Зеленский и Рада – в чью пользу окажется взаимный «игнор»


Зеленский и Рада – в чью пользу окажется взаимный «игнор»

В президентских республиках (под этим определением объединим все государства, у президентов которых полномочия превышают «представительские») конфликты глав государств с парламентом – ситуация обычная и в общем рабочая.

Как, собственно, и в других ситуациях, стороны на публику могут пламенно обличать друг друга, но одновременно в кулуарах спокойно, по-деловому общаться, вести переговоры и когда не находить, а когда находить взаимоприемлемые решения, иногда «глобальные», а когда и ситуативные по каждому конкретному вопросу.

Вот и у Владимира Зеленского конфликт с Радой возник «планово», поскольку о её роспуске он объявил прямо в инаугурационной речи и, более того, её напор и экспрессия создали впечатление, что основные парламентские силы не решатся «перечить» воле выигравшего с огромным перевесом выборы нового президента.

И действительно, состоявшиеся сразу предусмотренные Конституцией консультации президента с лидерами фракций и руководством парламента о его роспуске (после ритуальных выходок Ляшко) перешли в деловой разговор о реализации президентских инициатив об изменении избирательной системы – полном отказе от мажоритарки в пользу пропорциональной системы.

О том, что компромисс достигнут, говорило и то, что спикер Парубий созвал уже на следующий день внеочередное заседание парламента, чтобы принять предложения президента, дабы назначенные им выборы проходили уже по новым правилам (т.  е. сам факт их назначения был воспринят как данность). Однако на следующий день только вступившего в должность президента ждало большое разочарование – депутаты специально собрались посреди непленарной недели (а кворум в зале мало отличался от обычного) только для того, чтобы не внести президентский законопроект в повестку дня, тем самым четко показав свое отношение к новому главе государства.

И это тем более показательно, что согласованный накануне вариант был в целом выгоден основным нынешним парламентским игрокам, прежде всего Блоку Петра Порошенко. Ведь единственным выгодоприобретателем предлагаемых изменений Зеленский был только на первый взгляд. Да, по партийным спискам опросы сулят ему огромный успех (43% – максимальная цифра, но и остальные около неё) плюс возможность провести в Раду действительно своих надежных людей. По мажоритарке же, где избиратели больше голосуют за конкретных людей, а не за партийные бренды, ему просто нереально за столь сжатый срок отобрать и обеспечить необходимыми ресурсами достаточное количество сильных кандидатов.

Но ведь и тот же БПП получал возможность провести в Раду напрямую, по партийным спискам, вдвое больше депутатов (не говоря уже о том, что чем больше в списке проходных мест, тем, скажем так, проще обеспечить финансирование кампании). Снижение же проходного барьера с пяти процентов до трех (уступка Зеленского своим визави) делало совершенно гарантированным прохождение в парламент БПП. На тот момент у него рейтинг был порядка 9%, но с сильным нисходящим трендом, который за два месяца мог опуститься и ниже 5% (ведь вчерашний президент теперь стал лишь «одним из… »).

Читайте также:  Неизвестные пытались взломать почту ЦИК ЛНР

Тем более снижение процентного барьера позволяло значительно уверенней почувствовать себя Ляшко, уже по опросам упавшего ниже проходного минимума. А ведь опять-таки чем выше шансы, тем охотнее приходят спонсоры и, более того, избиратели, делая свой выбор, также ориентируются на то, насколько проходной является данная партия, чтобы не потратить зря свой голос. В силу всего вышесказанного снижение барьера давало бы надежду и шанс даже «Народному фронту».

При этом потери Зеленского на мажоритарной площадке отнюдь не означают автоматический переток этих мандатов к нынешним парламентским силам. Их партийные бренды не настолько пользуются сегодня успехом у избирателей, чтобы давать их «правообладателям» на данном округе какие-либо преимущества – чаще всего наоборот. А независимые депутаты, как показывает опыт, независимо от идеологической артикуляции, к сотрудничеству с властью настроены «конструктивно».

И еще один немаловажный момент нужно отметить. Договоренности 22 мая предусматривали значительное усиление императивного мандата, т.  е. лишение возможности депутатов по партийным спискам «своевольничать», тем паче открыто разрывать с политсилой, приведшей их в парламент. А мажоритарщик – «свободный человек», полный хозяин своих обязательств как перед избирателями, так и перед политическими партнерами. «Тушками» же чаще всего становятся оппозиционеры, «осознавшие» правоту власти. О том, что представители нынешнего условного большинства в Раде в её будущем составе окажутся в оппозиции, можно говорить достаточно определенно.

Так что еще неизвестно, какой вариант в конечном итоге может оказаться для Зеленского выгоднее. Абсолютное большинство в новой Раде «Силе народа» получить вряд ли получится, значит, для создания коалиции придется искать партнеров, причем у Зеленского уже заявили, что с Оппоплатформой и другими «антимайданными» силами объединяться не будут. Значит, остаются «проевропейские», и у каждой из них есть шанс стать младшим партнером. А вот при сохранении смешанной системы у президента есть шанс добрать голоса для коалиции за счет мажоритарщиков, которые наверняка обойдутся дешевле (во всех смыслах), чем одна или две фракции политических партий.

Столь подробный анализ уже нереализуемой реальности я привел для того, чтобы показать, что достигнутое между Зеленским и Радой соглашение отнюдь не было капитуляцией последней, а наоборот, вполне приемлемым компромиссом. Но в Раде, в её крупнейших фракциях, БПП и «Народном фронте», а также у «примкнувшего к ним» Ляшко, решили пойти другим путем, устроив обструкцию новому президенту и отвергнув все его инициативы, за исключением разве что закона об импичменте. Но тут все понятно – Зеленский должен его «проталкивать», дабы показать приверженность предвыборным обещаниям, ну а против кого закон может быть применен на практике, всем понятно.

Читайте также:  Москва и Тбилиси: : Духовное единство и политическая рознь

Поэтому неудивительно, что не были поддержаны Радой даже «дежурные» представления Зеленского на увольнение подавших в отставку чиновников, премьера Гройсмана и (являющихся президентскими назначенцами по Конституции) министра обороны, главы СБУ и министра иностранных дел. Судя по тому, что представления были направлены в парламент уже на третьей неделе правления Зеленского и в них отсутствовал отказавшийся подавать в отставку генпрокурор Луценко, имели место попытки закулисно договориться об удовлетворении хотя бы части из них, что могло бы стать «мостиком» к какому-никакому сотрудничеству президента с уходящей Радой, но этого не произошло.

Зеленский ответил им в своем характерном иронически-ерническом стиле: «Президент должен быть объективен. Поэтому, когда есть за что, надо хвалить. Я хочу похвалить и искренне сказать нашей Верховной Раде огромное спасибо», – сказал он в видеообращении, опубликованном в Facebook 7 июня. Зеленский отметил, что после роспуска парламента думал, не ошибся ли с решением, но действия нардепов убедили его в обратном.

«Что сделали депутаты за эти дни? Оставили «мажоритарку», оставили неприкосновенность, старых министров, старых силовиков на должностях, оставили возможность не отвечать за незаконное обогащение. Спасибо, что своим плодотворным трудом доказываете: решение о роспуске Рады было правильным. Спасибо, что перед парламентскими выборами не вводите народ в заблуждение, не пытаетесь понравиться избирателям, а остаетесь собой. Спасибо, что не останавливаетесь и продолжаете пробивать дно», – сказал он. Президент отметил, что избиратели «все видят» и оценят результат деятельности депутатов 21 июля на внеочередных парламентских выборах.

Действительно, в такой ситуации для президента наиболее очевидной тактикой является открытый конфликт с непопулярной в народе Радой, набирая на этом политические очки, показывая депутатов как главных противников необходимых стране преобразований. При этом, как заявил представитель президента в парламенте Руслан Стефанчук, на следующей неделе в парламент будут направлены повторные представления на увольнение, только теперь включая и генпрокурора Луценко. Но понятно, что теперь это чисто игра на публику, как, к примеру, регулярные проекты постановлений о недоверии правительству, вносимые находящейся в меньшинстве оппозицией.

Читайте также:  Трагедия на секретной подлодке и новые требования Лукашенко (Telegram.Обзор)

А вот «стратегия», которую в том числе через парламент реализует Порошенко и его союзники, выглядит более изощренной. Ставка делается на то, чтобы за остающееся до выборов время максимально дискредитировать Зеленского, убедить максимально большее число избирателей в том, что он абсолютно случайный и, главное, ни на что не способный в политике человек и, конечно же, не «патриот».

Каждый «неправильный» шаг будет сопровождаться истерикой в Раде, вполне вероятно принятием заявлений, постановлений и т.  п., позиционирующих ключевые силы в нынешнем парламенте как «героически» стоящие на страже интересов Украины. И то, что Зеленский уже «дал слабину», начал очень сильный дрейф в сторону национал-патриотов, стремясь завоевать их расположение, может поставить его в весьма сложное положение.

Показательна в этом плане ситуация со скандальным языковым законом. Его депутаты постарались принять до вступления Зеленского в должность, дабы уходящий Порошенко успел его подписать. Но сколько еще «языковых законов» они могут успеть попринимать до 21 июля, поставив президента в щекотливое положение, ведь не подпишешь, тут же последуют обвинения в «зраде», а может, и выступления уличных радикалов, которые вновь дали о себе знать, причем весьма вызывающим образом (снос бюста Жукову в Харькове). И стоит за ними, конечно, Арсен Аваков, чье «партнерство» с Зеленским, судя по всему, подошло к концу.

Это же относится и к законопроектам сугубо популистского содержания а-ля «каждой бабе по мужику…», которые ближе к выборам нардепы начнут подавать пачками, а председатель Парубий оперативно вносить на голосование. Отмечу, что принятие «популярных», но заведомо невыполнимых законов, способных полностью обвалить экономику, дабы заставить оппонента брать на себя ответственность, относится к числу «запрещенных» приемов, к которым прибегают, когда уже идет борьба на взаимное уничтожение. А сейчас именно такой случай.

Впрочем, еще не факт, что и выборы состоятся 21 июля. В истории Украины уже был случай, когда «разгонный» указ Ющенко не был реализован просто потому, что правительство Тимошенко и Рада не выделили средств на проведение выборов. А сейчас и в Конституционном суде рассматривается представление о признании указа о досрочных выборах неконституционным.

И если вначале оно казалось сугубой политической формальностью, то по мере того, как сомнения в политической дееспособности нового президента крепнут среди украинского политического «класса», шансы на его отмену становятся все более реальными. Полгода же номинального президентства без реальных рычагов власти могут в электоральном плане стоить Зеленскому очень дорого.

Дмитрий Славский,


Комментарии
Авторизоваться с помощью: 
avatar
Авторизация
*
*
Авторизоваться с помощью: 
Генерация пароля