекс Украины в 10 раз и довести этот показатель до 2 миллиардов долларов в год. Это подтвердил и Тимофей Милованов (экс-министр развития экономики, с конца 2020-го — советник главы офиса президента Андрея Ермака), известный своим самодиагнозом «да, я дебил», принявший участие в аравийском вояже Зеленского.

Однако следует отдавать себе отчет, что после принятых с подачи «Слуг народа» законов о земле, речь идет в первую очередь о создании структур для выкупа украинских чернозёмов. Никакие другие проекты просто не могут потреблять в год до 2-х миллиардов долларов. В Эмиратах пахотных земель почти нет, но у эмиров есть огромные деньги.

И это не первая покупка арабами украинской земли.

В 2018 году компания Saudi Agricultural and Livestock Investment купила украинский агрохолдинг «Мрия» за 242 миллиона долларов после технического дефолта по кредитным обязательствам. Saudi Agricultural and Livestock Investment Co. (SALIC) — это компания, акционерами которой является либо правительство Саудовской Аравии, либо члены королевской семьи страны. «Мрия» — это земельный банк в 165 тысяч гектаров в Тернопольской, Хмельницкой, Ивано-Франковской, Черновицкой, Львовской и Ровенской областях.

Известный одесский застройщик, сирийский араб Аднан Киван, «тышком-нышком», но выбился в число крупнейших латифундистов юга Украины: его KADORR Agro Group планирует в течение ближайших пяти лет инвестировать около 200 миллионов долларов в сельское хозяйство и довести размер своего земельного банка до 150 000 гектаров (с нынешних 24-х тысяч).

И из «личных впечатлений»… В разных регионах Украины мне часто рассказывали о том, что в каждом из них существует свой некий условный «доктор Али», который принимает активное и даже агрессивное участие в сражениях за аренду земли. Сейчас понятно, что в ближайшее время значительная часть аренды превратится в собственность, и арабы будут в числе лидеров этой собственности.

Даже уже упомянутый Милованов понимает, что «одна из проблем привлечения инвестиций на Украину, на мой взгляд, — отсутствие возможности предлагать интересные, крупные, но конкретные и реалистичные проекты» (ФБ-пост от 18 февраля). Но тогда все то, что произошло с «агроинфестиционными договоренностями» в Абу-Даби может объясняться тремя версиями:

  • Эмираты, действительно, озабочены продовольственной безопасностью своей страны-пустыни и поэтому стремятся инвестициями сформировать постоянного поставщика сельхозпродукции. Самая маловероятная версия, поскольку сколько украинскую власть и элиту деньгами не корми, она все равно в сторону косит;
  • бизнес Эмиратов готовится к спекулятивной игре с украинской землей. Цена продажи земли на момент открытия рынка земли (напомню — с 1 июля 2021) будет в среднем от 500 до 1000 долларов за гектар. В ближайшие 5−10 лет цена вырастет, вполне вероятно, до 10 000 долларов за гектар, но, во всяком случае, будет не менее 5000 долларов за гектар. Это если брать лайт-вариант опыта соседней Польши, где цены стартовали тоже с 500 долларов и дошли до сегодняшней цены в 11 000 евро за гектар). Прибыль — 1000+ процентов;
  • Дубай готовится к созданию автономного кластера земельной собственности на Украине путем легализации уже имеющихся у арабов украинских земельных банков. И его значительному расширению. Деньги будут вкладываться в уже существующие латифундии (путем выкупа или участия), которые, благодаря этим вливаниям, будут иметь безусловное преимущество в аграрной конкуренции.

В любом случае, украинское население будет дистанцировано от любых форм права распоряжения как этой землей, так и ее продукцией.

И в этом трагедия…

Трудная посевная 2021 года

В течение двух дней, 16 и 17 февраля, в здании мэрии Москвы проходил XXXII Съезд Ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России (АККОР).

Малые формы хозяйств производят более половины товарной продукции отрасли. А забота чиновников о них связана главным образом с проверками и ограничениями, а не с поддержкой и помощью. В общем: «Жить научим (заставим), а материально не поможем!».

На обсуждение участников съезда были вынесены самые актуальные вопросы: важность внятной и стабильной политики государства по ценообразованию; меры по снижению тарифов на электроэнергию на селе, на газ и топливо; доступные кредиты; возможность получать компенсацию затрат при чрезвычайных ситуациях и многие другие больные для аграриев темы.

Стоимость металла сегодня самая высокая за последние 10 лет, причем наибольший её рост зафиксирован в декабре 2020 года. Как следствие, растут цены на технику и оборудование. Принятие новых повышенных ставок утилизационного сбора приведет к еще большему их увеличению. Доступ крестьян к качественной технике стал ещё более сложным. Диспаритет цен пока усиливается.

Дорожают все виды минеральных удобрений, есть примеры роста стоимости на 30−40% по сравнению с прошлым годом.

И все это в преддверии посевной?!

С просьбой прокомментировать ситуацию и дать оценку непростой ситуации в АПК России, складывающейся в 2021 году, мы обратились к заведующему кафедрой агроинформатики факультета почвоведения МГУ имени М. В. Ломоносова Дмитрию Хомякову.

Сначала о некоторых уроках прошедшего года. Поразивший нас и не заканчивающийся кризис внес коррективы во все сферы жизни и экономики — это настоящая «ковидная революция». Традиционные стратегии — оказались не эффективны в условиях деглобализации и регионализации, карантинов и остановки производств.

Согласно январского информационного сообщения Минфина РФ, средняя цена российской нефти марки Urals, а это главный экспортный товар России, в 2020 году оказалась ниже кризисного 2016 года, составив $41,7 за баррель (в 2019 году цена — $63,6 за баррель). В среднем за прошедший год цена российской нефти опустилась почти до уровня 2004 года и стала ниже цены отсечения $42,4 за баррель. Столь низкой среднегодовой цены на главный российский экспортный товар не наблюдалось уже 16 лет (в 2004 году было $34,4; в 2005-м — $50,6). Счетная палата установила снижение доли нефтегазовых доходов в федеральном бюджете до 28%. Однако, это во многом произошло за счет конъюнктурных изменений на мировом рынке, обусловленных пандемией.

Ранее Минфин РФ сообщил, что федеральный бюджет по итогам 2020 года был исполнен с дефицитом в 3,8% ВВП или 4,1 трлн рублей. За минувший год доходы бюджета составили 18 трлн 722 млрд рублей, а расходы — 22 трлн 824 млрд рублей. На борьбу с пандемией государство потратило 2,9 трлн рублей.

Федеральный бюджет России на 2021 год и плановый период 2022—2023 годы — дефицитный. В нем заложена ожидаемая средняя цена на нефть: в 2021 году в размере $45,3 за баррель; в 2022 году — $46,6 за баррель; в 2023 году — $47,5 за баррель.

В создавшихся условиях, неизбежна оптимизация многих статей расходов, иными словами — секвестр. Минсельхоз РФ в июне 2020 года уменьшил плановые значения индексов производства продукции животноводства, сельского хозяйства и некоторых других параметров, закрепленных в Постановлении Правительства РФ от 14.07.2012 №717 «О Государственной программе развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия». Мотивировка — сокращение доходов населения и ограничительные меры по преодолению пандемии, рост стоимости семян, минеральных удобрений, запасных частей, ГСМ и т. д.

Финансирование программы сокращается: в 2019 году это было 318 млрд рублей (кассовое исполнение 98,0%), в 2020 — 272 (исполнение 99,8%), на 2021 — определено 260 млрд рублей, уже подведшихся за этот период 25%-й девальвации. Механизм господдержки АПК меняется каждый год, корректируются контрольные цифры и объемы финансирования, что делает трудным даже краткосрочное планирование устойчивого развития отрасли.

Самое простое — дайте субсидии на гектар пашни и на литр молока, и строго выполните свои обещания.

Экспорт аграрной продукции организационно и финансово поддерживает государство. Эти расходы обычно не секвестрируются, а только растут. По информации Минсельхоза РФ для сельскохозяйственных товаров и сырья с 2016 по 2020 годы он рос и составил: $17,8 млрд; $21,6 млрд; $25,8 млрд; $24,5 млрд и $29,5 млрд, соответственно. Но достижение обозначенной в 2018 году цели — обеспечить его объем $45 млрд к 2024 году — пока перенесено на 2030 год. А с 2021 года на неопределенный срок ведено тарифное и нетарифное регулирование по зерну и ряду других товарных позиций, разработан механизм так называемого зернового демпфера. Любой запрет для рынка — это предвестник дефицита. Ведь повышение пошлин ведет к стагнации производств, появлению новых рисков в отрасли, и не решает главную проблему роста цен на сельхозпродукцию на внутреннем рынке — объективный рост ее себестоимости.

За минувший год официальная инфляция в стране составила 4,9%: декабрь к декабрю 2019, а продовольственная в два раза выше. Во время коронакризиса в условиях стагфляции продуктовая инфляция опережает средние темпы, которые пока оцениваются на текущий год близкими к 10%. Меры по государственному регулированию и сдерживанию цен не эффективны, негативно влияют на доходы агропроизводителей и развитие отрасли. У хозяйств возникает необходимость сокращать растущие издержки, в том числе и уменьшить площади посевов. Но, обычно, в первую очередь ограничиваются закупки агрохимикатов, рынок которых не регулируется, а ускорившиеся темпы инфляции, повышение налога на добычу полезных ископаемых в 3,5 раза и благоприятная мировая конъюнктура обусловили быстрый рост их стоимости, темпы которого превышают официальный показатель годовой инфляции. Следовательно, ожидать существенного увеличения объемов применения минеральных удобрений и химических мелиорантов на российской пашне в ближайшей и среднесрочной перспективе не оправдано.

Регулирование цен до начала нового сельскохозяйственного года по цепочке отражается на доходах и финансовых ресурсах отечественных агропроизводителей, вынужденных дешевле продавать выращенную продукцию. Есть экспертные мнения, что упущенная выгода в сумме достигает не менее 160 млрд рублей, и это только в период 15 февраля до 30 июня текущего года. Объемы сопоставимы с государственной поддержкой. В выигрыше окажутся крупные холдинги, которые смогут нарастить долю рынка за счет более слабых игроков. Сельское хозяйство страны — многоукладное, малые формы хозяйствования, К (Ф) Х и ЛПХ производят по разным оценкам до 55% товарной продукции отрасли. Каков, в этом случае, будет результат его работы по итогам года?

Управленцы от экономики уверены, что запретами на экспорт можно стабилизировать внутренние цены. Но на самом деле ограничение экспорта лишь временно маскируют реальное состояние экономики.

Однако сегодня мы видим цену нефти в районе $65 за баррель. Значит, в бюджете появляются дополнительные доходы. Как, когда и на какие статьи будет увеличено финансирование или следует формировать «подушку безопасности»? Будем надеяться, что АПК страны все же получит часть этих средств в виде государственной поддержки.

Индексы производства продукции многоукладного сельского хозяйства страны по всем категориям хозяйств (в сопоставимых ценах в процентах к предыдущему году) отражают неравномерную динамику. Они колебались от плюс 6,9% в 2001 году, до минус 12,1% в 2010, а в кризисный 2020 год составили плюс 1,5%. Я не знаю другой отрасли экономики страны, продемонстрировавшей такие показатели в условиях пандемии.

Можно утверждать, что интенсификация агропроизводства идет. Для различных отраслей АПК эти процессы идут с разной скоростью. Лидером в растениеводстве является зерновой комплекс.

Эффект достигнут за счет современных элементов агротехнологий — сортов, семян, средств защиты растений, в основном импортируемых. Сыграла роль государственная поддержка АПК, начавшаяся с 2004 года. Ограничения импорта, вследствие контрсанкций с 2014 года, повлекшее увеличение внутренних цен на продукты питания, и преференции отечественным товаропроизводителям. За последние семь лет национальная валюта по отношению к резервным девальвирована в 2,5 раза.

Наблюдается улучшение агрометеорологических условий, что связывают с глобальными климатическими процессами. Баланс тепла и влаги на протяжении вегетационного периода в большинстве регионов станы складывается более благоприятно.

Главной и основной материальной основой роста стало накопленное, а сейчас ежегодно и постоянно расходуемое, плодородие почв — запас органического вещества (гумуса), макро- и микроэлементов минерального питания растений, комплекс режимов и параметров, позволяющий осуществлять продукционный процесс и формировать урожай возделываемых сельскохозяйственных культур (товарную продукцию), реализуя возросший биоклиматический потенциал.

Эти запасы, составляющие потенциал плодородия, не компенсируются внесением минеральных и органических удобрений, а почвы — национальное богатство страны — постепенно деградируют. Кстати, и сельскохозяйственный экспорт можно рассматривать как вывоз за границу миллионов тонн макро- и микроэлементов минерального питания растений, включая стратегический и дефицитный во всем мире фосфор. Такой вот «природо-ресурсный» кредит.

Приведу простой пример. Со 100 млн т зерновых колосовых выносится в действующем веществе (д. в.) 3,0 млн т азота, 1,2 млн т фосфора и 2,3 млн т калия. В сумме — 6,5 млн т д. в. Плюс до 1 млн т кальция и 0,8 млн т магния. А ведь кроме зерна ежегодно собирается и другая продукция растениеводства. В то же время средний ежегодный объем применения минеральных удобрений (д. в.) за последние 20 лет, по данным Росстата, составил всего 2,0 млн т д. в. Такая вот арифметика!

Проблема обеспечения продовольственной безопасности и голода на Земле опять вышла на первый план. Одним из результатов «печатного станка» и помощи экономикам в условиях стагфляции стало повышение цены на продукты питания в мире. По данным ФАО общий индекс мировых цен по итогам 2020 года вырос на 3%, до 98 пунктов, что является максимумом за последние три года. Очевидно, что главные ценовые рекорды ещё впереди, и это ясная долгосрочная тенденция.

В конце XIX века доля продукции сельского хозяйства составляла около 85% всего экспорта России. Хорошо известной из нашей истории экономической политике — «недоедим, но вывезем» не должно быть место в XXI веке! Сама же задача ежегодного системного, планомерного и сбалансированного роста сельскохозяйственного экспорта остается неизменной.

Под сбалансированным, надо понимать параллельное увеличение потребления качественных продуктов питания населением нашей страны. Обеспечение возможности их приобрести при текущем уровне доходов и благосостояния. Еще лучше было бы, чтобы, несмотря на сегодняшнюю и будущие пандемии или их очередные волны, само количество россиян также постоянно росло.

К сожалению, доходы населения страны, даже согласно скорректированной оценке Росстата, — падают. Люди не могут больше поддерживать прежний уровень потребления и переходят на более дешевый рацион, экономят на еде, вынуждены потреблять пищевые суррогаты. Это естественно ограничивает темпы восстановления экономики, развитие внутреннего рынка, в том числе и продуктов питания, и сказывается на развитии аграрной отрасли. Стали говорить о мерах продовольственной помощи малообеспеченным и бедным гражданам России, введении продовольственных сертификатов.

Есть такое понятие — «структурное голодание». Блага среди населения распределяются весьма неравномерно. Даже в США 12% граждан пользуется талонами на питание (food stamps). По ним малоимущие могут покупать продукты первой необходимости в супермаркетах. Поскольку это в первую очередь американские товары, то таким оказывается также оказывается помощь американским фермерам.

