АПЛ «Чакра» идет домой. Достижения и проблемы нашего подводного экспорта


АПЛ «Чакра» идет домой. Достижения и проблемы нашего подводного экспорта

Сначала короткий недавний инсайд на одном из специализированных форумов (ссылка) :

К-91, 26.02.2021: Индия не будет продлевать аренду «Нерпы»!

Вованыч, 26.02.2021: Сами придумали или кто подсказал? Если что – это новейший «барс».

К-91, 27.02.2021: Соотв. приказом уже определен / видимо предварительно / походный штаб.

Вованыч, 27.02.2021: Давайте сначала дождёмся официальных комментариев по этой ситуации.

Gogs, 27.02.2021: А какова причина не продления аренды?

К-91, 27.02.2021: Ответ, наверное, в башне знают… Которая с курантами. Индия не подписала доки на продление, и у нас прорабатывают процесс возврата.

Дед Митрофан, 05.06.2021: Пишут разное… В т.ч. то, что возвращение АПЛ связано с приближающимся истечением срока аренды: в 2012 году она была передана индийской стороне в 10-летний лизинг. Официальных комментариев по этому поводу пока не последовало. По сведениям же индийского телеканала NDTV, преждевременное возвращение подлодки обусловлено «проблемами ее содержания, в том числе силовой установки»…

Snake, 05.06.2021: Индийцы её за 10 лет укатали до такой степени, что последние два года лодка в основном стояла у причала. В связи с этим решили аренду не продлевать.

Справка. Строительство заложенной в 1991 году на Амурском судостроительном заводе (АСЗ) атомной подводной лодки (АПЛ) К-152 проекта 971, заводской № 518, было уже через пару лет фактически прекращено, однако, за счет поставки на момент начала строительства практически всей номенклатуры устанавливаемого основного оборудования и комплексов, имела в середине 90-х гг. высокий процент готовности (68 %).

Решение о достройке было принято в октябре 1999 года во время посещения завода премьер-министром Путиным, который на стапеле заявил:

«Лодку будем достраивать».

Однако активные работы по достройке, уже по модернизированному проекта 971И и индийского заказчика, возобновились после того, как в январе 2004 года в ходе визита в Индию министра обороны РФ Сергея Иванова было подписано соглашение о строительстве и аренде двух АПЛ (фактически работы велись по одной). Первоначально передача лодки ВМС Индии планировалась в середине 2007 года, но сроки строительства были сорваны.

Только 22 января 2012 года были завершены все испытания и передача индийской стороне, К-152 подняла индийский флаг, став S 72 Chakra.

Совершив самостоятельный переход в Индию, она прибыла в базу Вишакхапатнам 29 марта 2012 года.

АПЛ «Чакра» идет домой. Достижения и проблемы нашего подводного экспорта

S 72 Chakra в составе ВМС Индии.

АПЛ весьма интенсивно использовалась индийской стороной, что с учетом сложных для техники условий «теплого океана» вело к значительным эксплуатационным нагрузкам на конструкцию, так что последние несколько лет, по информации ряда ресурсов, лодка (в противоположность весьма активной работе в море в начале службы) выходила в океан очень редко.

Что такое интенсивный расход моторесурса в Индийском океане наш ВМФ знает очень хорошо. Вспоминает, например, бывший командир 10-й дивизии АПЛ контр-адмирал А. Берзин (ссылка) :

В 1980–1982 годах в 10 дипл поступило 5 подводных лодок 675мк проекта.

Я предложил следующий план их использования: эти подводные лодки в дальние походы не посылать, а использовать их, как плавучие «батареи», которые должны нести БС в бухтах на якоре, в подводном положении. План не был принят, их стали посылать в Индийский океан на срок до 7–8 месяцев.

Межпоходовый ремонт проводился на острове Дахлак или на рейде. Ремонт на бумаге. В кратчайший срок моторесурс был выбран, лодки превратили в хлам. В 1983–1984 годах ВМС США дважды провели следующее мероприятие:

От Алеутских островов, вдоль Камчатки и Курильских островов, Японское море прошло АМГ (АУГ). Они нарушали воздушное пространство и прочее и прочее. ТОФ сидел загнанной мышью…

3 июня в «живом журнале» dambiev (весьма интересный и качественный информресурс по вопросам военной техники и политики) было опубликовано сообщение: «Атомная подводная лодка INS Chakra ВМС Индии направляется во Владивосток».

АПЛ «Чакра» идет домой. Достижения и проблемы нашего подводного экспорта

И далее 4 июня: «БПК «Адмирал Трибуц» и атомная подводная лодка INS Chakra в Сингапурском проливе».

АПЛ «Чакра» идет домой. Достижения и проблемы нашего подводного экспорта

INS Chakra на переходе «во Владивосток» возле Сингапура.

Примечание. В состав соединения, кроме АПЛ и БПК, входит и спасательный буксир «Калар».

По информации The Hindustan Times (ссылка) :

Подводная лодка возвращается в Россию, так как срок ее аренды подходит к концу, сообщили информированные лица. В соответствии с соглашением, Россия должна будет поставить подводную лодку класса «Акула», известную как «Чакра-3», ВМС Индии к 2025 году.

Очевидно, что с учетом технического состояния и условий базирования в самом Владивостоке АПЛ делать нечего, и Chakra фактически идет или в бухту Павловского (место, где ранее базировалась сокращенная 4-я флотилия АПЛ ТОФ), или сразу на завод в г. Большой Камень.

Для того чтобы разобраться в этой ситуации, нужно вспомнить предысторию.

Дизельное начало индийского подплава

Начало подводным силам ВМС Индии было положено в середине 60-х годов в рамках комплекса контрактов на поставку СССР современной военной техники, частью чего было строительство в весьма короткие сроки серии из 4 ДЭПЛ проекта 641 (по классификации НАТО – Foxtrot) тип Kalvari с закладкой головной INS Kalvari в декабре 1966 года и сдачей последней лодки серии INS Kursura в декабре 1969 года.

АПЛ «Чакра» идет домой. Достижения и проблемы нашего подводного экспорта

С учетом весьма положительного опыта эксплуатации первых четырёх ДЭПЛ, в начале 70-х годов была заказана еще одна четверка, по несколько измененному проекту Vela. Головная INS Vela была заложена в январе 1972 года, и в декабре 1974 года в строй вступила последняя заказанная ДЭПЛ этой подсерии.

Эксплуатировали и вели боевую подготовку на новейших (тогда) ДЭПЛ ВМС Индии, можно сказать, с «упоением» и огромным желанием. Благо простые, эффективные и надёжные корабли и их оружие это обеспечивали.

Ремонт ДЭПЛ первоначально проходили в СССР (на «Дальзаводе»). Вспоминает капитан 1-го ранга в отставке Л. М. Бозин (ссылка) :

Моряки они, видимо, неплохие. Шедшую к нам на ремонт лодку по договору встретили в Корейском проливе наши корабли. Лодка (Kalvari) не могла погружаться, шла с креном 10 градусов. Но по дороге не утонули. Молодцы «индейцы», дошли.

И далее весьма интересные подробности по технике и боевой подготовке (с комментариями автора) :

Торпедисты любят «индейцев». Выгодный народ! Их лодки ремонтируются на «Дальзаводе». При сдаче лодки всегда выполняется 4-х торпедный залп противокорабельными торпедами и 2-х торпедный – противолодочными. Серьезные заказчики. Одновременно с лодками ремонтируются и их торпеды. Торпедисты получали их от «индейцев» собранными «по-черному». Хлам.

Комментарий автора статьи (на основании личных оценок и уточнения деталей у Л. М. Бозина) : «хлам» – это не значит, что «торпеды разломали», а это значит, что ими очень и очень много и часто стреляли. Никаких формуляров с ними не было, но, по профессиональной оценке Бозина, на каждую СЭТ-53М или 53-56В приходились многие и многие десятки выстрелов (то есть то, что у нас было близко к предельным значениям для отдельных торпед, у индийцев было массовой практикой активных торпедных стрельб).

Но для торпедистов это не проблема. У них таких торпед, какие поставляются «индейцам», навалом. Работали с удовольствием. Еще бы! По сдаче лодки – премия. Не такая, как руководству заводов – по несколько окладов – а скромная, по 100 рублей на душу. Нечего особо баловать флотских. Подоходный налог, партвзносы – 3 % (святое дело!). В партбилете сумма будет указана, только соответствующая должностному окладу. «Генсеки» – свои люди. Относятся к этому с пониманием. И в самом деле, зачем наводить жену на ненужные подозрения? В итоге останется рублей 80. Мелочь, но приятно. Пригодится… в трудную минуту. Впрочем, это только для тех, у кого партбилет хранится дома. А кто хранит партбилет на службе в сейфе, у того таких проблем нет.

От автора: на первых торпедах 53–56В и СЭТ-53М (подробнее по последней – статья «Торпеда СЭТ-53: советская «тоталитарная», зато настоящая») выросла, и в профессиональном, и в карьерном смысле, значительная часть командования ВМС Индии, и они с особым пиетом до сих пор относятся к этим давно устаревшим образцам торпедного оружия! Более того – те же СЭТ-53М в учебных целях до сих пор находятся в кабинетах учебных центров ВМС Индии.

