«Вертолёты разворачивались над нами и летели расстреливать»: 4 года назад началась война на Донбаcсе

26 мая 2014 года — начало военных действий в Донбассе. Что пришлось пережить обычным людям, и что происходило в Донецке — тот день в воспоминаниях дончан

Как начинается война? Очень просто. Просто прилетают самолеты и начинают бомбить. И если в Великую Отечественную было понятно, что самолеты с черными крестами — вражеские, то нам понадобилось довольно много времени, чтобы осознать, что самолеты с символикой страны, где мы живем — вражеские. Самолеты летели убивать нас, а мы задирали головы, улыбались, махали руками пилотам. А ведь ни один человек не то, что не верил, не мог предположить, что Донбасс начнут бомбить. 25 мая в Украине прошли выборы. К власти путем военного переворота пришел Порошенко, а на следующий день на Донецк посыпались бомбы.

По воспоминаниям дончан можно проследить хронологию событий. То, что происходит что-то непонятное, чувствовали и видели многие. Но чтобы бомбы? в центре Европы? в 21 веке?

Наталья Г.

Накануне на территорию аэропорта (режимный объект, на минуточку) завезли каких-то военных, странные, на контакт не идут. Водители им предлагали в душ — отказались, по территории ходят в камуфляже и тапках… И ещё вспомнила о прибытии незадолго до этого военного борта из-за бугра с одеялами и военными наборами скорой помощи. Об этом даже пресса сообщала. Тогда ещё обсуждали: а с кем мы воевать собираемся?

Уже бомбят, но аэропорт и кладбище еще целые. Фото: doneck-news.com

Как оказалось, воевать есть с кем. Целый регион «врагов».

Ирина Б.

Помню день накануне, помню сон в ночь на понедельник, с 25 на 26, мне приснилось, что я бегу, а вокруг падают самолеты. Проснулась — фух, это сон. Утром мама приехала. Отвела дочку в школу, вторая смена. Сами с младшим там рядом гуляли. А потом услышала гул самолета, хлопки, страшно так стало. А потом был звонок от очень близкой мне девушки с криками.

Ее офис был недалеко от аэропорта. Детей из школы отпустили. И больше уже мы там не были. Не хотелось верить в то, что происходит. Мозг отказывался все воспринимать. А на следующий день сын сдал выпускные экзамены в школе, мы поехали на Петровку к родителям, считали, что там будет все спокойно. Боялись заварушек возле ОГА. Каждый день мотались на Трудовские к бабушке. Там же и приняли решение об отъезде, за 10 минут. И еще спустя несколько дней уехали, бросив все.

Ирина С.

26 мая я, сидя дома на Мирном, долго не могла понять, почему над моим домом что-то ужасно гудит. Потом узнала, что над нами заходили на разворот украинские самолеты и летели расстреливать окрестности аэропорта

София З.

А моя война началась 22 мая. Меня муж вез на три дня в Свято-Никольский монастырь. Не нравилось мне все происходящее. Душа болела и просто возникла потребность за Мир помолиться. В общем поехали. Выехали утром. Перед Благодатным нас военные остановили. Потом ещё несколько машин остановилось. Солдатик стал объяснять, что идёт бой, перестрелка. Очереди автоматные были со всех сторон.

А мой Димка, такой наивный (в отличии от меня он в армии не служил, военная кафедра у мужчины) начал спрашивать у военных, а если мы тут пару часов постоим, подождем пока бой закончится? Потом я услышала вертолет. Пинками загнала мужа в машину и наорала на других водителей-типа идиоты, разворачивайтесь и валите отсюда и быстро. В общем только развернулись в обратку, как за нами взрывы с девятиэтажку. И замес жуткий. А вот что было потом не хочу писать…была жуть и неверие, что так могут с людьми поступать. Но в этот день я поняла, что государства Украины для меня больше нет и мне стыдно за мой украинский паспорт.


Светлана О.

Отмечали День Рождения моей лучшей подружки (погибла вся семья в 2015 году зимой попал снаряд в подвал, где они прятались). Сидели у меня во дворе, очень она любила мой двор, мои цветы, мою семью.

Алеся С.

А я хорошо помню 26 мая 2014 года… Тогда я работала воспитателем в детской академии. У меня в группе были самые маленькие, от года до трёх.

Помню мы пришли утром на работу, как всегда все в хорошем настроении. Встретили деток, позавтракали, провели занятия, погуляли, пообедали, а потом уложили малышей спать (некоторых было сложно уговорить уснуть) и вот мы с коллегой пьем чай и смотрим в окно, которое смотрит в сторону аэропорта. А в небе истребители. Два. Громко, низко, высоко, потом затихает и снова повторяется всё. Я даже на видео снимала. Я и подумать не могла, что через час мы будем будить детей, которые как раз крепко уснули. Они почти все плакали. Малыши. Не понимали, зачем и почему всё это происходит…

Потом, когда всех детей забрали родители, я спешно бежала домой, где меня ждал МОЙ ребёнок!

А потом…потом началась война…

Инна Т.

Лежала в хирургическом отделении больницы Вишневского: 26 днем — гул самолетов над больницей и перепуганные медсестры вечером. А потом всю ночь плач мужчины под палатой, оперировали его жену. Утром 27 — военные с оружием в коридоре отделения и рассказ медсестры из рентген-кабинета — «У нас ночью кабинет весь в крови был, еле уговорила старую санитарку помочь все отмыть, молодые испугались».

Елена К.

25 мая убирали на Иверском кладбище, заказала памятники, получила счет. 26 пошла платить и полетели вертолеты, вместо оплаты побежала за малой в школу. Возвращались по складкам местности, вертолеты разворачивались над нами и летели расстреливать.

Марина Г.

Накануне сестра купила босоножки на шпильке со словами: «Ой, ну какая война?!». В тот самый день я на работе, амбулатория в здании школы. Дети во дворе этой школы радостные от самолётиков низко летающих. Ощущение от первых выстрелов, что сбили самолёт. Страх от того куда он будет падать. Ребёнок в техникуме, паника. Не могу к нему дозвониться, не могу заполнять бланки-страшная дрожь в руках. Сестра с 71 км (название остановке в районе Спартака. – прим.ред.) пешком!!! на тех самых шпильках!!! Потом ползком до выхода из перехода на жд вокзале. Как она осталась жива одному Богу известно.

Расстрелянный тролейбус возле жд вокзала. Не танк, не БТР. Гражданский транспорт. Фото: doneck-news.com

Татьяна Б.

Война началась 2 мая, по крайней мере для меня после ночи стримов из Одессы. 26 мая оказалась у окна на 6 этаже с видом на ангар и ДМЗ. И тут 2 самолета медленно на бреющем с гулом проплывают в сторону Щербакова настолько близко, что рассмотрела пилотов. Коллеги определили, что это сушки. Они были немного разные один темнее и по форме более острый. Ввек бы их не видеть и не слышать.

А мама утром (после 2 мая у нее от просмотра лайт версии новостей из Одессы отнялись ноги, и она полгода приходила в себя) просыпалась утром от гула и спрашивала «немцы?» Она 1932 года рождения, в Токмаке пережила оккупацию с бабушкой, и обстрелы, и бомбежки, там бои были и немцы и вот на старости лет еще и эта война.

Елена Л:

Именно в этот день, 26 мая, мы с сыном должны были улетать в Тель-Авив. С утра два борта успели подняться в воздух. А наш — уже нет…

На чемоданах сидели, новости смотрели…

Потом… ужас…

Через три дня уезжали поездом в Киев. Проводница рассказывала, как она с пассажирами стояла в тотдень прижавшись к зданию вокзала, а с вертолёта по ним — очередями. Помню весь этот ужас. Наши друзья в Израиле не верили, не могли в это поверить.

Татьяна К.

Проводили подготовку к декорированию Последнего звонка в школе. Шутили и дурачились, надували несколько сот шариков и обкидывались ими. На нашу весёлость заглянула завхоз и сказала коротко: «Война девчата…»

Екатерина К.

Помним. Гул истребителей, вооруженные люди, паника, пробки в центре. Позвонили из детсада, срочно ребенка забрать. Домой бежали с ним между домами окольными путями, «прятались», неопытные еще, таким образом, от самолетов.

Маргарита М.

Звонок из Донецка от сестры, я в предвкушении услышать радостную новость — племянница со дня на день должна была родить и вдруг в трубке нервный смешок – «а нас…бомбят.».

Потом тихо так… «это конец, это уже война.» А ближе к ночи, родился наш Ванька.

Ольга Гордо

Вы можете прочитать другие записи на эту тему:

Please Login to comment
Войти с помощью: