Все записи автора Кирилл Игорев

Зачем Армении понадобилось генконсульство в Эрбиле

В Эрбиле состоялось открытие генерального консульства Армении. К этому событию был приурочен двухдневный визит в столицу Иракского Курдистана заместителя министра иностранных дел страны Артака Апитоняна. Его принял премьер-министр автономии Масрур Барзани, который приветствовал открытие генконсульства в контексте «дальнейшего укрепления двусторонних отношений в различных областях».

Кстати, в ходе визита Апитонян также открыл в Эрбиле армянский культурный центр. Если оценивать эту ситуацию с общих позиций, то столица Иракского Курдистана давно живет насыщенной дипломатической жизнью, превосходящей во многом даже Багдад. Там в настоящее время действуют 40 иностранных офисов, включая генеральные консульства, почетные консульства, посольства, отделения связи, международные организации и бюро агентств, связанных с ООН. Связано это с тем, что впервые в современной истории Ближнего Востока автономия максимально приблизилась не только к независимости, но и стала оказывать заметное влияние на подъем курдского национально-освободительного движения в других странах, в состав которых входят крупные части этнического Курдистана (Турция, Сирия, Иран). Как ни крути, но курдская проблема уже вписана в различные сценарии будущего возможного геополитического переустройства региона. Соответственно, многие внешние игроки обеспечили свое дипломатическое присутствие в Эрбиле, чтобы «держать руку на пульсе», ведь у них есть своя «курдская политика».

Что касается Армении, точнее, армян, то, в отличие от многих других государств и народов, у них общая и очень непростая история с курдами. Достаточно вспомнить, что Севрский договор 1920 года предполагал так называемое «пакетное решение» по созданию Большой Армении и предоставление курдам своей государственности на обломках Османской империи. В этой связи турецкое издание Yeni Safak писало, что «тень Севра продолжает витать над современной Турцией» и «альянс имеющей свою государственность Армении со стремящимися получить такой же статус курдами представляет собой такую «геополитическую смесь», которая при определенных условиях и обстоятельствах может взорвать весь регион». Вот почему, на наш взгляд, президент Армении Серж Саргсян, принявший еще в 2017 году решение об открытии генерального консульства Армении в Эрбиле, воздерживался от такого шага, опасаясь главным образом дополнительных осложнений с Турцией.

Сейчас, после проигранной Арменией карабахской войны, ситуация изменилась, и в принципе дело идет к восстановлению дипломатических отношений между Анкарой и Ереваном. Поэтому Турция вряд ли будет воспринимать появление генконсульства Армении в Эрбиле как дестабилизирующий фактор, учитывая нынешнюю очень ограниченную пространственную эволюцию Еревана. В Иракском Курдистане проживает небольшая армянская община. По некоторым данным, в настоящее время в Ираке проживает около 15—16 тысяч армян. Хотя есть и другие сведения. По оценке некоторых экспертов, после оккупации ряда регионов Северного Ирака боевиками ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в России), после бомбежки военной авиацией США района Дохук, после жесточайшего геноцида езидов из региона массово бежали езиды и христиане — армяне, ассирийцы, халды и другие. И сейчас в Ираке проживает где-то-4—5 тысяч армян, в основном на юге Ирака — в Багдаде и Басре. Но и оттуда их потеснили: часть иракских армян бежала в Европу и Канаду.

Сегодня в Ираке они утратили значительную часть имевшегося экономического и политического влияния. Вопрос риторического свойства: имела ли возможность администрация президента Сержа Саргсяна как-то повлиять на эти процессы? Но фактом остается то, что МИД Армении вообще публично не обсуждал эту проблему, и Еревану сейчас на месте, в том числе в Эрбиле, сложно искать соотечественников, которые могли бы выступать в роли посредников в налаживании торгово-экономического сотрудничества. Другое дело, что сотрудники консульства, во всяком случае на первых порах, будут заниматься анализом информации в «самой нервной точке региона». Почему? Среди армянских экспертов есть точка зрения, согласно которой в случае, если США будут продолжать реализацию геополитического проекта «Великий Курдистан», то «армянский вопрос окончательно будет закрыт». А в таком случае «лучше поддерживать хорошие отношения с Турцией и попытаться, оттягивая время, посмотреть, что произойдет».

Но отметим сам факт усиления дипломатического присутствия Армении в Ираке и будем ждать конвертации этого процесса в ту или иную сторону. Как считает один армянский эксперт, «Армения опоздала с решением открыть генконсульство в Эрбиле как минимум лет на 10—12», вместе с открывшими свои генконсульства там Россией, США и Ираном. А что даст этот шаг сегодня? Посмотрим.

Порошенко поддержал остановку подачи воды и электроэнергии в Крым

Украинские власти прекратили подачу воды и электричества в «оккупированный» Крым после консультаций с представителями Меджлиса и выполнения первых международных резолюций, устанавливающих ответственность оккупирующей страны. Об этом в эфире телемарафона «Крым — Украина» заявил пятый президент, лидер партии «Европейская солидарность» Петр Порошенко.

«Как только мы получили первые резолюции международных организаций, подтверждающие состояние оккупации, подача электроэнергии в Крым была прекращена. Не разговоры, не обещания, но энергетическая независимость нашего государства была обеспечена. Импорт электроэнергии был приостановлен, ввоз газа был прекращен. И электричество отключили», — напомнил Порошенко.

«Ахтем Чийгоз тогда был в Крыму в тюрьме. Я пригласил Мустафу Джемилева, Рефата Чубарова, пригласил всех, кто представлял Меджлис, и сказал — мы планируем выключить его. Ваше мнение? И они могут это подтвердить — они сказали, что Крымские татары отключили электричество, нас поддержат», — сказал Порошенко.

«С первого дня нашим решением прекратили подачу воды. Это действенный шаг? Очевидно. И никто в этом не сомневается», — отмечает пятый Президент.

«Нам нужно изучить, что было сделано. И не потому, чтобы критиковать или не критиковать Порошенко, а для того, чтобы знать, какие инструменты у вас в руках. Что уже сделано и что еще можно сделать», — сказал лидер «Европейская солидарность».

Пятый президент, лидер Европейской солидарности Петр Порошенко во время телемарафона «Крым — Украина» заявил, что с 2014 по 2019 год украинское правительство постоянно держало вопрос о так называемой деоккупации Крыма в повестке дня международной политики.

В частности, он рассказал о том, как после переговоров с президентом США Дональдом Трампом появилась известная и очень важная для Украины «Декларация Помпео».

Украина в петле свободы, или Зе в Чёрном вигваме

То, что происходит сегодня на Украине, — это, похоже, оборотная сторона любого государственного бытия. Инфернальная сторона, потусторонняя. Или, как я написал когда-то, Украина — это своего рода Чёрный вигвам. Кто смотрел «Твин Пикс» — поймёт. А смотреть надо.

Сначала они устроили «оранжевый» майдан и привели к власти Виктора Ющенко, изуродованного ядами и кураторами. И очень быстро разочаровались в нём. После устроили евромайдан и притащили Петра Порошенко, одурманенного всевластием и жаждой денег. В итоге поскользнулись, грохнулись — ничего неожиданного; всё банально. Любопытнее то, насколько быстро это произошло. Трагически быстро, я бы сказал.

Всё это будто писалось по классическим сериальным канонам. Ничего общего с политическим полем по своему образу действия и мысли подобное не имело. Скорее напоминало давнюю фразу Оскара Уайльда, приписываемую обычно Набокову: «Жизнь только подражает литературе». Появление Зеленского это лишний раз подтвердило. Украинцы постарались претворить в жизнь классическую историю о Золушке. Только на хрустальную туфельку пришлось скидываться всей страной.

Не испытываю иллюзий относительно того, что украинцы массово, точно зомбифицированные светом экрана, голосовали не за Зеленского, а за Голобородько из классного сериала «Слуга народа». Там, в мотивации электората, безусловно, присутствовали и другие факторы: желание обновиться, усталость от старых лиц, мощная pr-кампания в поддержку Зе и прочее. Однако нельзя отрицать dast ist fakt: многие проголосовали за то, чтобы сериальная dream стала украинской реальностью. В конце концов, все перипетии «Твин Пикс», по одной из версий, есть всего лишь сон агента Дэйла Купера. Кто смотрел — поймёт.

Так или иначе, это окончательно напомнило невероятную историю из антиутопий, когда лицедей становится лидером (протокольно, во всяком случае). И Рейган тут ни при чём. Там совсем иной коленкор.

А вот тут начинается самое интересное, когда реальность, подражая искусству, по соответствующей логике, изворачивается и застывает так, словно пластик под воздействием огня. Украина получает обратного Голобородько и другое вещество управления. Классическая опять же история раба, дорвавшегося до власти. В действительности он оказывается хуже, мрачнее любого тирана.

Это было предсказуемо, на самом деле — вот в чём двойная горечь. Во время евромайдана, а частично и ранее, из плена выпустили бесов, наивно полагая — а может, и без всяких предположений, — что смогут их усмирить после того, как они выполнят уготованное. Но противоядия не нашлось.

Всё то, о чём Порошенко мог только мечтать, Зеленский исполнил без стеснения. Он закрыл телеканалы, обвинил человека в госизмене за интервью на каналах (15 лет могут дать), поставил на службу неонацистов, убивающих сторонников конкурирующих партий. Это происходит в центре Европы — происходит с улыбками и шутками. Всё как бы нормально. Люди живут в этом мороке с окончательно стёртыми гранями между реальностью и безумием. Гигантская чёрная воронка сумасшествия, а происходящее — несомненно его разновидность, засасывает миллионы. Петля свободы душит неумолимо.

