Красавица

15-2.jpgКак она рванула удилище! Катушка аж заскрежетала. Леска косо «побежала» в сторону водорослей, островков рогоза.

Я машинально схватил спиннинг. Остановил большим пальцем катушку. Тут же током в руку передался удар… Ага, что-то попалось. Я осторожно стал накручивать леску на себя. Есть! Есть трофей. Рыбина — а это было действительно что-то крупное — упиралась, нехотя шла ко мне навстречу. Вот показался хвостовой плавник. Сверкнула под утренними, самыми первыми лучами солнца чешуя. Сердце сладко затрепетало от нечаянной удачи. Ну, иди же, иди скорей! Из-под воды мелькнула острая морда, распахнула хайло, сверкнул частокол острых зубьев. Ну, да! Это была щука. Кто же еще позарится в такую рань на живца?!

И вдруг рыбина свечой сиганула вверх. «Уйдет!» — молнией пронеслось в голове. И я автоматически отпустил леску. Разбойница резко плеснула хвостом и устремилась в глубину. Закипела, забурлила вода вокруг нее.

Опять застрекотала катушка. Как кинокамера первых кинооператоров. Ну, пусть, пусть погуляет… Через минуту снова стал подтягивать рыбину. И опять она пошла — с трудом, нехотя. А возле берега снова рванулась. Только не вверх, а в сторону. И сердце мое на сей раз покатилось в пятки. Чуть не сорвала крючок. Хорошо, что спиннинг выскользнул из рук. И я поймал его уже на лету. Этой доли секунды хватило, чтобы рыбину «самортизировать», а то бы ушла.

Надо успокоиться, взять себя в руки. Глядишь, и щука поутихнет. Ну, иди же, иди, красавица… Я уже видел пятнистые, как бы размытые ее бока, смородинку влажного глаза. Он был испуган. Я это почувствовал и осторожно, придерживая спиннинг правой рукой, левой потянулся за подсачеком. Без него никак не обойтись. И — ах! — наказание: под каблук подвернулся острый голыш. Я не удержал равновесия и шмякнулся боком на мокрый песок. Снасть отлетела в сторону. И прежде чем удилище коснулось воды, услышал, как катушка, словно в издевку, запела, разматываясь…


«Тьфу», — сплюнул я в полной безнадежности, уверенный, что на этот-то раз щука ушла. Раздосадованный и подавленный, коря себя: «Рохля, тюфяк!», я поднял спиннинг с остановившейся катушкой и стал сматывать леску. Ну, да, так и есть — пусто… Она шла легко. Без груза, без какого-либо зацепа. Все происходило, как в тумане. И вдруг — стоп! На конце снасти что-то дернулось. Ко мне снова вернулась надежда: щука не ушла — она была на крючке. Я недоверчиво покосился в сторону подсачека — будь что будет! — и смело стал подтягивать добычу к берегу. Щука, как ни странно, не сопротивлялась. Наверное, она устала бороться, выдохлась… Впрочем, как и я… Но я — человек! И будущая победа сразу же вернула мне прежнюю силу и настроение…

Через минуту речная разбойница лежала на траве. Она не била хвостом, не изворачивалась, а только бессильно щелкала острыми зубами. Крючок с живцом-белянкой ушел так глубоко, что пришлось обрезать поводок.

Я приподнял рыбину за жабры и ощутил в руке приятную тяжесть. Ого! Не меньше десяти фунтов потянет. Эх, жаль, весов нет — для точности. Такая щука еще никогда не попадалась мне на спиннинг. Я посадил ее в садок, опустил в воду, а шнур от садка привязал за колышек.

Еще раз, полюбовавшись речной красавицей, я отряхнул штаны и потопал к домику лодочника, чтобы похвалиться своим утренним трофеем.

— Ну-ка, ну-ка, — довольно потер ладонями Мурад. — Пойдем-ка, поглядим на твоего озерного крокодила. Я сам давно не ловил таких щук…

Когда мы подошли к берегу, по сердцу моему пробежал холодок. Садка не оказалось на месте, и колышка тоже. Неужели кто утащил? Но намного верст вокруг никого не было, кроме нас с лодочником. Я кинулся туда, сюда… Заглянул под опрокинутую лодку… Может, кто решил подшутить надо мной?.. Тщетно, щуки нигде не было. Значит, пока я ходил, она набралась сил и сорвалась вместе с садком. Как же я так слабо вбил колышек?..

Заметив на моем лице огорчение, Мурад положил на плечо ладонь и успокаивающе сказал:

— Ничего, брат, такое случается… Для сильной рыбы нужен сильный садок… А ты, видимо, не рассчитал. Да и с колышком то же самое вышло. Пойдем-ка лучше выпьем чайку.

Смятение и досада сначала охватили меня. А потом я с улыбкой махнул рукой. Да разве только в улове счастье? Ведь истинному удочнику дороже само это занятие… Не зря же долгими зимними ночами нам чаще снятся поклевки на рассветной зорьке, нежели сама добыча?..

Понравилось!? Что бы не потерять или показать друзьям,

поделитесь публикацией в своей соцсети:

Комментарии:

Please Login to comment
Авторизоваться с помощью: 

Вы можете прочитать другие записи на эту тему: