Какие русские народные сказки на самом деле не русские


В многообразии русских народных сказок, наряду с колоритными самобытными сказаниями встречаются произведения коллективного творчества с так называемым бродячим сюжетом, выявляемым в фольклоре разных культур.

Переходя из страны в страну, такие сказки сохраняют основную канву, но обрастают характерными для каждой нации особенностями, которые позволяют считать их духовной собственностью того или иного этноса.

Но специалисты в области фольклористики научились проводить анализ, позволяющий идентифицировать исторические корни сказок и пути их проникновения в разные языки.

«Колобок»

Оказывается всем известная с молодых ногтей сказка «Колобок» вовсе не оригинальное создание русского народа. И хотя впервые «Колобок» был опубликован в России в антологии сказок Афанасьева в 1873 году, по международному классификатору сюжетов Аарне-Томпсона, он принадлежит к типу «убежавший блин», имеющий аналоги, как в западном, так и в восточном фольклоре.

За исключением незначительных поправок, связанных с культурными традициями того или иного народа, сюжет этих сказок идентичен и построен на преследовании главного героя разными людьми и животными, и фатальной встрече с хитрой Лисой.

В английской народной интерпретации Колобок знаменит как Джонни-пончик, в немецком и скандинавском вариантах он выступает в роли Беглого Блина, а в американском изложении прославлен как Имбирный человечек.

Именно последний персонаж приобрел всемирную славу и, перекочевав из сказки в реальность, стал брендовым печеньем. Имбирные пряники в форме человечка считаются излюбленным лакомством Санта-Клауса, их традиционно готовят на католическое Рождество.

«Три медведя»

Кто бы мог подумать, что сказка «Три медведя», в которой фигурирует семья национального символа России, имеет нерусские корни. Оказывается, родиной произведения является Англия, где детишкам на ночь читали сказку «Златовласка и три медведя».

На русский язык данное сказание в 1875 году перевёл Лев Толстой, который поначалу не определился с именем героини и называл её «одна девочка», а позже решил наречь Машей, частым действующим лицом народных сказок. Кроме того он даровал имена косолапым: папу стали звать Михаил Иванович, маму — Настасья Петровна, и сынишку — Мишутка.

В английскую литературу «Сказка про трёх медведей» попала в 1837 году в изложении Саути, который переработал шотландский сюжет, где вместо девочки фигурировал хитроумный Лис. Правда, в его версии, Лис был заменён не на заблудившуюся малышку, а на старушку-хулиганку. Окончательный вид сказка приобрела благодаря Кандэллу, который в 1850 году убрал из повествования бабушку шалунью и ввел в него послушную девочку Златовласку, заглянувшую в домик лесных жителей не из баловства, а потому что устала.

Кстати англичанке Мюр принадлежит авторство стихотворного варианта этой сказки, которую она записала для своего племянника в 1813 году. Основываясь на публикации Саути, она создала самую кровожадную модификацию этой сказки, поскольку в финале её повествования бабуся-дебоширка, спасаясь бегством из дома медведей, выпрыгивает из окна римской многоэтажки и накалывается на остриё шпиля собора Св. Павла.

«Волк и семеро козлят»

В 1915 году получившее в издании Сытина статус русской народной сказки фольклорное произведение «Волк и семеро козлят» на самом деле принадлежит перу знаменитых немецких сказочников братьев Гримм. Достоверно, не известно были ли они авторами или просто переработали популярный в Германии и других странах сюжет устного народного творчества, однако именно Гриммы опубликовали её в начале XIX века в цикле «Сказки братьев Гримм».


Быстро завоевавшая популярность в России сказка постепенно стала обрастать деталями из русской жизни и быта, а потому стала неотделимой частью русского фольклора.

«Мальчик-с-пальчик»

Не менее интересна история появления не совсем русской народной сказки «Мальчик-с-пальчик», инверсии которой известны на французском, турецком, японском, украинском языках, а также на хинди и иврите.

Исследователи фольклора пришли к заключению, что впервые сказка с сюжетом про приключения Мальчика-с-пальчика была напечатана в Лондоне в 1621 году. Автором этой брошюры, называвшейся «The History of Tom Thumbe», считается Джонсон, у которого позаимствовал сюжет сказочник Перро.

Включив её в книгу «Сказки моей матушки Гусыни, или Истории и сказки былых времен с поучениями» француз Перро внёс в сюжет острую социальную подоплёку, голод и отчаяние, царившие на его родине в 1697 году.

Спустя годы на сказку «Мальчик-с-пальчик» обратили внимание всё те же братья Гримм, в 1814 году перенёсшие действие на немецкую землю, где необычный мальчик рождается у семейной пары, мечтавшей хоть о крошечном ребёнке.

В русской версии сказки, записанной на страницах книги Афанасьева, в смышлёного мальчика перевоплощается отрубленный при шинковке капусты мизинец хозяйки.

Наполненная описаниями исконно крестьянского быта русская вариация «Мальчика-с-пальчика» наиболее близка по содержанию немецкому повествованию.

«Емеля-дурак»

Занимательно, но считающаяся русской народной сказка «Емеля-дурак», в которой слагается гимн лени, вовсе не является достоянием нашего устного коллективного творчества. Помещённая в сборник сказок Афанасьева она имеет сноску, информирующую о том, что этот сказ перепечатан с лубка – типичного комикса прошлых лет, обязательно имевшего персонифицированного создателя.

Об авторском происхождении сказки «Про Емелю-дурака» свидетельствуют многочисленные книжные обороты, не употребляемые в народной речи.

Проведя анализ этого произведения, лингвисты сошлись во мнении, что прообразом сказки, скорее всего, стали анекдотические сюжеты Страпаролы «О Пьетро Дураке» и Базиле «Пентамерон».

Кстати, специализировавшиеся на печати лубка «писатели» часто прибегали к итальянской литературе, персонажи которой, ассимилировались на русской земле и начинали жить своей жизнью.

Царевна-Лягушка

Истоки русской народной сказки «Царевна-Лягушка» обнаруживаются в глубокой древности, когда древнегреческий историк Геродот, путешествуя по востоку, записал миф, услышанный у скифов Причерноморье и Приазовье.

Назвав его «Сказ о женщине-змее и богатыре» античный автор поведал миру фантастический рассказ о встрече воина с восхитительно красивой полуженщиной-полузмеёй, обладавшей божественной силой. Как оказалось позже, у этого племени существовал культ полудевушки-полурептилии, о чем красноречиво свидетельствуют обнаруженные археологами в скифских курганах артефакты, датируемые V–III веками до н. э.

В России эта история была впервые перепечатана с западноевропейского источника в XVIII веке, и, сменив своё название на «Царевну-Лягушку», приобрела характерные черты русской народной сказки.

В собрании сказок Афанасьева скифская богиня превратилась из змеи в лягушку, утратила часть своей магической силы, но всё равно осталась в плеяде ярких запоминающихся преданий.

Вы можете прочитать другие записи на эту тему:

Please Login to comment
Войти с помощью: