Привкус спирта в деле Савченко и фабрика госпереворотов. «Страна», Украина


В среду в зале заседаний Соломенского райсуда Киева наблюдался аншлаг — заведение своим присутствием почтили работники СМИ, волонтеры и прочие «вольные слушатели».

Привкус спирта в деле Савченко и фабрика госпереворотов. «Страна», Украина

Здесь 13 марта собралась коллегия в составе председательствующего Сергея Агафонова и «боковых» судей Ады Педенко и Елены Куровой, чтобы наконец-то начать подготовительное заседание по одному из самых резонансных дел последних лет.

Но судьи «отвелись» — так и не приняли решение по обвинительному акту в отношении народного депутата Надежды Савченко и руководителя «Офицерского корпуса» Владимира Рубана. Хотя им инкриминируется целый «букет» статей УК Украины и если их суммировать, то речь идет о якобы подготовке парламентарием и офицером-переговорщиком серии терактов в столице. А также действиях, направленных на захват власти путем вооруженного переворота и убийств первых лиц страны, включая президента Петра Порошенко, секретаря СНБО Александра Турчинова и главы МВД Арсена Авакова.

Скандальная эпопея «Савченко-Рубана» будоражит общественное сознание вот уже год. Все это время в трех километрах от «Соломы» (так именуют на сленге правоохранители Соломенский райсуд Киева) — в Шевченковском райсуде Киева, слушается по сути другое знаковое дело.

В нем также идет речь о подготовке госпереворота и предотвращенном вооруженном захвате власти двумя людьми — бывшим директором ГП «Укрспирт» Михаилом Лабутиным и его другом Павлом Заярнюком. И его фабула во многом идентична истории «Пули» (прозвище Савченко в период ее службы в ВСУ) и главы «Офицерского корпуса».

Производства объединяют не только одинаковые преступные умыслы, которые якобы засели в головах не связанных между собой групп «госпереворотчиков» (в это еще можно поверить, хотя и с оговорками). Оба дела строятся по единому лекалу — на записях разговоров обвиняемых, фактах поставок оружия с неподконтрольной территории т. н. «ДНР» и показаниях «засекреченных» свидетелей из числа действующих военнослужащих.

Еще одна связующая ниточка — участие в обоих историях 8-го отдельного полка Сил специальных операций, чья воинская часть А-0553 квартируется в Хмельницком.

Официально силовики никак не комментируют единую матрицу в делах «спиртовых революционеров» Лабутина-Заярнюка и «супертеррористов» Савченко-Рубана. Неофициально же дают понять, что все совпадения — случайны.

У адвокатов иная логика объяснений. Согласно ей, обе истории «госпереворотчиков» представляют собой однотипные провокации, реализованные из одного центра по аналогичной схеме с определенными нюансами.

На чем основываются такие доводы, и действительно ли «Пулю» хотят судить по «клонированному делу» опального экс-руководителя «Укрспирта», выясняла «Страна».

Дела под кальку: что объединяет истории «захватчиков власти»

Прежде всего, рассмотрим фабулы дел Рубана-Савченко и Заярнюка-Лабутина с точки зрения того, как их подает гособвинение. Обвинительные акты в этих историях начинаются с одних и тех же фраз.

Они звучат так, будто будучи радикально настроенными лицами, которые недовольны сложившимся положением вещей на Украине, обе группы с разницей в год задумали осуществить силовой захват власти.

Читайте также:  Теперь и мирное население под прицелом

Сначала такая идея-де пришла в головы «добробатовца» из «Айдара» Заярнюка и экс-директора «Укрспирта» Лабутина. Якобы с целью свержения конституционного строя еще в 2016 году они затеяли организацию серии массовых акций протеста, а в качестве «силового прикрытия» — намеревались подключить к свержению Порошенко и Ко военнослужащих.

План «спиртовых революционеров», в интерпретации следствия, состоял из двух частей. Сначала они планировали осуществить провокацию в ходе организованных ими же митингов «добровольцев» около здания Верховной Рады летом 2017 года. После того, как здесь должна была пролиться кровь, на волне эскалации госпереворотчики с оружием в руках якобы намеревались захватить здания парламента и Администрации президента.

Далее шла развязка. Как полагают в ГПУ, под угрозой применения «стволов» нардепы проголосовали бы за смещение с должностей Порошенко и всего Кабмина, после чего власть в стране «перетекла» к Лабутину и Ко.

