Андрей Лазукин: Когда стану журналистом, ярлык «диванный критик» заботить не будет


Андрей Лазукин: Когда стану журналистом, ярлык «диванный критик» заботить не будет

Андрей Лазукин – открытие сезона в мужском фигурном катании. Этой весной ученику Алексея Мишина дважды выпал счастливый билет попасть на чемпионаты мира в Японии. На днях он вернулся с командного ЧМ и рассказал «Спорту День за Днем» о впечатлениях от сезона, планах на отдых и о желании избавиться от словосочетания «бойфренд Туктамышевой» в заголовках СМИ.

Чувствовал себя голым

– Очень насыщенный сезон получился: первое место в финале Кубка России, Универсиада и два чемпионата мира. Какой прокат запомнился больше всего?

– Наверное, короткая программа на командном чемпионате мира. Она хорошо получилась. Я выходил на лед довольно спокойным, был уверен в себе. В итоге все получилось очень достойно. Единственное, во время проката у меня выправилась рубашка, и я все время об этом думал. Чувствовал себя как будто голым.

– После ЧМ в Сайтаме вы говорили, что сезон закончен, подводили итоги. А тут раз – и приходится снова в спешке готовиться, оформлять визу и лететь на командный чемпионат. – Такая же ситуация была еще после Универсиады. Уже тогда думал, что сезон завершен. Честно, новость о том, что включен в команду, принял с большой радостью. Потому что, во-первых, это возможность еще раз показать себя, закрепиться в памяти у судей. Ну и во-вторых – это деньги.

– Были готовы к выступлению? – После личного чемпионата мира я в принципе был готов к тому, что такое может произойти. Но все-таки думал, что снаряд не бьет два раза в одну точку. Оказывается, бьет.

– Выступление на чемпионате мира – это серьезный уровень. Если справляться с волнением перед домашними чемпионатами вы уже привыкли, то как настраивались перед выходом на лед в Японии? – Я выходил на лед просто кайфовать. И, наверное, это самый правильный настрой. За эти старты на чемпионатах мира я понял, что нужно выходить и получать удовольствие от того, что делаешь. Это самое главное.

– Существует такое негласное правило – не смотреть прокаты соперников до собственного выступления. Пользуетесь этим правилом? – Стараюсь не смотреть, но если что-то пойдет не так и я услышу результаты соперников – катастрофы не будет. В этом плане я не суеверный.

– Вы любите находиться в одиночестве перед выступлением или нужна чья-то поддержка?

– Люблю оставаться один. Стараюсь сконцентрироваться и проработать в голове то, что нужно сделать на льду. В этот момент нужно какое-то личное пространство. Не совсем приятно, когда перед стартом кто-то начинает тебя тормошить.

Андрей Лазукин: Когда стану журналистом, ярлык «диванный критик» заботить не будет

Согласен с Татьяной Тарасовой

– Какой чемпионат мира для вас был психологически сложнее: личный или командный?

– Пожалуй, личный. Тогда это была еще неизвестная для меня обстановка: первый раз выступал на чемпионате мира, первый раз был в Японии. На короткой программе волновался довольно сильно, но даже тогда настраивался так, чтобы выйти и получить удовольствие.

– «Командные соревнования не для того, чтобы пробовать тут новые элементы», – сказала Татьяна Тарасова во время проката Самарина. Вы согласны с ней? – Наверное, да. Мы и сами хотели добавить в произвольную программу четверной лутц, но потом решили использовать то, что будет пусть и не стопроцентным, но зато стабильным.

– После вашего проката короткой программе Татьяна Анатольевна сказала, что увидела, как вы выросли за этот сезон. «Совершенно другой человек», – говорила она. Вы сами в себе это ощущаете? – Думаю, да. Сезон был довольно долгий и тяжелый. Получилось обрести много полезного опыта для себя за все эти старты, что-то переосмыслить. В голове многое поменялось, изменился соревновательный настрой. Еще в начале сезона я очень хотел ворваться и сделать все на максимуме. Ну и участие в чемпионатах мира помогло. Это, конечно, бесценный опыт.

– Фигуристы часто рассказывают, что им нравится выполнять больше: прыжки, дорожки или другие элементы. Что нравится вам? – Я все-таки люблю прыгать. Раньше думал, что не очень люблю прыжки, но сейчас что-то поменялось.

– Многие другие спортсмены, занимающиеся у Алексея Мишина, тоже говорят про прыжки как про любимую часть в программе. – Ну да, это у нас такой маленький прыжковый культ.

– Тройной аксель считается фирменным прыжком Алексея Николаевича. На Универсиаде вы дважды его сорвали. Что говорил тренер? – Он знает, как я борюсь с этим прыжком, поэтому ошибки были для него не в новинку.

– А то, что Алексея Николаевича не было на Универсиаде, как-то влияло тогда на настрой? – На моральный, наверное, не так сильно. А в техническом плане – да. Думаю, было необходимо, чтобы он сказал о каких-то тонкостях перед стартом. А так получалось, что мы постоянно просто ждали от него какой-то корректировки.

– Что он обычно говорит перед стартом? – По-разному, зависит больше от ситуации. У него много всяких фраз, он обычно не повторяется.

– На командном чемпионате выступили сразу три ученика вашего тренера: Елизавета Туктамышева, Софья Самодурова и вы. Есть гордость за педагога?

– Конечно. Она у меня была всегда, а с этим стартом только приумножилась.

Андрей Лазукин: Когда стану журналистом, ярлык «диванный критик» заботить не будет

Команда Мишина – это семья

– Как вы можете описать команду Алексея Мишина одним словом?

– Семья. Думаю, это одна из самых семейных групп, которые вообще существуют сейчас в России. У нас очень теплые отношения: внутри коллектива мы все хорошо дружим, и с тренерами у всех прекрасные отношения.

– Елизавета говорит, что Алексей Николаевич старается ориентироваться в трендах, но на номер под Toxic его пришлось поуговаривать. У вас есть желание тоже предложить тренеру что-то современное? – Конечно есть. У меня как-то уже была программа под музыку группы Muse. Возможно, сейчас хочется предложить даже не современные треки, а современную хореографию. Музыка все-таки второстепенное. Можно и под классику поставить что-то новое и интересное.

– Каждый спортсмен старается усовершенствовать программу, удивить судей и зрителей. Сейчас это сделать все труднее. Что для вас интереснее: поставить каскады с четверными во вторую часть программы или выступить с необычным номером?

– Мне интересно и то, и другое. Это разные пути развития. Мне очень нравится, когда люди заморачиваются в своих программах. Как, например, Нэтан Чен. Человек, который делает нереальные вещи.

Андрей Лазукин: Когда стану журналистом, ярлык «диванный критик» заботить не будет

Один день без еды – и возвращаюсь к нормальному весу

– Во сколько обычно начинается ваш день во время турниров?

– По-разному, это зависит от расписания соревнований. Ты встаешь, учитывая время начала тренировок, время сборов и дороги до центра. В Японии подъем был обычно часов в 8. Тренировки начинались в 10.30.

– Сколько длятся сами тренировки? – Обычно полчаса. Может, минут 40. На чемпионате мира такая тренировка проходит один раз в день, во время турнира категории Б тренировок может вовсе не быть. В этом году ездили выступать на соревнованиях в Любляну, и там вообще не было тренировок перед произвольной программой.

– Алина Загитова недавно рассказала, как важны перед прокатами даже лишние 100 граммов. Они мешают. В мужском фигурном катании тоже есть такие диеты? – Нет, конечно. Я думаю, парни спокойнее к этому относятся. Стоит мне не поесть один день, и я возвращаюсь к своему нормальному весу. Мне вообще повезло с обменом веществ.

– Если тренировки проходят не так часто, чем занимаетесь в свободное время? – В основном сплю, играю в Play Station. Иногда читаю или смотрю что-то на телефоне.

– Ну а фильмы? – Нет времени, если честно. Пока ездили в автобусах, я пересматривал «Во все тяжкие». Это мой любимый сериал.

– Сейчас сезон наконец-то окончен. Появится свободное время. Чем планируете заниматься? – Поедем с Лизой на Кипр.

– Любите путешествовать? – Да, конечно. В прошлом году мы отдыхали в Таиланде на острове Пхукет. Взяли напрокат байки и объездили на них практически весь остров. Такая свобода передвижений! Это было очень здорово, мне понравилось.

– То есть вы за активный отдых? – Первые пару дней отпуска я так не думаю, а потом да, хочется движений. Во время тренировок думаешь: «Сейчас бы полежать на пляже». А когда приезжаешь на отдых, получается полежать только первые два дня. Потом уже нечего делать и хочется двигаться.

– Когда приезжаете на чемпионат в другую страну, хочется ее посмотреть, а приходится тренироваться, выступать. Успеваете хотя бы немного по городу погулять? – Все зависит от того, на сколько ты приехал на соревнования. На чемпионате мира в Сайтаме у меня было время на прогулки, а на командном ЧМ – нет. Там приходилось всегда болеть за ребят, это занимало практически все свободное время.

– В какую страну, где были соревнования, вы бы вернулись, чтобы изведать ее получше?

– В Японию. Я был там первый раз, и мне все очень понравилось.

Андрей Лазукин: Когда стану журналистом, ярлык «диванный критик» заботить не будет

Вайцеховская – квалифицированный журналист

– Вы однажды очень резко высказывались насчет журналистов, назвали их диванными критиками, но у самого в планах было поступление на журфак. Каким журналистом вы хотели бы стать, чтобы избежать участи диванного критика?

– Наверное, когда я стану журналистом, меня не будет это заботить.

– То есть желание стать журналистом еще осталось? – Вообще я хочу, да.

– А как насчет работы комментатором? Многие спортсмены пробуют себя в этом. Вот недавно в роли комментаторов впервые выступили Андрей Аршавин и Антон Шипулин. – Это самый легкий путь, но комментатором я быть пока не хочу. Мне хочется писать.

– Как думаете, спортсмен может стать хорошим журналистом? – Почему нет? Много ведь таких примеров. Допустим, та же Елена Вайцеховская – бывшая спортсменка. Я считаю, что она квалифицированный журналист.

– Из современных журналистов вам кто-нибудь нравится? – Не могу выделить кого-то конкретно. Читаю практически все подряд. Люблю интервью и в текстовом формате, и видео часто смотрю.

– Интервью сейчас довольно хайповый жанр. Эта популярность может скоро кончиться. – Я думаю, нет, не закончится. Есть же форматы, которые существуют уже много-много лет и до сих пор популярны. Те же Late Night Show.

– Чем можно привлечь аудиторию в спортивной журналистике, если создавать свое шоу? – Думаю, привлечь аудиторию можно каким-то новым форматом или харизмой самого ведущего. Необходимо выделяться, а для этого нужно найти свою фишку.

– Вы сейчас учитесь на тренера? – Да.

– Это ваше желание или нужно только для корочки?

– Скажу, что желание.

Секс – плохая вещь перед выступлением

– Мне понравилась ваша фраза «Я не хочу, чтобы меня запомнили только как бойфренда Туктамышевой». Как думаете, это получается?

– Я надеюсь, да.

– Откуда вообще взялось это «бойфренд»? Это придумали СМИ или это была ваша фишка? – Нет, его придумали не мы. Мне вообще не нравится это слово. Не знаю, откуда оно взялось. Просто начали появляться заголовки в СМИ.

– А что напрягало больше: эти бесконечные заголовки или просто такая ассоциация? – Напрягало то, что в заголовках нет моей фамилии вообще. В жизни я – член сборной России, а в текстах – бойфренд Туктамышевой.

– Вы ведь уже долгое время вместе. Постоянные совместные сборы, тренировки, разъезды не мешают отношениям? – Пока что все отлично. Даже на отдых вот едем вместе.

– Есть такой фильм 1960 года «Муж своей жены». Он про пару молодоженов: жена – легкоатлетка, муж – композитор. В этой семье есть еще и третий человек – тренер жены. Так вот, в одной сцене, когда муж выходит из ванной, на его дороге встает тренер и говорит: «Завтра соревнования, так что никакого секса до стартов». Как думаете, секс до выступлений помогает или нет? – Нет, это плохая вещь перед выступлением.

– В 12 лет вы переехали в Петербург и стали тренироваться в команде Алексея Николаевича. С этого времени начались сборы, чемпионаты и постоянные тренировки. Не создавалось ощущения, что взрослость наступила как-то быстро? – Да, наверное, такое ощущение было. У каждого взрослость наступает по-своему. Хотя я не могу сейчас сказать, что я прям ужасно взрослый.

– Если бы фигурное катание не случилось в вашей жизни, чем бы вы занялись?

– Сложный вопрос. Возможно, журналистикой, возможно, чем-то другим. Может быть, пошел бы в другой спорт, легкую атлетику, например. Я вроде неплохо бегаю, а раньше занимался прыжками в высоту.


Комментарии
Авторизоваться с помощью: 
avatar
Авторизация
*
*
Авторизоваться с помощью: 
Генерация пароля