В России данная мера давно и неоднократно обсуждалась, но пока не реализуется на практике. Надеюсь, несмотря на все катаклизмы, безвозвратно ушли в прошлое массовое лимитирование и квотирование потребления населением. Старшему поколению россиян последнее знакомо очень хорошо. «Карточки» в СССР были отменены последний раз в 1947 году и охватывали в совокупности более 160 товаров, включая все продовольственные.

Из-за неблагоприятных осенних условий и сложной перезимовки состояние посевов озимых на больших территориях неудовлетворительное, а это основной хлеб страны. Вероятность весеннего пересева на 10% площадей высокая. Как всегда весной выросли тарифы и цены на ГСМ, сельхозтехнику и комплектующие, минеральные удобрения, логистику и т. д.

2021 год будет явно не простой, важно адекватное понимание ситуации и своевременная поддержка отечественных аграриев. Нельзя забывать, что пока ещё значение имеет и плохо предсказуемая санитарно-эпидемиологическая ситуация. Вот такая весенняя специфика.

Читайте ранее в этом сюжете: В АПК Липецкой области продолжат внедрять цифровые технологии

Импортозамещение ПО: требования президента столкнулись с сопротивлением?

На фоне сбора банками биометрических данных, хранение и использование которых является крайне чувствительным моментом для жизни каждого из нас, от которых зависит наша безопасность. На фоне введения цифровой валюты, где, как ни крути, но так же, как и с биометрией, именно Центробанк приобретает еще большую экономическую единоличную (!) власть над страной. А там, где концентрируется экономическая власть, там и до политической — один шаг. На фоне роста манипулирования общественным сознанием, направленного на подрыв авторитета институтов силовиков, в том числе и в большей степени по наращиванию градуса манипулирования, — через протестные акции сторонников Навального, — банкиры выступают против кураторства ФСБ при замене иностранного программного обеспечения на отечественное. Более того, не кто-нибудь, а сам представитель, так сказать, народных избранников, то есть Госдумы, глава комитета по финансовому рынку, председатель совета Ассоциации банков России Анатолий Аксаков доносит такую точку зрения, что, мол, от кураторства ФСБ при замене ПО в первую очередь пострадает народ. В результате предлагая передать кураторство в единоличные «руки» Центробанка. В былые времена такие предложения и шаги расценивались бы однозначно: «Вредительство».

Давайте вспомним, как в прошлом году, в январе, как сообщали СМИ, например издание «Ведомости», принятие законопроекта по сбору биометрических данных было приостановлено. Тогда на пресс-конференции в ТАСС председатель комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолий Аксаков, заявлял, что «законопроект по биометрии лежит в Госдуме».

«Мы приостановили его принятие, хотя Банк России настаивал на скорейшем принятии, в связи с тем, что аккуратно стараемся относиться к принятию цифровых законов. Это связано с тем, что тема непростая, прежде всего, связана с защитой прав граждан, защитой персональных данных и с защитой бизнеса тоже», — цитирует издание слова Аксакова. В разговоре с «Ведомостями» Аксаков уточнял, что депутаты рассчитывают принять законопроект о биометрии в феврале того же 2020 года. При этом напомним, что при подготовке законопроекта ко второму чтению возникли вопросы у силовых органов. Правда, и банки «замолвили» слово. Но если у силовиков возникли вопросы, касающиеся в целом безопасности граждан, то у банков они возникли по причине дороговизны всей этой процедуры, связанной со сбором биометрии. Речь шла о законопроекте, который, как говорил Аксаков, был внесен в Госдуму в декабре 2018 г. и принят в первом чтении в июле 2019 г. Он предполагает отсрочку для банков с базовой лицензией по оснащению своих отделений оборудованием для сбора биометрии в Единую биометрическую систему (ЕБС) до конца 2020 года.

С одной стороны, как бы отложенным законопроектом была предотвращена концентрация данных в той самой Единой биометрической системе, но с другой — отсутствие самого закона не помешало банкам, имеющим возможности, собирать биометрию. Тот же Сбербанк, как мы знаем, собирает эти данные, но, заполучая их, он, получается, не передает их в ЕБС. С учетом того, что большая часть российских клиентов обслуживается в Сбербанке, он больше других концентрирует все данные у себя. Теперь же, когда в очередной раз ставится проблема замены ПО на отечественное, ведется речь о кураторстве этого вопроса ЦБ, который, что не секрет, в свое время и способствовал концентрации сил в Сбербанке. Если и не способствовал этому явно, то вышло, как мы видим, именно так.

О том, что представители банковского сообщества России выступили против текущей версии законопроекта о переходе на отечественное программное обеспечение, который под кураторством ФСБ подготовило Минцифры, пишет издание Lenta.ru со ссылкой на издание «Ведомости». Как сообщается, до 24 февраля они должны были представить свои предложения по доработке проекта. Документ касается всех объектов критической информационной инфраструктуры, к которым относятся и финансовые организации. Для них речь идет о замене 90 процентов программного обеспечения, причем в исключительно короткие сроки. По словам Анатолия Аксакова, спешка в такой области приведет к массовым сбоям, возникнут проблемы с начислением зарплат, оплатой товаров и услуг, что подорвет доверие к банковской системе. В свою очередь директор департамента информационной безопасности Тинькофф банка Дмитрий Гадарь указал на то, что новые условия существенно ухудшат безопасность. Они сделают банковские системы уязвимыми для хакерских атак. Можно подумать, что сегодня банковские системы с иностранным ПО защищены на 100% от тех же хакерских атак. Как там говорил лет пять назад глава Сберанка Герман Греф в ходе своей лекции для выпускников московской бизнес-школы «Сколково», подробности которой освещала русская служба новостей BBC?!

«Все компании в мире делятся на две части: те, которых «хакнули» — и они об этом знают. И те, которых «хакнули», но они пока не в курсе. Я с этим полностью согласен. Сегодня самый большой драйвер наших расходов — это cyber security и compliance (кибербезопасность и соответствие государственным и корпоративным стандартам). И то и другое не очень производительно, но крайне нужно. Если мы сегодня не будем инвестировать в cyber security, то завтра мы будем инвестировать в правоохранительные органы, которые будут безуспешно искать деньги наши клиентов», — заявлял Греф. Возникает вопрос, не потому ли «хакают» компании и растут киберриски, что в мире действует практически одно и то же ПО, как и используется оборудование практически всего лишь нескольких мировых иностранных производителей? А с учетом того, что банки и компании собирают биометрические данные, — риски, в нашем случае для россиян и российской экономики, увеличиваются.

Так вот, Аксаков, как пишет издание, предложил сначала обкатать российские решения на государственных институтах. Локомотивом, по его мнению, может и стать Центробанк. Надо сказать, что глава комитета по финансовому рынку предлагает передать единоличные полномочия по курированию вопроса замены иностранного ПО на отечественное не впервые. Звучали эти предложения и раньше. Сейчас он говорит, что сначала регулятор пусть проверит разработки на своей платежной системе — Системе передачи финансовых сообщений (СПФС) и Национальной системе платежных карт (НСПК) — и лишь затем поделится наработками с банками. В самом регуляторе согласились с таким предложением. Что не удивительно. Так, замглавы департамента информационной безопасности Артем Сычев, как сообщает издание, подчеркнул, что оценивать возможность использования зарубежного ПО может только отраслевой регулятор, потому что смежные министерства не знают специфики отрасли. Однако на сегодняшний день, отметил он, концепция предполагает, что два ведомства, в том числе ФСБ, определяют, что подойдет всем.

Издание напоминает, что в ноябре 2020 года стало известно, что переход критической IT-инфраструктуры на российское ПО, который должны были начать с 1 января, отложен минимум на три года. Требование президента страны Владимира Путина столкнулось с тем, что в России нет нужных для рынка решений, а разработка потребует много времени, иногда до пяти лет. Заметим, требования президента постоянно с чем-то сталкиваются. С чем? С интересами того или иного бизнеса! В феврале правительство предложило для ускорения процесса разрешить разработчикам не подтверждать существенную доработку иностранных программ. Новая версия документа позволяет включать в реестр отечественного обеспечения копии иностранного свободного ПО или российские разработки с его ключевыми элементами. То есть, если тот же Китай в свое время подделывал какие-то иностранные товары, но, заметим, производил их сам, то в нашем исполнении может получиться так, что, условно говоря, можно поменять наклейки на импортном оборудовании и выдать его за российское, или, например, поставить импортный двигатель в российскую машину и назвать это импортозамещением, даже несмотря на то, что работа такой машины полностью зависит от импортного двигателя. То есть в один миг машина может в принципе перестать быть машиной — в случае выхода из строя двигателя и отказа той или иной страны поставлять его. Как замечает издание, таким образом, переход на российский софт может оказаться во многом формальным. То есть и переход может оказаться формальным, и курировать такой формальный переход будет ЦБ. А как же безопасность? Речь-то в данном случае идет не только о финансовой, экономической безопасности. Речь идет в том числе о безопасности граждан страны, чьи биометрические данные собираются банками.

Деньги – виртуальные, налоги – реальные: перспективы криптовалюты

Им нельзя расплатиться в магазине, его нельзя заложить как имущество, и всё же стоит он без малого 50 000 долларов (в рублях – более 3,5 миллиона). Всё это о биткоине, самой популярной криптовалюте мира. Госдума в первом чтении приняла проект закона, согласно которому доходы, полученные от криптовалюты, должны облагаться налогом. Что такое непризнанные деньги и как государство обложит налогом то, чего нет? Об этом рассказал управляющий партнёр одной из инвестиционных компаний Эдуард Бугров.

Что такое криптовалюта

Криптовалюту можно назвать виртуальными деньгами. Вы не сможете снять их с карты, расплатиться ими в обычном магазине, их нельзя потрогать. Прийти в банк и попросить обменять криптоденьги на рубли или доллары тоже не получится — конвертировать цифровые активы в реальные деньги можно только через специализированные биржи. Стоимость криптовалюты нельзя предугадать: она не привязана к экономике какой-то конкретной страны. Цена криптоденег вообще не зависит от внешних факторов, не привязана ни к нефти, ни к золоту, ни к платине. Криптовалюта — это система, построенная на технологии блокчейн (определенным образом организованная система блоков, хранящих информацию). Биткоин — один из самых популярных видов криптовалюты. Это, конечно, максимально упрощенное объяснение.

Криптовалюта законна в России?

Это вопрос интересный. В нашей стране криптовалютой можно владеть, ее можно покупать и продавать, добывать (то есть майнить), оставлять в наследство, но ею запрещено расплачиваться за товары и услуги. Вообще вопрос юридического статуса криптовалюты в нашей стране решался с 2017 года. К тому моменту эксперты разделились на два непримиримых лагеря: одни выступали за запрет допуска виртуальных денег на рынки, другие — за легализацию криптовалюты. В числе сторонников оказались Сбербанк, Федеральная налоговая служба и даже Министерство финансов. В качестве противников выступали Центробанк и Генеральная прокуратура. Дискуссия завершилась в кабинете у президента, который принял решение легализовать криптовалюту и подготовить соответствующие законы, которые позволили бы юридически квалифицировать цифровую валюту, дать определение понятиям «токен» и «смарт-контакт». При этом глава государства отдельно отметил, что единственным законным платежным средством в стране должен оставаться рубль. Логичным итогом стал закон «О цифровых финансовых активах». Он был принят еще в июле 2020 года, но в силу вступил только с 1 января 2021 года. По большому счету этот закон характеризует криптовалюту скорее как имущество, а не как деньги.

Владельцы криптовалюты не платят налог в том виде, как платят его, например, владельцы недвижимого имущества. Если закон, который обязывает владельцев криптовалюты платить налоги, будет принят (а я полагаю, что он всё-таки будет принят), то облагаться налогом будут только те операции с криптовалютой, которые принесли владельцу доход свыше 600 тысяч рублей в год — в виде дохода на прибыль или НДФЛ.

Проще объяснить на примере. Допустим, в январе 2017 года человек (мы говорим о физлице) купил 10 биткоинов по цене 900 долларов за каждый. Никаких операций с приобретенной криптовалютой он не совершает и просто хранит их на виртуальном счете. Он не получает дохода и, соответственно, не платит налог. Второй вариант: владелец решил продать биткоины на пике курса за 47 600 долларов за каждый. Его доход с десяти биткоинов в таком случае составит 467 000 долларов (мы вычли те 9000 долларов, которые затрачены на их покупку). И с этой суммы человек обязан заплатить налог на доходы физических лиц в размере 13%. Рассчитывается налог в рублях по курсу Центробанка на день сделки. Декларируется доход по стандартной форме 3-НДФЛ. К нему нужно приложить выписки из цифрового кошелька, которые подтвердят списание средств в рублях, долларах или другой валюте. Для собственного спокойствия лучше приложить к пакету документов сведения о курсе криптовалюты на момент свершения сделки, это можно сделать на официальном сайте Российской ассоциации криптоэкономики, искусственного интеллекта и блокчейна.

Как именно государство собирается отслеживать движение виртуальных средств на виртуальных счетах

По поводу инструментов, которые позволят отслеживать движение криптовалют на виртуальных кошельках, я судить не возьмусь, на этот вопрос лучше ответят специалисты по кибербезопасности в сфере экономики. Но в Федеральной службе по финансовому мониторингу заверили, что цифровой сервис, позволяющий отслеживать транзакции в криптовалюте, уже разработан. Разработчики уверяют, что сервис позволит выявить пытающихся уйти от налогов криптотрейдеров. Насколько хорошо этот сервис работает, покажет время.

В любом случае как минимум у налоговой возникнут вопросы, если человеку ни с того ни с сего поступает на карту более 600 тысяч в год из ниоткуда. Кстати, проект закона позволяет налоговой запрашивать у банка информацию о счетах, которые использовались для сделок с криптовалютой, — это касается счетов физлиц.

На форумах майнеров и владельцев криптовалюты идет широкое обсуждение проекта этого закона. Пользователи соцсетей продумывают варианты ухода от налогообложения: от условно легальных (таких как оформление самозанятым) до совершенно незаконных. Возмущение майнеров и криптотрейдеров мне не совсем понятны. Каждый человек, получающий доход, платит с него налоги. Для игроков крипторынка законодатель оставил неплохой зазор в 600 тысяч рублей в год. То есть если человек зарабатывает на криптовалютах до 50 тысяч рублей в месяц, он может на законных основаниях не платить налог. Чтобы было понятно: средняя зарплата в России по итогам 2020 года не превышает 47 тысяч рублей, а в регионах эта сумма намного ниже. Все работающие люди платят НДФЛ, даже если их зарплата находится на уровне МРОТ. Налоги платят и самозанятые, и предприниматели, и арендодатели недвижимости. Понятно, что никому не нравится делить свой доход с государством, но все понимают, что закон есть закон. Почему владельцы криптовалюты считают, что они чем-то принципиально отличаются от других граждан и у них возникают какие-то особые права, мне не совсем понятно.

Для тех, кто захочет обойти закон, предусмотрены штрафные санкции. Если налог не уплачен или уплачен не полностью, штраф составит 40% от суммы налога. За нарушение сроков декларирования придется заплатить 50 тысяч рублей.

Инвестиции в коммерческую недвижимость

Что год 2021-й нам готовит? Будет ли он таким же непредсказуемым, как 2020-й, или будет годом возвращения к нормальной жизни и экономического восстановления? Проанализируем исходные данные и дадим прогноз привлекательности инвестиций в коммерческую недвижимость.

