Мюллер лишается «крыши»


Замгенпрокурора США Род Розенштейн, курирующий расследование Роберта Мюллера, скоро уйдёт в отставку. Чистка спецслужб заокеанской сверхдержавы продолжится.

То, что руководители американских силовых ведомств самым бесстыдным образом вмешались в президентскую кампанию 2016 года, а позже пытались всячески подорвать президентство Дональда Трампа, сегодня ни для кого не секрет. Даже либеральные медиа этого не скрывают — они лишь убеждают своих читателей и зрителей в том, что спецслужбы действовали «во благо».

Всё «русское дело» от начала и до конца является, как сейчас принято говорить, фейком. Его выдумали, стали его раскручивать и атаковать всех людей из окружения «неожиданно избранного» президента, до которых могли дотянуться. А когда силовиков ловили на грязных трюках и лжи, уличали в политической ангажированности и злоупотреблениях, пресса бросалась им на помощь, крича о препятствовании правосудию со стороны Белого дома.

Каждое увольнение высокопоставленного чиновника Минюста и ФБР СМИ сравнивали с так называемой резнёй субботнего вечера — чередой отставок прокуроров в ходе Уотергейтского скандала. Тогда Ричард Никсон потребовал увольнения спецпрокурора Арчибальда Кокса, расследовавшего дело. В знак протеста генпрокурор, а затем и два его зама оставили свои посты. И это стало началом конца для Никсона.

Но между двумя спецпрокурорами — Арчибальдом Коксом и Робертом Мюллером — есть по крайней мере три существенных различия. Во-первых, Трамп не требовал увольнения Мюллера. Во-вторых, уотергейтский специальный обвинитель почти довёл дело до конца. По делу о прослушке политических конкурентов и дальнейшем сокрытии преступления были осуждены несколько высокопоставленных сотрудников администрации Никсона. В-третьих, с даты назначения спецпрокурора Кокса (май 1973 года) и до отставки президента (август 1974-го) прошёл год и три месяца. Мюллер же «роет» (с мая 2017-го) уже год и восемь месяцев, а обвинения, выдвинутые им, касаются чего угодно, только не «сговора Трампа с русскими».

Работа команды Роберта Мюллера обходится налогоплательщику в миллион долларов в месяц. Ей даны самые широкие полномочия. Её деятельность сопровождается скандалами.

Но демократическая оппозиция требует «продолжения банкета». Мюллер должен продолжать копать, чтобы CNN, MSNBC, The New York Times, The Washington Post и т. д. могли продолжать твердить, что Трампа «вот-вот разоблачат».

Читайте также:  Александр Роджерс: Дайджест грейтэгейна

Другого прокурора уже давно бы отстранили от должности и даже привлекли к ответственности за растрату бюджетных средств. Но только не Мюллера. Он политически необходим вашингтонскому истеблишменту и «глубинному государству». Конгрессмены-демократы даже попытались провести билль, законодательно запрещающий увольнять спецпрокурора по «русскому делу», но безуспешно. Впрочем, команда Мюллера до недавнего времени была и так надёжно защищена. Её деятельность курировал замгенпрокурора Род Розенштейн, который не раз давал понять, что не станет ограничивать «аппетиты» Роберта Мюллера.

И вот в прессе появились сообщения, что после утверждения сенатом нового генпрокурора Уильяма Барра Розенштейн уйдёт в отставку. Вашингтонских политиков и бюрократов сегодня очень беспокоит вопрос, что же будет с Мюллером и его расследованием, когда у спецпрокурора не станет «крыши» в лице всесильного замгенпрокурора. Многих действующих и отставных сотрудников силовых ведомств гложет тревога за свою дальнейшую судьбу — не займётся ли ими прокуратура при новом шефе?

Но как вообще могла сложиться такая ситуация, при которой второе лицо в Минюсте определяет так много?

Прямой саботаж 45-го президента США начался сразу после его вступления в должность. Впрочем, ещё до инаугурации ФБР под руководством директора Джеймса Коми провело несколько спецопераций против ближайших соратников избранного президента. В частности, следователи Бюро встретились с Майклом Флинном (он в переходной администрации метил на пост советника по нацбезопасности), чтобы «поговорить о русских». Флинна убедили в том, что речь идёт о межведомственном взаимодействии, так что присутствие адвоката «лишь запутает всё дело». Советника Трампа ловко завели в ловушку лжесвидетельствования и позже выдвинули против него обвинения.

В январе и. о. генпрокурора (новый глава ведомства ещё не был утверждён сенатом) стала Салли Йейтс. Начала она свою деятельность с практически открытого бунта. Йейтс запретила сотрудникам Минюста защищать перед прессой и в судах указ президента о временном запрете на въезд в США людей из семи стран, которые контртеррористические ведомства считали наиболее опасными для Соединённых Штатов.

Салли Йейтс была уволена. Занявший её место Дана Боэнте вскоре попросил о переводе в ФБР на должность главного юрисконсульта. Генпрокурором США стал Джефф Сешнс, однако его утверждение было оговорено конгрессменами требованием самоустраниться от расследования любых дел, которые прямо или косвенно могли быть связаны с предвыборной кампанией. Таким образом, ставленник президента не мог не только поставить «в рамки» расследование «русского дела», но и привлечь к ответственности сотрудников ФБР и Минюста, занятых саботажем.

Читайте также:  Василий Волга: Как я чуть не подавился

К тому времени конфликт Трампа и директора Бюро Джеймса Коми достиг кульминации. Президент попросил совета у своего генпрокурора, но тот, следуя данному обещанию, от ответа уклонился. Обоснование для увольнения Коми предоставил заместитель Сешнса Род Розенштейн.

Отправленный в отставку глава ФБР направил в The New York Times свои записи бесед с Трампом. Слова последнего в изложении Коми были интерпретированы как возможное препятствование правосудию. И тогда Розенштейн, пользуясь самоустранением Сешнса, назначил спецпрокурора Мюллера.

Роберт Мюллер, бывший глава Бюро, был личным другом Коми. В свою группу он набрал агентов, чей послужной список вызывал массу вопросов. В частности, глава контрразведывательного подразделения ФБР Питер Строк был тем самым следователем, который «поймал на лжи» Майкла Флинна. Он же, ведя беседу с Хиллари Клинтон в рамках расследования дела об электронной переписке экс-госсекретаря, отказался от ведения записей и позже составил для Коми заключение о её невиновности.

Вскоре выяснилось, что Питер Строк и его любовница Лиза Пейдж вели активную личную переписку. Обсуждали они в основном не предстоящие свидания, а планы по недопущению Трампа в Белый дом, а позже — по выдворению его из Овального кабинета на основании «русского дела». Пейдж работала заместителем Джеймса Бейкера, поэтому, когда переписка была предана огласке, уволены были не только Строк и Пейдж, но и её шеф Бейкер (его-то место и занял Боэнте).

Мюллер же, «пригревший» заговорщиков, остался неприкосновенным. Он сохранил свой пост даже после того, как в конце 2018 года выяснилось, что его группа уничтожила часть переписки Строка и Пейдж.

Тем временем копился компромат и на Розенштейна. В частности, несколько ордеров на прослушку штаба кандидата Трампа были подписаны им. Ордера эти в основном опирались на пресловутое досье бывшего агента MI6 Кристофера Стила, переданное в ФБР при посредничестве американской консалтинговой фирмы Fusion GPS. Сомнительность досье и его политическая пристрастность были прекрасно известны Розенштейну. Более того, замгенпрокурора знал, что в компании Fusion GPS работает жена другого заместителя Сешнса, Брюса Ора. Знал он и о причастности к заговору заместителя директора ФБР Эндрю Маккейба, продолжавшего общаться со Стилом по электронной почте уже после увольнения Коми.

Читайте также:  Тимошенко расстается с надеждами. Александр Зубченко

Ор, Маккейб, Строк, Пейдж, Бейкер, Коми и целый ряд других сотрудников Минюста и Бюро были отправлены в отставку, но Розенштейн по-прежнему ничего не боялся. Он воспринимался как защитник «правого дела Мюллера». Кроме того, именно особое положение Розенштейна позволяло ему блокировать привлечение к ответственности группы заговорщиков. Результаты расследования её деятельности спецкомитетом палаты представителей в Минюсте исправно клали под сукно.

И вот после промежуточных выборов в конгресс подал в отставку Джефф Сешнс. И. о. генпрокурора Мэттью Уитакер и кандидат на замещение вакансии Уильям Барр, несмотря на своё негативное отношение к тому, как ведёт «русское дело» Роберт Мюллер, пообещали его не увольнять. Но это не значит, что от него не потребуют предъявить результаты своей работы и предоставить финансовый отчёт.

И то, что результат почти двухлетнего расследования фактически нулевой в части собственно «русского дела», почти наверняка получит должную оценку, включая широкое освещение в прессе.

Но самое главное — наконец открывается возможность для законного преследования тех, кто заварил всю эту «русскую кашу» вместе со своими британскими друзьями. Род Розенштейн, по сообщениям СМИ, пару месяцев будет передавать дела новому боссу. Скорее всего, за это время он попытается максимально обезопасить себя лично, активно сотрудничая с новым главой ведомства. По всей видимости, нынешний глава Бюро Кристофер Рэй в результате тоже будет уволен.

Мюллер же пока сохранит своё место. Слишком многие в Вашингтоне заинтересованы в продолжении вялотекущего «русского дела». Но железобетонной «крыши» в лице опытного бюрократа Розенштейна спецпрокурор лишится. И поэтому Мюллеру самому вскоре придётся думать о путях безопасного отхода.

Американское «глубинное государство», разумеется, никуда не денется. Но, возможно, оно хотя бы на время перестанет заправлять внешней политикой США.

Дмитрий Дробницкий, RT


Комментарии
Авторизоваться с помощью: 
avatar
Авторизация
*
*
Авторизоваться с помощью: 
Генерация пароля