— Бабушка, там плохое место,- пролепетал вдруг внучек, тыча пальцем в лес


— Бабушка, там плохое место,- пролепетал вдруг внучек, тыча пальцем в лес

Я живу в небольшом поселке, окруженном лесом и озерами. Осень — грибная пора и мы с удовольствием ходим в лес.

Я люблю ходить рано утром, причем одна, чтобы не пугать лес ауканьем. Да и чего бояться – каждая тропинка известна, каждый кустик родной.

В лес заходишь, здороваешься и приговариваешь, выпрашиваешь у леса грибочки. Это ритуал-шутка. Крупных диких зверей возле деревни нет. Только зайцы, лисы да белки. Их-то я не боюсь.

У каждого грибника своя поляна, поскольку лес большой, а жителей мало.

Вот и у меня было такое место, куда я очень любила ходить. Там можно было найти все грибы: и белые, и опята, и лисички, красноголовики и сыроежки, которые мы очень любим в соленом виде.

Так вот, в этом месте была груда камней, большая такая, как будто после взрыва чего-то очень массивного. Все камни были аккуратно сложены в невысокую гору. Вот на этих камнях, заросших мхом и росли мои любимые сыроежки.

Ходила я за ними много лет туда. В тот злополучный день я также вышла из дома в пять часов утра и пошла прямиком к этому месту. От дома идти примерно полчаса. Вышла на тропинку лесную и иду не спеша, в нужном направлении.

На тропинке увидела рыжика, наклонилась, чтобы срезать, поднимаю голову и вижу, что стою перед дорогой в противоположной стороне от того места, где была. Примерно в пятнадцати минутах, если бы я шла пешком.

Сначала я ничего не поняла. Потом пришла растерянность. За ней я почувствовала ужас, страх, что могла бы очутиться гораздо дальше. Я пошла домой, чтобы осмыслить и понять, что случилось.

Меня даже начало немного трясти. Мне было уже не до грибов. Весь день я размышляла, но ни к чему не пришла и решила на следующий день опять сходить и быть уже более внимательной.

Вышла я так же в пять часов утра. Встала на нужную тропу, засекла время и пошла. Через несколько шагов в лицо мне хлестнул ветер. Не ветер даже, а поток воздуха. Я зажмурилась.

А открыла глаза далеко от того места, где была. Теперь я находилась через две автомобильные дороги и бурелом между ними. Потеря времени была три минуты.

За три минуты я переместилась за полтора километра, просто стоя на месте с закрытыми глазами. Причём закрыла я их практически на мгновенье.

Теперь мне действительно стало ясно, что дело нечисто и шутить с этим уже не стоит. Я вернулась домой и больше в тот лес не ходила.

Через несколько месяцев мы с мужем и маленьким внуком ехали мимо того места, как вдруг малыш, ему было тогда всего пять лет, поворачивается ко мне, рукой показывает в сторону злополучного места и говорит:

— Бабушка, там плохое место.

— Почему, – говорю я

— Там добывают энергию.

Мне показалось будто кто-то извинился передо мной за то, что произошло, и объяснил почему. Устами ребёнка.

Ибо ребенок не мог знать о том, что произошло со мной и где. Я об этом никому не рассказывала. Думаю, что эти слова в его головку кто-то вложил. Вот только кто, не знаю.


Комментарии
Please Login to comment
Авторизоваться с помощью: 
Авторизация
*
*
Авторизоваться с помощью: 
Генерация пароля