И мы видим, что неважно, где лидер родился, на каком языке он говорит, какие корни имеет. Он всё равно позволяет молотить родные края снарядами, уничтожает родной язык, якшается с теми, кто убивал в концлагерях его предков. Ничего личного или, правильнее сказать, ничего святого — только бизнес.

Зеленский — абсолютный продукт zeitgeist, когда продано всё, что можно продать, когда ничего, кроме культа успеха, когда «определённо тщеславие — самый любимый из грехов». Мало иметь талант, амбиции, связи. Важно знать жизнь с позиции и фокуса разных поколений — только тогда можно избежать фатальных ошибок.

Зеленский не смог. Уже сейчас это очевидно — не смог. И далее будет ужасающая история с эффектным концом. Как в сериалах. Зло выйдет, как гнойник. Вопрос лишь в том, сколько оно сможет отравить людей до своего исхода. И окажут ли те сопротивление.

Витольд Модзелевский: «Проблемы в отношениях с Россией уйдут в прошлое»

Мариуш Швидер: Пан профессор, в Польше довольно широко распространено мнение, что правящая партия «Право и Справедливость» (PiS) делает ставку на США, в то время как оппозиционная «Гражданская платформа» (PO) — на Германию. Обе эти страны имеют свои резоны, чтобы «напустить» нас на Россию: Германия из-за собственных экономических интересов и европейского влияния (Mitteleuropa), а американцы — из-за военно-политических. Вы согласны с этой точкой зрения? Не лучше ли было бы Польше одинаково выстраивать отношения с США, Россией, Китаем и лидером Евросоюза, Германией?

Витольд Модзелевский: Возможность выработки собственной политической доктрины, принятие и затем ее практическая реализации есть, во-первых, привилегия сильных суверенных государств, и, во-вторых, это требует наличия элит, имеющих определенные амбиции политического характера (не все обязаны иметь такие амбиции). Государствам «новой Европы», как и тем, что были во времена «версальского порядка» (1919−1939 годы), иногда отказывают в полноценной субъектности в международных отношениях. Лучшим примером тому явилась публичная выволочка, которую представителям польского правительства устроил один из президентов Франции, когда в Варшаве хотели высказаться по европейским вопросам. Как заявил французский лидер: «Вы упустили хорошую возможность промолчать». Уже почти тридцать лет в нашей части света реализуется видоизмененная концепция германской Mitteleuropa, то есть экономическое подчинение стран Центральной и Восточной Европы интересам Берлина. В этом видении, прообразом которой исходит еще с 1916—1918 годов, Польша должна быть яростно антироссийской, являясь одним из многих «независимых государств» (то есть подчиненных Берлину), отделяющих Германию от России. Мы находимся прежде всего в зоне германского влияния: концепция выхода из-под опеки Берлина посредством «стратегического партнерства» с Вашингтоном, вероятно, ушла в прошлое из-за кризиса США и ее неприязненного отношения к ныне правящей польской партии. Но если бы независимость была частично реализована на практике, то в обоих вариантах наше пространство для маневров в отношениях с Россией и Китаем сейчас невелико. Ибо у нас нет никакого независимого центра политической мысли, который мог бы выработать политическую доктрину, являющуюся отступлением от предписания подчиняться так называемому Западу. Такого объема суверенитета «малым странам», расположенным между противостоящими великими протекторами, как правило, не допускают. Но если бы мы захотели, возможно, пространство для маневра можно было бы расширить. Как этого смогло добиться венгерское правительство. Правда, не исключено, что поскольку Венгрия является «раненым государством» (вспомним Трианонский договор), поэтому ей позволено большее. У нас, к счастью, нет ревизионистских видений, то есть мы являемся государством по сути консервативным.

Витольд Модзелевский. Фото: сайт президента Польши

М. Ш.: Экономики Польши и России взаимно дополняют друг друга. Нам нужно дешевое сырье из расположенных неподалеку стран (расходы на транспортировку по трубопроводам самые низкие), а Россия всегда была рынком, впитывающим польские продукты питания: мяса, молочных продуктов, фруктов и овощи. Активное экономическое сотрудничество в интересах обеих стран. Однако этому мешают взаимные бессмысленные экономические санкции, которые наносят огромный ущерб, прежде всего, экономике Польши. Кто, на ваш взгляд, ведет эту работу, кто поддерживает польско-российские фобии? Кому это интересно и как с этим бороться? Возможно ли добрососедское польско-российское сотрудничество? И чем оно должно быть обусловлено?

В. М.: Наилучший период в истории экономического развития центральных земель нашей страны пришелся на 1870 — 1914 годы, когда промышленность несуверенной «Конгрессовой Польши» получила хорошую возможность поставлять свои товары открытому, впитывающему и очень богатому российскому рынку. Одно время производство продукции на душу населения в «Конгрессовке» было даже выше, чем в Великобритании. Второй период промышленного развития пришелся на 1945−1989 и уже советский рынок, но сегодня это проклятый период, и о нем иначе нельзя говорить. Стоит напомнить, что германская концепция Mitteleuropa была враждебной реакцией на экономический успех России в 1870—1917 годах. Не случайно во время первой немецкой оккупации в 1916—1918 годах современная и конкурентоспособная промышленность, расположенная в Польше, намеренно и сознательно германцами уничтожалась. Кстати, этот погром осуществлялся при содействии польских коллаборационистов, которых сегодня некоторые считают так называемыми отцами независимости. Чтобы попытаться восстановить наши позиции в качестве экспортера на рынки вне ЕС, особенно на российском, нам пришлось бы отказаться от видения Mitteleuropa, а это выходит за рамки воображения большей части политического класса «новой Европы». Однако происходит смена поколений, германский протекторат ослабевает вместе с углубляющимся этническим и демографическим кризисом всей «старой Европы» и неизбежным ослаблением Европейского союза в результате Brexit, а также пандемии коронавируса.

М. Ш.: Ваша последняя книга под названием «Польша — Россия. Чудо на Висле» анализирует историю отношений между Польшей и Россией. Вы уделяете много внимания буферным странам, возникшим в результате потери нами территорий. Я имею в виду Литву, Белоруссию, Украину, а также Латвию (так называемую Польскую Ливонию), Молдавию или столь близкую нам исторически смоленскую землю. Эти земли никогда не имели государственности, принадлежали либо Речи Посполитой, либо России. Сегодня там расположены независимые государства, их молодые народы хотят забыть свое польское и русское прошлое, хотят стереть его из своей памяти, часто переписывая историю заново. Польские власти же вместо того, чтобы поддержать местную польскость и поляков в Вильнюсе, Львове, Даугавпилсе, Житомире, Гродно или Ивано-Франковске, не делают этого, руководствуясь русофобией и считая, что живущих там поляков следует принести в жертву русофобии местных властей, что особенно заметно в Литве и Украине. Высокопоставленные польские политики скандируют на Украине бандеровские лозунги, типа «Слава Украине!». Какие тактические и стратегические цели польские власти хотят достичь таким образом? Испортить отношения с Россией — это для нас опасно в военном отношении и экономически невыгодно. Хотим ли мы по-прежнему конкурировать с Россией и пытаться перетащить, например, Белоруссию в «брюссельскую» сферу влияния? После татаро-монгольского нашествия на Русь в середине XIII века эта страна на более чем двести лет утратила независимость. Сборкой русских земель занялся Вильнюс, затем Москва. Мы считаем значительную часть этих земель польским наследием, сам я родом из семьи с Кресов. Москва считает Белоруссию и Украину православным русским наследием, а себя единственным законным преемником русских конунгов, князей и царей. Будут ли эти земли всегда спорной зоной между Польшей и Россией (не только в административном, но и в культурном и экономическом смыслах) ? Они должны быть буфером? Или наоборот — стать экономическим плавильным котлом, где местные интересы встречались бы с польскими, российскими и китайскими интересами? Это было бы выгодно для наших стран, но против выступают США, потому что их интересы здесь были бы нивелированы, а контролируемые американцами морские пути были бы заменены железнодорожным «Шелковым путем».

В. М.: Мы не защищаем, а если и бывает, то довольно неуклюжим образом, интересы польской общины ни на Востоке, ни на Западе. На Западе, особенно в Германии, польские экономические мигранты подверглись сильной ассимиляции, и мы мало что делаем для воспитания ее в польском духе. А польская община на Востоке, особенно в таких странах, как Литва, Белоруссия, Украина и Литва, в меньшей или большей степени подвергается навязываемой ассимиляции. Отношение ее с правительствами этих стран иногда проходит довольно сложно, ведь, например, не каждый гражданин Литвы польского происхождения и говорящий по-польски хочет, чтобы его имя было литуанизировано. Перед Варшавой сегодня стоит следующая дилемма: либо защитить местных поляков, что неизбежно будет поражать конфликты с властями этих государств, либо закрыть глаза на польское меньшинство во имя хороших отношений с властями стран «Междуморья» или инициативы «Троеморья», что есть тоже важная идея при условии, что эти страны не будут зависеть от влияния Берлина, а он не будет хотеть превратить эту идею в новую версию Mitteleuropa. «Троеморье» является естественным дополнением («конечной станцией») нового «Шелкового пути», то есть способно стать частью великой геостратегической концепции, но это может иметь много противников как в Европе, так и за океаном.

М. Ш.: Какие следующие указания пришлют нам Вашингтон и Берлин с подконтрольным им Брюсселем относительно политики в отношении Москвы? Будем ли мы продолжать яриться, улюлюкать, махать саблей, призывать к очередным вредным для Польши санкциям? Что должно измениться, чтобы польские власти руководствовались польским национальным интересом, а не американским или немецким? В Польше и в мире все больше цензуры, все меньше независимых средств массовой информации. Образование — на все более низком уровне, пропаганда затуманивает мозги. Многих мудрых людей можно убедить, но голосуют ведь те массы, которых запугали различными «соросовскими» статьями о России, которая якобы хочет напасть на Польшу, чтобы отобрать у нас Хайнувку с Сувалками. Можем ли мы что-либо сделать, чтобы поляки в своей массе поумнели, просветились? Чтобы люди голосовали, исходя из важнейших польских национальных интересов и задач польского государства, а не Берлина, Брюсселя или Вашингтона?

В. М.: Откровенно проповедуемая враждебность к какому-либо государству или народу — это нечто совершенно ненужное, но я бы не стал переоценивать значение этого нарратива. Гораздо большее влияние на массовое сознание граждан западноевропейских государств («либеральной демократии») оказывают интересы иностранных олигархов (называемых «глобальными концернами»), которые имеют больше всего возможностей. Будучи гораздо более богатыми, чем некоторые государства, они ежедневно давят на страны, а любая попытка нанести ущерб их интересам встречает немедленную и часто жестокую реакцию. Я сам не раз подвергался такого рода нападкам. Недавно, например, за статью, где описывал лазейки в акцизном налогообложении некоторых товаров, каковые, как выяснилось, имеют своих влиятельных защитников. Никто из нас не защищен полностью от воздействия медиа, и иностранные центры могут нами манипулировать. Однако я не настолько пессимистичен в отношении нашего бессилия. Поляки не верят в угрозу «российской агрессии». Да и политики, которые читают мои публикации на тему польско-российских отношений, часто в частном порядке соглашаются с моими выводами и прогнозами. В результате величайшего исторического эксперимента последнего тридцатилетия, пандемии коронавируса, наш мир не только ослабел, но и фрагментировался, страны отдалились друг от друга, и это разделение будет только углубляться. Террор «пандемической правильности» будет продолжаться как можно дольше, потому что здесь проводится «великий эксперимент». Он аннулирует многие теории, которые организовывали массовое сознании современной Европы. Последующие поколения (и не только поляков) искренне верят в то, что мы есть государство не только суверенное, но и можем руководствоваться собственными интересами и можем освободиться от влияния иностранных олигархов. Раньше мы не умели отличать оглупление от информирования, но теперь учимся на ошибках. Мне неоднократно выражали сочувствие и поддерживали мою борьбу за устранение вредного враждебного лоббирования в налоговой системе, потому что граждане хорошо знают, что если какой-то концерн уйдет от налогов, то это бремя ляжет на простых граждан. После смены поколений, которая на наших глазах происходит в нашей части света, многие проблемы, в том числе и в отношениях с Россией, уйдут в прошлое — «правление стариков не продлится долго».

Мариуш Швидер — политолог, арабист, бывший советник МИД Польши. Окончил МГИМО и аспирантуру дипломатической службы Польского института международных отношений. Писатель, публицист, занимается историей польско-российских отношений.

Витольд Модзелевский — профессор факультета права и администрации Варшавского университета, президент Института налоговых исследований. Самый известный и уважаемый специалист в Польше в области налогового права. Автор ряда работ на исторические темы. Член Национального совета по развитию при президенте Польши.

«Алексей Михайлович» Путин

Связующие параллели

В прошлой статье я высказал мысль о том, что в связи с надвигающейся на нас «из-за бугра» новой волной либерального нацизма придётся, видимо, здоровенную дырку в западной стене нашего общего терема, ту самую, которою царь Пётр когда-то прорубил под европейскую форточку, слегка заколотить. Пока временно, а там посмотрим.

То есть восстановить тот уровень отношений с «просвещённой» Европой, ту, так сказать, степень взаимопроникновения наших культур, которая существовала до плотницких экспериментов Петра Великого ещё при его «тишайшем» батюшке царе Алексее Михайловиче.

А время тогда было весьма интересное, причём настолько, что, если глубоко вникнуть в ту эпоху, очевидными станут аллюзии на день сегодняшний, с тлетворным влиянием европейского псевдогуманизма никак не связанные.

Реформы Петра своими масштабами затмили собой в нашей исторической памяти деяния его предшественника. Задай нынче вопрос о царствовании Алексея Михайловича, и даже самые начитанные из современных школьников вряд ли вспомнят больше, чем многочисленные бунты, в том числе и разинский, да церковные новшества патриарха Никона, ставшие причиной серьёзного раскола в русском православии, последствия которого не устранены до сих пор. Ну а некоторые, возможно, упомянут, что и Малороссия вернулась «в родную гавань» именно при втором государе из рода Романовых.

А в то же время можно с уверенностью утверждать, что фундаментом для нововведений Петра стали реформы его отца, многие из которых определили всю дальнейшую судьбу России. Так и сейчас незаметно для большинства за всей этой политической суетой и шумихой происходит работа по серьёзному улучшению нашей страны.

О ней не кричат на каждом углу и не спорят день-деньской в телевизоре, но тем не менее следствием этих изменений может стать фундаментальный тектонический сдвиг в обществе, вполне способный затмить все предыдущие преобразования.

Я знаю, что попытка прямого сравнения личностей из двух разных исторических эпох ― это, мягко говоря, большая глупость. И ещё большая глупость с точки зрения исторического анализа пытаться делать выводы о периоде правления некоего властителя до тех пор, как этот период закончится, когда ни мы еще не подозреваем, ни даже он сам, куда всё это в итоге приведёт.

И всё же я рискну нарушить это негласное табу профессиональных историков и попытаюсь провести тонкой пунктирной линией параллели между реформами царя Алексея Михайловича, прозванного в народе Тишайшим, и нашего нынешнего президента Владимира Путина, чья звучная фамилия сама по себе уже стала международным мемом.

«Украинский кейс»

Как я уже сказал, вспоминая Алексея Михайловича, большинство ограничится двумя основными фактами его биографии: был отцом Петра и присоединил Малороссию. Ну, что касается отцовства как медицинского факта, а также воспитания подрастающего поколения в условиях вечного противостояния отцов и детей, то оставим эту тему до лучших времён. Возможно, однажды к ней мы ещё вернёмся.

А вот говоря об «украинском кейсе», нельзя не заметить, что воссоединение некоторых исконно русских территорий с русским государством важно не только само по себе как исторический факт, но и как некая квинтэссенция всего того, что делал и к чему стремился Алесей Михайлович «на посту» хозяина земли Русской.

Прежде всего стоит напомнить, что практически с самого начала своего восстания Богдан Хмельницкий вёл активную дипломатическую переписку с московским царским двором, уговаривая «царя восточного, православного» принять восставших казаков и всю левобережную Малороссию под свою монаршую руку. Если верить историкам, первое такое послание датировано 1648 годом.

Тем, у кого по истории в школе было хотя бы три с плюсом, несложно будет вспомнить, что созванный царём Земский собор внял мольбам бывшего чигиринского сотника только в 1653 году, окончательно оформив слияние двух ветвей одного народа в январе 1654 года. То есть лишь шесть лет спустя. Долгонько, однако…

Кстати, интересный факт: политический роман Хмельницкого и Алексея Михайловича так и не вышел за рамки эпистолярного жанра ― запорожский гетман и московский царь в жизни ни разу не встретились.

И всё же почему Москва медлила с ответом Хмельницкому? Современные украинские историки, как и прочая «свидомая» братия, перманентно находясь в состоянии эдакой околонаучной шизофрении, обожают мусолить тезис, что «проклятые русские» всю жизнь мечтали поработить «свободолюбивых украинцев». Когда же в качестве доказательства полной несостоятельности этого утверждения приводишь им факт про вот эти вот шесть лет «ожидания в прихожей», они тут же быстро переключаются на рассказы о том, что злобным «москалям» было плевать на «страдания украинского народа». Ну никак им не угодишь!

А в то же время ни к «злобности» московитов, ни к их якобы циничному безразличию неспешность русского государя с ответом не имеет никакого отношения. Всё на самом деле гораздо проще, но и гораздо серьёзнее. Даже желая ради собственных «корыстных» интересов помочь казакам и наконец вернуть себе Смоленск, Киев, Чернигов, а заодно получить новых хорошо вооружённых, а главное, весьма решительных в вопросе противостояния Крымскому ханству подданных, Москва тем не менее не спешила втягиваться в неизбежную в случае поддержки восставших войну с Польшей, а заодно и Швецией.

Так уж совпало, что именно в эти годы, с 1648 по 1654, Алексей Михайлович проводил свои главные реформы: военную, государственного управления, а также неудачные в итоге, но очень верные по сути денежную и налоговую. Понимая неизбежность затяжной войны, русский царь основательно готовил вверенную ему державу к будущим испытаниям, и, как показала история, делал он это не зря.

Армия нового типа

Видя полную бесперспективность использования в качестве основной боевой силы стрелецких войск, которые чем дальше, тем больше тяготились военной службой и не желали надолго оставлять без присмотра своё хозяйство и, выражаясь современным языком, бизнес, государь принял решение о формировании в России профессиональной армии из полков «нового типа» по западному образцу. Да-да, Пётр Первый лишь продолжил дело, начатое своим отцом, а вовсе не стартовал на пустом месте, как думают многие.

В результате проведённой реорганизации уже существовавшие на тот момент военные части пушкарей, московских стрельцов и элитной конницы Государева полка значительно увеличили свой количественный состав, а полки «нового строя»: солдаты, драгуны, гусары, рейтары ― были созданы с нуля. Именно Алексей Михайлович стал первым активно приглашать в русскую армию иностранных военспецов, благо после окончания Тридцатилетней войны в Европе недостатка в безработных профессиональных военных не было. В конце концов именно эти нововведения определили успех России в последующем противостоянии с Польшей и Швецией.

Сложно не заметить сходства между реформами русского царя и российского президента, потратившего десять лет кропотливого труда на вытягивание наших вооружённых сил из болота постсоветского безвременья и создания наиболее боеспособной армии в современном мире. Если кто-то в это не верит, может спросить у сирийцев.

В дополнение к военной реформе стоит упомянуть о том, что именно при отце Петра в России на Дединовской верфи был построен первый настоящий русский боевой корабль ― морской двухпалубный трехмачтовый 22-пушечный красавец, получивший гордое имя «Орёл».

Но, что гораздо более важно, на свет появился документ под названием «Корабельного строя письмо»: тридцать четыре артикульные статьи для регламентации службы на корабле и действий экипажа в бою, то есть первый корабельный устав. Его значение лучше всего можно проиллюстрировать цитатой из горячо любимого мною фильма «Россия молодая»:

«У русских ещё нет кораблей, но, чёрт возьми, у них есть моряки, а это главное. Что же касается военного судостроения, я думаю, они с этим как-нибудь справятся».

И как тут не вспомнить о современных «Калибрах», «Цирконах» и прочем гиперзвуковом чуде, грозном оружии, так напугавшем наших западных партнёров, разработанном и внедрённом в том числе благодаря путинским преобразованиям в армии и ВПК.

Не медью единой

Прежде чем перейти к рассказу о главном реформаторском достижении царя Алексея Михайловича, я хотел бы остановиться на его самом, на мой взгляд, обидном провале ― денежной реформе. Помнится, в советской историографии введение медной монеты и ставший итогом реформы так называемый медный бунт подавались как пример алчности эксплуататоров-феодалов, желавших обобрать до нитки и без того бедствующее российское население. Ничего, кстати, не напоминает?

На самом же деле изменения в денежной системе России были вызваны именно желанием навести порядок в «валютно-финансовой сфере», а заодно и поправить международную торговлю. Упрощая для понимания, суть реформы можно объяснить так: в стране был критический недостаток серебра, из которого по старинке изготавливались (назвать это словом «чеканились» язык не поворачивается) мелкие разменные монеты: копейки, полушки и деньги.

В результате внутренняя торговля оптовыми партиями любого товара ограничивалась естественной невозможностью его оплатить. Всякому покупателю пришлось бы отдать продавцу просто-таки «обозы денег». Это раз.

Во-вторых, ровно такие же проблемы возникали при сборе налогов или осуществлении внешнеторговых операций.

И наконец, в-третьих, в вернувшихся в российское подданство малороссийских и белорусских землях в ходу были монеты западного образца как из серебра, так и из меди. Желанием продолжить эту практику, а заодно и распространить её на территорию Великой Руси и было продиктовано решение начать чеканку медных денег.

Но не медью единой. Российский рубль в его, так сказать, физическом обличии обязан своим появлением именно той самой неудачной реформе. Из заботливо припасённых в государственной казне европейских серебряных талеров по указу царя стали чеканить (на этот раз это действительно так) первые русские рубли. И пусть поначалу они не были полновесными, то есть весили в копейках лишь около 30 граммов вместо положенных 45, тем не менее это стало важнейшим начинанием.

Вместе с рублём на Руси появились полтинник, полуполтинник, алтын и грошевик. Две последние монеты как раз и печатались из медной проволоки сразу на нескольких монетных дворах, что и стало основной причиной гиперинфляции, обесценивания медных денег, народных восстаний и, как итог, сворачивания реформы.

Как тут не вспомнить часто с укором поминаемую жёсткую монетаристскую политику нашего ЦБ. Того самого ЦБ, которому Путин, судя по его же собственным неоднократным заявлениям, полностью доверяет. Признаюсь, и мне, как обывателю, эта политика тоже несимпатична, но объективности ради стоит всё-таки смотреть на картину в целом.

А выглядит она примерно так: целенаправленная борьба с инфляцией, создание и пополнение ФНБ (Фонда национального благосостояния), политика разумных трат позволили нам не только изыскать необходимые средства на успешное проведение вышеупомянутых реформ в армии, но и обеспечить стабильное, без больших потрясений, функционирование экономики даже в условиях жесточайшего кризиса, вызванного пандемией коронавируса. Как оказалось, у нас в стране нашлись деньги и для создания самой эффективной вакцины против этой заразы, да не одной, а сразу трёх. И вот теперь, осознавая всё вышесказанное, начинаешь потихонечку задумываться, а может, всё-таки не зря наш ЦБ столь прижимист и суров?!

Единство через унификацию

Вершиной реформ, проведённых Алексеем Михайловичем, по мнению большинства историков, является появление на свет Соборного уложения 1649 года ― свода законов Русского царства, первого печатного сборника русского права, который подвёл черту под разрозненностью многочисленных устных указов и противоречивших друг другу или устаревших правовых норм и положил конец своевольной трактовке их в свою, разумеется, пользу всякого рода чиновниками и прочими госслужащими.

«Уложение царя Алексея Михайловича» было столь основательным, что прослужило государству российскому почти 200 лет, до 1832 года. Не говоря уже о том, что в своё время оно стало одним из самых передовых юридических документов в Европе.

Позволив себе несколько смелое сравнение, скажу, что в данный момент правительством Российской Федерации ведётся работа похожего масштаба по наведению порядка в нашем законодательстве с последующей унификацией российских законов и распространением их действия на наших партнёров по ЕАЭС. Важнейшим инструментом подобной работы становится цифровизация российской экономики и системы государственного управления и контроля. То, что в близких к правительству кругах получило условное название «Госплан 2.0».

Как благодаря нововведениям Алексея Михайловича стала возможна успешная интеграция Малороссии в Российское государство, так и итогом нынешних усилий руководства РФ, и в первую очередь президента Владимира Путина, может стать не менее успешное воссоединение стран на постсоветском пространстве.

Связывая через унификацию экономических и правовых систем государств ― членов ЕАЭС, Россия исподволь, незаметно объединяет их в единый союз, где будут действовать одни и те же законы для всех граждан этих государств.

На первый взгляд может показаться, что тем самым мы повторяем путь Евросоюза, но это не так. Никакого произвола наднациональной, «брюссельской» бюрократии в ЕАЭС не предвидится. Вместо этого управляющая система будет российской, а следовательно, мы имеем ситуацию не просто объединения, а присоединения меньшего к большему. В таких условиях никакого «европейского» разброда и шатания никто терпеть не станет. Всё строго добровольно, но при этом жёстко и прагматично: хочешь получать преференции и особые экономически отношения ― милости просим, будешь кочевряжиться и строить «козью морду» ― не задерживаем.

Стартовые колодки

Вскоре ожидается оглашение нашим президентом ежегодного послания Федеральному собранию. Гадать, чему конкретно в этот раз оно будет посвящено, задание неблагодарное: президент уже неоднократно оставлял в дураках даже самых осведомлённых инсайдеров. Тем не менее можно предположить, что, судя по избранному направлению в работе правительства, главными целями для России Путин определит проведение и углубление структурных экономических изменений, в том числе и окончательной деофшоризации российской экономики.

На мой взгляд, рассуждая в целом о президентском курсе и об идеальной «России Путина», стоит иметь в виду, что основную свою задачу нынешний «хозяин земли Русской» видит вовсе не в скорейшем проведении широкомасштабных реформ, способных по типу петровских вновь «поднять Россию на дыбы». А в создании прочного фундамента, базы для преобразований, которые, как нам из раза в раз доказывает история, весьма затратны как в плане финансов, так и в смысле человеческих и интеллектуальных ресурсов. И без такой основы никакое движение вперёд, а тем более вверх невозможно.

Те из вас, кто хоть раз видел профессиональные соревнования по бегу, замечал, что в начале беговой дорожки на специальном станке устанавливают так называемые «стартовые колодки», призванные обеспечить спортсмену жесткую опору для отталкивания, чтобы он смог придать своему телу максимальное ускорение.

В своё время великий русский государь, царь Алексей Михайлович посвятил жизнь созданию таких «колодок», ставших отправной точкой для последующего рывка России уже при его сыне, будущем первом российском императоре Петре Великом.

Будем надеяться, что и вслед за Путиным и его реформами придёт новый Пётр, способный на хорошо вспаханном и удобренном поле вырастить урожай по-настоящему великой страны.

Алексей Белов,

специально для alternatio.org

Революционные битвы будущего: тиктокеры против геймеров

Живя в стране победившего сельского нацизма и видя ту нечисть, которая приходит на смену все менее или менее законно избранной власти, лучше понимаешь, что будет, если власть станет настолько слабой, что прогнется под биомассу во главе с Сики Туранчёксом (персонажа из фильма «Через тернии к звёздам»). Хотя тотальные мутации здравого смысла в обществе уже идут вовсю, и Украина семь лет существует в том шизофреническом состоянии, до которого стремятся довести Россию разнообразные навальные и быковы. Читая аналитику относительно событий 23 и 31 января, невольно сравниваешь особенности детей на экране и в сетях со своим собственным опытом общения с современными двенадцатилетними подростками и понимаешь, что недостает одной детали.

Я тоже ее не сразу увидел. Только благодаря контрасту. Но обо всем по порядку.

Несколько лет назад мне довелось пить всю ночь с тремя сотрудниками украинской СБУ. Они были представителями следующего поколения ― на десять-пятнадцать лет моложе меня. Все ― этнические русские из Крыма и Одессы. При этом они непрерывно потом и кровью доказывают свою беспощадность к врагам «украинской нации и рейха». Пока они могли контролировать разговор, было неинтересно ― офицеры спецслужбы озвучивали предсказуемые и шаблонные мысли, но вот когда вискарь начал их расслаблять и нутро спецслужбистов полезло наружу, три момента меня поразили.

