Танки эпохи «блицкрига» (часть 1)

«Потапов. Танков КВ больших имеется 30 штук. Все они без снарядов к 152-миллиметровым орудиям. У меня имеются танки Т-26 и БТ, главным образом старых марок, в том числе и двухбашенные. Танков противника уничтожено примерно до сотни…
Жуков. 152-миллиметровые орудия КВ стреляют снарядами 09 – 30 гг., поэтому прикажите выдать немедля бетонобойные снаряды 09 – 30 гг. и пустить их в ход. Будете лупить танки противника вовсю».
(Г.К. Жуков. Воспоминания и размышления.)

Сегодня на страницах «ВО» публикуются очень интересные материалы о танках ВОВ, причем с фотографиями не только снаружи, но и изнутри. Однако даже они не всегда способны дать представление о том, что было внутри самих танков. А ведь они это не только сталь, но и медь, никель, молибден и много чего еще. Ну и, конечно, за каждым танком стоит инженерный опыт, технологический уровень и еще многое другое. Вот и давайте посмотрим, каким образом требования военных и опыт Первой мировой войны, а также технологические и разные иные возможности европейских стран повлияли на разработку и создание танков эпохи «блицкрига», то есть самого начала Второй мировой войны.

Вот они, танки «эпохи блицкрига». Все вместе и все на одном дворе у одного человека Вячеслава Веревочкина, жившего в деревне Большой Оеш под Новосибирском. Увы, но люди на планете Земля смертны. Даже самые хорошие и талантливые.

Ну, а начать, конечно, следует с того, что в период Первой мировой войны только Англия, Франция и Германия строили и применяли танки в бою. Италия и США также начали их выпускать, но вот опробовать машины собственной конструкции в деле не успели. С 1921 года в число танкопроизводящих государств вошла Швеция, с 1925 года – Чехословакия, с 1927 года – Япония, с 1930 года – Польша и спустя 8 лет – Венгрия. Германия вновь приступила к выпуску танков в 1934 году. Таким образом, в 30-е годы танки производили 11 стран, включая СССР. Причем именно в СССР и в особенности в Германии, после прихода к власти Адольфа Гитлера, этот процесс шел быстрее всего. Гитлер понимал, что мирным путем на пересмотр решений Версальского договора ни Англия, ни Франция не согласятся. Поэтому в Германии была немедленно начата подготовка к новой войне. В самые сжатые сроки немцы создали довольно мощную военную промышленность, способную выпускать практически все виды вооружений для BBC/люфтваффе/, ВМС/кригсмарине/ и сухопутных сил вермахта. Реформирование армии проводилось одновременно по всем направлениям, так что далеко не во всем немцам удавалось добиться сразу качественных улучшений. Но если говорить о танках, то здесь почти все делалось одновременно – испытания, принятие на вооружение, устранение недостатков, разработка инструкций по применению, учения, организация ремонтных работ и так далее. То, на что у Англии и Франции ушло два десятилетия, причем без особого успеха, у Германии заняло всего 5 лет – именно за этот срок были созданы боеспособные танковые войска, использующие передовую тактику.

В 20-е годы интересные самоходные орудия разрабатывались фирмой «Павези» в Италии. Но до серийного их выпуска дело не дошло. Вот, например, был построен и испытывался вот такой «истребитель танков с 57-мм орудием.

Схожие темпы демонстрировал лишь только СССР, у которого для этого были свои очень веские причины. В конце 30-х годов стратегической доктриной Германии стала теория блицкрига — «молниеносной войны», по которой главная роль в войне отводилась танковым войскам и авиации, применяющимся в тесном взаимодействии друг с другом. Танковые части должны были рассечь армию противника на несколько изолированных частей, которые затем предполагалось уничтожить силами авиации, артиллерии и мотопехоты. Все важные центры управления вражеской стороны танки должны были захватить максимально быстро, не допуская возникновения серьезного сопротивления. Конечно, поскорее победить хочется каждому и на войне для этого все средства хороши. Однако в данном случае дело было всего лишь в том, что Германия просто не располагала силами и средствами для ведения продолжительных военных действий.

В 1928-1929 гг. этот германский «Гросстрактор» фирмы «Рейнметалл» тестировался в СССР на советско-германском объекте «Кама». Как вы видите, ничего особенно революционного он не представлял.

Состояние немецкой экономики позволяло обеспечить армию количеством вооружения, боеприпасов и снаряжения на срок не больше 6 месяцев. Так что стратегия блицкрига была не только привлекательной, но и опасной. Ведь достаточно было всего лишь не уложиться в этот срок, чтобы германская экономика начала бы просто разваливаться, а чем это обернулось бы для армии не трудно себе представить. Вот почему многие германские военные специалисты выступали против идеи «войны-молнии» и считали ее авантюрой. А Гитлера в свою очередь их сопротивление приводило в бешенство. Однако не все военные были противниками доктрины «блицкрига». Одним из тех, кто ее поддержал и всячески культивировал, был полковник Гейнц Гудериан, справедливо считающийся «отцом» германских панцерваффе – танковых войск гитлеровской Германии. Начинал он довольно-таки скромно: учился в России, набирался опыта в Швеции, принимал самое активное участие в подготовке немецких танкистов, одним словом – буквально из ничего строил танковые силы новой Германии. Заняв пост Верховного главнокомандующего германскими вооруженными силами, Гитлер именно Гудериана сделал командующим бронетанковыми войсками и присвоил ему звание генерала танковых войск. Теперь он получил новые возможности по претворению в жизнь своих замыслов, что даже сейчас было не просто, так как его идей не признавал даже его собственный шеф фон Браухич, начальник германских сухопутных войск и очень многие из его генералов. Однако за Гудерианом была поддержка со стороны Гитлера, не доверявшего старым командным кадрам, и именно это решило все дело. Однако ситуация с оснащением вермахта новыми танками все равно оставалась очень тяжелой. Известно, что даже после начала Второй мировой войны и нападения фашистской Германии на Польшу, ее промышленность с сентября 1939 и по апрель 1940 года могла выпускать всего лишь по 50-60 танков в месяц. И только с мая-июня 1940 года вышла на ежемесячный уровень в 100 машин.

Каким образом лучший в мире танк мог попасть в такое бедственное положение? Эх, если бы нам все было бы известно… А то ведь многое из того, что есть у нас в архиве МО, закрыто для исследователей до 2045 года!

Вот почему приказ фюрера об оккупации Чехословакии и присоединении ее к рейху на правах протектората было встречено Гудерианом с большим одобрением. Благодаря этому в его распоряжении оказывалась вся ее танковыпускающая промышленность и все чешские танки, не слишком отличавшиеся по своим боевым качествам от тогдашних немецких. И все же даже после этого Германия продолжала выпускать значительно меньше танков, чем СССР, где по 200 танков в месяц заводы производили еще в 1932 году! Тем не менее на вооружение вермахта вскоре поступили танки P.z II, имевшие в башне 20-мм автоматическую пушку и спаренный с ней пулемет. Наличие такой пушки существенно повышало боевые возможности этого танка, однако Гудериан понимал, что для борьбы с советскими, французскими и польскими танками, имевших орудия калибра 37, 45 и 76-мм, такое вооружение было явно недостаточным. Поэтому он прилагал все силы для того, чтобы в кратчайшие сроки развернуть выпуск таких машин, как Pz.lll и Pz. IV. Первый имел орудие и пулемет с воздушным охлаждением. Второй, считавшийся танком поддержки, два пулемета и 75-мм короткоствольное орудие. Поэтому, несмотря на солидный калибр, пушка Pz. IV имела невысокую начальную скорость снаряда – 385 м/сек и в первую очередь предназначалась для поражения пехотных целей, а не танков противника.


БТ-7 работы «бронемастера Веревочкина». Такое вот было у этого замечательного человека хобби – делать «модели» танков в натуральную величину!

Выпуск этих машин разворачивается медленно и, например, в 1938 году не превышал всего лишь нескольких десятков единиц. Вот почему Гудериан с таким удовлетворением воспринял оккупацию Чехословакии: ведь чешские танки LT-35 и LT-38, получившие у немцев обозначения Pz.35/t/ и Pz.38/t/, были точно также вооружены орудиями калибра 37-мм, двумя пулеметами и имели такую же толщину брони. Немцы поставили на них свою радиостанцию и увеличили экипаж с трех до четырех человек, после чего эти машины стали почти по всем показателям соответствовать их собственным требованиям. «Почти» означало лишь то, что, к примеру, немцы считали необходимым даже на легких Pz.III иметь экипаж из пяти человек, причем у каждого из членов экипажа был собственный люк для эвакуации. В результате Pz.III основных модификаций имели три люка в башне и два эвакуационных люка-лаза по бортам корпуса между гусениц, a Pz.IV, у которых экипаж также состоял из 5 человек, соответственно два люка в крыше корпуса, над головами водителя и стрелка — радиста, и три в башне, как и у Pz.III. В это же время чешские танки имели всего лишь один люк в крыше корпуса и один на командирской башенке. Получалось, что четыре танкиста должны были покидать танк по очереди, что являлось серьезной проблемой в том случае, если он был подбит. Дело в том, что танкист, первым покидающий танк, мог быть ранен или даже убит непосредственно в тот момент, когда он выбирался из люка и в этом случае тому, кто шел за ним следом, приходилось приложить максимум усилий, чтобы спастись и все это лишние секунды в горящем танке, и что, разумеется, было смертельно опасно. Другим серьезным недостатком чешских танков (как, впрочем, и большинства танков того времени) было крепление броневых плит с помощью заклепок. При сильных ударах снарядов о броню головки заклепок нередко отрывались и по инерции летели внутрь танка, где становились причиной ранений и даже смерти членов экипажа, хотя сама броня танка оставалась целой. Правда, вначале немцы с этим мирились, так как по своему вооружению эти танки не уступали даже Pz.III, не говоря уже о Pz.I и Pz.II, а их 37-мм орудие обладало довольно высокими показателями по бронепробиваемости.

Т-34 похож ну просто очень. А за ним виден еще и «Фердинанд».

Т-34 у ворот мастерской, в которой и был сделан.

Зато, когда после встречи с советским Т-34 и КВ выяснилась их неэффективность, оказалось, что никакому перевооружению более мощными пушками они не подлежат. Резервов у них не было, поэтому-то впоследствии немцы использовали только лишь шасси Pz.38(t), а оставшиеся от этих танков башни пошли на вооружение ДОТов. Впрочем, для немцев любой танк в условиях полного обнищания своей страны, вызванного выплатой репараций по условиям Версальского мирного договора, представлял собой величайшую ценность. Уж больно много материалов, в том числе и весьма дефицитных, требовалось для того, чтобы изготовить даже такой, в общем-то, несложный танк, как Pz.III. Неудивительно поэтому, что производство танков для будущей войны в Германии росло довольно медленно, а само количество произведенных танков было относительно невелико. Так, Pz.I был выпущен в количестве 1493 машин/плюс 70 танков опытных модификаций. Pz.II в мае 1937 года насчитывалось всего 115, но уже к сентябрю 1939 года их стало 1200. Pz.III к сентябрю 1939 года насчитывалось всего 98 машин. После присоединения Чехословакии немцам досталось почти 300 единиц Pz.35(t), но всего лишь 20 Pz.38(t). Правда, в самой польской кампании участвовало уже 59 танков этого типа. Но все равно, совершенно очевидно, что накануне Второй мировой войны гитлеровская армия располагала всего лишь 3000 танков, из которых 300 были средними, а все остальные относились к легким машинам, включая и 1400 Pz.I с чисто пулеметным вооружением. Между тем, на секретных переговорах с английскими и французскими военными миссиями в августе 1939 года наша страна обещала выставить против Германии только в европейской части СССР 9-10 тысяч танков всех типов, включая легкие, средние и тяжелые танки с орудиями калибра 45-76,2-мм! Здесь, впрочем, следует уточнить, что это превосходство носило в основном количественный характер, а о каком-либо качественном превосходстве над германскими танками Pz. III и Pz. IV в данном случае речи не шло.

