Мигранты в Польше оплатят свою ассимиляцию


В Польше продолжают обсуждать проект новой миграционной политики, подготовленный МВД страны. Сторонники власти документ поддерживают, оппозиция и учёные — резко критикуют

Вопросы миграции чрезвычайно важны для польского общества. Хотя формально в Польше постоянно проживает чуть более 300 тысяч иностранцев, из которых не более 20 тысяч мусульман, именно под лозунгами противодействия мусульманской миграции пришла к власти партия Ярослава Качиньского «Право и Справедливость» (ПиС) четыре года назад. В сентябре 2015-го либеральное правительство Польши под давлением ЕС приняло на себя обязательство разместить в стране 7 тысяч мигрантов из лагерей беженцев в Италии и Греции, чем не преминула воспользоваться ПиС.

Во время избирательной кампании осенью 2015 года «Право и Справедливость» начала запугивать поляков беженцами, мусульманским вторжением, терроризмом. Ярослав Качиньский лично предостерегал от эпидемий — мол, беженцы могут переносить паразитов и болезни. После победы на выборах сформированное ПиС правительство решило, что не будет соблюдать обязательства своих предшественников и ни одного беженца не примет. Антииммигрантская риторика и информирование избирателей о том, что Польша является христианской твердыней, осаждённой мусульманами, остаётся и по сей день основой идеологии этой партии.

Ярким свидетельством этого является подготовленный Министерством внутренних дел и администрацией Польши проект новой миграционной политики страны, который в конце июня 2019 года обнародовала газета Rzeczpospolita. Документ, который ещё должно утвердить правительство Польши, призван заменить предыдущий план действий в области миграционной политики, принятый в 2012 году правительством Дональда Туска, но формально не действующий с 2016-го.

По подсчётам самого Министерства, до 2030 года в Польше будет более 1,5 миллиона работников, а количество вакансий тогда может превысить 4 миллиона. Однако, по мнению авторов документа, иммиграционная политика страны должна сосредоточиться на цикличности и кратковременности пребывания гастарбайтеров (то есть сохранения нынешней ситуации), поощрении к возвращению поляков с Востока, а также создании весьма жёсткой системы интеграции и ассимиляции иностранцев, которые захотят остаться в Польше. При этом миграционная политика должна проводиться согласно концепции господствующей культуры, устанавливая иммигрантам определённые границы функционирования в государстве, а не в соответствии с моделью мультикультурности.

«Важно также подчеркнуть, что система интеграции иностранцев должна выдвигать интеграцию определённым обязательством, а не только одним из вариантов, которые иностранец может выбрать. Поэтому, прежде всего, нужно добиться эффективной интеграции и последующей ассимиляции того или иного иностранца», — сказано в документе. Проект предусматривает создание комплексной системы интеграции и ассимиляции иммигрантов, при этом выдача разрешения на постоянное проживание будет зависеть от успешного окончания предусмотренных системой интеграционных программ, участие в которых будет… платным для иностранца! Хотя речь идёт о «частичной или символической оплате», никаких конкретных цифр не приводится.

Согласно документу, если в будущем демографическая ситуация Польши не улучшится и не будет ощутимых результатов от возвращения поляков из трудовой эмиграции на Запад (её объём оценивается в 2,5 миллиона человек) и их репатриации с Востока, то в связи с изменениями демографической ситуации нужно также рассмотреть возможность начала активных мер для миграции с целью переселения гастарбайтеров «из выбранных стран», в первую очередь — культурно и религиозно близких. В проекте высказывается опасение относительно сокращения потока рабочей силы из Украины, и рекомендуется особое внимание обратить на привлечение работников из Белоруссии. При этом Россия названа главным конкурентом Польши в борьбе за рабочие руки украинцев и белорусов.

Проект предлагает усилить механизмы, которые должны увеличить безопасность государства, особенно в процессе противодействия и борьбы с незаконной миграцией, в ситуации усиления потока трудовых иммигрантов, а также «все более распространённого риска их радикализации с точки зрения религии и мировоззрения». Стоит отметить, что документ вполне соответствует общественным ожиданиям: согласно проведённому в конце мая 2019 года компанией Social Changes исследованию, 32% опрошенных поляков определённо считают неконтролированную миграцию угрозой для Польши, ещё 34% скорее с этим согласны. При этом точно не считают эту проблему угрозой для страны только 5% опрошенных, 12% скорее не считают, 17% не определились с ответом.

При этом учёные правительственный проект резко критикуют. К примеру, оппозиционная Gazeta Wyborcza опубликовала большой материал профессоров Кшиштофа Яскуловского и Патриции Матуш, которые обращают внимание на ключевой парадокс новой миграционной политики: согласно документу, хороший иммигрант — ассимилированный иммигрант, который впитал польскую культуру и католицизм, но хороший поляк-эмигрант должен культивировать польский язык и культуру, находясь за границей.

А Комитет исследования миграции Польской академии наук выступил со специальным заявлением, в котором назвал правительственный проект неприемлемым и не подлежащим исправлению, поскольку он основан на предположении об угрозе, которую представляет для Польши и польского общество приём и расселение мигрантов, по мнению учёных — «в большей степени воображаемой, а не реальной угрозе». Комитет призвал правительство Польши начать подготовку новой миграционной политики с «чистого листа», привлечь к этому процессу экспертов из разных сфер и обеспечить его широкое общественное обсуждение.

Однако даже дискуссия вокруг подготовленного кулуарно документа уже принесла первые плоды — Министерство внутренних дел и администрации Польши сообщило, что отказывается от предложенного в проекте введения «налога на бездетность». С другой стороны, пока не услышаны призывы польских работодателей и самих гастарбайтеров. К примеру, Луис Амарал, президент группы Eurocash, владельца нескольких сетей польских супермаркетов, в недавнем интервью Financial Times заявил, что если Польша не либерализирует условия трудоустройства иностранцев, в первую очередь из Украины, то уже в ближайшие годы это может привести к снижению темпов экономического роста в этой стране. А Юрий Карягин, глава Межотраслевого профсоюза украинских рабочих в Польше, сказал в комментарии польскому порталу Onet: «Нужно бороться с нелегальной занятостью. На мой взгляд, этому может помочь амнистия нелегальных мигрантов, чтобы они могли зарегистрироваться, не подвергаясь депортации. Все бы от этого выиграли. Я писал премьер-министру и президенту по этому вопросу, но получил ответы, что сейчас не время».

Вряд ли нужное время наступит до парламентских выборов, которые состоятся в Польше этой осенью. Ведь до сих пор любые попытки говорить о либерализации трудоустройства мигрантов даже для высокопоставленных правительственных чиновников заканчивались печально. К примеру, когда в сентябре 2018 года заместитель министра инвестиций и развития Павел Хорунжий заявил: «Если мы не начнём принимать больше иммигрантов, польская экономика замедлится», он был немедленно отправлен в отставку.

Как отмечает Кая Путо в журнале Polityka, ПиС в вопросе миграции повторяет ошибки западных стран — подобно Германии в 1960-х, пытается убедить электорат, что гастарбайтеры приехали в страну только на короткое время, и ничего им не предлагает. «Мы уже знаем, что это не работает — многие из них останутся в стране. И это хорошо, потому что только так можно ослабить польский демографический кризис. Именно такие мигранты — регулярно платящие налоги, отправляющие детей в школы и подпитывающие потребление — будут больше всего нужны Польше», — пишет польский журналист.

Примечательно, что с каждым годом в Польше увеличивается число легальных трудовых мигрантов из стран Азии, в том числе так нелюбимых ПиС мусульман. К примеру, ещё в 2017 году рабочие визы в польском консульстве в Нью Дели получили 7 тысяч граждан Индии и Непала — то есть столько же, сколько правительство Польши отказалось принять двумя годами ранее. Согласно данным Управления по делам иностранцев, в январе 2019 года 8,850 граждан Индии и 1,562 непальских граждан имели документы, подтверждающие право на временное проживание и работу в Польше. С каждым годом также растёт количество гастарбайтеров из Бангладеш, Бирмы и Таджикистана. Отдельная история — более 4 тысяч чеченцев, большинство из которых имеют статус беженца или находятся в процессе его получения.

Вряд ли все эти люди согласятся участвовать в «интеграционных программах», а уж тем более — платить за это. Поэтому не исключено, что новая миграционная политика Варшавы превратится в своеобразный «ассимиляционный налог», в первую очередь для гастарбайтеров из Украины, которые составляют бóльшую часть как легальных, так и нелегальных иммигрантов в Польше.

Олег Хавич, Ukraina.ru

Источник: news-front.info



Логотип Labuda.blog
Авторизоваться с помощью: 
Яндекс.Метрика