Зимовье — приют скитальца


Избушка, избушка, встань к лесу задом, ко мне передом! Не случайно мне вспомнилась эта фраза из русской народной сказки, ведь избушка для людей Севера — место их жизни и работы, куда они приходят отдохнуть, предаться философским размышлениям, испытывая чувство комфорта при минимуме бытовых условий.

ФОТО ЛЕОНИДА ДРОБЫШЕВА

ФОТО ЛЕОНИДА ДРОБЫШЕВА

В таежных зонах, тундре или горах зимовья становятся местом, где странник обретает чувство защищенности, какое обычно дает родной дом.

Сюда правит свой путь припоздавший на путике промысловик.

От Белого моря до Тихого океана, от Карелии до восточных окраин страны — повсюду, даже в самых недоступных местах есть жилье, срубленное людьми, чаще всего профессиональными охотниками за мягким золотом.

Именно они строили зимовья, осваивая Сибирь и мечтая увидеть край земли, из-за которого встает солнце.

Месяцами они жили в примитивных жилищах, считая их своим лесным пристанищем.

Зимовье дает человеку чувство безопасности, которое невозможно получить, живя даже в самой лучшей палатке. Охотники и рыболовы, геологи и топографы искренне считают избушки дворцами.

Они знают, какие чувства испытывает человек, возвращаясь из маршрута или с проверки путика в свое временное пристанище. Именно поэтому, приходя на новую территорию, они прежде всего приступают к строительству избушки.

Соорудить простое жилье в полевых условиях не так уж и трудно. Не нужно тщательно ошкуривать бревна, вырубать в них пазы. Домик ведь нужен небольшой, поэтому и бревна потребуются недлинные, которые и без паза хорошо лягут на мох-сфагнум.

 

Зимовье - приют скитальца

ФОТО: SHUTTERSTOCK

Сруб делается обычно в «чашу»; после того как будут готовы стены, устройство крыши займет немного времени. В зимовье она особенная. На верхний ряд бревен, посередине, укладывается бревно, которое служит коньком крыши, и уже на него кладутся пологие плахи, опирающиеся на стены.

Уклон, как правило, небольшой, 10–15°, и свес 40–50 сантиметров. Щели между плахами конопатят тем же мхом, затем укладывают слой рубероида и засыпают землей. Поверху опять идут жерди и слой непромокаемой кровли.

Дверной проем делается низким, поэтому вы всегда кланяетесь дому, прежде чем войти в него. Оконце (одного достаточно) тоже небольшое. Вообще все делается для сохранения драгоценного тепла.

Какой бы ни была избушка, хоть 3х4 метра, а напротив двери всегда сооружаются нары, где могут разместиться пять человек, или же две лежанки для двоих. У двери ставится печь-буржуйка, под окном — стол. Вот и все удобства.

По-настоящему вы их сможете оценить, только когда возвратитесь из маршрута, затопите печь, поставите на нее закопченный чайник и осознаете, что ночь проведете в тепле, а не у костра.

Охотники-промысловики, когда покидали избушку, непременно оставляли в ней нехитрый запас дров, продуктов, спички, свечи для тех, кто мог однажды найти ее и переночевать в ней, восполнить силы и вновь выйти в путь.

Мне как охотоведу, поработавшему от Архангельской тайги до Охотского моря, доводилось жить как в чужих избушках, так и в построенных своими руками. Спустя годы я часто вспоминаю свои полевые сезоны.

Бывало, до ближайших населенных пунктов сотни километров, но мне привычнее и комфортнее соседство с бурыми медведями, кормящимися на реке горбушей, чем с людьми. И первое, что всплывает у меня в памяти из прошлой жизни, так это скромные жилища промысловиков и охотников.

Пока жив, я буду благодарен тем, кого никогда не видел, но кто подарил мне много счастливых дней в своих избушках.

Автор: Петр Зверев

Источник: ohotniki.ru