Почему Польша не интересна Европе


Брюссельский аналитический центр Friends of Europe и польский фонд Казимира Пулавского объявили о проведении 4 февраля в Варшаве конференции, где будет обсуждена Польша и будущее европейской обороны. Ведущим докладчиком назван старший научный сотрудник Friends of Europe Пол Тейлор, который представит свое исследование. В нем рассматривается стратегическое положение Польши, ее оборонная политика и дипломатические союзы, состояние вооруженных сил и военно-промышленного комплекса

Кое-какие тезисы Тейлор уже раскрыл на презентации в Брюсселе, что вызвало смешанную реакцию в среде варшавского салона. Автор исследования считает, что Польша хочет заполучить постоянную американскую военную базу на своей территории за счет ухудшения сотрудничества с европейскими союзниками, а у такой стратегии хватает рисков. Разворот политики Варшавы происходит в то время, отмечает эксперт, когда Польша является более процветающей, стабильной и безопасной, чем когда-либо прежде. Ее членство в НАТО и Европейском союзе помогает поддерживать мир с соседями и высокие темпы экономического роста, инвестиций и занятости. Однако лидер правящей польской партии «Право и справедливость» (PiS) Ярослав Качиньский «испытывает чувство незащищенности нации и исторической обиды». Это привело к тому, что Качиньский развивает двусторонние оборонные связи с Вашингтоном вместо того, чтобы усиливать коллективную работу с европейскими партнерами и союзниками по НАТО.

Интересно, но вполне предсказуемо, что в ответ польские участники презентации опять вспоминали эти самые «исторические обиды». Сенатор Анна Мария Андерс (симпатизирующая PiS и полномочный представитель правительства Польши по международному диалогу в ранге госсекретаря) заметила, что «Польша всегда будет скептически относиться к Европе из-за 1939 года, когда Франция и Великобритания не пришли ей на помощь». Западные европейцы не понимают травм, через которые прошла Польша, сначала во время Второй мировой войны, а затем будучи под Советским Союзом в Восточной Европе, подчеркнул в свою очередь депутат Европейского парламента Яцек Сариуш-Вольский (состоявшийся как политик в ныне оппозиционной «Гражданской платформе», но позже исключенный из нее за взаимодействие с «Правом и Справедливостью»). По его словам, «мы чувствуем связь с историей больше, чем вы после 60 или 70 лет хорошей жизни. Полагаться на США — это не рискованная стратегия, это единственная стратегия».

Но если у Польши есть претензии к Европе, то и Европа может предъявить их к Польше. Во-первых, заметить, что «советского блока» и Советского Союза нет уже около трех десятков лет. И поэтому западная пропаганда в части противодействия Москве в большинстве своем описывает претензии Запада к Российской Федерации, а не СССР. Во-вторых, разве сами поляки времен Польской Народной Республики не участвовали на стороне «советского блока» в холодной войне против Запада? Участвовали и еще как. Варшава зря делает вид, что после Второй мировой войны и до 1989 года противостояли Западной Европе какие-то «русские» или инопланетяне. Нет, это были граждане ПНР, которые, кстати, в массе своей слабо принимали участие во внутреннем антикоммунистическом сопротивлении. Собственно, победа этого подполья стала возможной лишь после того, как СССР сам ушел из Восточной Европы. А ведь начнись в какие-нибудь 1960−1970-е годы новая война в Европе, польские части с удовольствием штурмовали бы Бонн.

При этом даже без обращений к прошлому Европе есть что предъявить Варшаве. Ныне правящая либерально-глобалистская западная элита (кстати, и американская ведь тоже, не только европейская) уже несколько лет как предъявляет к «Праву и Справедливости» немалые претензии. PiS обвиняют в нарушении верховенства права и покушениях на свободу слова, наряду с Венгрией и другими странами записывают в число «полулистов», что по меркам либеральных глобалистов сегодня является страшнейшим преступлением. По большому счету, у Варшавы давно уже не было такой плохой прессы в Европе и США, где положительные оценки действий правящей польской партии так же распространены, как белые медведи в пустыне Сахара. Европейская комиссия инициировала процедуры, которые могут привести к наказанию Польши. И давление руководства ЕС вовсе не шуточное, так, «Праву и Справедливости» уже пришлось пойти на попятный по некоторым направлениям проводимой ею судебной реформы.

И в то же самое время Польшей недовольны те европейцы, которые руководствуются геополитическими ценностями, а не «правами человека». Мантра Варшавы о ее «уникальном уязвимом положении» перед «российской агрессией» не действует на них, вызывая лишь раздражение. Ведь то, что в геополитическом контексте предлагает сейчас Польша, — это архаика. Когда заявляется, что «в современном мире польско-украинский тандем может стать надеждой для других стран региона» и «это не вопрос привлекательности ЕС, это глубокий реализм, шанс для нас в нынешней геополитической игре», то хочется уточнить: какой именно «реализм»? Первой Речи Посполитой, которая до 1654 года контролировала нынешнюю украинскую территорию, или Второй Республики, получившей западную часть Украины по Рижскому договору? С точки зрения геополитической игры кому в таком случае «угрожает» Россия — непосредственно Польше или польским амбициям получить в подарок всю Украину?

Европа это понимает. Как подчеркивает Пол Тейлор, Варшава «должна разрешить спор о верховенстве закона с ЕС, отказаться от требований о репарациях с Германии, чтобы улучшить отношения с Берлином, возродить Веймарский треугольник (Польша — Германия — Франция), участвовать в европейских оборонных проектах и вести диалог с Россией как на двусторонней основе, так и в формате Калининградского треугольника (Польша — Германия — Россия) ». Вот такая Польша и нужна Европе.

Станислав Стремидловский, Regnum

Источник: news-front.info



Логотип Labuda.blog
Авторизоваться с помощью: 
Яндекс.Метрика