Наибольшие опасения вызывает продолжение пандемии и геополитика. Кредитный рейтинг России не претерпел изменений: S&P Global Ratings (S&P) — на уровне ВВВ со стабильным прогнозом, Moody’s — Baa3 со стабильным прогнозом, Fitch — BBB со стабильным прогнозом. Доля иностранных инвесторов в январе—сентябре 2020 года снизилась до 8% против 15% в I—III кварталах 2019 года.

По данным аналитического обзора Knight Frank «Рынок инвестиций. Россия — III квартал 2020», общий объём инвестиций в отечественную коммерческую недвижимость в третьем квартале минувшего года составил примерно 80 млрд руб. против 61 млрд за аналогичный период предшествующего года. Полных данных за 2020 год ещё нет, но можно предположить, что прошлый год по объёмам будет сопоставим с 2019-м. И это при том, что год был полон неопределённости и опасений.

Рынок инвестиций в коммерческую недвижимость России после снятия ограничений во второй половине 2020 года показал восстановление и увеличение деловой активности, но здесь стоит оговориться, о какой именно коммерческой недвижимости идёт речь: об офисной, складской, торговой, гостиничной или под девелопмент. Динамика объёмов инвестиционных сделок по сегментам следующая: индустриальная и складская недвижимость выросла более чем на 100%, при этом офисная и торговая недвижимость просели более чем на 20%, а инвестиционные сделки в гостиничной сфере и вовсе упали в объеме на 85%.

Прежде всего обратим внимание на динамику складской недвижимости. Одним из сегментов коммерческой недвижимости, кому, можно сказать, условно повезло в текущей ситуации, стал именно складской сектор. Справедливости ради стоит отметить, что этот сектор и так традиционно считается наиболее устойчивым к экономическим изменениям. Однако в настоящее время, когда активно пошли в рост сервисы по доставке и когда фактически трансформируется вся наша экономическая среда, он получает принципиально новые возможности.

Ограничения будут сниматься, жизнь будет приходить в привычное русло, но привычки потребителей уже поменялись, в связи с этим рост онлайн-торговли будет только ускоряться, его прежде всего могут обеспечить продуктовые ретейлеры и интернет-магазины, фактор бесконтактности еще долго будет актуален. На фоне этого появляется востребованность в небольших внутригородских складах, в частности, для формата доставки «последней мили».

По данным Knight Frank, склады стали лидирующим сегментом по росту доли и объёмов инвестированных средств (+16% в I—III кв. 2020 года против 3% за аналогичный период предшествующего года). Конкуренция по скорости доставки среди онлайн-ретейлеров, удобство логистики и вместимость складов в таком типе потребления начинают играть первостепенную роль. Значит, на этом можно и стоит зарабатывать. В складской недвижимости для генерации постоянного потока арендного дохода рекомендуется выбирать известных и проверенных игроков.

В свою очередь на рынке офисной недвижимости мало кто ожидает скорого восстановления. Многие компании из соображений безопасности сегодня не торопятся возвращать своих сотрудников к полноценной офисной работе, а каких-то специалистов могли и вовсе надолго перевести в удаленный режим. В такой ситуации многие владельцы бизнесов переосмысливают, пересматривают и перестраивают свои старые концепции, устоявшиеся логистические цепочки, отношения с арендаторами, чтобы более гибко реагировать на изменения и быть эффективными в новых обстоятельствах.

Если опираться на данные экспертов ВОЗ, то восстановление до карантинных показателей возможно после полной стабилизации с коронавирусом, а это произойдёт не раньше 2023 года, но даже тогда сомнительно, что офисная недвижимость будет расти прежними темпами. Гостиничная же должна начать восстанавливаться с небольшим временным лагом после постепенного снятия ограничений на международные полёты.

Как и в любых инвестициях, при вложениях в недвижимость важна диверсификация. Не стоит вкладываться только в один тип коммерческой недвижимости, даже если она показывает сейчас бурный рост, а стоит распределять средства по разным классам.

Автор — Руслан Горюхин, российский бизнесмен, меценат. Родился 2 февраля 1966 года в Одессе, СССР. В 1982 году окончил одесскую среднюю образовательную школу. В 2003 году окончил Одесский национальный университет им. И. И. Мечникова по специальности «менеджмент». 1988—1997 гг. — руководитель предприятий легкой промышленности («Ротекс 66», «Росхим»). 1997—1998 гг. — руководитель московского представительства компании «Кузнецкие ферросплавы». 1998—2015 гг. — соучредитель и руководитель компании «Северные газовые магистрали», вместе с партнерами занимался прокладкой трубопроводов, предназначенных для транспортировки нефти и газа, также создал собственную логистическую группу и успешно работал с такими компаниями, как «Газпром», «Татнефть», «Лукойл» и другими. 2007—2013 гг. — соучредитель ООО «Торговый дом «Промгазресурс». Компания занималась поставкой труб большого диаметра для дочерних обществ ПАО «Газпром». 2008—2014 гг. — генеральный директор ООО «Стройгазмонтаж». Покинул компанию в 2014 году. 2013—2015 гг. — основатель и руководитель компании «РГ-Девелопмент». Покинул проект в 2015 году. С 2015 года проживает с семьей в Швейцарии и концентрируется на занятии частными инвестициями и благотворительностью.

«Северный поток – 2» и санкционные игрища: при чём тут микрокомпания из РФ?

После угроз Вашингтона ввести санкции против участников Nord Stream 2 проект покинули почти 20 иностранных компаний. Среди тех, кому грозили пальцем из США, оказалась и никому не известная микрокомпания из России с одним работником — ООО «КВТ-Рус». ИА REGNUM выяснило, как это юрлицо попало в перечень и кому оно принадлежит.

Напомним, помимо демарша 18 иностранных компаний, на днях о прекращении обслуживания проекта «Северный поток — 2» заявила и «дочка» немецкой перестраховочной компании Münchener Rück.

Для справки: газопровод «Северный поток» из двух ниток производительностью 55 миллиардов кубометров газа в год построили в 2015 году силами консорциума из четырёх стран — России, Германии, Голландии и Франции. Уже тогда США, Прибалтика, Польша, Украина выступали против проекта. Протяжённость газопровода «Северный поток» составляет 1224 километра. Он обеспечивает поставки российского газа, минуя транзитные страны, то есть напрямую в Европу. Оператор «Северного потока» — компания Nord Stream AG. На сайте оператора в качестве акционеров указаны «дочка» «Газпрома» — ООО «Газпром международные проекты» с долей 51%, а также немецкие энергокомпании Wintershall Dea GmbH и подразделение концерна PEGI/E.ON — PEG Infrastruktur AG (по 15,5%), голландская инфраструктурная фирма N.V. Nederlandse Gasunie и французская энергокомпания ENGIE. Двум последним принадлежат по 9% акций. Общий объём инвестиций в «Северный поток» составил 7,4 млрд евро, из которых 30% обеспечили акционеры. Остальные средства привлекались в формате проектного финансирования. Проект «Северный поток — 2» представляет собой газопровод протяженностью 1,2 тыс. км. Проект реализует компания Nord Stream 2 AG (штаб-квартира в Швейцарии, учредитель — «Газпром»). «Точка входа» — район Усть-Луги Ленинградской области, а «точка выхода» — район Грайфсвальда (Германия). В 2017 году Nord Stream 2 AG подписала соглашения о финансировании с пятью европейскими компаниями — ENGIE, OMV, Royal Dutch Shell, Uniper и Wintershall.

Санкционный список: расширение?

Укладка газпропровода «Северный поток — 2» в Балтийском море началась в сентябре 2018 года. В материалах проекта уточняется, что для прокладки газопровода через море были привлечены компании Allseas, Saipem и АО «МРТС». Последнее обеспечило работы на прибрежном участке — на мелководье у побережья России — с использованием трубоукладочного судна «Фортуна».

Для справки: многофункциональная плоскодонная трубоукладочная баржа «Фортуна» оборудована шестью бортовыми кранами для надводных стыковок. Судно построено в 2010 году, судостроитель — Shanghai Zhenhua Heavy Industry Co. Ltd.

В качестве оператора баржи ранее было указано «МРТС», называвшее судно — флагманом всего трубоукладочного флота России.

В августе 2020 года на фоне санкционных угроз со стороны США в российских СМИ появилось заявление «МРТС» о том, что оно не было собственником баржи, а арендовало её. Также уточнялось о фактическом выходе из проекта «Северный поток — 2» самой баржи.

Данные о собственниках «Фортуны» не сообщались. В системе регистрации судов оно фигурирует со следующей информацией: 6 октября 2020 года зарегистрировано в Мурманске при предыдущей регистрации в Белизе (исключено из реестра 18.09.2020 года). С октября 2020 года в российском международном реестре судов собственником «Фортуны» числится ООО «КВТ-Рус» (ИНН 7 729 675 572, ОГРН 1 117 746 121 899).

22 февраля 2021 года на сайте OFAC (управления по контролю за иностранными активами минфина США) появилось заявление о внесении судна «Фортуна» (IMO 8 674 156) и его владельца — ООО «КВТ-Рус» в новый список санкций.

О владельце «Фортуны»

По данным ЕГРЮЛ, ООО «КВТ-Рус» — микропредприятие. Данная компания создана 21 февраля 2011 года в Москве и работает в сфере предоставления услуг по перевозкам. Её уставный капитал — 10 тыс. рублей. Среднесписочная численность работников на начало 2020 года — один человек. Вероятно, речь о директоре. Руководит активом собственник 33% доли Сергей Малков. 22 декабря 2020 года у компании сменился контролирующий владелец. Долю в 67% получил некий Владимир Лавров.

Сергей Малков также является директором торгового ЗАО «Совместное предприятие «Аэроприма», созданного в 1993 году. Оно входит в деловую ассоциацию по сотрудничеству с Гонконгом.

О Владимире Лаврове известно, что ИНН он оформлял в Калужской области. Иных активов за ним не числится. Полный тёзка Лаврова фигурировал как кандидат на выборах депутатов Обнинского городского собрания седьмого созыва, проходящих в 2015 году. Тогда Владимир Сергеевич Лавров работал начальником отдела ОАО «ОНПП «Технология». На сайте последней указано, что «Технология» является головной организацией госкорпорации «Ростех» в химсекторе и объединяет семь профильных предприятий.

По данным с сайта проекта «Северный поток — 2», к 2035 году дефицит импорта газа в ЕС на фоне падения добычи в Норвегии, Великобритании и Нидерландах составит примерно 120 млрд кубометров. Газопровод из России сможет покрыть порядка трети дополнительного импорта.