Они что-то знают? — очень странная реакция либералов на арест предателя из «Роскосмоса»


Они что-то знают? — очень странная реакция либералов на арест предателя из «Роскосмоса»  (ВИДЕО)

На днях в Москве был арестован советник главы «Роскосмоса» Иван Сафронов.

ФСБ возбудила в отношении Сафронова дело о государственные измене. Его подозревают в том, что он был завербован чешскими спецслужбами и действовал в интересах разведки США в 2012 году. А в 2017 году выполнил поставленное задание, о чём рассказал адвокат Сафронова.  

По имеющейся информации, дело Сафронова состоит из семи томов. Что его ждёт в итоге — будет решать суд. Только он, по словам ведущей программы «60 минут» на ТК «Россия 1» Ольги Скабеевой, может определить: виновен Сафронов или он невиновен?

«Удивляет поведение, реакция некоторых изданий, которые являются, наверное, по сути своей изданиями иностранными, финансируются они тоже как правило откуда-то оттуда, из-за границы. И не всегда, а точнее почти никогда или вовсе не представляют интересов нашей страны.

Ранее Сафронов работал в изданиях «Коммерсант» и «Ведомости». Его коллеги-журналисты выходят с пикетами. Это разрешено, но зачем кричать, мол, “мы хорошо знаем Сафронова, он классный парень”, “немедленно отпустите!”. То есть никто не спорит, что Сафронов может быть классным парнем. Но как можно требовать свободы для подозреваемого прямо сейчас, не зная ничего о материалах дела, не узнав никаких подробностей, просто в рамках того, что Сафронов — приятель и часть журналистского цеха?

То есть, получается, что свободой слова можно прикрыть всё, что захочется. Ведь она, свобода, важна, и демократия важна! Поэтому можно спрятать какое-то предательство, можно подлость спрятать, а сейчас речь о государственной измене.

Я ещё раз повторю: мы не знаем изменял ли он Родине! Решать будет суд. Мы заранее не знаем вердикта. А вот люди, которые сейчас устраивают скандал, будто бы что-то знают. Или что они имеют доступ к документам ФСБ? Ведь нет! А также странно выглядят требования рассекретить процесс, сделав его максимально открытым», — сказала Скабева.

Есть ли вообще страны мира, где принято, чтобы дела, связанные с государственной тайной, предавались полной огласке? Этот вопрос она адресовала экспертам в студии, предварительно отметив, что  «Сафронов уже через своих адвокатов передал, что давление на него никто не оказывает, идёт следствие и в данный момент Сафронов — подозреваемый в совершении особо тяжкого преступления».

По задержанию Сафронова высказался полковник ФСБ, ветеран службы внешней разведки Владимир Клюкин.

«Это было следствие. Вы думаете семь томов можно написать за один год? В каждом томе 300 страниц, 300 листов. Значит, за ним уже давно наблюдали. Он попал в поле зрения не вчера и не позавчера.

Просто-напросто это сейчас финал. А финал, осмелюсь предположить и это мое предположение исключительно, именно в том заключается, что наши правоохранительные органы и органы госбезопасности начинают выходить на след тех источников, которые выдавали Сафронову информацию. Потому что он сам не носитель информации, он подисточник, он передатчик.

А вот носителей информации, которые давали подписку о неразглашении, которые должны нести полную ответственность за то, что они эту информацию опубликовали, передали лицу постороннему, должны нести ответственность пополам», — сказал он.  

Игорь Коротченко, главный редактор журнала «Национальная оборона», сказал, что «есть несколько видов контрразведывательных операций, когда, например, агента иностранных спецслужб берут в момент проведения встречи либо со своим оператором, либо на тайнике».

«Условно говоря московская резидентура ЦРУ заложила тайник с деньгами, с документами, ещё с чем-то и агент, находясь под контролем контрразведки, изымает. Его берут с поличным. Это одна ситуация. Но бывает другая ситуация, когда разоблачение агента предшествуют года оперативной разработки, когда складывается пазл, когда из разрозненной, собственно, как бы мозаики складывается целая. Я смею предположить, что вот как раз ситуация, связанная с этим, — это не вопрос про журналиста Сафронова и не про журналистику, это вопрос про государственную тайну», — пояснил Коротченко.  

Он добавил, что Иван Сафронов — «безусловно, талантливый журналист».

«В силу своих профессиональных обязанностей он готовил военные материалы,  материалы о военно-техническом сотрудничестве, выезжал, общался с нашими оборонщиками на крупнейших международных выставках вооружений. Сафронов как минимум поддерживал контакт, в том числе и неформальный, с тремя российскими секретными носителями высшего уровня допуска. И в этой связи, безусловно, представлял реальный интерес для зарубежных спецслужб», — сказал Коротченко.

Между тем, адвокат Ивана Сафронова Иван Павлов в интервью СМИ отметил, что его подзащитный «якобы в 2012 году начал сотрудничество с спецслужбами такого европейского государства как Чешская Республика и многие узнали именно из этого дела о том, что в Чешской Республике есть спецслужбы».

Как сообщала «Русская Весна», в госкорпорации «Роскосмос» заявили, что задержание Сафронова не касается текущей работы в ведомстве.  

Источник: rusvesna.su