Литва в «кандалах советской оккупации»


Неужели синдром ландсбергизма лишил литовцев способности логично рассуждать?

Осветить тему о лживых претензиях Литвы к России, как правопреемнику и правопродолжателю СССР, невозможно без рассказа о приобретениях Литвы, полученных ею благодаря пребыванию в Союзе ССР. Долгожители, помнящие довоенную Литву, как правило, делают достаточно объективные выводы по этому поводу. Но не все

Литва в «кандалах советской оккупации»

Один из таких долгожителей, 86-летний музыковед В. Ландсбергис, обласканный Советской Литвой и получивший от неё все мыслимые государственные награды и почетные звания, тем не менее утверждает: «Литовская Советская Социалистическая Республика была незаконным образованием. Там не было ни выборов, ни социализма. В течение пятидесяти лет оккупации территория Литвы была, в том или ином смысле, зоной военных действий — от красного террора и массовых ссылок до событий января 1991 года…».

С такими словами 11 марта 2018 г. Ландсбергис обратился к молодежи Литвы по литовскому ТВ. Но можно ли верить этому прожженному интригану и лицемеру, сменившему в 1990 г. маску активного строителя социализма на маску литовского националиста-антисоветчика? Дабы не быть голословным, перейду к конкретным фактам.

Оккупация или защита?

Прежде всего, отмечу, что введение ограниченного контингента советских войск в Литву в июне 1940 г. нельзя считать оккупацией, так как это не соответствовало определению «оккупации», принятому на 4-­й Гаагской конференции в 1907 г., а затем Женевскими конвенциями 1949 г. и протоколами к ним 1977 г.

Введение советских войск в Литву в 1940 г. было обусловлено следующими обстоятельствами. В мае 1940 г. фюрер нацистской Германии А. Гитлер заявил, что «все Балтийские государства должны быть включены в состав рейха».

После этого в Германии были отпечатаны карты «новой Европы», на которых страны Балтии, в т. ч. Литва, были включены в состав Германии.

Летом 1940 г. прогермански настроенный президент Литвы Антанас Сметона и Августинас Повилайтис (A. Povilaitis), глава Департамента государственной безопасности (ДГБ) Литвы, готовили очередной госпереворот с отстранением от власти правительства Антанаса Меркиса, ориентировавшееся частично на СССР, частично на Францию и Германию, с заменой его на полностью прогерманское.

Известно, что 14 июня 1940 г. в Каунасе находилось большое количество немецких «туристов». Они 15–16 июня 1940 г. должны были участвовать в спортивном празднике немецкого «Kulturbund» («Культурный союз»). Во время этого «праздника» предполагалось спровоцировать конфликт с военнослужащими Красной армии, находившимися в Литве, согласно договору от 10.10.1939 г. о передаче Литве города Вильно и Виленской области и взаимопомощи. Конфликт должен был создать повод для введения в Литву частей вермахта якобы для защиты германских граждан.

Но СССР упредил события и 14 июня 1940 г. предъявил руководству Литвы ноту­ультиматум о нарушении условий договора от 10.10.1939 г. На состоявшемся поздно вечером 14 июня 1940 г. совещании правительства предложение президента Литвы Антанаса Сметоны об оказании сопротивления Красной армии не получило поддержки. Тогда Сметона по акту официально передал власть премьер-министру Антанасу Меркису и покинул Литву.

Премьер А. Меркис и командующий литовской армией генерал Винцас Виткаускас неслучайно сделали выбор в пользу СССР. К этому моменту уже стал очевидным жесточайший режим нацистской оккупации Польши.

Известно, что в восточных районах Польши, оккупированной нацистами, жило немало этнических литовцев. Естественно, что Меркис и Виткаускас обладали достоверной информацией о том, что творили нацисты в Польше. Достаточно напомнить, что поляки при встрече с немцами должны были им кланяться, снимать шапки и уступать дорогу.

Поэтому утром 15 июня 1940 г. В. Виткаускас дал следующее указание литовской армии: «По отношению к продвигающимся советским войскам выражать дружественные отношения подобно тому, как оно выражалось к ранее введенным войскам». Так был обеспечен бесконфликтный ввод на территорию Литвы дополнительного контингента советских войск.

Существуют многочисленные кино- и фотодокументы о дружелюбной встрече советских войск в республике в июне 1940 г. В городах Литвы прошли массовые демонстрации, участники которых приветствовали вступление частей Красной армии на территорию республики.

О том, что население Литвы поддержало ввод советских войск, подтверждают демонстрации литовских трудящихся в поддержку этого ввода. Так, 24 июня 1940 г. митинг в Каунасе, потребовавший легализации Компартии Литвы, собрал до 100 тыс. человек. 2 июля 1940 г. в том же Каунасе на стадионе состоялся 30-­тысячный военный парад. Маршировавшие на нём литовские воинские части несли красные советские флаги и выкрикивали: «Да здравствует товарищ Сталин! Да здравствует тринадцатая советская республика!». Фотодокументы на эту тему известны. Уже одно это дезавуирует версию о «советской оккупации» Литвы.

Не вызывает сомнений, что литовцы в июне 1940 г. надеялись на лучшую жизнь. Они устали от режима А. Сметоны, что является неопровержимым фактом. Поэтому встретили вступление советских войск без страха.

Затем избранный в соответствии с Конституцией Литовской Республики 1938 г. Народный Сейм Литвы провозгласил Литовскую Советскую Социалистическую Республику и попросил присоединить её к Советскому Союзу, что и произошло в августе 1940 г.

Страшный 1941-й

Но эйфория у многих литовцев быстро прошла. Негативное впечатление на литовскую интеллигенцию оказал арест органами НКВД СССР 17 июля 1940 г. А. Меркиса, много сделавшего для бесконфликтного входа Красной армии в Литву. Затем литовцев не очень-то воодушевила политика пролетарского интернационализма и поспешная советизация, проводимая направленцами из Москвы в 1940–1941 гг.

Гости из Москвы резали «по живому», во многом не учитывая менталитет, историю, особые экономические условия и культурно-­бытовые особенности литовцев. Это стало вызывать протест среди значительной части населения республики. Особенно раздражало то, что Литва приняла «советских», как дорогих гостей, а те стали вести себя, как хозяева.

Национальная интеллигенция и армейские кадры восприняли факт утраты реальной независимости республики с чувством горечи. Ситуацию усугубили серьезные просчеты новых властей в проведении социально-экономической политики. В результате зимой 1940–1941 гг. нарушилось функционирование системы коммунального хозяйства в городах республики, а весной в Литве возник дефицит товаров первой необходимости и продуктов питания. Негатива добавила июньская 1941 г. депортация «антисоветского элемента» из республики.

Тогда списки людей на депортацию, а точнее, переселение в Сибирь, были составлены по «пролетарскому признаку». Многие в эти списки попали из-за доносов соседей друг на друга. В итоге оказалось, что около 60% депортированных составили члены семей так называемых «контрреволюционеров»: женщины, дети, старики и др. Трудно согласиться, что именно они представляли главную опасность для советской власти…

В результате в июне 1941 г., после нападения Германии на СССР, в Литве произошло антисоветское восстание. Главными организаторами этого восстания были агенты германского абвера и члены пронацистского Литовского фронта активистов (ФЛА), созданного в Берлине при активной поддержке того же абвера. Они учли рост протестных настроений против советской власти в республике и хорошо использовали это в своих целях.

Однако эти протестные настроения не могут оправдать ту поистине звериную жестокость, с которой литовские националисты в июне 1941 г. уничтожали советский и партийный актив, членов их семей и семей советских военнослужащих, не сумевших эвакуироваться. Это была не просто месть, это была расправа.

Читайте также:  Москва сделала Зеленскому предложение, от которого нельзя отказаться

Вот что об этом в 2008 г. рассказала корреспонденту газеты «Литовскiй курьеръ» Лариса Страдалова, дочь офицера-пограничника Красной армии. Ей с матерью в июне 1941 г. удалось бежать от наступавших немцев и добраться до Каунаса. «Когда вместе с другими беженцами мы с матерью пришли в ещё не занятый немцами Каунас, в городке, где жили семьи комсостава Красной армии, увидели жутчайшую картину: всюду валялись истерзанные тела женщин и детей. Это были члены семей военнослужащих, над которыми кровавую расправу вершили «белоповязочники» из числа «восставших».

Эти воспоминания в 1990–1991 гг. не публиковались, хотя свидетелей зверств литовских националистов ещё оставалось немало. Их рассказы передавались друг другу. Я уверен, что если бы не советские воинские части, дислоцированные в Литве, то нашлись бы и в 1991-м такие, кто желал бы повторить страшный июнь 1941 г.

В Литве ситуацию обострило то, что именно в этот период литовская пресса стала героизировать участников кровавых расправ 1941 г. и послевоенного партизанского террора, как бы подстрекая на повторение июня 1941 г.

Социализм по-литовски

После Великой Отечественной войны Антанас Юозович Снечкус, первый секретарь ЦК Компартии Литвы, человек удивительной мудрости, учел ошибки предвоенного периода и стал проводить политику, максимально направленную на создание атмосферы сотрудничества всех слоев населения в деле обеспечения благосостояния граждан Литовской ССР.

Литовцы, помнящие советскую власть, знают, что благодаря позиции Снечкуса Литва в СССР жила в наиболее благоприятных условиях. Да, за это пришлось заплатить депортацией из Литвы почти 150 тыс. человек. Но ведь не расстрелянных. Причём большинство из ссыльных в 1956–1958 годах вернулись в Литву. Я знаю это, так как учился в школе, где половина учеников были детьми ссыльных, вернувшихся из Сибири и Казахстана.

Мне довелось несколько раз слушать выступления Антанаса Юозовича. Он всегда подчеркивал, что верность социализму, это не только борьба с его противниками, сколько создание в республике таких условий жизни, чтобы даже противники социализма становились его сторонниками. И он успешно это делал.

Я убежден, что в результате политики А. Снечкуса подлинного социализма в Литовской ССР было на порядок больше, нежели в РСФСР. Конечно, следует учитывать особые условия финансирования строительства литовского социализма, на которые пошёл ЦК КПСС. Однако многое зависело от руководителей Советской Литвы и, прежде всего, от первого секретаря ЦК Компартии Литвы А. Снечкуса. Литва ещё воздаст ему должное.

К сожалению, кремлевские бюрократы сделали немало для воспитания своих врагов не только в Литве, но и в России. Даже я, русский, москвич, родившийся в семье советского офицера, убеждённый сторонник подлинной советской власти и коммунизма, был возмущён тем диктатом и мелочной опекой Литвы, которые иной раз исходили из Москвы.

Этот печальный опыт не мешало бы учитывать российским губернаторам, направляемым Кремлем в разные регионы России. Не секрет, что сепаратистские настроения имеются и в России. Силовым давлением их не победишь. Этого не следует забывать.

Насаждение «истового коммунизма», которым московские чиновники и партократы в советский период нередко занимались в Литве, могло многих отвратить от так называемых «коммунистических» идей, которые те «пропагандировали». Ведь многие из них, а я это проверял, даже не знали определение коммунистического общества, которое было дано в «Манифесте Коммунистической партии».

Напомню, что коммунизм по Марксу и Энгельсу – это «ассоциация, в которой свободное развитие каждого является условием свободного развития всех». Фактически это светское выражение христианства. Неслучайно русский философ Н. Бердяев, не принявший социалистическую революцию в России, писал: «Я понял коммунизм, как напоминание о неисполненном долге христианства».

Но вернусь к Снечкусу. Он сумел повлиять даже на Михаила Суслова, несгибаемого проводника линии ЦК ВКП (б). Тот с ноября 1944 г. по март 1946 г. исполнял обязанности председателя Бюро ЦК ВКП (б) по Литовской ССР, то есть был фактическим генерал-губернатором Литвы. Но тем не менее даже Суслов стремился учитывать особые условия строительства социализма в Литве. Это факт весьма не нравился Ивану Ткаченко, уполномоченному НКВД/­НКГБ СССР по Литве. Но, к счастью, руки у этого уполномоченного оказались коротки…

Советский вклад в Литву

После войны советское руководство, осознавая стратегическое значение прибалтийских республик для безопасности СССР, поставило задачу превратить их в витрину социализма. Было сделано всё, чтобы создать социалистические народно-хозяйственные комплексы в этих республиках, которые должны были обеспечить не только их процветание, но и неразрывную связь с Союзом ССР.

Находясь в составе СССР, Литва получила возможность развивать свое народное хозяйство в существенно больших масштабах, чем позволяли объемы производимого ею национального дохода. Это способствовало не только быстрому восстановлению уничтоженного потенциала во время войны, но и созданию нового промышленного производства.

В Литве формирование социалистического народно-хозяйственного комплекса шло по четырем направлениям. Первое – создание энергического комплекса. Второе – коренная модернизация существующих предприятий. Третье – создание не только новых предприятий, но создание новых отраслей промышленности. Четвертое – создание мощной научной базы, способной решать не только актуальные производственно-экономические задачи, но и обеспечивать ускоренное развитие научно-технического прогресса в республике.

Энергетика

Как выше отмечалось, в Литве усилия, прежде всего, были сосредоточены на создание мощной энергетики. Ещё раз напомню, что за годы Первой ЛР (1918–1940 гг.) не было построено ни одного мощного капитального объекта электро- и теплоэнергетики. По производству и потреблению электроэнергии Литва тогда занимала одно из последних мест в Европе. Это было государство, в котором господствовали лучины и керосиновые лампы.

В современной Литве предпочитают не вспоминать, что первая мощная по тем временам (100 МВт, с производством 370 млн. кВт/ч в год) Каунасская гидроэлектростанция на Немане была построена уже в советское время (1955–1959 гг.). И опять­таки с помощью специалистов и оборудования из Союза.

Благодаря финансированию из союзного бюджета, поставкам оборудования из Союза и специалистам из России в Литве были построены такие энергетические гиганты, как Электренайская ГРЭС, Вильнюсская ТЭЦ­3, Каунасская ТЭС, Мажейкская ТЭС, Круонисская гидроаккумулирующая ЭС и др. Помимо этого были реконструированы Петрашюнайская, Вильнюсская и Клайпедская теплоцентрали.

Кстати, рядом с Электренайской ГРЭС, мощность восьми блоков которой составляет 1800 МВт, за счет союзного бюджета был возведен новый город Электренай.

Но подлинной жемчужиной энергетики Литвы явилась Игналинская АЭС (на фото), строительство которой было начато по постановлению Совмина СССР в 1975 г.

31 декабря 1983 г. заработал первый энергоблок этой АЭС тепловой мощностью – 4800 МВт, электрической – 1500 МВт. Второй аналогичный энергоблок был запущен 20 августа 1987 г. Рядом с АЭС был создан за счет союзного бюджета город Снечкус, ныне Висагинас.

Игналинская АЭС обеспечивала потребности республики в электроэнергии на 70 %. А в 1993 г. она была занесена в книгу рекордов Гиннесса, так как произвела 88,1% всей выработанной в республике электроэнергии. Цена производимой на Игналинской АЭС электроэнергии составляла всего лишь 6,58 литовских цента за киловатт/час, в то время как электроэнергия, выработанная на Электренайской ГРЭС, использующей мазут, стоила 19 центов.

Читайте также:  Как голосует украинская тюрьма. Кирилл Вышинский

Кстати, благодаря Игналинской АЭС Литва могла себе позволить не только развивать энергоемкое производство, но могла торговать дешевой электроэнергией. При этом отмечу, что особенности конструкции реакторов РБМК, стоявших на Игналинской АЭС, позволяли производить изотопы кобальта-60, йода-125 и молибдена-99, а с 2018 г., благодаря разработке российских атомщиков, еще и йода-131. Эти изотопы используются при диагностировании и лечении онкологических заболеваний. Спрос на них во всем мире многократно превышает имеющиеся предложения, цены на них постоянно растут. Известно, что прибыль Ленинградской АЭС от продажи только трех производимых изотопов составляет порядка 300 миллионов долларов в год. Причем эти изотопы поставляются только в клиники России, а поставка в клиники Европы позволяет многократно увеличить эту прибыль.

С закрытием в 2009 г. Игналинской АЭС Литва фактически лишилась «курицы», которая могла бы нести «золотые яйца». Преступники, совершившие это злодеяние, я надеюсь, в Литве рано или поздно будут наказаны. Известно, что это преступление включено в перечень деяний, которому должен дать оценку Трибунал народа, созданный в 2018 г. газетой «Республика». Но пока мне кажется, что сотрудники ранее упомянутого Центра геноцида, прочитав эту статью, во всех потерях республики все равно обвинят Россию…

Между тем не секрет, что именно «атомные» конкуренты из Евросоюза настояли на закрытии Игналинской АЭС в 2009 г., хотя по нормам МАГАТЭ она могла работать ещё 20 лет.

Тогдашний президент Литвы Даля Грибаускайте преступно согласилась её закрыть. Ведь Литва для неё лишь этап карьеры, а главное – это должность в ЕС после президентства.

Итак, энергетика, созданная в период так называемой «советской оккупации», позволила уже в 1965 г. электрофицировать все города, поселки и хутора Литвы. Для сравнения отмечу, что в Московской области это произошло только к середине 1980-х гг. В советский период Литва вышла на одно из первых мест в Европе по производству и потреблению электроэнергии.

Промышленность

Восстановление промышленности Литвы сопровождалось не только его реконструкцией, но и созданием новых отраслей с нуля. На это из союзного бюджета выделялись большие капиталовложения.

В первую послевоенную пятилетку (1946 – 1950 гг.) в Литве вступили в строй 20 крупных новых предприятий. Тогда же были заложены основы для таких отраслей промышленности, как станкостроение, турбостроение, приборостроение, электронная промышленность, электромашиностроение, сельскохозяйственное машиностроение, цементная промышленность.

Благодаря этому уже в 1947 г. в Вильнюсе начали действовать станкостроительный завод «Жальгирис», а в 1948 г. – электротехнический завод «Эльфа» и завод сверл, впоследствии ставший лидером в Союзе в этой отрасли. Затем пришла очередь завода топливной аппаратуры и завода счетных машин. Несколько позднее в Вильнюсе заработало уникальное научно-производственное объединение «Вильма», которое создавало не только так называемые «черные ящики» для советской авиации и специальную звукозаписывающую аппаратуру, но – в кооперации с японскими фирмами – лучшие в Союзе бытовые магнитофоны.

Не отставал в промышленном развитии и Каунас – бывшая столица Литвы. В 1950 г. там вошел в строй турбостроительный завод «Пяргале», затем станкостроительный завод им. Ф. Джержинского.

Несколько позже в Каунасе заработал радиозавод, известный в Союзе тем, что производил малогабаритные телевизоры «Шилялис», пользовавшиеся спросом не только у сотрудников Госплана СССР, но и у членов Политбюро ЦК КПСС…

Всё это осуществлялось при огромной помощи СССР. Так, в строительстве вышеупомянутых заводов «Жальгирис» и «Эльфа» принимали участие предприятия более 40 городов других республик Союза. Оборудование для завода «Пяргале» поставлялось из 50 городов СССР.

