Протест, который не туда полез…


Не везёт в последнее время Владимиру Познеру. Часто, когда он тужится сказать что-то умное, выходит… как обычно. Но когда Познер громогласно «возмутился» ожидаемым «сносом дома Булошникова», как случаем «безжалостного отношения к Москве», пока присутствующим исключительно в слухах, Познер сам понял, что сморозил что-то не то. Но было уже поздно…

ПОЗДНО ОСОЗНАЛ…

«Жечь глаголом» Владимир Познер начал ещё 19 января. Причём «жёг» так, что Змей Горыныч почувствовал себя позорной зажигалкой:

«Могу вам сказать, что такого безжалостного отношения к городу, к его истории, которая выражается в зданиях, какое я видел и вижу в Москве, – я не видел больше нигде… примириться невозможно, потому что это уродует, с одной стороны, этот город, и с другой стороны – это совершенно очевидно – преследует цели личного обогащения… Я не понимаю, как мэрия допускает такие вещи. Вернее, я понимаю, но хотел бы не понимать… Я надеюсь, что это обращение, мое высказывание, в частности, сыграет хоть какую-то роль в спасении Дома Булошникова на Большой Никитской улице…»

Какая экспрессия! Какой порыв! Какая несгибаемая воля! Вот только с чего бы автору цитировать «Эхо Москвы», если оригинал текста был отважно опубликован на странице «Познер Online». Ответ прост. Написав гневный пост, Владимир Познер решил заняться нетрадиционным для него занятием — проверить, наконец, по делу он ляпнул или — нет.

МАДАМ ЗАПУТАЛАСЬ?

Выяснилось, что всю эту историю начала некая Елена Ткач. 17 лет нигде не работавшая «домохозяйка», муниципальный депутат Пресненского района от партии «Справедливая Россия», но почему-то член «Единой России».   Якобы. Именно она и написала на своей странице Facebock проникновенные строки:

«…Внимание! Собянин согласовал точечную многоэтажную застройку на Большой Никитской улице рядом с Консерваторией и театром Маяковского.

Я смогла получить протокол ГЗК от 15.11.2018 из которого следует, что ГЗК под председательством Собянина согласовала снос и многоэтажную застройку по адресу Большая Никитская 17 стр 1. …»

Всё бы ничего, но неутомимая мундепша таки приложила части сканированных листов протокола. Вот только есть несколько нюансов:

— сканы не охватывают весь документ, а только его «избранные части»;

— в документе ни слова не сказано ни о сносе здания, ни о «точечной застройке»

— на документе нет не только резолюции Сергея Собянина, но и вообще никакой резолюции;

— на документе нет идентификационных элементов, позволяющих определить, собственно, кому и куда направлен этот документ…

Можно продолжать и дальше, но уже на этом этапе становится ясно: подобных «документ» может сляпать кто угодно за пять минут.

Но «борцы против всего плохого» не думают, они — распространяют, организуют шум и кампании и т. д. Между тем, последний «крик души» Елены Ткач в её «уютненьком» Facebock от 24 января (!) звучит очень оригинально:

«… Сегодня закончился последний третий этап публичных слушаний по увеличению объемов застройки на доме Булошникова на Большой Никитской улице.

Теперь 29 января Окружная комиссия должна вынести два решения — состоялись или нет слушания и второе положительный или отрицательный результат.   …»

Как говорится, пардон, мадам! А как же «Собянин согласовал…»? А как же «…снос и многоэтажная застройка»? Вы уж определитесь, госпожа Ткач, когда вы натрындели: 19 числа, когда начинали кампанию против несуществующего сноса исторического здания или — сейчас?

РЫЛЬЦЕ В ПУШКУ И ДЁГТЕ…

Осознав, что «сноса здания» против которого он так яростно протестовал, в природе не существует, Познер крепко задумался. С одной стороны, истина его, как либерального журналиста интересует чуть меньше, чем нисколько. Но с другой — есть один нюанс.

Дело в том, что самому в 2004 году Познеру в стиле незабвенной блондинки из анекдотов «не на…, а подарили» участок земли на Малой Дмитровке (г. Москва). «Круто! — восхитился Познер, — А построю-ка я школу телевизионного мастерства своего имени! Бабло рубить и русофобов разводить-культивировать!»

Но, когда Познер пошёл смотреть будущую строительную площадку, он увидел там пару мешающих объектов. В нестерпимом возмущении Познер смотрел на  здание дома № 22, принадлежавшего поэту А. Н. Плещееву (исторический памятник) и здание дома № 24, не столь прославленного, но тоже — традиционно московского.

«А, застрою их нафиг! — решил Познер, — Чё они мешают торжеству либеральной журналистики? И вообще, мне деньги нужны. Да и пасынка Петеньку надо к делу пристраивать!»

Нет, ну может быть Познер говорил и не так, но суть от этого не меняется. Сына его покойной жены Еатерины Орловой — Петра Алексеевича Орлова, работавшего зам. гл. редактора ОАО » телекомпания НТВ», надо было пристраивать к семейному бизнесу.

С истинной демократичностью, наплевал на протесты местных жильцов, вытерев ноги об их московский патриотизм и искренне недоумевая, как это быдло вообще осмелилось возражать ему — Самому Великому И Неповторимому Владимиру Познеру, заявил: «Да ничего вы не потеряете, ну, вид только из окон изменится»  и начал строить.   Стройка неоднократно приостанавливалась, поскольку москвичи пытались напомнить, что вообще-то речь идёт об исторических памятниках.    Но бабло,   победило зло и «школа Познера» была достроена, «проглотив» шо тот «хищный город»  несчастные «помешавшие» Великому Градозащитнику Познеру дома.

Самое интересное — ни «Эхо Москвы», ни «Медуза», ни прочие «активные градозащитники» ничего криминального в действиях Познера не заметили. Ну, подумаешь — сожрал два дома, один из которых — исторический памятник! Дык ить — не депутат какой, а Великий Познер… мелочи какие!

Словом, чья б корова мычала, а Познеру по поводу дома Булошникова лучше бы помолчать: у самого «рыльце в пушку» и дёгте…

ТОТЧАС ЖЕ ХВОСТИК ПОДОЖМЁМ

Поняв, что довыделывался, Познер решил «сдать назад» и удалил своё обращение с «Познер Online».   Ибо «оказывается» и сносить-то ничего не собираются, и здание-то оказывается насквозь перестроенное  и вообще ни разу не памятник культуры…  В общем, во-первых, не брала, а во-вторых — уже положила…

Вот так вот. Пять дней истерик, десятки подписей, Великие Срачи Интернета, а на выходе — тихий такой и вкрадчивый «пшик».

Интересно другое: почему же вдруг (!) Познер и «Новая Газета», которые врут, как дышат, так оперативно «признали свою ошибку»? А ларчик открывается просто.

Сегодня Госдумой РФ были одобрены два законопроекта, один из которых предполагает наказание за распространение «недостоверных» данных в интернете. Нельзя сказать, что закон новаторский или революционный. Он «всего-навсего» дополняет статью 13.15 Кодекса об административных нарушениях («Злоупотребление свободой массовой информации») в документе появляется фраза о распространении «заведомо недостоверной общественно значимой информации, которая создаёт угрозу жизни граждан и массового нарушения общественного порядка» Наказание для таких людей, как Познер — не слишком значимое, но сам факт того, что за болтовню теперь будут наказывать и сделать это может не только «злое ФСБ», но и любой человек, заметивший брехню (а Интернет годами помнит все высказывания) сделали самочувствие Познера и К несколько неуютным. И то, что закон настолько «сырой», что Минюст , Минкомсвязи, Роскомнадзор и Генпрокуратура выступали против него, для Познера — не радость, а наоборот: на таких-то «сырых» законах и можно «влететь» по полной…

Так что Владимир Познер счёл за лучшее поджать хвостик и спрятаться в норку. Но, не волнуйтесь, это не надолго. Вот сейчас переведёт дух и… ууух, как всем покажет! Правда?

Степан Карпенко, quis_quaeritis

Источник: news-front.info



Логотип Labuda.blog
Авторизоваться с помощью: 
Яндекс.Метрика