При этом, пользоваться «переворотчики» и поддержавшие их военные должны были оружием, которое ранее завезли с неподконтрольной территории т. н. «ДНР» двумя партиями. Местом хранения боевого арсенала выбрали… территорию воинской части А0553 в Хмельницком, где базируется 8-й отдельный полк Сил специальных операций ВСУ.

Невероятно, но здесь же через год был устроен еще один «схрон» для партии оружия. В данном случае, его тоже завозили из «ДНР», и также двумя ходками. Но теперь уже для «революционеров» Рубана и «Пули» (считается, что они договорились о поставках с лидерами «ДНР» Александром Захарченко и Александром Тимофеевым).

Как настаивает следствие, Надежда и офицер-переговорщик во второй половине 2017 года задумали вооруженным путем свергать власть Порошенко путем организации «кровавой бани» в правительственном квартале. Им вменяются намерения обстрелять здание Верховной Рады из минометов, а затем скрыться по направлению к Гидропарку на скутерах по воде.

Параллельно с этим, якобы планировалась серия взрывов непосредственно в здании парламента, где выживших должны были добивать «штурмовики» из автоматов. Согласно фабуле дела, силовое прикрытие госпереворота намеревались обеспечивать за счет привлечения на сторону «революционеров» бойцов 8-го полка спецназа.

Этих военнослужащих, чьи истории «Страна» отдельно описывала ранее, адвокаты Савченко и Рубана называют классическими провокаторами. Речь идет о «залегендированных» свидетелях обвинения, под личинами которых скрываются майор Павел Балов с позывным «Кедр», его командир полковник Олег Нечаев («Восьмерка») и специально приставленный к Савченко под видом ее охранника/водителя Александр Терзи.

«Кедр», как говорит «Стране» экс-директор «Укрспирта» Лабутин, засветился и в истории «спиртового госпереворота». «Мне подсовывали этого Балова и других бойцов из 8-го полка (Вилена Мазура и Сергея Райхмана) спецслужбы, которые являются инициаторами этих фейковых путчей», — указывает он.

Позицию майора на этот счет выяснить не удалось — по всем ранее известным номерам телефонов «Кедр» недоступен. В «несознанку» играет и еще один боец 8-го полка Терзи. Когда автор этих строк дозвонился ему, военнослужащий выслушал вопросы, а затем сказал: «Здесь таких нет, вы ошиблись».

Читайте также:  Вероятные направления военной интервенции в Венесуэлу

Зато известно мнение о персоне Балова адвоката руководителя «Офицерского корпуса» Валентина Рыбина. «Это все провокация, где «Кедру» довелось сыграть одну из главных ролей», — поясняет защитник. Он уверен: «Кедр» сознательно подводил под статью Савченко и Рубана.

Впрочем, следствие интерпретирует роль майора и его сослуживцев иначе. Именно на показаниях Балова и прочих военнослужащих и строится суть обвинений против нардепа и офицера-переговорщика. Главные свидетели в процессе против Лабутина и Заярнюка — также военнослужащие.

Как история Савченко-Рубана стала «терактом»

По одной из новых версий, именно нестыковки в их показаниях, которые проявились на этапе слушания дела «спиртовых переворотчиков» по сути, и привели к слому линии обвинения в отношении Рубана и «Пули».

Якобы, чтобы избежать повторения уже допущенных ошибок военная прокуратура сегодня выдает ведущей статьей обвинения против нардепа (как и в случае с «убийством Бабченко»), теракт.

Да и в целом обставляет ситуацию так, чтобы «паровоз» в деле тянул глава «Офицерского корпуса».

Важно понимать — такая квалификация позволяет рассматривать дело без привлечения «потерпевших». И, по аналогии с историей оружейника Бориса Германа, «тихой сапой» вести дело к обвинительному приговору без лишнего «засвета» подоплеки производства.

Именно для этого, как говорят «Стране» собеседники в системе ГПУ, историю «Пули» и намеревались «выпихнуть на периферию». Но, волею обстоятельств, точнее — в силу излишней словоохотливости генпрокурора Юрия Луценко, сценарий довелось переигрывать. Удастся ли запустить процесс против опального нардепа и руководителя «Офицерского корпуса» по сценарию, который прописывают в военной прокуратуре, вопрос открытый.

Ведь похожая попытка в деле «спиртовых революционеров» уже обернулась серией скандалов. Из них отдельного упоминания заслуживают два инцидента.

Во-первых, это сам по себе ключевой свидетель обвинения против Лабутина и Заярнюка — отставной полковник ГУР Минобороны Георгий Абдыллаев.

В конце прошлого года он был арестован на территории России, где на камеру сделал сенсационные признания о подготовке ГУР Минобороны Украины серии террористических актов в Крыму.

Речь идет об инциденте с так называемыми «украинскими диверсантами», часть из которых была задержана на территории полуострова в конце лета 2016 года. Им инкриминировалась подготовка серии терактов, направленных на подрыв важных объектов инфраструктуры Крыма с помощью внушительного арсенала. В Министерстве обороны Украины свою причастность к этому ЧП отрицали, назвав инцидент провокацией «северного соседа».

Согласно же российской версии, 6-7 августа неподалеку от Армянска силы спецназначения РФ пробовали перехватить две украинские диверсионные группы, в результате чего завязался бой. В список «крымских диверсантов» тогда занесли, среди прочего, жителя Энергодара и бывшего АТОшника Евгения Панова, а также ранее судимого за ограбление уроженца Львовской области Андрея Захтея («Зая»).

Читайте также:  Бунт в Сербии. Кто стоит за восстанием?

Мужчины были арестованы и изначально дали признательные показания о подготовке диверсий силами ГУР Минобороны Украины. Впоследствии оба они отказались от своих слов, указав — мол, оговорили себя под пытками. В конце концов, «Зая» согласился на сделку со следствием и получил шесть с половиной лет колонии, а Панов был осужден к восьми годам.

На камеру российских следователей в 2018 году Абдыллаев, в свою очередь, заявил: часть истории «крымских диверсантов» он знает со слов бывшего командира своего подразделения — Игоря Тарасюка. И теракты действительно планировались Киевом, а в курсе этой спецоперации было по меньшей мере три знаковых офицера ГУР.

Это Максим Шаповал (взорванный летом 2017 года в центре Киева координатор охраны убитого экс-депутата Госдумы РФ Дениса Вороненкова), его «правая рука» Александр Громов и майор Кирилл Буданов.

Другой скандальный аспект истории «спиртовых революционеров» касается зафиксированных в рамках НСРД по делу разговоров между Абдыллаевым и заместителем командующего Десантно-штурмовых войск ВСУ Павлом Щербанем. Как считает следствие, весной-летом 2017 года их пытались привлечь к реализации госпереворота Лабутин и Заярнюк.

И тогда в ходе общения между собой военные, среди прочего, обсуждали не только «революцию». А и сценарий организации убийства экс-директора «Укрспирта» в зоне АТО «как сепара» с целью присвоения крупной суммы средств, причем с вероятным привлечением к этой спецоперации первого замглавы АТЦ на Донбассе Михаила Забродского (позывной «Герой») и экс-первого заместителя командующего Сил специальных операций Сергея Кривоноса (12 марта указом президента назначен заместителем секретаря СНБО).

Согласно переговорам Щербаня и Абдыллаева, около 300 млн грн на организацию «спиртового госпереворота» якобы выделял/передавал сын опального президента Виктора Януковича — Александр. Но существовали ли эти финансы в действительности, до сих пор загадка. В материалах дела отсутствуют упоминания об их изъятии, а Заярнюк на суде назвал это выдумкой.

В свою очередь, Щербань и Абдыллаев охарактеризовали содержание их беседы как обсуждение подготовки к сдаче «революционеров» в руки правоохранительных органов с поличным. Именно так они синхронно трактовали слово «хлопнуть» в отношении Заярнюка и Лабутина, которое использовалось ими в ходе диалога на заправке WOG 26 июня 2017 года…

Какие секреты расскажут основные свидетели против Рубана и «Пули», и какие контраргументы предоставит защита этому  — покажет рассмотрение скандального дела в отношении нардепа и руководителя «Офицерского корпуса». Свою вину Савченко и Рубан признавать отказываются, настаивая на провокации спецслужб. Аналогичной позиции придерживаются и в своей истории Заярнюк с Лабутиным. Пока же можно констатировать: точка в калькированных историях не будет поставлена вплоть до финала президентской гонки. А значит, постфактум общественность может узнать много нового об этих спецоперациях…

Виталий Губин, «Страна», Украина


Комментарии
Авторизоваться с помощью: 
avatar
Авторизация
*
*
Авторизоваться с помощью: 
Генерация пароля