На волчьем пиру


Мой знакомый Иван Шевченко, мрачноватый, крупный, длиннорукий, лысый мужик, работал в собственном гараже автомехаником. По выходным охотился. Но в нашу компанию никогда не вливался, потому что коллективных охот не любил. Типичный заготовитель-одиночка.

ФОТО SHUTTERSTOCK

ФОТО SHUTTERSTOCK

Рыскал Иван на старенькой, с проржавевшими крыльями «Ниве» по полям, выслеживал дичь — браконьерил.

Из-под фар зайчика, лисичку стрелять не стеснялся.

Но чересчур не злоупотреблял, добывал по потребности.

Шкурка, мясо — все шло у него в дело. Особенно в его доме любили кабанятину. Зимой всей работящей дружной семьей заготавливали из нее впрок пельмени.

Иван на мясорубке перемалывал мясо в фарш, девчата, сдабривая его солью, перчиком и чесночком, лепили маленькие изящные кругляшки.

Делили на порции и каждую отдельно закладывали в большой морозильник. Удобно и при небогатой жизни хватало надолго.

СЛЕДЫ НЕПУГАНЫХ ПОРОСЯТ

Когда зима посыпает черную землю первым, еще теплым снегом, весь дикий мир замирает. Большинство зверей и птиц видят снег впервые в жизни. Два-три дня они таятся, не вставая с лежки, привыкая к резкой смене природной обстановки.

Потом голод заставляет их выходить на белые поля. Серые зайцы, ярко-рыжие лисы, почти черные кабаны лишаются маскировки, становятся уязвимыми даже для малоопытного охотника, потому что отчетливо видны издалека. Чтобы уцелеть, зверье переходит на ночной образ жизни.

Днем животные отсыпаются, прячась от сырости и ветра, ночью выходят искать пропитание.

По первому снегу Иван вышел на тропу охоты, вернее выехал.

Выбирая высокие места, он внимательно высматривал все подходы к камышам заказника. Опытный охотник, он знал, что дикие свиньи, отлежавшись в зарослях и проголодавшись, будут выходить в поисках остатков подсолнечника, кукурузы, бахчевых.

Невспаханных полей вокруг множество. Надо было определить, куда именно ходят кабаны.

 

На волчьем пиру

За секунду до выстрела. ФОТО SHUTTERSTOCK

На третий день поисков Шевченко нашел свежие выходные и заходные следы. По ним можно было определить, что на бахчу наведывалось  небольшое стадо. Выходило с северной стороны, возвращалось тем же путем.

По следам было видно: звери шли спокойно, значит, непуганые. И, скорее всего, опять пойдут той же дорогой. Иван осмотрел бахчу. Ровное поле. Арбузы и дыни разбросаны по всей площади. Здесь засаду не устроишь. Как угадать, куда именно они придут?

Ветер гуляет туда-сюда, не сориентируешься. Изучив весь путь, Шевченко решил устроить ловушку там, где кабаны переходили небольшую балочку. Она поросла камышом и пересекалась узким проходом. К нему почти вплотную подходила редкая лесополоса.

Иван пришел в веселое настроение и стал ждать. Уже в сумерках в бинокль он отчетливо увидел, как две крупные матки с десятком поросят проследовали привычным маршрутом. Убедившись в правильности своих расчетов, довольный охотник поехал домой.

НЕЖДАННЫЙ СЕКАЧ

На следующий день, прихватив половину мешка с зерном, ружье и фонарик, Иван отправился на охоту. Первым делом на выходе из балки он высыпал зерно, чтобы обеспечить остановку свиней на удобной для стрельбы позиции. Спрятав машину за лесополосой, присел под деревом и стал ждать.

Зима только пробовала свои силы. Первый снег всегда ложится ненадолго. Теплый ветерок мягким языком слизывал его, превращая в мутную водицу, и уносил с собой в облака, чтобы наполнить влагой и, накопив ее, бросить на землю уже настоящую снежную круговерть.

Шевченко видел, что от вчерашнего снежного покрова остались только притаившиеся за кочками рваные белые клочья, разбросанные по всему полю. Но в балке, зацепившись за стебли камыша, уже осевший снег лежал большими кучками.

Вечерело. Охотник напряженно прислушивался и внимательно осматривал окрестности. Никаких признаков зверя пока не обнаруживалось. Что свиньи придут, он не сомневался. Важно, чтобы они пришли засветло. Стрелять в темноте — дурное дело.

 

На волчьем пиру

ФОТО SHUTTERSTOCK

Зверь появился неожиданно. И не тот, кого ждал Иван. Огромный черный секач-одиночка бесшумно возник у рассыпанной приманки и застыл, опустив голову. Было слышно, как он шумно втягивает в себя насыщенный влагой и запахами талого снега воздух.

В голове охотника мигом завертелись мысли. Взрослый кабан накануне гона — не лучшая добыча. Но если его отпустить, остальные могут не прийти. В это время самцы еще не ходят со стадом (самки не пускают), но внимательно наблюдают за ним со стороны. Отгоняют чужаков.

СПАСЕНИЕ НА ДЕРЕВЕ

Надо стрелять! Иван выждал пару секунд. Секач стал разворачиваться, показал правый бок. Шевченко прицелился в переднюю лопатку и спустил курок. Взвизгнула мощная самодельная пуля. Почти сорок граммов свинца вырвалось из ствола, неся в себе смерть. От удара кабан, как в тире, упал на бок. Иван побежал к нему по склону. Он уже был рядом, когда зверь засучил ногами и вскочил.

Охотник отпрыгнул в сторону и, не успевая развернуться для стрельбы, побежал назад. Поскользнулся на подтаявшей земле и грохнулся с размаху лицом вниз, а когда перевернулся на спину, огромная оскаленная морда секача была уже рядом.

Защищаясь, Иван сунул ружье в раскрытую пасть ощетинившегося монстра. Кабан схватил челюстями ружье, на несколько секунд забыв про своего обидчика. Этих мгновений охотнику хватило, чтобы взобраться на ближайшее дерево.

 

На волчьем пиру

Где орудует волчья стая, о большой плотности копытных можно не мечтать. ФОТО PIXABAY

Зверь стоял внизу. Шевченко сверху видел, как тот тяжело, со свистом дышал. Из раны в боку вырывался пар. Это означало, что Иван промахнулся, не попал под лопатку. Пуля пробила легкое.

Но и эта рана была, судя по всему, смертельной. Силы оставляли могучее животное. Кабан присел на задние ноги, затем повалился на левый бок, какое-то время дергал ногами, предпринимая попытки встать, но был обречен.

Надо только подождать. Иван расслабился, поудобней устроился на ветках в предвкушении скорой победы. Досада от промаха и пережитого страха

прошла.

ЧЕРЕП И КОСТИ

Неожиданно из темноты появились волки. Они всегда крутятся около свинячьих стад. Открыто серые редко нападают там, где есть взрослые свиньи. Это опасно. Крупная самка может в один миг растерзать любого хищника.

Даже тигры избегают встречи с секачом. Волки зорко следят за каждым движением молодых поросят и стремительно выхватывают из стада слишком игривых и непослушных детенышей.

Волка Иван увидел прямо перед собой метрах в пятнадцати. Тот спокойно сидел и смотрел немигающими глазами. Густая серая шерсть, разбавленная на загривке черными волосками, шевелилась легким ветерком.

Серый сидел как послушная овчарка под командой хозяина. Никаких признаков агрессии. Постепенно из камышей стали появляться другие волки — большие и маленькие. Они спокойно расхаживали вдоль лесополосы, приближаясь к дереву, на котором сидел Иван.

Только вожак, не двигаясь с места, молча смотрел, как казалось человеку, прямо в глаза. Наконец он поднялся и как бы нехотя пошел к дереву. Остальные застыли, наблюдая. Подойдя к туше, волк принюхался, лизнул открытую горячую рану и вонзил в нее клыки. Вся стая бросилась рвать добычу.

Полнейшая темень скрыла от Ивана дальнейшие подробности. Только на слух он определял, что происходит. Под деревом волки праздновали свою победу над человеком. Волчий пир сопровождался жуткими звуками.

Звери толкались, взвывали, чавкали, дрались. Ивану было холодно, затекли ноги, руки с трудом держались за ветки. Было страшно. Казалось, этот кошмар никогда не кончится. Только к утру наступило затишье.

 

На волчьем пиру

Народный внедорожник, чаще других используемый на охоте. ФОТО SHUTTERSTOCK

В бледном свете наступающего дня проглядывалась полянка и на ней огромный оскаленный череп кабана, клочья шерсти, крупные кости. Волков не было видно. Подождав, когда станет достаточно светло, Иван, оглядываясь во все стороны, спустился на землю.

Достал большой охотничий нож и, осторожно ступая, едва дыша, двинулся в сторону машины. Она стояла почти рядом, за кустарником. Он видел крышу кузова.

В ДВУХ ШАГАХ ОТ СЫТОЙ СТАИ

Перед выходом из лесополосы Иван остановился, прислушался и шагнул на дорогу. То что он увидел, привело его в ужас. Вся стая, сгрудившись в одну кучу, спала под высоким кустарником рядом с машиной. Шевченко оцепенел.

Рука, сжимавшая ручку ножа, повисла плетью. Крупный волк поднял голову и, не вставая, уставился на охотника. Иван понимал, что теперь он не успеет даже на дерево взобраться и стая разорвет его.

Он стоял, не двигаясь, и внимательно наблюдал за вожаком. Тот смотрел на него как-то лениво, без интереса. И это подтолкнуло охотника идти вперед. До машины было всего метров семь. Но их надо было пройти мимо десятка серых хищников.

Тихо, шаг за шагом, стараясь не смотреть в глаза волку, человек начал движение к спасению. Когда он был уже перед самой дверью, большой волк встал на ноги. Иван распахнул дверь и упал на сиденье.

Стук двери разбудил зверей. Они вскочили, закрутили головами, задергали ногами, жадно впитывая воздух. Вожак медленно затрусил к балке, за ним, вытянувшись в длинную цепочку, последовала вся стая. Иван видел, как хищники, дойдя до края камыша, исчезали в нем, будто растворяясь в родной стихии.

Убедившись, что все разбойники ушли, охотник нашел разбитое ружье и остановился под деревом, где валялось то, что осталось от могучего животного. Побывав в шкуре добычи, охотник вдруг понял, как трудно одному выживать в природе, и испытал особое чувство к погибшему кабану…

Но самое удивительное, что даже это жуткое происшествие, едва не стоившее Ивану жизни, ничему его не научило. Он по-прежнему избегал коллективных охот, оставаясь добытчиком-одиночкой.

Автор: Николай Чачуа

0

Комментарии
Please Login to comment
Авторизоваться с помощью: 
Авторизация
*
*
Авторизоваться с помощью: 
Генерация пароля