Приверженность «европейскому проекту» или европейская импотенция?


Ангела Меркель и Эммануэль Макрон подписали в Аахене документ, который с одной стороны вызовет сильное раздражение в Вашингтоне, а с другой — спровоцирует дополнительное напряжение внутри Евросоюза, который и так в последнее время испытывает довольно серьезные проблемы в плане укрепления европейской солидарности

Глядя на то, как договор между Германией и Францией интерпретируют немецкие СМИ, невозможно отделаться от ощущения, что немецкая (и, в меньшей степени, французская) дипломатия не до конца осознают, то как этот договор будет воспринят остальной Европой. Проблема с тем, что американцы называют optics (т. е. внешним впечатлением) будет вызвана тем, что вместо укрепления Евросоюза получается довольно грубое подчеркивание того, что так называемая «Европа нескольких скоростей» — это уже свершившийся факт, и главные бенефициары ЕС — это Франция и Германия, а всем остальным предстоит просто терпеть и радоваться тому что они не подвергаются той унизительной экзекуции, которой сейчас подвергается Великобритания за попытку к бегству из европейского концлагеря.

Да, немецкие аналитики тысячу раз правы, когда подчеркивают, что «аахенский договор» — это символ приверженности Германии и Франции «европейскому проекту», но сам проект уже не совсем европейский, а именно «франко-германский». В том же смысле, в котором имперский проект Габсбургов стал когда-то «австро-венгерским». Например, в документе, подписанном Меркель и Макроном, а также в официальных заявлениях самой Меркель очень жестко подчеркивается курс на создание европейской армии, и очевидно, что этот курс является по сути курсом на слом существующей структуры НАТО (независимо от того, что по этому поводу говорят подписанты) и это вряд ли порадует политические элиты других стран-членов ЕС ибо им предстоит выбирать между поддержкой европейской армии (что предполагает гнев Вашингтона) и поддержкой НАТО в ущерб европейской армии (что предполагает гнев и вероятно бюджетные санкции со стороны Берлина и Парижа).

Выбор — неприятный и явно не способствует внутриевропейскому единству, хотя с другой стороны, логика Меркель и Макрона тоже понятна. Если Евросоюз желает стать одним из полюсов силы в новом многополярном мире, то европейских лимитрофов нужно или принудить к подчинению с помощью административного насилия, или сбросить с парохода современности во тьму, в которой барахтаются британцы после Брекзита. Вероятно, что именно на эти величественные планы и намекает выбор места подписания эпохального договора. Аахен — это столица империи Карла Великого, то есть как бы столица «прообраза Евросоюза».

Но есть нюанс. Европейская империя, пускай с большой натяжкой, — на карте есть, а вот аналога Карла Великого в тандеме «Меркель плюс Макрон» — нет и уже не будет.

Politanalitika.ru

Источник: news-front.info



Логотип Labuda.blog
Авторизоваться с помощью: 
Яндекс.Метрика