Смерть на втором плане


Смерть на втором плане

Смерть на втором плане

Бывают выражения, которые уходят из нашего повсе­дневного языка, но их отсутствие в нем ощущается очень остро. Например, евангельское «единое на потребу». Помните, как Марфа негодует, что ее сестра Мария оставила ей все домашние хлопоты, а сама села у ног Христа и внимала Его словам? А Иисус сказал ей: Марфа! Марфа! Ты заботишься и суетишься о многом, а одно только нужно (на церковнославянском — «едино же есть на потребу») ; Мария же избрала благую часть, которая не отнимется у неё.

Не так уж трудно себе представить, сколько упреков досталось бы Марии и сегодня, в том числе от людей верующих: мол, разве можно сидеть сложа руки, когда везде надо срочно наводить порядок — в мире, в стране, в Церкви. Это же уход от реальности! Это не позиция ответственного, сознательного человека!

Действительно, если понимать главную задачу христианина в нашем мире как наведение в нем порядка, то позиция Марии в нее вряд ли впишется. Но почему же Христос говорит, что именно она избрала благую часть?

Недавно я перечитывал статьи Сергея Аверинцева, где он много размышляет как раз о христианском принципе «единое на потребу». О том, что Спаситель говорит не о радикальном отказе от мира, не о пренебрежении повседневными житейскими заботами. Он не отрывает нас от реальности, нет. Он вводит нас в новую реальность, которая, правда, и две тысячи лет назад язычникам, и сегодня многим, вроде бы выросшим в христианской культуре, кажется непонятной, даже абсурдной. Как это — не заботиться о завтрашнем дне? Мы же не знаем наверняка, что ждет нас после смерти, а завтрашний день — вот он, на пороге. А Христос отвечает, что Богом у нас и волосы на голове все сочтены, и призывает не изводить себя мыслями о том, что будет через несколько часов или дней. Это не значит, что все на земле должно быть нам безразлично. Это значит, что прежде всего нужно слушать и слышать Бога — и следовать за Ним. А остальное оставить на Его усмотрение — но оставить не с равнодушием или пессимизмом, а с надеждой, что наша жизнь (до смерти и после нее) в руках Того, Кто настолько внимателен к людям, что каждый волос у Него сочтен. Повторюсь, речь не про бездействие и не про капитуляцию христианина перед внешним злом — речь про то, насколько наше действие приближает или удаляет нас от того единственного, что действительно нужно.

Единое на потребу — не отвлеченная ценность, не имеющая отношения к нашим конкретным и срочным повседневным заботам. Это образ мысли, чувствования, действия, который объемлет всю нашу повседневность с ее «сверхважными» проблемами и позволяет нам преодолеть невыносимую тяжесть бытия, вместо того чтобы становиться ее заложником. Аверинцев даже говорит о «вожделении» единого на потребу как того, что не исключает нас из жизни, но задает ей новое измерение. И в этом измерении не то что сложности в наших личных делах или неурядицы в экономике — здесь даже смерть отходит на второй план.

Фото на заставке: иеромонах Савватий (Севастьянов)

Источник: foma.ru