Учитывая то воспитание и образование, что я получил когда-то, четверть словаря под редакцией Э. В. Фере были в моем лексиконе и я как-то знал или, вернее, ощущал, что можно, а чего нельзя говорить и делать в мире противостояния розыска и воров. Так вот, алкоголь заставил сотрудников всесильного ведомства говорить такие интимные вещи, в которые до сих пор сложно поверить и которые однозначно определят их место в иерархии преступлений, после того как ситуация на Украине радикально изменится и они окажутся на зоне.

Также я был искренне удивлен их откровенностью по поводу насильственного внедрения украинского языка во все сферы жизни. Дословно было сказано, что «мы ― русские и говорим на русском, наши дети будут свободно говорить на русском и английском, плюс еще на одном-двух иностранных языках, а украинский ― это для обслуживающего персонала, для халдеев».

Но что меня шокировало прежде всего из того, что имело непосредственное отношение к теме, это их восторг от американских кинематографических «Супергероев» (!). Они живо, искренне, с большим интересом спорили о «Зеленом фонаре», о «суперсилах», о том, насколько это реально в нашей жизни за окном, завтра, после того как мы протрезвеем. Когда-то я сам смотрел и смеялся над сериалом «Теория Большого взрыва», но даже в состоянии тяжелого алкогольного опьянения не предполагал, что смогу живьем услышать такие речи. Не пряча улыбки, я несколько раз переспросил у всех собутыльников, они реально этим интересуются или просто темы про женщин окончились, про политику опасно и вот от нечего делать ударились в обсуждение марвеловских персонажей? На что получил удивительный ответ: это часть современной украинской культуры, настоящей культуры (!), а не показушной вышиванково-галушечной. Да, эта культура сформировалась под жестким протекторатом США, но так и должно быть в стране, которая неспособна на свою национальную свободу и вынуждена жить в парадигме американской независимости 4-го июля.

Сбавив обороты и поняв, что подобное объяснение для меня полный сюрреализм, они предложили версию № 2: у них взрослые дети, которые живо интересуются супергероями, трансформерами, Гарри Поттером и прочими голливудскими франшизами и их знания ― это знания, полученные в результате совместных с детьми просмотров кинофильмов и мультиков, а их спор ― это отражение спора между их детьми.

На том и порешили.

Я принял эту версию на веру как особенность современного поколения детей и их родителей. Причем следует заметить, что мои собеседники были хорошо образованы и начитаны, а их ум, их русскость до сих пор активно используются их хозяевами против России.

Примерно через год после вышеописанных событий мне пришлось активно включиться в воспитание и образование своего племянника, двенадцатилетнего русского смышлёного парня. Он хорошо развит, умеет себя вести и отстаивать свою точку зрения, ходит в элитную школу, в которую тяжело было попасть, мечтает о Северном флоте.

Желая наладить с ним контакт, я несколько раз предложил ему сходить в кино, по идее, на те фильмы, которыми, как я думал, должны были бы интересоваться подростки. Каюсь, есть у меня старорежимная любовь к театру, балету и кинематографу. Решил начать с наиболее популярного вида искусства. Фильмы выбирал племянник.

Каково же было мое удивление, когда я стал замечать, что попкорн и аэрохоккей ему намного интересней того, что происходило на экране.

Я был немного обескуражен и не знал, как себя вести. Наконец, мне удалось его разговорить.

― Понимаешь, мне это не интересно, ― ответил он откровенно.

― Хорошо, а что тебе интересно?

― Из того, что может быть в кинотеатре, ― «Звёздные войны» и «Гарри Поттер».

― Но ты же очень много времени сидишь за компьютером, что же ты там смотришь?

― Ничего. За компьютером я играю по Сети. Игрушки офлайн, только когда бабушка отключает Интернет. И совсем немного времени использую Сеть для подготовки уроков или для того, чтоб почитать что-то интересное. Из последнего, что прочел, были статьи по истории КНДР и биография А. Гитлера.

Спрашивая, все больше и больше я понимал, что его мир совершенно другой. Он не был, и уверен, не станет игроманом, но он не понимает смысла смотреть линейную картину, если можно насладиться жизнью и ее полной неожиданностью в Сети. Он играет с тысячами разных игроков, рекрутирует свою роту клонов, обсуждает на советах планы операции, жестоко, вплоть до аннигиляции, наказывает за оставление поля боя.

Также, по его словам, когда он хочет отдохнуть, просматривает короткие ролики в Сети. Не более пяти минут, и чтоб можно было улыбнуться.

Однажды после родительского собрания я его спросил, а что же смотрят и читают его одноклассники. Он ответил, что фильмы никто не смотрит, а если и смотрит, то старается об этом не говорить, чтоб не выглядеть белой вороной. Опять же, «Звездные войны» и «Гарри Поттер» ― исключение. Эти фильмы обсуждаются. Из книг никто ничего не читает за пределами школьной программы. Но даже те, кто слывут отличниками, скорее всего, читают не оригинал, а короткую рецензию или смотрят клип на тему.

― И что же, все играют? ― спросил я его.

― Нет, не все. Человек десять из класса ― да, остальные, по сути, живут в социальных сетях.

Потом он мне рассказывал про шовинизм польских игроков, про то, как, общаясь с китайцами, не может понять, чем сегодняшний китайский коммунизм отличается от национализма. Мое удивление прокомментировал, тем, что много раз играл и за «Гоминьдан», и за «Особый район». Тогда, судя по игре, идеологические отличия были, а вот сегодняшние слова китайских диванных воинов говорят о том, что их коммунизм переродился.

Рассказывал, как создаются новые модификации, как их тестируют, как зарабатывают деньги на игре.

И тут я понял: если польский Генеральный штаб собрал на самую большую штабную игру после распада Варшавского договора несколько тысяч офицеров со всего НАТО и сильно гордится ее проведением, то сотни тысяч ребят во Всемирной паутине, которые каждый день проигрывают подобные игры и многие стратегические и оперативные решения уже принимают моментально, интуитивно, и есть гигантская статистическая база вариантов развития событий, аки Доктор Хаус, 1-й сезон.

Играющие подростки не сторонники «Тик Тока», либерализма или революции. У них просто нет на это времени. Пока. Но они играют и развивают игру. Игра, в свою очередь, воздействует на них. Они привносят переваренные элементы игры в общий мир и день за днем делают его максимально похожим на то, что они уже тысячи раз проигрывали на полях сражений. И мир будет меняться. И если коллективный Запад сможет инфицировать не примитивный «Тик Ток», а игровые платформы против нас, то мы получим сотни тысяч игроков и миллионы комбинаций по нашему уничтожению.

Возможно, Запад просто сам боится людей, которые легко могут оперировать гигантскими объёмами данных, так как они могут угрожать его власти. Но сегодняшняя дряхлеющая элита скоро вымрет, и не исключено, что в борьбе за власть наверх начнут допускать диванных стратегов. Те, в свою очередь, потянут своих. Скорее всего, условием допуска наверх будет, как всегда, работа по основному вектору давления на Восток. Немецкий нацизм выпестовали, почему не попробовать снова, но не снаружи, а в середине? Тем, кто скажет, что диванные войска ни на что не способны, парирую, что в Датско-Прусской войне немцы не умели спать в шинелях на весенней земле. Но потом как-то шустро научились и в ХХ веке дважды чуть не поставили мир на колени.

И это уже будут не безмозглые тиктокеры, а геймеры, одержавшие тысячи побед и знающие логику поражений. Да, они слабее полицейских, но полицейские и спецслужбы, занятые каждодневной суетой, и близко не смогут подойти к тому уровню вариативности, что будет в крови нового поколения.

Поэтому, на мой взгляд, необходимо научиться мобилизовывать новое поколение на служение Отечеству. Пока есть время. Сегодня Навальный выгоняет на улицу примитивов. Завтра же, не исключено, найдется игрок с харизмой Аль-Багдади и мозгом Каспарова, который будет руководить атакой на самые незащищенные места общества и государства, и противостоять этой силе деструкторов смогут лишь более разносторонне развитые дети с большей амплитудой мышления и стремлением созидать и защищать созданное. От семьи до Империи.

Сергей Климов,

специально для alternatio.org

Визиту папы Франциска в Ирак предшествует грохот американской канонады

В преддверии визита папы Франциска в Ирак, который пройдет с 5 по 8 марта, американские военные нанесли удар по Сирии. Как говорится в заявлении пресс-секретаря министерства обороны Джона Кирби, «по указанию президента Байдена вооруженные силы США этим вечером (25 февраля — С. С.) нанесли авиаудары по инфраструктуре, которую используют поддерживаемые Ираном боевики в восточной Сирии. Эти удары были санкционированы в ответ на недавние нападения на американский персонал и персонал партнеров по коалиции в Ираке».

Напомним, что 15 февраля нападению подвергся район международного аэропорта Эрбиля в Иракском Курдистане, где находится военная база, которую используют американские военные. Ответственность на себя тогда взяла малоизвестная группировка Saraya Awlia al-Dam («Бригады стражей Крови»). В ходе обстрела погиб один местный гражданский сотрудник и пятеро были ранены, также пострадали один американский военнослужащий и несколько американских специалистов. Сейчас, как заявил министр обороны США Ллойд Остин, он уверен в том, что «Соединенные Штаты нанесли в Сирии удар именно по шиитской группировке, которая ранее совершила вылазки в Ираке, в том числе против американских интересов». По словам Остина, помощь в этом оказала иракская сторона, предоставившая свои разведданные. Но почему Вашингтон принял решение обстрелять боевиков именно в Сирии, а не попытался перехватить их в Ираке?

Белый дом и Пентагон не могли не понимать, что нарушают международное право. Как заявляет профессор Юридической школы Нотр-Дам (одна из старейших католических юридических школ в США) Мэри Эллен О’Коннелл, «Устав ООН абсолютно ясно дает понять, что применение военной силы на территории иностранного суверенного государства является законным только в ответ на вооруженное нападение на обороняющееся государство, за которое нападающее государство несет ответственность, а ничего подобного в случае с ударом по Сирии не наблюдается». На наш взгляд, отказ Вашингтона проводить операцию на иракской территории связан с тем, что второй католический президент США Джо Байден не хотел бы подвергать обстрелам страну, в которую через неделю должен прибыть папа Франциск. Ведь американцы — большие должники перед Ватиканом и иракскими христианами.

Так, из-за действий Вашингтона не смог посетить Ирак в 2000 году папа Римский Иоанн Павел II. А после вторжения в 2003 году в страну коалиции под руководством США под предлогом необходимости свержения режима Саддама Хусейна, якобы обладавшего оружием массового уничтожения, беда пришла в дома иракских христиан. В последние дни многие католические издания обращаются к этой теме. Как отмечает американский католический портал National Catholic Register, христианское население Ирака в 2003 году составляло приблизительно 1,5 миллиона человек, однако в результате вторжения и последующих преследований оно сократилось до менее чем 150 тысяч. Из-за похищений и убийств в период американской военной оккупации, ограниченных финансовых возможностей, угроз личной безопасности многие иракские христиане были вынуждены эмигрировать или бежать в менее опасные регионы страны. Добивающий удар по ним нанесло ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), от последствий атак которого христиане в Ираке до сих пор не могут оправиться.

Папа Франциск во время своего визита планирует поднять тему христианско-мусульманского диалога, в чём так нуждается иракское общество. Однако и тут американцы сделали всё, чтобы он был затруднен. Как вспоминает префект Конгрегации по делам Восточных церквей кардинал Леонардо Сандри, который в 2000-х годах являлся заместителем государственного секретаря Святого престола по общим вопросам, папа Иоанн Павел II сделал всё возможное, чтобы предотвратить войну против Ирака. Понтифик послал кардинала Роджера Эчегерея поговорить с Хусейном и кардинала Пио Лаги — с президентом США Джорджем Бушем — младшим, но безуспешно. И в итоге американское вторжение привело к тому, пишет французская католическая газета La Croix, что иракские христиане, которые до 2003 года воспринимались в Ираке обычными гражданами, оказались в ситуации, когда «мусульмане стали их подозревать в «сотрудничестве» с западными оккупантами».

Но будет ли папа Франциск поднимать эти темы во время пребывания на иракской земле? А если будет, то сделает ли это публично или Ватикан предпочтет довести свою позицию Вашингтону по дипломатическим каналам? Сказать трудно. Днем 25 февраля британский католический портал The Tablet оптимистично констатировал: «Единственная хорошая новость для Ирака заключается в том, что с президентом Джо Байденом в Белом доме вероятность войны между США и Ираном на иракской земле снижается». Однако пока же ситуация складывается таким образом, что визиту понтифика в Ирак предшествует грохот американской канонады, учиненной по распоряжению второго католического президента США.

Ситуация в королевской семье: скандал или далеко идущая многоходовка?

Это не аналитика происходящего, а зарисовки будущего. Весьма возможного или, как минимум, не исключенного. В Британской королевской семье (БКС) — скандал, первый после многолетних препирательств вокруг судьбы и гибели принцессы Дианы, урожденной Спенсер, невестки королевы Елизаветы. Выяснение «высочайших» отношений, к которому приковано внимание мировых СМИ, в том числе части российских интернет-ресурсов — на самом деле вопрос высокой политики. Он отнюдь не сводится к преобладающим в социальных сетях кучам комментариев от озабоченных мировыми проблемами домохозяек, выдержанных в верноподданнейшем формате в адрес монаршей особы, а также к безоглядной, как это поприличиней выразиться…, ну, скажем, критике ее оппонентов из клана тех же «Диановичей».

Не будем уподобляться искателям светских сенсаций, в среде которых наиболее актуальными являются вопросы о фривольном «прикиде» принца на ряде фотографий, а также о том, беременна ли его пассия или нет, и не обманывает ли пара этими «фокусами» несчастную королеву. Вот-де и докатилась она до разрыва отношений и отъема титулов, званий и благотворительных «кормушек», содержание которых, по слухам, весьма прибыльное занятие, ибо на Западе в целом, а в англосаксонском мире особенно, такие «кормушки» являются эвфемизмом коррупции — адресатом и регулятором легализованного, организованного и потому неподвластного «высоким судам» аристократического взяточничества. Речь не об этом, тем более что «докатившийся до артистки», по Владимиру Высоцкому, королевский отпрыск, пусть и седьмой в очереди на соискание заветного престола, и ранее отличался повышенной экстравагантностью, вроде увлечений алкоголем и шокирующих фото под его воздействием в эсэсовском мундире. Как говорится, что у трезвого на уме — то у пьяного на языке.

Посмотрим на политическую сторону вопроса, в которой с самого начала давайте исходить из аксиомы, что подобный скандал, в общем-то на ровном месте, королевской семье нужен меньше всего, особенно после истории с той же Дианой, в которой рейтинг обитателей Букингема рухнул ниже плинтуса и восстанавливался до приемлемого чуть ли не десятилетие. Так почему же «грандиозный шухер» все-таки грянул?

Первый фактор, который следует учесть. С прошлого года, со ссылкой на королевского биографа Роберта Джобсона, в сети блуждает информация, что королева собирается фактически покинуть престол, передав его единственному наследнику принцу Чарльзу уже в апреле 2021 года, когда ей исполнится 95 лет. С одной стороны, ей уже тяжело исполнять королевские обязанности, и отпрыск, которому скоро «стукнет» 72 года, в наследниках явно засиделся, как в свое время наш отечественный Павел Петрович, сильно переживавший в узком масонском кругу единомышленников по поводу материнского долгожительства. С другой стороны, по информации из того же источника, королева не видит в преемнике королевской харизмы и боится передавать ему трон официально, отсюда слово «фактически» в начале абзаца. Предполагается, что будет задействован институт регентства, и Чарльзу вместе со статусом регента своей матери де-факто перейдут все королевские полномочия, которые де-юре останутся у Елизаветы. Так это будет или нет, узнаем скоро, но если рокировка и не состоится, все равно ясно, что время берет свое.

Второй фактор — приход к власти в США «отмороженной» глобализмом администрации Джо Байдена. Не секрет, что ни в Британии, ни тем более в США, несмотря на покорность Лондона перед Вашингтоном, не забывают некоторые страницы истории. Прежде всего, связанные с концом XVIII — началом XIX веков. То есть с борьбой североамериканских колоний за независимость от британской короны и двух войн за независимость, в ходе одной из которых американская столица была сожжена и разграблена британскими интервентами. Еще помнят несостоявшуюся британо-французскую роль в сецессии южных штатов и организации гражданской войны 1861−1865 годов, когда только помощь России и двух эскадр русского флота, направленных на помощь Аврааму Линкольну царем Александром II, отрезвили потенциальных агрессоров, уже изготовившихся для военной помощи Югу, соответственно, на территориях Канады и Мексики. «Непотопляемый авианосец США» — этот британский титул отражает сегодняшнюю реальность двусторонних отношений. Ложку, как в том анекдоте, нашли, но осадочек остается, хотя вслух его стороны предпочитают не обсуждать. Но не секрет и другое. Что взаимоотношения двух берегов Атлантики регулируются не столько межгосударственными, сколько межэлитными связями, в которых, в отсутствии в США «настоящей» аристократической элиты (предмет ее тихого презрения англичанами), первую роль на себя принимают олигархи. Причем влияют они существенно. Советская разведка еще в 1930-е годы докладывала И. В. Сталину, например, о роли связки лорда Уильяма Бивербрука, тесно связанного с кланом Ротшильдов, с Бернардом Барухом, по слухам, тайным предводителем олигархии, связанной с ФРС, объединившей клановые интересы Ротшильдов и Рокфеллеров. Именно сговор Баруха с Бивербруком на фоне провала миссии лорда Ивлина Галифакса в нацистский Берлин к Гитлеру для установления стратегического «арийского» альянса «демократии» и диктатуры привел в премьерское кресло Уинстона Черчилля. И надо понимать, что на престол нынешняя королева Елизавета восходила как раз во второе премьерское пришествие Черчилля, что так или иначе означает вовлечение в этот процесс Ротшильдов, наделенных всеми возможными аристократическими титулами еще с конца XIX века, с викторианской эпохи.

Пока неизвестно, какими именно сигналами обменивались между собой после 20 января Букингем и Белый дом, и был ли обмен такими «месседжами» в принципе, но то, что уход Донадьда Трампа был далеко не лучшим для БКС исходом выборов — это очевидно. Трамп определенной линией своего генеалогического древа связан с шотландской аристократией, имеет в этом британском регионе очень неплохую жилплощадь, по слухам, в виде замка. Вспомним, как был обставлен его прошлогодний визит в Британию, приуроченный в июне 2019 года к годовщине высадки союзников в Нормандии? Королева заранее отправила в отставку Терезу Мэй и притормозила с ее преемником Борисом Джонсоном и с его внесением в парламент. В результате в британских верхах к моменту визита заокеанского гостя образовался такой вакуум, который «вынудил» королеву взять его на себя. Вряд ли случайно. Скорее, максимально поднять Трампа в глазах британского истеблишмента — это была такая «домашняя заготовка». С другой стороны, именно Джонсон, во всем было поддерживавший Трампа и пользовавшийся его симпатией и встречной поддержкой, предал его, переметнувшись к Байдену. Была ли это «игра на две лапы» между концептуальной и политической властью Соединенного Королевства, или свою роль сыграло «неэлитное» с британской точки зрения происхождение экстравагантного «пассионария» с Даунинг-стрит, 10, история умалчивает.

Поэтому третий, по-видимому, главный фактор нынешнего скандала — все-таки олигархический. А где олигархи — там любое такое ЧП на 90% часть «большой игры», неотъемлемым элементом которой является разводка общественности, которой подкидывают зрелище в виде борьбы «нанайских мальчиков» или «схватки» двух рук, управляемых одной головой. Если американские верхи, приближенные к администрации Байдена, в эту игру и играют, то только в качестве заведомых «лохов», которым подбросили якобы «диссидентов», а они и рады охаживать их вниманием. Та же Опра Унфри — журналюшка, тесно связанная со сливками местного истеблишмента, в основном рокфеллеровского, тяготеющего сейчас к клинтоно-обамовскому крылу демократов. И очень похоже, что скандальное интервью, в которое, еще не показанное, уже вносятся изменения, — отнюдь не ее инициатива: «Понимаете ли, Опра… Понимаю, босс, no problem. И questions тоже no…».

Чтобы понять, для чего все это, если разводка, конечно, имеет место быть, обратимся к истории клана Ротшильдов, который, минуточку, с 1815 по 1946 годы официально, а впоследствии через подставных лиц, владел, а по некоторым данным, и сейчас владеет Банком Англии, который, в свою очередь, остается главным акционером ФРС. В 1980 году в ротшильдовском клане разразился скандал. В совете директоров известного банка N. M. Rothshild & Sons между собой повздорили двоюродные братья — ныне, кстати, здравствующие Джейкоб и Ивлин де (или Эвелин де) Ротшильды. Срочно вернувшись в совет, ситуацию попытался разрулить отец Джейкоба Виктор Ротшильд. Но безуспешно. Ивлин обвинил Джейкоба в неоправданных рисках и вышел из совета. Это позволило ему унаследовать контрольный пакет акций у своего отца — одного из главных партнеров банка Энтони Густава де Ротшильда, а Джейкобу достались «объедки». Выделенные в результате ряда трансформаций в нынешний фонд RIT Capital Partners, они имели капитализацию всего в 5 млрд, сущие копейки. Попытка же раскрутить фонд за счет звучного имени обернулась запретом Ивлина Джейкобу использовать семейное имя в коммерческих операциях. Так продолжалось более двадцати лет, пока в 2004 году Ивлин не запустил процесс объединения британской ветви банкирской династии с французской. Каков результат? Объединенный бизнес возглавил парижский Давид де Ротшильд, а Ивлин по возрасту от активных дел вроде бы отошел, хотя, судя по всему, не совсем. Его третья по счету супруга — Линн Форестер де Ротшильд, на которой он женат с 2000 года, в настоящее время включена в проект «великой перезагрузки», как бы Клауса Шваба, а на самом деле — это проект олигархический. Но сам Ивлин нигде не показывается. После его ухода в тень на британских островах стало не с кем разговаривать кроме Джейкоба, и он вернулся в элиту клана, заключив в мае 2012 года нашумевшее соглашение об объединении бизнесов с ныне покойным Дэвидом Рокфеллером. Никто против не был, и имеются серьезные основания считать, что изначальная ссора между двоюродными братьями оказалась своего рода долгоиграющей операцией прикрытия. Французская ветвь теперь отвечает за европейский бизнес, а британская — через межатлантические связи — получила определенные позиции в США. Одновременно с этим Ротшильды якобы вышли из золотого бизнеса, в котором играли первую скрипку. Упомянутый банк N. M. Rothshild даже «уступил» тогда место в пятерке участников лондонских золотых фиксингов, которые на его же площадке и проводились, другому британскому элитарному банку Barclays. Рокфеллеры же спустя некоторое время также якобы прекратили участие в нефтяном бизнесе. Вы в это, читатель, верите? Вот и автор этих строк тоже не верит. Просто поимели место, во-первых, передел собственности, а, во-вторых, осуществлен он был в целях укрепления позиций в большой политике путем разделения сфер влияния между главными клановыми группировками. Просто политика окончательно стала частью бизнеса, и никак не наоборот.

Возвращаемся к ситуации в БКС, и что видим? Королеве править осталось недолго. Рано или поздно, но Чарльз вступит в свои права, и уже в его полномочиях будет пересматривать решения матери. Инсайдерские источники отмечают, что в нынешнюю свару наследник не лез и никого формально не поддерживал. Но как человек с детства психологически слабый, в силу специфики родительского воспитания, вроде бы тяготеет к «брутальности» принца Гарри, а не к «правильности» и показной «системности» его старшего брата, любимца самой королевы. Кто может поручиться, какой длины разворачивающаяся у нас на глазах многоходовка, и на какие результаты она выведет в недалеком будущем, особенно в связи с почтенным возрастом не только монарха, но и ее наследника? Что касается самого принца Уильяма, то он «в шоке» от поступков и поведения рыжеволосого братца, а вот о реакции на это последнего ничего не сообщается. Хорошо смеется последний? Когда и каким образом — естественным или не очень — рассосутся эти «тайны мадридского (виноват, лондонского) двора», скрыто в тумане неизвестности будущего. Но интрига, учитывая опыт разборок и влияние клана Ротшильдов, остается. Как выйдет — посмотрим…



Единство православия во многом будет зависеть от нового сербского патриарха

Сербская православная церковь (СПЦ) 18 февраля избрала нового патриарха — им стал митрополит Загребацко-Люблянский Порфирий. Уже 19 февраля в Белграде прошла церемония его интронизации. Новый глава СПЦ во время церемонии в Соборном храме обратился к верующим. Своими первостепенными задачами на высшей церковной должности он назвал заботу о православных сербах в Косово и Метохии, сохранение единства церкви, налаживание мостов между народами. Подробнее о приоритетах нового патриарха Сербской православной церкви в интервью ИА REGNUM рассказывает эксперт по церковному праву, профессор юридического факультета Университета в Крагуеваце (Сербия) Зоран Чворович.

В своем первом обращении к верующим патриарх Сербский Порфирий заявил, что его главная забота — это сербы, проживающие в Косово и Метохии. Он сказал, что Косово для сербов — не только миф, и что это сердце сербского национального бытия. Но при этом он использовал довольно обтекаемую фразу «мы в Косово, и Косово в нас». Ожидаете ли Вы, что позиция Сербской православной церкви по косовскому вопросу изменится при новом патриархе?

Современный человек часто проецирует на церковь светские понятия об устройстве государства и подсознательно сравнивает патриарха с президентом или премьер-министром, а от его первого обращения ожидает чего-то наподобие программы работы правительства в течение ста дней. К тому же современный человек не понимает до конца положение патриарха в поместных православных церквях. Церковь имеет свою программу, которая существует уже 2000 лет, а Сербская православная церковь имеет программу, которой уже 800 лет. Патриарх всего лишь первый среди равных, а высший орган, который определяет позицию церкви по разным вопросам — это собор всех епископов.

Имея в виду все это, можно сказать, что та часть обращения патриарха Порфирия, где упоминается Косово и Метохия, довольно размытая. Хотя он дал понять, что отношение сербов к Косово и Метохии священное, так как это то место, где сербский народ заключил завет с Богом (Косовский завет — по преданию, сербский князь Лазарь Хребелянович перед битвой на поле Косово в 1389 выбрал «Царствие небесное», т. е. верную смерть в неравном бою с турками, так как «лучше избрать смерть в подвиге, чем жить со стыдом» — ИА REGNUM), все-таки его слова о том, что «Косово в нас, в наших святынях и в кириллице» в некотором смысле оставляют впечатление недосказанности. Эти слова делают относительным территориальный аспект косовского вопроса.

Пожалуйста, уточните, что Вы имеете в виду, когда говорите о том, что на основании этих слов патриарха невозможно понять его отношение к территориальной стороне косовской проблемы.

Мы, сербы, связываем с Косово и Метохией не только Косовский завет, который со своей стороны является кровавым подтверждением Святосавского завета — выбора сербского народа в пользу веры Христовой. Косово — это и наш земной Иерусалим. Сербы выбрали Царствие небесное не в каком-то вакууме, а на косовско-метохийской земле, на которой находятся и самые значимые сербские средневековые монастыри. Значительной частью этой земли в правовом смысле владеет Сербская православная церковь. Сербская церковь точно так же, как и сербский патриарх, не должна ставить под вопрос территориальную составляющую косовско-метохийского вопроса.

Я боюсь, что слова патриарха Порфирия оставляют возможность для разночтений. Он четко дал понять, что Косово является частью сербской национальной идентичности, но не столь четко дал понять, что любой ценой надо защищать позицию, согласно которой Косово и Метохия являются неотъемлемой частью Республики Сербии.

Также я хотел бы добавить, что в речи патриарха особо бросается в глаза его призыв брать пример с одного из его предшественников, сербского патриарха Германа, когда речь идет о его мудрости. Странно, что новый патриарх СПЦ призывает к мудрости патриарха Германа, который возглавлял церковь во время коммунистического режима, когда любая мудрость, проявленная сербскими епископами, была «мудростью поневоле». Православная церковь тогда находилась в условиях, которые буквально можно назвать рабскими. Немного странно это звучит в условиях, когда каждому гражданину гарантирована свобода вероисповедания, чего не было при коммунизме, и не только это — отношения сербской церкви и сербского государства сегодня определяются как весьма гармоничные.

Патриарх Порфирий много говорил о единстве внутри церкви. Почему он говорил о том, что это единство нарушено?

Единство внутри Сербской православной церкви в последние несколько десятилетий под влиянием разных факторов подвергалось испытаниям. Один из этих факторов — иностранный, и давайте будем более точными — западный. Влиятельные страны Запада понимают, что Сербская православная церковь является единственным институтом, объединяющим всех сербов после развала Югославии. Они заинтересованы в дополнительной децентрализации Сербской православной церкви. Но не будет слабой церкви, если не будет раздора между сербскими епископами. Поэтому Запад только усиливал несогласия, существующие между сербскими епископами, одновременно требуя от церкви реформировать свою внутреннюю структуру и привести границы своих епархий в соответствие с границами государств, сформировавшихся на развалинах Югославии.

Второй фактор, который повлиял на ослабление внутрицерковного единства — это сербские власти. В последние 20 лет они находились под сильным иностранным давлением. Вместе с Западом государство вмешивалось в церковные дела, а когда государство пытается влиять на кадровую политику церкви, это неукоснительно ведет к внутренней конфронтации.

Мы были свидетелями того, как экс-президент Борис Тадич пытался повлиять на выборы патриарха тогда, когда был избран покойный патриарх Ириней. В наши дни режим Александра Вучича старался любой ценой создать впечатление, что для него очень важно, кто возглавит СПЦ.

Как церковь может этому противостоять?

Сербские епископы должны настаивать на том, что церковь отделена от государства, потому что церковь укрепляет свое единство тогда, когда влияние государства на внутрицерковные дела ослабевает. Существуют области, где координация между церковью и государством естественна. Это образование, национальная и культурная политика, демографическая политика. Но мы в Сербии не видим, что здесь есть обоюдное сотрудничество, мы видим, что режим использует церковь в своих целях и не консультируется с ней по главным вопросам, которые возникают в этих сферах общественной жизни.

Режим в Сербии авторитарен, и он пытается контролировать все институты общества, в том числе и самый авторитетный, а по всем опросам общественного мнения это Сербская православная церковь. Власти особенно заинтересованы в том, чтобы установить контроль над сербской церковью в год, который, по мнению многих, является годом «развязки косовского узла».

Новый патриарх может сделать свой вклад в сохранение единства церкви, если он будет настаивать на принципе отделения церкви от государства, если он укрепит роль собора всех епископов как ее верховного органа. О том, что государство сильно вмешивается в церковные дела, свидетельствует, например, тот факт, что в мае прошлого года из-за эпидемии коронавируса не заседал священный архиерейский собор, а второе обязательное по канонам осеннее заседание собора не проходит уже годами. Вместо этого церковью управляет синод из пяти участников. Пятиместный синод государство сможет контролировать легче, чем собор, в котором 43 места. Если патриарх Порфирий желает усилить единство церкви, он тогда, уважая дух соборности, должен опереться на сотрудничество со всеми епископами, и как председательствующий синодом и собором он мог бы созвать не только регулярное майское заседание, но и осеннее.

Патриарх в своей речи упомянул и связи с православными верующими в других странах бывшей Югославии. Как вы оцениваете значимость единства Сербской православной церкви на всей территории Балкан, на которой проживают ее верующие?

Я надеюсь, что патриарх Порфирий осознает тот факт, что он сидит на троне святого Саввы, находясь во главе церкви, которая является не только телом Христовым, но и институтом сербского народа, который объединял всех сербов и в те периоды его истории, когда он находился под турецкой, венецианской и австрийской властью. Сербский патриарх не может не знать об этой объединяющей роли Сербской православной церкви, особенно в условиях, когда у сербов уже нет ни одного другого национального института, который действовал бы на всем пространстве, на котором сербы жили и живут по сей день.

Со временем станет понятно, сможет ли сербская церковь отстоять свое право выполнять эту национальную объединяющую роль. Этому сопротивляются прежде всего глобалистские и модернистские круги как вне самой церкви, так и внутри ее.

Модернистские круги, близкие к Фанару, всегда особенно выступают против национального характера церквей. Но церкви на православном Востоке возникли как автокефальные поместные церкви, как национальные церкви болгар, русских и сербов. В средневековье Фанар был против национальных автокефальных церквей, а в настоящее время он занимается распространением модернистских учений под предлогом осуждения ереси этнофилетизма. Но хотя Фанар пользуется влиянием среди некоторых сербских владык и богословов, я верю, что в итоге возобладает святосавский дух, который смотрит на сербскую православную церковь не только как на тело Христово, но и как на национальный институт сербов.

Как, по Вашему мнению, будут развиваться отношения между Сербской и Русской православными церквями при патриархе Порфирии? Может ли СПЦ в будущем поменять позицию по поводу признания раскольнической украинской церкви?

Русская православная церковь поздравила митрополита Порфирия с избранием на место 46-го патриарха Сербского. При этом заместитель председателя Отдела внешних церковных связей Московского патриархата протоирей Николай Балашов довольно сдержано прокомментировал избрание митрополита Порфирия главой СПЦ. Он сказал: «Мы исходим из убеждения в сохранении преемственности курса Сербской православной церкви во всем, что касается верности святоотеческому пониманию единства Церкви». Этот сдержанный тон протоиерея Балашова мы сможем понять, если вспомним опыт Московского патриархата с Кипрской церковью, от которой меньше всего ожидалось, что она пойдет за константинопольским патриархом и признает раскольническую украинскую церковь. Этот опыт учит, что подобное может случиться и с другими церквями. До сих пор в славянских православных церквях ничего подобного не происходило. И действительно, Сербская православная церковь как самая влиятельная славянская православная церковь после РПЦ является ключевым звеном в защите канонической организации и единства православной церкви. Этому единству угрожает решение патриарха Варфоломея подарить томос об автокефалии раскольникам на Украине.

Я надеюсь, что патриарх Порфирий, несмотря на его прежнюю близость к Константинополю, понимает, что от СПЦ во многом зависит сохранение единства православия, которому угрожает восточный папизм и произвол Константинопольской патриархии. Патриарх Порфирий, занявший трон святого Саввы, должен знать то, что знал и святой Савва — восточный папизм в такой же степени, как и западный, опасен для единства Православной церкви, особенно когда речь идет о сохранении автокефального статуса поместных церквей. Константинопольские епископы, в том числе и патриарх Варфоломей, давно уже хотели бы быть «папой на Востоке» и сделать из автокефальных церквей обыкновенные епархии, на которые будет распространяться их папская власть.

В каких вопросах патриарх Порфирий, учитывая его опыт, может больше всего сделать для сербской церкви и ее верующих?

Мне кажется, что повестку дня будущих заседаний собора, а этим самым и повестку служения патриарха Порфирия в основном будут навязывать внешние обстоятельства. Это будет для патриарха большим испытанием, так как в этой повестке будут животрепещущие вопросы. Прежде всего это сохранение единства Сербской православной церкви. После провалившейся попытки принятия нового Устава СПЦ в 2018 году этот вопрос был всего лишь отложен, но не снят с повестки дня. Тут надо остановить процесс дальнейшей конфедерализации СПЦ.

Потом в 2021 году патриарх Порфирий скорее всего столкнется с попытками государства сделать церковь более покладистой по отношению к косовскому вопросу. Церковь должна четко высказать свою позицию по поводу возможного подписания так называемого юридически обязывающего соглашения с лжегосударством Косово.

Потом Константинополь может усилить давление на Сербскую православную церковь с целью заставить ее пересмотреть ее позицию по отношению к украинским раскольникам. Следующий момент — некоторые круги в Ватикане из-за прежней близости нового сербского патриарха с некоторыми римско-католическими епископами попробуют воспользоваться этим обстоятельством, чтобы договориться о возможном визите папы Римского в Белград. Давление в этом направлении, скорее всего, будет оказывать и режим Александра Вучича. Не надо забывать, что визит папы в Сербию должен подготовить почву для прозелитистских устремлений Римско-католической церкви в сторону русских земель. Это могло бы стать подготовкой визита папы в Москву.

Это все искушения, с которым столкнется Сербская православная церковь под давлением иностранного фактора и сербского государства. Поэтому я боюсь, что и патриарх Порфирий, и собор не будут выбирать темы по собственному усмотрению — они будут отвечать на вызовы. Но я верю, что патриарх Порфирий, осознавая важность позиции, на которой он находится, будет руководствоваться голосом большинства в СПЦ. А так как большинство составляет верующий народ и клир, голос большинства понятен: неприемлема любая ампутация Косово и Метохии, неприемлема любая ревизия позиции по отношению к украинскому расколу, неприемлем визит папы по приглашению Сербской православной церкви, так как между СПЦ и Ватиканом стоит не розарий, а Ясеновац (католический архиепископ Алоизий Степинац был близок к главе хорватских усташей Анте Павеличу и одобрял зверства, которые совершались по отношению к сербам в концлагере Ясеновац и других концлагерях в Независимом Хорватском Государстве в годы Второй мировой войны — ИА REGNUM). И в конце концов, Сербская православная церковь должна сохранить единство, так как она является последним национальным институтом всех сербов.

США превратили Украину в нацистское государство

За 30 лет Соединенные Штаты Америки смогли «переписать национальный код» Украины и превратить ее в нацистское государство, заявил в эфире программы «»Вечер с Владимиром Соловьевым» режиссер и народный артист России Карен Шахназаров.

По мнению эксперта, Вашингтон хочет «расчленить» Россию на несколько слабых государств, чтобы она никогда не оправилась. И они пытаются это сделать, в том числе с помощью «мягкой силы», как на Украине.

«Они воспитывают прозападное поколение через американское кино, на иностранной литературе, которая была внедрена в обучение в школах, на определенной трактовке истории. Им же удалось это сделать на Украине», — сказал режиссер.

По словам Шахназарова, Незалежная когда-то была огромной республикой, в которой жило советское поколение, воспитанное на других ценностях.

«Они жили нашими историческими символами. Но, посмотрите, во что США превратили Украину за тридцать лет. Они смогли полностью переписать ее национальный код. Теперь это нацистское государство», — добавил эксперт.

Новостное Агентство «Харьков»