Что касается США, то там… армия старалась всеми силами превзойти танк частника Кристи, то есть создать точно такой же колесно-гусеничный танк с пулеметным (прежде всего с пулеметным!) вооружением, но только из этого ничего не получалось. Вернее, получались вот такие перлы, как на этом рисунке.

Кавалерийский колесно-гусеничный танк Т7.

Дело в том, что основная масса советских танков, имевших 45-мм орудия, вооружалась пушкой 20К образца 1932 г., которая представляла собой переделку германской 37-мм противотанковой пушки фирмы «Рейнметалл», принятой в СССР на вооружение в 1931 году и также состоявшей на вооружении в армии Германии под маркой 3,7-см РАК 35/36. Кстати, набор калибра 45-мм для нашего орудия не был случайным, а обосновывался двумя важными обстоятельствами. Во-первых, неудовлетворительным осколочным действием 37-мм снаряда, а во-вторых – наличием на складах большого количества бронебойных снарядов от 47-мм морских пушек Гочкиса, стоявших на кораблях российского флота еще в начале ХХ века. С этой целью на них стачивали старые ведущие пояски и калибр снаряда становился 45-мм. Таким образом, и наши танковые, и противотанковые 45-мм пушки предвоенного периода получали два вида снарядов: легкий бронебойный весом 1,41 кг и 2,15 кг осколочный.

А эта «тридцатьчетверка» с шестигранной башней образца 1943 года еще и на ходу!

Интересно, что к этой же пушке создавался бронебойно-химический снаряд весом 1,43 кг, содержавшего 16 г отравляющего вещества. Такой снаряд должен был разрываться за броней и выделять отравляющий газ для уничтожения экипажа, причем внутренние повреждения в самом танке от него должны были быть минимальными, следовательно, такой танк было бы легче ввести в строй. Табличные данные по бронепробиваемости 45-мм пушек для того времени были вполне достаточными, однако все дело портило то, что головная часть снарядов от пушек Гочкиса была недальнобойной формы, а качество их изготовления – неудовлетворительным.

Немецкие танкисты фотографируются на фоне КВ-2. Для них размеры этого танка были просто запредельными. Интересно, что они тогда думали по поводу «этих отсталых русских», сумевших создать такой танк? И не один!!!

В этом отношении наша отечественная «сорокопятка» проигрывала немецким 37-мм танковым и противотанковым орудиям и не представляла реальной опасности для танков Pz. III/IV с их 30-мм лобовой броней на дистанции более 400 м! Между тем, бронебойный снаряд 37-мм пушки чешского танка Pz.35(t) под углом в 60 градусов на расстоянии 500 м пробивал 31 мм броню, а пушки танка Pz.38(t) – 35 мм. Особенно эффективным оружием германской танковой пушки KWK L/46,5 был подкалиберный снаряд PzGR.40 обр.1940 г., начальная скорость которого составляла 1020 м/сек, что на расстоянии 500 м позволяло ему пробивать броневой лист толщиной 34 мм.

БА-6 и чешский Pz.38(t) работы В.Веревочкина. Вот так они смотрятся в одном масштабе!

Для поражения большинства танков СССР этого было вполне достаточно, но Гейнц Гудериан настаивал на вооружении танков Pz.III еще более мощным 50-мм длинноствольным орудием, что должно было обеспечить им полное превосходство над любыми машинами вероятных противников вплоть до расстояния в 2000 м. Однако даже ему не удалось переубедить в этом Управление вооружений сухопутных войск Германии, где, ссылаясь на принятые стандарты пехотных противотанковых орудий, продолжали настаивать на сохранении 37-мм единого калибра, облегчавшего производство снабжение войск боеприпасами. Что же касается Pz.IV, то его 75-мм орудие KWK 37 с длиной ствола всего в 24 калибра пусть и отличалось хорошими снарядами – осколочно-фугасная граната и тупоголовый бронебойный снаряд с баллистическим наконечником, однако бронепробиваемость последнего составляла всего 41 мм на расстоянии в 460 м при угле встречи с броней 30 градусов.

В.Веревочкин (слева) и его внук (справа), а в центре режиссер Карен Шахназаров.

Продолжение следует…

Вы можете прочитать другие записи на эту тему:

Please Login to comment
Войти с помощью: