»Мы знаем, что будет дальше»: мир погряз в долгах


»Мы знаем, что будет дальше»: мир погряз в долгах

МОСКВА, 10 ноя — РИА Новости, Максим Рубченко. Глобальный долг побил очередной рекорд — 188 триллионов долларов, что соответствует 230% стоимости всех товаров и услуг на планете. По оценкам МВФ, долговая нагрузка развивающихся стран достигла максимума с 1980 года, а развитых экономик — со времен Второй мировой войны. Это значит, что следующий экономический кризис может стать самым разрушительным в истории.

Разыгрался аппетит к риску

«Объем мирового долга (государственного и частного) достиг 230% глобального ВВП, в абсолютном значении — 188 триллионов долларов», — сообщила в минувший четверг директор-распорядитель Международного валютного фонда Кристалина Георгиева.

«В странах с низким уровнем дохода задолженность за последние пять лет резко увеличилась, — отметила она. — По нашим данным, 43% таких государств либо подвержены высокому риску возникновения долговых проблем, либо уже находятся в бедственном положении».

В развитых странах МВФ беспокоят корпоративные облигации, объем которых превысил 15 триллионов долларов. Для заемщиков такие бумаги очень выгодны, но вложения в них связаны с большими дополнительным рисками.

В целом, по оценкам аналитиков фонда, если ожидаемый кризис будет вдвое слабее разразившегося в 2008 году, под угрозой дефолта окажутся долговые бумаги на общую сумму в 19 триллионов долларов, то есть 40% всего корпоративного долга в США, Китае, Японии и европейских странах. Впрочем, большинство экспертов уверены: новый кризис превзойдет по масштабам предшественника, так что ущерб получится гораздо большим.

Главной причиной опасного положения в МВФ считают политику центральных банков, которые накачивали экономику деньгами. «Недавние исследования МВФ показывают, что только прямая государственная поддержка финансовых учреждений во время кризиса 2008 года составила 1,6 триллиона долларов», — подчеркнула Георгиева. В последующие годы кредитные ставки сохранялись на рекордно низких уровнях.

Инвесторы, получившие почти неограниченный доступ к дешевым деньгам, резко снизили требования к качеству приобретаемых активов. Поэтому на балансах банков и инвестфондов накопились огромные объемы долговых бумаг сомнительной надежности.

«Высокая долговая нагрузка сделала многие правительства, компании и домашние хозяйства уязвимыми перед внезапным ужесточением финансовых условий», — указала глава МВФ. Другими словами, как только поток дешевых денег иссякнет, начнутся дефолты.

Займите у богатых

Георгиева заявила о необходимости «найти выход из сложившейся ситуации, поскольку под угрозой вся экономическая и финансовая система». Однако как это сделать — непонятно.

В 2015 году Федрезерв США уже пробовал ужесточить денежную политику и постепенно повышал ставку, которую более шести лет держали на нуле.

Тем не менее вскоре экономика затормозила, фондовые индексы пошли вниз, а в сентябре этого года в стране разразился полномасштабный кризис ликвидности: заявки банков на краткосрочные кредиты резко выросли, в несколько раз превысив предлагаемые Федрезервом объемы.

Попытки ФРС погасить кризис за счет дополнительных кредитных аукционов на общую сумму 200 миллиардов долларов ни к чему не привели, и с середины октября регулятор выкупает у банков ценные бумаги на 60 миллиардов в месяц. Эта программа продлится как минимум до марта 2020 года, всего в экономику дополнительно вольют 510 миллиардов.

Болезненная реакция американской экономики на ужесточение денежной политики свидетельствует о том, что ослабить долговую проблему, просто увеличив кредитные ставки, невозможно. Это понимают и в МВФ.

Поэтому аналитики предлагают нетривиальный рецепт: увеличивать заимствования. «Правительствам следует рассмотреть варианты управления долгом, чтобы воспользоваться сверхнизкой доходностью для улучшения своих потребностей в финансировании в предстоящие годы», — говорится в отчете о совместном заседании Международного валютного фонда и Всемирного банка, состоявшемся в конце октября.

Важный момент: долговые бумаги должны выпускать не кто попало, а самые сильные мировые экономики, в первую очередь Германия. Отметив, что «риски для экономики усилились, а денежно-кредитная политика практически исчерпала свой потенциал и арсенал мер», МВФ призвал Германию и Нидерланды дать «синхронный фискальный ответ» и увеличить объем заимствований.

В МВФ рассчитывают, что инвесторы начнут перекладывать средства из ненадежных бумаг в облигации экономически устойчивых государств, «стимулируя экономический рост и уменьшая дисбалансы одновременно». Однако Берлин не торопится следовать советам фонда и наращивать долги: время для этого сейчас самое неподходящее.

Слабое звено

Во-первых, Германия готовится к рецессии и резкому сокращению производства. По оценкам Еврокомиссии, немецкую экономику в лучшем случае ждет «приглушенный рост» до 2021 года. При этом серьезные проблемы возникнут в производственном секторе.

Корпорация Rheinmetall уже понизила прогноз выпуска продукции на 2020-й, сославшись на спад в мировой автомобильной отрасли. В Siemens заявили, что «слабость в производстве промышленного оборудования приведет к сокращению объемов бизнеса в следующем году», а финансовый директор Volkswagen предупредил о «двух сложных годах для немецкой промышленности».

Во-вторых, под экономикой Германии тикает мощная мина с часовым механизмом под названием Deutsche Bank. По итогам третьего квартала DB отчитался о чистом убытке в 832 миллиона евро (в прошлом году была прибыль в 229 миллионов).

«Deutsche Bank теряет деньги в совершенно ошеломляющем темпе, — пишет в своем блоге американский финансовый аналитик Майкл Снайдер. — Если сложить убытки за второй и третий квартал 2019 года вместе, получим в общей сложности почти четыре миллиарда евро. Даже если бы все работники банка в течение шести месяцев только и делали, что бросали в унитаз долларовые купюры, потерять такие деньги было бы невозможно».

По мнению Снайдера, сегодня крупнейший банк Германии — это «зомби, который спотыкается, пока кто-то наконец не избавит его от страданий». При этом аналитик уверен, что банкротство Deutsche Bank окажется для мировой финансовой системы гораздо большей катастрофой, чем крах Lehman Brothers в 2008 году.

«Германия — это клей, скрепляющий ЕС, и если банк в самом сердце финансовой системы этой страны рухнет, «костяшки домино» посыпятся очень быстро, — указывает он. — Результатом станет острейший кризис всего Евросоюза».

С этой оценкой согласен известный американский инвестор-миллиардер Джим Роджерс: «Если Deutsche Bank обрушится, ЕС распадется, потому что Германия больше не сможет и не захочет поддерживать Европейский союз. У многих банков в Европе есть проблемы, но банкротство Deutsche Bank — это конец».


Комментарии
Please Login to comment
Авторизоваться с помощью: 
Авторизация
*
*
Авторизоваться с помощью: 
Генерация пароля