Ловля рыбы в гнилом ручье

Этим летом мы с Вадимом приехали в отпуск на кордон к его дяде егерю Федору Кузьмичу — собирались поудить на Семиозере, где егерь обещал нам отменную рыбалку.

Фото: Анатолий Маилков.

Поскольку в ближайшие дни он был занят неотложными делами, то не мог проводить нас на озеро. Вадим же, хотя и бывал на кордоне не один раз, но до Семиозера никогда не добирался.

Видя наше вполне понятное рыбацкое нетерпение, Федор Кузьмич предложил нам поудить в Гнилом ручье.

– Мне сегодня нужно попасть на дальнюю делянку, — объяснил он, — а потому нам по пути. Пока я занимаюсь делами, вы порыбачите. А на обратном пути я зайду за вами. Надоест, уходите, не дожидаясь меня.
– Но в Гнилом ручье разве есть рыба? — удивился Вадим, — насколько я помню, там ее отродясь не было…

Федор Кузьмич хитро прищурился и, глядя на родственника, рассудил:

– Не торопись с выводами…
– Берем только удочки, — сказал Вадим, уже обращаясь ко мне.
– Прихватите на всякий случай спиннинг, — посоветовал Федор Кузьмич.
– Мы что там на спиннинг лягушек будем ловить? — возразил Вадим.
– Возьмите, возьмите… — настаивал егерь.

Мы взяли с собой две удочки, спиннинг и, надев накомарники, отправились на Гнилой ручей.

Утреннее солнце уже палило вовсю, а потому как только мы выходили на лесные поляны, где воздух был без движения, сразу окунались в ароматную застоявшуюся духоту и обливались потом. Но идти пришлось недолго.

Гнилой ручей, куда привел нас Федор Кузьмич, представлял собой неширокую протоку с илистыми берегами, густо поросшими водными растениями. Лишь кое-где среди них блестели малюсенькие зеркальца воды. Да и сама вода была неприятного темно-бурого цвета, очень холодная. Видимо, ручей питали подземные родники.

Мы с Вадимом молча смотрели на это угрюмое, неприветливое место и, наверное, его одолевали те же мысли, что и меня, потому что он спросил:

– Дядя Федор, ну и где же здесь ловить? Тут и удочку некуда забросить.
– А вы омуты-уловины поищите, — посоветовал ему дядя и, помолчав, добавил. — В них-то вся рыба и держится…
– Так и быть, — махнул рукой Вадим, — делать нечего, коли приперлись сюда, надо попробовать. Если удастся!
– Попробуйте, попробуйте, — напутствовал нас Федор Кузьмич и, пожелав удачной рыбалки, углубился в лес.

Мы же, посовещавшись, решили идти в разные стороны, чтобы обследовать ручей. Причем Вадим категорически отказался брать спиннинг за ненадобностью. Пришлось взять его мне.


Я отправился вверх по течению, Вадим — вниз.

…Увязая по щиколотку в тягучей хлюпающей грязи, я медленно брел вдоль ручья, выискивая местечко, где можно было бы сделать заброс. Но оно никак не попадалось.

Наконец, когда я совсем отчаялся и собирался повернуть назад, среди зеленой стены из высоченной травы увидел махонькое пространство чистой воды. Оно было такое крохотное, что можно было запросто достать удилищем до любой его части по периметру.

Я заколебался… С одной стороны, стоит ли тратить время на столь бесперспективное место? С другой, разве у меня есть выбор? Попытка не пытка.

Насадил на крючок жирного овода, размахнулся, чтобы забросить наживку на середину заводи, но плохо рассчитал, и она опустилась на куст ивы, склонившейся над водой на противоположной стороне. Потряс удилищем, крючок с оводом упал у самого берега.

Несколько секунд поплавок торчал неподвижно, затем резко «нырнул». Я быстро подсек и вытащил плотвицу величиной с ладонь. Следующий заброс — еще одна плотвица, чуть поменьше. Третий — снова плотвица. Дальше вытащил шесть разнокалиберных окуней.

Эти рыбы гонялись за любой наживкой и буквально бросались на крючок. Даже когда на нем были лишь жалкие обрывки червя или овода.

Внезапно, как по команде, клев прекратился. И тут я вспомнил о спиннинге.

Отошел подальше, чтобы снова не попасть на куст ивы, и забросил блесну. Только она плюхнулась в воду, как сразу же — резкий рывок. Энергично подсек, рыбина отскочила в сторону и замерла. Леска заметно ослабла, и я подумал, что добыча сорвалась.

Однако когда начал выбирать леску, рыбина извернулась, затем, сверкая желто-красными плавниками, крутой свечой выпрыгнула из воды. То была щука килограмма на полтора.

Я без особого труда выволок ее на берег. Снова забросил блесну, и еще одна щука затрепыхалась на траве. В третий раз на блесну никто не позарился, и я вновь взялся за удочку. За короткое время выудил шесть плотвиц, полтора десятка окуней.

…Между тем небо заволокли свинцовые тучи и начал накрапывать противный мелкий дождик.

Вскоре пожаловал Вадим. Несколько минут он безмолвно таращился на мой улов. А придя в себя, спросил:

– Откуда это все?
– А вот оттуда! — ответил я, снимая с крючка очередную плотву.
– У меня же ничего… — развел он руками.

Не знаю, почему: то ли мы распугали всю рыбу, то ли виноват все усиливавшийся дождь или по какой-то другой причине, однако клевать перестало. Вполне возможно, что только временно. Но мы не стали ждать возобновления клева, собрали улов и поспешили на кордон.

По дороге я все думал, каким ошибочным может быть первое впечатление…

Крохотная, невзрачная заводь, почти лужа, дала приют такому количеству рыбы, часть из которых стала моей добычей. Егерь был прав!

А лягушек мы так и не увидели. Вот тебе и захудалый Гнилой ручей…

Александр Носов 13 июня 2018 в 00:08

Вы можете прочитать другие записи на эту тему:

Please Login to comment
Войти с помощью: