Frostpunk: Обзор

Актуально для платформы: PC

Всего-то пару миллиардов лет назад Земля была полностью скована льдом. Ну, почти полностью — кое-где на экваторе оставалась полоса холодного океана. С тех пор наша планета успела оттаять и снова подмёрзнуть сотни раз, но ни разу она не терпела аналогичной катастрофы.

Frostpunk ставит нас перед фактом: Земля вновь покрыта снегом. Полностью. Надежды нет, оттепели не будет, биосфера и цивилизация гибнут, а игроку поручено исполнить увертюру на этих похоронах органической жизни.

Тысяча восемьсот насмерть замёрзший

В конце XIX века викторианская Британия переживает триумф стимпанка: на паровой тяге работает всё что душе угодно — роботы-автоматоны, протезы, машины. Жаль, что именно в этот исторический момент массовое извержение вулканов затянуло небо тучами пепла, да и само Солнце вдруг начало слабеть.

Апокалипсис наступил быстро. Лёд и снег скрыли Европу, Азию, Америку и вообще всю сушу, а потом и океаны. Первые попытки бежать на юг оказались самоубийством, поэтому следующая волна беженцев из вымирающих городов империи устремилась на север, к богатым залежам угля.

Там и начинается Frostpunk, независимо от того, какой из трёх сценариев вы выбрали. Выжившие участники экспедиции водружают исполинский генератор тепловой энергии, который становится сердцем поселения. Здесь и предстоит возводить даже не город, а убежище. Добывать уголь для генератора, еду для жителей, древесину и сталь для построек. Проводить исследования, чтобы открыть новые структуры и улучшить старые. Налаживать нехитрую «социалку», которая почти полностью подчинена здравоохранению: уже в начале природа радует лёгким морозом в –20 градусов, а предельные температуры так вообще за гранью возможного на Земле. Пожалуй, если я назову нижний предел, то это будет спойлером.

Здесь вам не Tropico и не SimCity. Деньги вышли из обихода, рабочие в угольной шахте работают за «жрат», из развлечений — пьянство, драки на арене и редкие дуэли на разводных ключах. Frostpunk определённо уступает прочим «градостроям» в богатстве промышленности и вообще отраслей.

Это легко объяснимо: здесь, как и в прошлой игре 11 bit studios, This War of Mine, вы лишь оттягиваете неизбежное, выживаете в стремительно ухудшающихся условиях. Только формат выбран иной — не подпольно-ролевой, а сити-менеджер наподобие незаслуженно забытой Banished.

Пропагандисты довели поэта до самоубийства. Его поза на иллюстрации — отсылка к картине «Смерть Марата», где погибает от раны Жан Поль Марат, лидер французских якобинцев.

Ради жизни на Земле

Frostpunk не просит генерировать прибыль или добиваться величия. Всё, что требуется от капитана экспедиции, — сохранить своих подопечных в живых. Ну, во втором сценарии «Ковчеги» требуют уберечь хранилища с образцами флоры, что всё равно невозможно без обслуживающего персонала.

Но при этом Frostpunk чужда статичность: ситуация будет становиться всё сложнее и сложнее. Первые дни ваши поселенцы лениво собирают ресурсы из раскиданных повсюду куч, а ночуют под открытым небом, в тени генератора.

На десятый день приходится ставить лесопилки и пускать на брёвна мёрзлый лес, срочно заменять палатки на бараки, потому что температура скоро упадёт сразу на 30 градусов, а на пороге очередная группа беженцев.

На пятнадцатый день вы гоняете разведчиков по округе в поисках паровых ядер, ведь хижины охотников больше не добывают достаточно дичи и пора бы строить теплицы.

На двадцатый день кончается лес, и вы строите огромный бур, который сверлит ледяную стену ради редких вкраплений древесины.

На двадцать пятый день генератор с такой скоростью жрёт уголь, что двух угольных шахт и двух угледобытчиков перестаёт хватать, как и свободного места в тесном «колодце» среди льда, где страдает от перенаселения ваше логово.

Тепловая карта — самый важный инструмент: здесь можно одним щелчком включать и выключать как внутренние обогреватели зданий, так и наружные тепловые вышки.

А потом приходят напуганные до смерти доходяги и говорят, что с севера идёт буря. То есть до этого мороз в –80 — это была не буря?!

Frostpunk словно запирает игрока в комнате со сжимающимися стенами: с одной стороны — неизбежное понижение температуры, с другой — беженцы, что ищут у вас защиты, с третьей — растущая потребность во всех ресурсах одновременно. Если вы сразу просечёте, как именно бороться с этими «стенами», то сложность игры резко упадёт, пусть и останется весьма высокой.

Достаточно одной ошибки, чтобы к середине ночи генератор остался без угля, спустя пару часов десятки людей переполнят медпункты, ещё спустя пару часов пойдут первые ампутации от обморожения, а к рассвету и началу рабочей смены работать будет уже некому. Без понимания ресурсной «вилки» Frostpunk подобные ужасы станут для вас ежедневной реальностью.

Проблема игры — в том, что она случайно (или нарочно?) пускает вас по ложному пути. Первое утро новой колонии, вы видите внизу экрана горящую пиктограмму с домиком — людям негде ночевать. Брехня! Пока не ударят морозы в –40, они могут отдыхать прямо у генератора, особенно если включить форсаж. Мало еды? Так поселенцы могут пару дней ходить не жрамши.

Frostpunk умалчивает о том, что научный прогресс — это едва ли не главный ваш спасательный круг; вам потребуются как минимум три мастерские, где инженеры будут трудиться над новыми технологиями, тогда как игра даже не намекает, что одной мастерской мало. Если в момент, когда потребление угля резко подскочит из-за улучшения генератора, у вас не будет под рукой чертежей паровых шахт или ещё каких технологичных приблуд, то быть беде.

Казнь очередного врага народа. Каждый такой эпизод снижает недовольство — режим вешает вину за все беды на одного бедолагу. А толпа и рада.

Frostpunk очень зависима от прогресса, и это замечательно — игра постоянно подталкивает к рационализации пространства, персонала и ресурсов, ведь многие более совершенные строения и методики требуют гибкости. Например, угольная печь пережигает древесину в топливо — если вы сделаете ставку на печи, то лесная промышленность превратится в придаток угольной. Подобных развилок в игре немного, но и такое число создаёт достаточно пространства для лавирования.


Дилеммы Эскобара

Отражение вашей индустрии и тяжести ситуации — это свод законов, и он целиком состоит из развилок. На всякий житейский вопрос свод предлагает пару решений: одно — практичное, но людоедское, другое — популярное, зато опасное. Соотношение не всегда такое, однако мощное противоречие остаётся в любом случае.

В поселении много детей, они целый день плюют в потолок. Заставим их работать? Ну, хотя бы на лёгких работах? В самом деле, разве поварёнок сможет причинить много вреда! Поверьте — может. Помимо недовольства публики, детский труд чреват авариями. А что будет, когда вы пойдёте дальше и разрешите ребятишкам трудиться везде, даже на лесопилках?

С другой стороны — можно строить приюты, куда ребятню сгонят на время трудовой смены их родителей. Расточительно! На кону выживание всего вида, а эти сопляки смотрят в окно на падающий снег! Что ж, позднее вы сможете направить детей на подмогу учёным или докторам. Ближе к самым адским морозам, когда под вашим началом соберётся с полтысячи человек, дети-подмастерья накопят немалый бонус к исследованиям или лечению.

Важная часть публичного покаяния — это самобичевание. Или просто бичевание. Толпа, опять же, в восторге.

Любое решение выбирается в связи с вашим проектом. Планируете строить фабрику — можно выбрать радикальное лечение и рубить пациентов, всё равно позже вы дадите им протезы. Не будет фабрики? Значит, вам понадобится развитая медицина, чтобы безнадёжно больные не нагрузили её сверх меры. Хоронить покойников или складывать в снежные хранилища, оставляя на самый, самый чёрный день? Добавлять в пищевые пайки древесные опилки для вязкости или заменить эти пайки на жидкую баланду? У всякого из этих решений есть скрытые преимущества и жуткие возможности, которые работают как на пользу, так и на атмосферу. Вы уже не сможете без слёз засевать поля в Anno, когда вспомните, как во Frostpunk удобряли тепличные грядки телами павших.

Я, чудовище

Игра, как и This War of Mine, не стесняется показывать самые уродливые,

самые ублюдочные стороны человеческого существа, и недаром в концовке выжившие спрашивают себя: стоило ли оно того, если мы пересекли черту?

Поселенцы во Frostpunk лишены десятков черт характера, предрассудков и целей. Их настрой отражают две шкалы, общие для всей колонии. Недовольство — это возмущение ситуацией. Надежда — это вера в будущее и в шансы на выживание. И то, и другое могут выйти за пределы допустимых значений, но если недовольство — эмоция ситуативная, изменчивая, то надежда обычно обрушивается глубоко и надолго. Порой эти колебания объяснимы, а порой бесят — когда жители вот-вот выдвинут вам ультиматум из-за введения 14-часовых рабочих смен. Ну ё-моё, в XIX веке в Британии разве меньше работали?

Да и сама игра любит позлить. Остановкой времени при появлении сообщений, например. Или вознёй с рабочими местами, когда таковых несколько сотен.

Карта региона. Замёрзшие локации на севере потеряны навсегда — если оттуда не успели уйти разведчики, команда аванпоста или другие выжившие, они умрут.

Рано или поздно люди начнут роптать и унывать. Тогда-то мы и откроем одну из двух новых страниц свода законов: вера или порядок. Обе направлены на поднятие надежды и успокоение недовольных, и обе работают по принципу окна Овертона.

Итак, вы выбрали порядок. Ура! Среди жилых районов выросли вышки с доблестной стражей, достойной командора Ваймса. Они ловят детей, падающих с башен, жители пишут им записки с благодарностями, а иной раз малыш приносит своего плюшевого пёсика и просит, чтобы стражники взяли игрушку к себе на службу. Какая прелесть!

Потом вы устраиваете утренние линейки, чтобы подбодрить горожан. Назначаете патрули. Выпускаете листовки с объяснением нового курса. Повсюду появляются матюгальники, откуда гадкий диктор объявляет начало и конец смены. Вот и первая тюрьма, куда брошен смутьян, насаждающий панику. На сталелитейном заводе работают осведомители.

И вот вы смотрите на свою колонию, увешанную красно-чёрными стягами, по которой громыхают маршем штурмовики. Они избивают до полусмерти за недостаточно уважительный взгляд — те ли это стражники, которым приносили плюшевого пёсика?

Наступает ночь, когда вы убиваете всех противников режима, а шкала «Надежда» заливается серым и превращается в непоколебимое «Подчинение». У подножия генератора вырастает эшафот, где врагов народа заживо варят потоками пара.

Думаете, вера — лучший выбор? Ну-ну! Там вы начинаете с молельных домов, где вечерами пастор исцеляет души людей своими проповедями. Строите дома исцеления, в которых больным помогают не только выздороветь, но и уверовать. Вскоре вы видите на улицах защитников веры, стучащихся в каждую дверь и проверяющих жителей на благочестие. Не прошёл проверку? Тогда грешников выволокут и заставят публично покаяться, угостив ударами плетей.

Самая тёмная ночь — перед рассветом. Самый космический холод — перед потеплением.

Всё, добро пожаловать в секту. На каждом шпиле — стилизованный стимпанковый крест, где-то завывает крестный ход, мрачно звякают колокола.

Frostpunk словно заманивает тебя, а потом заставляет оглянуться и спросить себя: стоило оно того? Почему добрые дружинники убивают тех, кого клялись защищать? Как вера в лучшие человеческие качества, отвращающая самоубийц от петли, а воров — от кражи, становится паровым катком, ломающим внутренний стержни?

О, это не секрет. В человеческой истории такое случалось не раз, и писали об этом не раз. Инквизиция уже выжгла своё имя на теле цивилизации, тоталитарные режимы оставили на нём синяки, переломы и шестиугольные звёзды. Игры редко демонстрируют эволюцию таких социальных конструкций, недостаточно глубоко в них погружают.

11 bit studios удалось не просто показать уродливые порождения разума, но и вновь вовлечь игрока, сделав его соучастником гуманитарного преступления. Преступления во имя выживания, конечно. Такое удобное оправдание!

Вот что будет, если вовремя не выключить форсаж.

***

Frostpunk — не самый сильный «градострой»: в нём немного механик, а если вы один раз смогли найти путь в лабиринте катастроф игры, то следующие партии станут легче на порядок. Впрочем, как и в This War of Mine, слабости самой игры полностью затмевает мощное и искреннее настроение, безупречно нагнетаемое атмосферой неизбежной гибели, с надеждой, которая еле-еле проблескивает сквозь смертоносные метели.

Жаль, что Frostpunk быстро истощается — сейчас в игре всего три сценария, модулирующих три разных конфликта (но каждый из них, справедливости ради, остёр и хорошо развит). Что ж, 11 bit studios на радостях от хороших продаж пообещала кучу бесплатных дополнений. Глядишь, мы ещё откроем во Frostpunk новые грани людоедства — фигурального, не буквального.

Плюсы: чувствительная инфраструктура; гибкость законов и технологий; тяжёлые думы после очередной партии; превозмогание на фоне гибели мира; напряжённая музыка.

Минусы: мало сценариев; игра сбивает с толку; сообщения тормозят игру; будто бы мало поводов для хандры.

Понравилось!? Что бы не потерять или показать друзьям,

поделитесь публикацией в своей соцсети:

ПРЕДЫДУЩАЯ ПУБЛИКАЦИЯ
A Total War Saga: Thrones of Britannia: Обзор
СЛЕДУЮЩАЯ ПУБЛИКАЦИЯ
Harry Potter: Hogwarts Mystery: Обзор

Комментарии:

Please Login to comment
Авторизоваться с помощью: 

Вы можете прочитать другие записи на эту тему: