Соперничество линейных крейсеров. «Зейдлиц» против «Куин Мэри»


В предлагаемой Вашему вниманию статье мы сравним возможности линейных крейсеров «Куин Мэри» и «Зейдлиц». Сравнивая их предшественников, мы выделили описание каждого линейного крейсера в отдельную статью, а потом еще одну статью посвятили их сопоставлению, однако в случае с «Зейдлицем» и «Куин Мэри» этого не нужно. Дело в том, что оба эти корабля строились не по новым проектам, а представляли собой более или менее глубокую модернизацию их предшественников, «Мольтке» и «Лайона». Поэтому мы не будем делать детализированные описания, а сосредоточимся только на отличиях от линейных крейсеров предыдущих серий.

В 1909 г немецкая военно-морская мысль вплотную подошла к концепции быстроходного линкора. Восьмого марта 1909 г. корветтен-капитан Воллертун (Vollerthun) представил меморандум статс-секретарю военно-морского ведомства (фактически – морскому министру) Альфеду фон Тирпицу, в котором излагались взгляды на развитие класса линейных крейсеров. В этом документе корветтен-капитан провел четкую дефиницию германского и британского подходов к созданию линейных крейсеров. Воллертун отмечал непригодность британских кораблей для линейного сражения — их тяжелые пушки и сверхскорости (26,5-27 уз) достигались благодаря крайнему ослаблению брони (178 мм, по мнению корветтен-капитана), отчего английские линейные крейсера могли быть поражены даже не самыми крупными орудиями, причем — на большой дистанции. В то же время, германские линейные крейсера изначально проектировались для участия в генеральном сражении в качестве быстроходного крыла. Описывая германские и английские корабли этого класса, Воллертун весьма образно отметил: «Британские линейные крейсера противостоят нашим крейсерским линкорам».

Дальнейшее развитие линейных крейсеров Германии Воллертун видел так: следует строить корабли равного водоизмещения с линкорами, у которых будет более высокая скорость за счет незначительного ослабления артиллерии, при этом защита должна оставаться на том же уровне. Либо же следует создавать линейные крейсера равные по силе и защищенности линкорам, у которых более высокая скорость будет обеспечена за счет прироста водоизмещения. Корветтен-капитан полагал, что разницы в 3,5-4 узла для линейного крейсера будет вполне достаточно (удивительно, но факт – впоследствии знаменитые британские линкоры «Куин Элизабет» строились словно бы в точности по указаниям Воллертуна).


При этом в меморандуме отмечалось, что, начиная с «Фон-дер-Танна» германские линейные крейсера строились на несколько иных принципах – для достижения более высокой, чем у линкоров скорости, они имели ослабленную артиллерию и защиту. Воллертун полагал крайне необходимым переход на 305-мм орудия (восемь вместо десяти 280-мм), но все же отмечал, что с учетом не самого могущественного бронирования кораблей в других странах, пока еще 280-мм артиллерии может быть достаточно.

Альфред фон Тирпиц совершенно не разделял мнение корветтен-капитана. По его мнению, Германия уже нашла подходящий тип корабля и ничего не следовало менять. Небольшое ослабление вооружения и бронирования ради скорости при равном с линкором водоизмещении – вот идеал, которого следовало придерживаться.

В ходе обсуждения проекта нового линейного крейсера было предложено две весьма интересных новации – переход на трехорудийные (возможно – 305-мм) башни и понижение высоты бронепалубы. Первое предложение быстро отклонили — специалисты, ответственные за вооружение, не считали трехорудийные башни подходящими для кайзерлихмарин, а вот второе обсуждалось достаточно длительное время. Дело в том, что, как мы уже говорили в предыдущей статье, бронепояс германских линейных крейсеров «Мольтке» и «Гебен» не был однородным: наибольшей толщины (270 мм) он достигал всего лишь на высоте 1,8 м, причем в нормальном водоизмещении 0,6 м этого участка находилось под водой. Соответственно, над ватерлинией 270-мм участок бронепояса выступал только на 1,2 м. В то же время горизонтальная часть бронепалубы располагалась в 1,6 м над ватерлинией, то есть на 40 см там, где борт линейного крейсера прикрывала всего лишь 200 мм броня. Это создавало определенную уязвимость, а кроме того, снижение палубы экономило бы ее вес (скосы стали бы короче). Однако при этом пришлось бы мириться также с уменьшением объема забронированного пространства, что в конечном итоге было признано неприемлемым.

Вариант с четырьмя двухорудийными 305-мм башнями был рассмотрен в очередной раз, но лишь с той целью, чтобы понять, не даст ли подобное размещение экономии веса по сравнению с пятью 280-мм башнями.

Экономию, если бы она возникла, предполагалось использовать на усиление защиты, но выяснилось, что ее нет – индивидуально большая масса 305-мм башен в сочетании с необходимостью «протягивать» верхнюю палубу до кормы не делало размещение восьми 305-мм пушек более «легким» решением, чем десять 280-мм. На этом основании от 305-мм артиллерии отказались окончательно.

При разработке «Зейдлица» фон Тирпицу приходилось учитывать еще один немаловажный аспект – в июле 1909 г фон Бюлов покинул пост канцлера, и его место занял фон Бетман-Гольвег, которого отличала существенно большая склонность к экономии, поэтому на серьезное удорожание корабля рассчитывать не приходилось. Впрочем, фон Тирпиц предполагал получить, в дополнение к ассигнованным суммам, еще от 750 тыс. до миллиона марок по подписке (сбору средств).

В результате всего вышесказанного остановились на корабле с ТТХ «Мольтке», но несколько усиленном бронировании. Рассматривался вариант размещения артиллерии в диаметральной плоскости.

Но от него отказались. Как мы уже отмечали ранее, для немцев не было секретом то, что одно удачное попадание могло вывести сразу две кормовые башни «Мольтке» и они сочли, что подвергать подобному риску еще и две носовых башни слишком опасно. В итоге «Зейдлиц» оказался увеличенной копией «Мольтке», с той же артиллерией, усиленным бронированием и увеличенной мощностью машин, с тем чтобы обеспечить прирост скорости в 1 узел. Нормальное водоизмещение корабля составило 24 988 т, что на 2 009 т больше, чем у «Мольтке». Посмотрим, на что оно было потрачено.

Вооружение

Вооружение «Зейдлица», как артиллерийское, так и торпедное, в точности копировало таковое у кораблей предыдущего типа (десять орудий 280-мм и по дюжине 152-мм и 88-мм, а также четыре 500-мм торпедных аппарата), поэтому мы не будем детально описывать его повторно. Все желающие освежить память могут сделать это в соответствующем разделе статьи «Соперничество линейных крейсеров. Мольтке против «Лайона». Но необходимо исправить досадную ошибку, вкравшуюся в описание 280-мм/45 пушек – для них указана начальная скорость снаряда 895 м/сек, в то время как правильно – 877 м/сек.

Бронирование

Схема бронезащиты оставлена практически той же самой, что и у «Мольтке», поэтому ограничимся только описанием отличий.

Толщина верхнего и нижнего бронепоясов была увеличена и составила (в скобочках – данные «Мольтке) на высоте 1,8 м – 300 (270) мм далее на протяжении 1,3 м к низу бронеплиты он утоньшался до 150 (130) мм. Второй, верхний бронепояс имел толщину 230 (200) мм. Продолжаясь к форштевню, верхний бронепояс последовательно утоньшался до 120 и далее 100 мм (120-100-80 мм).

Броневая палуба и в горизонтальной части, и на скосах имела 30 мм (25-50 мм). Лоб и заднюю стенку башен защищала 250 (230) мм броня, боковые стенки – 200 (180) мм, наклонный лист в передней части крыши – 100 (90) мм, крышу в ее горизонтальной части – 70 (60) мм, настил в задней части – 50-100 (50) мм. Барбеты получили 230 мм брони (на «Мольтке» такую защиту имели лишь барбеты первой и пятой башен в части, обращенной, соответственно, в нос и корму). В то же время именно эти башни на «Зейдлице» в части барбета, обращенной к боевой рубке (и четвертой башни), имели уменьшенное до 200 мм бронирование. Иными словами, барбеты первой и пятой башен 280-мм орудий «Зейдлица» имели защиту, сходную с «Мольтке», остальные — 230 мм против 200 мм. Ниже, напротив 150 мм бронезащиты казематов, барбеты «Зейдлица» имели толщину 100 (80) мм., далее – те же 30 мм, что и у «Мольтке».

Энергетическая установка

Помимо необходимости компенсировать более чем двухтысячетонный рост водоизмещения, германские кораблестроители желали также увеличить скорость до 26,5 уз. (в сравнении с 25,5 уз. «Мольтке»). Для этого пришлось устанавливать значительно более мощную энергетическую установку в 63 000 л.с. (против 52 000 л.с. «Мольтке»). На испытаниях «Зейдлиц» достиг скорости 28.1 уз., при максимальной мощности 89 738 л.с. Нормальный запас топлива, как и на «Мольтке», составлял 1 000 т, но максимальный был существенно больше — 3 460-3 600 т. Тем не менее дальность хода у «Зейдлица» была вполне сопоставимой с «Мольтке» — так, например, для скорости в 17 уз. расчетно она составляла 4 440 миль для первого и 4 230 миль для второго корабля.

«Зейдлиц» был заказан к постройке по программе 1910 г, заложен 4 февраля 1911 г, спущен на воду 30 марта 1912 г и введен в строй 22 мая 1913 г.

Линейный крейсер «Зейдлиц» в достройке

«Куин Мэри»

Так же, как и германский «Зейдлиц», этот корабль строился по программе 1910 г., и был заложен всего на месяц позже – 6 марта 1911 г., спущен на воду на 10 дней раньше (20 марта 1912 г), но введен в строй на 3 месяца позднее – в августе 1913 г.

Его конструктивные отличия от «Лайона» и «Принцесс Ройал», строившихся по программе 1919 г., были, в общем-то, минимальны. Из заметного можно выделить то, что вся палуба полубака получила толщину в 32 мм (у «Лайона» полубак утолщался до 38 мм лишь в районе дымоходов и третьей башни главного калибра). Кроме этого, носовая надстройка получила противоосколочную броню там, где размещались противоминные орудия – но общее их количество было уменьшено с 16 до 14 и… это было все. Ах, да, еще вернулись к традиционному размещению кают офицеров в корме – начиная с «Дредноута» их перенесли в нос корабля, что офицерам Королевского Флота не пришлось по нраву.

При этом рост водоизмещения привел к необходимости увеличить ширину корпуса на 152 мм при сохранении той же осадки. Чтобы сохранить скорость при увеличившемся до 27 000 т водоизмещении, мощность энергетической установки увеличили с 70 000 до 75 000 л.с. Англичане надеялись, что за счет более мощной ходовой «Куин Мэри» окажется более быстроходной, чем ее предшественники, но эти расчеты не оправдались. На испытаниях новейший линейных крейсер англичан развил 28,17 уз при мощности 83 000 л.с. запас топлива составил 1 000 т – нормальный и 3 700 т угля плюс 1 170 т нефти – максимальный, при этом дальность на 17,4 уз должна была составить 4 950 миль.

Иными словами, по большому счету, «Куин Мэри» стала третьим кораблем в серии «Лайон», но все же одно серьезное отличие у нее имелось – при том, что конструкция 343-мм орудий не претерпела изменений, подачные механизмы были рассчитаны на более тяжелые 635 кг снаряды. И это довольно существенно увеличивало возможности корабля.

Сравнение

И «Зейдлиц», и «Куин Мэри» продолжили специфические линии развития германского и английского типов линейных крейсеров. Немцы, получив возможность построить более дорогостоящий и крупный корабль, отдали предпочтение защите. Увеличение скорости на 1 узел, по всей видимости, связано с тем, что по германским данным британские крейсера строились в расчете на достижение 26,5-27 уз., так что увеличение скорости с 25,5 до 26,5 уз. выглядело совершенно оправданным. Что же до «Куин Мэри», то данный линейный крейсер при косметических изменениях брони и той же (весьма высокой) скорости получил еще более мощную артиллерию.

В итоге «Зейдлиц» и «Куин Мэри» стали «шагом на месте». В прошлой статье мы говорили о том, что 270 мм участок бронепояса «Мольтке» пробивался 567-кг снарядом 343-мм орудия примерно на 62 кабельтовых. «Зейдлицу» добавили 30 мм брони, «Куин Мэри» получил дополнительные 68 кг к каждому снаряду и в итоге – снаряды «Куин Мэри» могли пробивать 300 мм броню «Зейдлица» на тех же самых 62 кбт. Что изменилось? Только то, что за бронепоясом «Мольтке» машины, котлы и артпогреба корабля защищала 25 мм горизонтальная палуба и 50 мм скосы, а у «Зейдлица» и горизонтальная часть и скосы имели всего 30 мм. Верхний бронепояс и барбеты толщиной 230 мм «не держали» 343-мм снаряды на всех мыслимых дистанциях боя.

С одной стороны, жизнь как будто сама расставила все по местам. «Куин Мэри» и «Зейдлиц» встретились в Ютландском сражении, и первый погиб, получив 15-20 попаданий снарядов калибра 280-305 мм, причем погиб страшно, почти со всем экипажем. Второй же получил 23 попадания калибром 305-381-мм и одну торпеду, принял свыше 5 000 т воды, но все же оставался на плаву, хотя и в бедственном положении. В итоге к британскому линейному крейсеру «прилип» ярлык «яичной скорлупы, вооруженной молотками», в то время как живучесть «Зейдлица» стала притчей во языцех…

Поврежденный в Ютландском сражении «Зейдлиц». Фото сделано с борта крейсера «Пиллау»

Вне всякого сомнения, германские корабелы придавали огромное внимание защите и живучести. Но нужно понимать, что проигрышный для британцев счет в сражениях линейных крейсеров предопределило всего лишь одно свойство германских кораблей, в сущности, не связанное прямо с их конструкцией. Английские корабли, как правило, взрывались при возгораниях внутри барбетов и подбашенных отделений, а немецкие – нет. Причиной было то, что германский порох при пожаре горел ровно – пламя уничтожало весь расчет башни, но взрыва не происходило, а вот британский порох детонировал.

Если бы заряды орудий «Зейдлица» комплектовались британским порохом, то корабль, пожалуй, погиб бы дважды – в бою у Доггер-Банки, когда на дистанции 84 кбт. 343-мм снаряд проломил 230 мм барбет и воспламенил заряды – в башне, подбашенных отделениях и подачных трубах. Команда перегрузочного отделения попыталась спастись, открыв дверь в перегрузочное отделение соседней башни, но огонь «вошел» вместе с ними, так что пожар охватил подбашенные отделения обеих башен.

Пламя охватило 6 тонн пороха, из обеих башен вырвались фонтаны пламени и раскаленных газов «высотою с дом», как это описывали очевидцы, но… взрыва не произошло. Тем не менее, неизвестно, удалось бы избежать катастрофы, если бы огонь достиг погребов, но положение спас героический поступок трюмного старшины, Вильгельма Хайдкампа. Он сжег руки, открывая раскаленные вентили затопления погребов, в результате чего ни в погреба, ни в расположенное рядом хранилище торпед огонь не попал. «Зейдлиц» не погиб, но «отделался» «всего лишь» гибелью 165 человек. Если бы на германском линейном крейсере был британский порох, то 6 тонн в подбашенных отделениях сдетонировали, и тогда уже никакой героизм не успел бы спасти артиллерийские погреба от огненного ада.

Но, к счастью для немцев, их порох не был склонен к детонации, так что «Зейдлиц» уцелел. И это как-то заретушировало тот факт, что в результате всего лишь одного попадания с дистанции 84 кбт. корабль получил тяжелейшие повреждения, в результате которых было выведено из строя две башни главного калибра из пяти и внутрь корпуса поступило 600 т воды. Иными словами, второй попавший в корабль снаряд лишил его по меньшей мере 40% боевой мощи.

Второй раз «Зейдлицу» предстояло погибнуть в Ютландском сражении, причем, опять же, в самом его начале. И в этот раз первый попавший в корабль 343-мм снаряд причинил значимые, но не критичные повреждения, зато второй (явно несчастливое число для «Зейдлица) с расстояния 71-75 кбт. пробил 230 мм бронепояс и разорвался при прохождении брони. Осколки пробили 30 мм бронеплиты барбета и вызвали возгорание четырех зарядов в перегрузочном отделении. И снова экипаж понес тяжелейшие потери (значительная часть расчета башни погибла в огне) и снова пришлось топить погреба. Но огонь, вспыхнувший в перегрузочном отделении, не прошел в погреба (результат модернизации после боя у Доггер-Банки) и корабль, опять же, не погиб.

В то же время, артиллерия «Зейдлица», по всей видимости, не нанесла значительного урона англичанам. Так вышло, что в начале Ютландского сражения «Зейдлицу» как раз и выпало сражаться с «Куин Мэри» и, насколько можно судить, эта дуэль складывалась отнюдь не в пользу германского корабля. Официально «Зейдлиц» добился четырех, или, быть может, пяти попаданий 280-мм снарядов в «Куин Мэри», но возможно, что этих попаданий было существенно больше. Дело в том, что источники обычно сообщают о четырех попаданиях в «Куин Мэри» с «Зейдлица» и трех – с «Дерфлингера», но это дает в сумме всего семь попаданий, но те же самые источники утверждают, что в «Куин Мэри» попало 15-20 снарядов, а кроме двух вышеуказанных линейных крейсеров по ней никто не стрелял. В то же время до самой своей гибели «Куин Мэри» не производил впечатления подбитого, или хотя бы сильно поврежденного корабля – незаметно было, что 280-мм снаряды «Зейдлица» как-то сказывались на его боеспособности. В то же время количество попаданий «Куин Мэри» в «Зейдлиц» известно точно – 4 снаряда. И эффект от них оказался весьма ощутимым.

Первый снаряд пробил борт под боевой рубкой и вывел из строя носовой распределительный пульт, сильно разрушив небронированные конструкции борта и проделав дыру в главой палубе размером 3 на 3 м. Сквозь эту дыру в корпус попадала вода, которая (до конца боя) заливала центральный пост «Зейдлица» и погреба. Не смертельно, конечно, но приятного мало.

Второй снаряд – мы уже описали его действия. «Зейдлиц» уберегли от гибели две вещи – не склонный к детонации порох и модернизация перегрузочных отделений, оберегающая от проникновения огня в погреба (как можно понять, всегда была закрыта одна из двух бронезаслонок – из перегрузочного отделения в подачную трубу, либо из того же отделения в погреб). Но во всяком случае одна из башен была полностью выведена из строя, и значительная часть ее расчета погибла. Обращает на себя внимание и то, что для поражения машин и котлов германского линейного крейсера британскому снаряду предстояло преодолеть ровно ту же броню – 230 мм борт плюс 30 мм скос бронепалубы.

Третий снаряд – строго говоря, в корабль вообще не попал, а взорвался в воде около борта. Но содержащегося в нем взрывчатого вещества оказалось достаточно, чтобы вызвать расхождение швов обшивки корпуса на протяжении 11 метров. В результате передние наружные угольные бункера и дополнительные бункера XIII отсека, а также креновые цистерны оказались затопленными.

Четвертый снаряд – насколько можно понять, снаряд попал в стык 230 мм плиты верхнего пояса и 150 мм каземата, вывел из строя 150-мм орудие №6 с правого борта. Снаряд вызвал большие разрушения внутри корабля, многие переборки были пробиты осколками.

«Куин Мэри» был, в итоге, уничтожен, но как? Концентрацией огня двух линейных крейсеров, причем, по свидетельствам очевидцев, вероятнее всего британский линейный крейсер погубили 305-мм снаряды «Дерфлингера». А они были куда тяжелее (405 кг против 302) и имели значительно лучшую бронепробиваемость по сравнению со снарядами «Зейдлица». И был ли достигнут подобный результат, если «Зейдлиц» продолжал бы в одиночку перестреливаться с «Куин Мэри» — сказать довольно затруднительно.

Хотя, конечно, возможно всякое. Как мы уже говорили ранее, артиллерия линейных крейсеров типа «Лайон» была весьма плохо защищена от 280-м снарядов – 102-127-152 мм броня напротив барбетов башен не представляла собой сколько-то надежной защиты. Анекдотичный случай описывает Мужеников: в сражении у Доггер-Банки 127 мм броня «Лайона» была пробита с расстояния 88 кбт. 280-мм снарядом… после того как тот, упав в воду в 4,6 м от борта корабля, рикошетировал и попал в бронеплиту. Да и, строго говоря, 203 мм барбеты башен «Куин Мэри» в принципе также были вполне пробиваемы снарядами «Зейдлица».

Выводы из вышесказанного таковы: мы уже писали о том, что броня «Лайона» и «Мольтке» не обеспечивала защиты этих кораблей от воздействия 280-мм и 343 мм снарядов своих оппонентов. Вне всякого сомнения, «Мольтке» был защищен много лучше «Лайона», но все же количество его уязвимых мест для британских 343-мм снарядов было больше, чем у «Лайона» для 280-мм, а кроме того, более тяжелые снаряды имели лучшее заброневое воздействие. Все это привело к тому, что англичане вырвались вперед в качестве своих линейных крейсеров, потому что при прочих равных условиях (подготовка экипажей) шансы на нанесение тяжелых повреждений противнику у «Лайона» были выше.

С парой «Куин Мэри» и «Зейдлиц» ничего не изменилось. Известно, что меч имеет приоритет над щитом, и потому даже незначительное увеличение огневой мощи британского линейного крейсера вполне уравновесило весьма приличный рост защиты германского корабля. Как и в случае с «Мольтке» и «Лайоном», «Куин Мэри» оказался сильнее «Зейдлица» — схватка с этим кораблем один на один была для германского линейного крейсера смертельно опасна, хотя и не безнадежна.

Продолжение следует!

Источник: topwar.ru



Логотип Labuda.blog
Авторизоваться с помощью: 
Яндекс.Метрика