Всё эти поставки подтверждены отчетностью, которая до сих пор хранится в российских архивах.

Таким же образом строились вильнюсские завод топливной аппаратуры и завод счётных машин «Сигма», а также паневежский завод «Экранас», клайпедский судостроительный завод «Балтия», целлюлозно-картонный завод. Реконструировался, а точнее, заново создавался Клайпедский морской порт, где попутно вводились мощности по перевалке нефтяных грузов. Настоящими воротами Союза и Литвы в Европу стала паромная переправа Клайпеда — Мукран. Ее строительство обошлось союзному бюджету в сотни миллионов рублей.

В 1970-е годы в Литве были построены такие флагманы индустрии, как Мажекяйский нефтеперерабатывающий комбинат, снабжавший своей продукцией всю Прибалтику, Ионавское производственное объединение «Азот» – крупнейшее в СССР предприятие по производству удобрений, Кедайняйский химический завод, Акмянский цементный завод и другие.

Бурное развитие получили отрасли, связанные с приморским положением Литвы – судостроение, рыбодобыча, рыбопереработка. Продукция сельского хозяйства стала важным источником обеспечения сырьём традиционной для республики пищевой промышленности. А в 1960 –1970 гг. в Литве возникли такие отрасли промышленности, как радиотехническая, химическая, микробиологическая, фармацевтическая.

К 1970-м годам в Литве уже было построено более 200 крупных предприятий, они выпускали продукцию, пользующуюся широким спросом не только на внутреннем, но и на общесоюзном рынке.

Помимо этого, в республике были созданы четыре домостроительных комбината. Соответственно, основной жилой фонд в Литве был создан при советской власти. Поучиться жилищному строительству в республику приезжали со всего Союза. Литовские архитекторы были авторами проектов зданий, построенных во многих городах Советского Союза – Минске, Ростове-на-Дону, Ташкенте, Новосибирске, Донецке, Саратове.

Однако такое сложное инженерное сооружение, как вильнюсская телевизионная башня, проектировалась в проектном институте Минсвязи СССР. Строительство бетонной части этой башни осуществлял по уникальной для того времени монолитно-бетонной технологии московский трест «Спецжелезобетонстрой». Построена телебашня была за счет союзных, точнее, российских средств. Оборудование для неё было также поставлено за счет союзных средств.

Сельское хозяйство

Статические отчеты советского периода, тонны которых хранятся в российских архивах, сообщают, что аграрно-промышленный комплекс Литвы обеспечивался материальными ресурсами и капитальными вложениями из союзного бюджета существенно лучше, нежели АПК других регионов страны.

Так, республике в девятой пятилетке (1971 — 1975 гг.) было выделено капитальных вложений производственного назначения в расчете на 1 га сельхозугодий в 3,8 раза больше, чем в среднем по СССР, и в 3 раза — чем в РСФСР.

Соответственно, в десятой пятилетке – в 3,4 и 2,6 раза; в одиннадцатой — в 3,2 и 2,5 раза, в 1986— 1989 гг.— в 3,4 и 2,5 раза.

Это привело к тому, что фондообеспеченность 1 га пашни в Литве в 1990 г. была в 2,8 раза выше, чем в РСФСР. За счет госбюджета СССР в республике проводились масштабные работы по мелиорации земель, социальному развитию села, дорожному строительству. К 1970 г. 36% сельхозугодий в Литве было мелиорировано, а к 1990 г. этот показатель достиг 70% (по СССР он составлял от 3% до 7%). Все это позволило увеличить общий объем промышленного производства в Литве в период 1940 — 1990 гг. примерно в 85 раз и валовой продукции сельского хозяйства — в 2,5 раза.

Читайте также:  Украинцы не верят в перемены

О темпах индустриализации сельского хозяйства в Литве свидетельствует такой факт. В конце 1957 г. в сельхозартелях Литвы имелось 1219 тракторов. Через 15 лет, в 1972 г., в Литве было уже 44,7 тысяч тракторов, 9,8 тыс. зерноуборочных комбайнов, 28 тыс. грузовых автомобилей. Механизация полевых сельскохозяйственных работ достигла 86%. Поголовье крупного рогатого скота в Литве увеличилось по сравнению с довоенным периодом в 1,8 раза, поголовье свиней – в 2,3 раза, птицы – в 2,8 раза. На литовских фермах доение коров было механизировано на 100 %, подача воды – на 98 % и раздача кормов – на 71 %.

О том, что из слаборазвитой аграрной страны Литва превратилась в индустриальную, свидетельствуют коренные изменения в социальной структуре населения республики. Увеличился удельный вес занятых в промышленном производстве. Если в 1945 г. в промышленности было занято 38,3 тыс. работающих, то в 1951 г. – уже 86,4 тыс., а в 1985 г. – 392,6 тыс. чел.

Образование, наука, культура, традиции…

В советский период произошёл бурный расцвет литовской культуры. Во многом это связано с тем, что советское государство постоянно увеличивало ассигнования на народное образование и культуру.

Только за пять лет с 1951 по 1956 гг. количество общеобразовательных школ в республике увеличилось с 3720 до 4071. В Литве в 1989 г. действовало 13 высших учебных заведений и 62 средних специальных учебных заведения.

При советской власти Литва стала республикой сплошной грамотности, и по количеству студентов на 10 тысяч жителей опережала Японию, Великобританию и ФРГ.

Если в конце 1940 г. в Литве насчитывалось 623 научных работника, то в 1973 г. численность научных сотрудников, работающих в 88 научных учреждениях, превысила 10,2 тыс. человек.

В советский период в Литве были созданы национальные театры, многочисленные культурно-просветительские учреждения, клубы, дворцы культуры, дома пионеров, станции юных техников, юных натуралистов, массовые библиотеки. Была создана ставшая знаменитой Литовская киностудия, ежегодно выпускавшая по 7–8 полнометражных художественных фильмов. Фильмы и актёры Литовской киностудии (режиссёры В. Жалакявичюс, А. Жебрюнас и др.), пользовались большой популярностью в Союзе и неоднократно удостаивались премий на международных кинофестивалях.

В республике также была построена мощная полиграфическая база, массовыми тиражами издавались книги на литовском языке, постоянно росло количество периодических изданий.

К 1985 г. в республике действовало 2170 детских, женских и мужских хоров, 3315 хореографических, 2287 драматических кружков, 518 духовых оркестров, 607 сельских капелл, 312 оркестров народных инструментов, 26 народных ансамблей, 11 народных театров, 158 этнографических ансамблей, в том числе знаменитые «Варпас», «Банга», ансамбль Каунасского политехнического института. Большой популярностью в Союзе пользовался народный ансамбль «Летува».

Эти коллективы были постоянными участниками декад литовской культуры, регулярно проводившихся в различных советских республиках. В Литве каждые 5 лет устраивались республиканские праздники песни и танца, собиравшие по 30–40 тысяч участников.

В советское время сформировалась плеяда знаменитых театральных деятелей Литвы: режиссёры Э. Някрошюс, Р. Туминас, Й. Вайткус, актёры Д. Банионис, Р. Адомайтис, Ю. Будрайтис и др. Замечательные творческие коллективы создали режиссеры Ю. Мильтинис (Паневежский драматический театр) и Э. Някрошюс (Молодежный театр в Вильнюсе).

В 1974 г. в Вильнюсе было построено новое здание Литовского Национального театра оперы и балета по проекту архитектора Э. Бучюте. Оно является одним из лучших в Европе по своим акустическим характеристикам.

А в 1981 г. было построено новое здание Литовского национального драматического театра (архитекторы А. и В. Насвитисы) и Дворец спорта. Тогда же Паневежский драматический театр, слава о котором гремела по всей стране, также получил новое здание.

При этом в Советской Литве бережно относились к сохранению исторического наследия и традиций. Был создан этнографический музей под открытым небом в Румшишкес. Литовские реставраторы, которых поддержал А. Снечкус, первыми в Союзе стали восстанавливать исторические памятники (Тракайский замок, Старый город в Вильнюсе и др.).

Убедительные успехи были достигнуты в области физической культуры: было построено и функционировало более 40 стадионов, 378 футбольных полей, 520 спортзалов, 155 лыжных баз, 29 плавательных бассейнов, 93 детско-юношеские и молодёжные спортивные школы.

В советское время в республике были построены многочисленные санатории, пансионаты и дома отдыха в курортных городах – Друскининкае, Бирштонасе, Паланге и Ниде. По количеству врачей на десять тысяч жителей Литва занимала одно из первых мест в Европе. Словом, как экономическая, так и социальная сфера Литвы получили в период нахождения в СССР стремительное развитие.

Тем не менее в современной Литве постоянно твердят о неком геноциде литовского народа в период советской власти. Крайне странный геноцид! О материальных претензиях Литвы, которые она регулярно озвучивает в адрес России, я говорить не буду. Лишь обращусь к справке Минэкономразвития РФ «О советских дотациях и капвложениях в экономику Литовской республики», опубликованной в «Российской газете» 18.02.2010 г. О ней я уже упоминал в предыдущей статье.

Согласно этой справке, основанной на расчетах сотрудников Министерства, Литва от пребывания в СССР получила общую выгоду в размере более 72 млрд долл. США. Это не считая стоимости 15 тыс. кв. км территории, полученной Литвой благодаря нахождению в составе СССР, и не учитывая компенсации за 160 тыс. советских воинов, погибших в боях за освобождение Литвы.

Так вот, ограничусь лишь вышеупомянутыми 72 млрд долл. США.

Если принять во внимание девальвацию доллара, которая с 1944 по 1990 гг. составила 1094%, то с учетом усредненного показателя девальвации в 500% (5 раз) встречные претензии России к Литве могут составить 360 млрд долл. США. Вот такая неприятная арифметика для сотрудников Центра так называемого геноцида.

После обретения независимости в сентябре 1991 г. ситуация в Литве резко изменилась. Многие промышленные предприятия были закрыты, дорогостоящее оборудование продано. Соответственно, выросла безработица, литовцы устремились на Запад. Депопуляция современной Литвы – самая острая проблема этого государства. Об этом я уже говорил.

Вышеизложенная информация позволяет уверенно утверждать, что заявления сотрудников Центра о том, что в СССР Литва являлась донором СССР и финансировала из республиканского бюджета развитие ряда отраслей промышленности СССР, является наглой ложью. Литовская экономика не потянула бы финансирование даже одной союзной отрасли промышленности. С тем же успехом В. Комичене могла заявить, что Литва финансировала первый полет в космос Юрия Гагарина.

P.S.

В ситуации, которую я описал, особый интерес представляет один аспект. Я немало работал в коллективах, в которых большинство сотрудников были литовцы. Меня всегда нравилось то, что большинство из них, пытаясь уяснить спорную ситуацию, стремились докопаться до истины. Но в последние годы я сталкиваюсь с дремучим невежеством литовских «обличителей» России. Примером является та же Комичене. Она ведь даже толково соврать не сумела, чтобы её ложь выглядела более правдоподобной. Неужели синдром ландсбергизма начисто лишил литовцев логично рассуждать? Это уже полная деградация. Пора литовскому народу делать выводы.

Владислав Швед, Столетие


Комментарии
Авторизоваться с помощью: 
avatar
Авторизация
*
*
Авторизоваться с помощью: 
Генерация пароля