И вывод из этого для «дня сегодняшнего и будущего» – дайте инозаказчикам много, эффективно и результативно стрелять торпедами, и отношение его к нам будет соответствующее.

ДЭПЛ проекта 641 активно служили в ВМС Индии вплоть до конца 90-х – 2000-х годов, причем предприятия Индии успешно освоили и их ремонт, и модернизацию (например, установку новой индийской гидроакустики).

АПЛ «Чакра» идет домой. Достижения и проблемы нашего подводного экспорта

Церемония вывода из состава ВМС Индии INS Vagli

Последней из состава ВМС Индии была выведена 9 декабря 2010 года INS Vagli (то есть 36 лет безупречной службы, при этом последнее погружение INS Vagli выполнила за полгода до этого – 21 июля 2010 года).

Весьма положительные результаты эксплуатации ДЭПЛ проекта 641 привели к заказу ВМС Индии большой серии ДЭПЛ нового проекта 877ЭКМ и далее – к их неоднократным ремонтам для продления сроков службы с оснащением их новым вооружением (в том числе ракетным комплексом CLUB).

АПЛ «Чакра» идет домой. Достижения и проблемы нашего подводного экспорта

Индийская «варшавянка» (проекта 877ЭКМ).

В 2013 году ДЭПЛ S63 Sindhurakshak (проекта 877ЭКМ) погибла в базе от серии внутренних взрывов, при этом никаких претензий к российской стороне по случившемуся (очевидно, по «внутрииндийским причинам») предъявлено не было.

Атомная «Чакра»

Еще в 1982 году (то есть еще до подписания контракта на ДЭПЛ проекта 877ЭКМ) начались переговоры по возможности получения ВМС Индии в лизинг от СССР атомной ПЛ. В том же году состоялся осмотр делегацией ВМС Индии ракетной АПЛ ВМФ проекта 670 (по неофициальных данным, и торпедной проекта 671). Свой выбор ВМС Индии остановили на ракетной АПЛ.

Сразу после этого, в течение периода со второй половины 1982 года до середины 1984 года, на АПЛ К-43 ТОФ был выполнен средний ремонт с модернизацией ее по проекту 06709, со снятием ряда образцов вооружения, в частности, по обеспечению эксплуатации ядерного оружия, и установкой новых комплексов, например, ГАК «Рубикон» (подробнее – «Рубикон» подводного противостояния. Успехи и проблемы гидроакустического комплекса МГК-400»).

В марте 1985 года на АПЛ впервые прибыл индийский экипаж (ранее проходивший подготовку в одном из учебных центров ВМФ СССР).

24 августа 1987 года, по «официальным данным», был «подписан контракт на аренду» Индией АПЛ К-43. Здесь есть определенные вопросы, так как, очевидно, что модернизация АПЛ по экспортному проекту могла проводиться только после подписания каких-то конкретных договоренностей и документов, с согласованием облика и состава вооружения АПЛ с инозаказчиком (например, офицерами, имевшими отношение к планируемой передаче К-43, указывалось, что ГАК «Рубикон» был установлен на К-43 именно по требованию индийской стороны).

5 января 1988 года подписан приемный акт, поднят флаг ВМС Индии. АПЛ К-43 получила новое наименование S-71 Chakra.

АПЛ «Чакра» идет домой. Достижения и проблемы нашего подводного экспорта

S-71 Chakra в составе ВМС Индии.

Прекрасные воспоминания об этом оставил ее советский командир – капитан 1-го ранга А. И. Теренов («Хождение за три моря. Лебединая песня крейсерской подводной лодки К-43»).

АПЛ «Чакра» идет домой. Достижения и проблемы нашего подводного экспорта

Уже в наши дни (десять лет назад), после тяжелой аварии на К-152 «Нерпа», Александр Иванович не сказал публично ни одного слова в защиту экипажа (при этом «первые лица» АСЗ откровенно «топили» экипаж, не гнушаясь прямой лжи) – в тот момент он был уже не командиром подводной лодки, а заместителем генерального директора АСЗ. Увы, люди порой меняются…

Однако книга его профессионально написана, исключительно хороша и честна: и о корабле, и о людях, с кем он служил и которых учил (в том числе индийцев), и о себе лично. Тогда, когда он был командиром К-43/«Чакры», причем – Командиром с большой буквы.

Из книги про специфичность условий эксплуатации в Индии, наглядно и жестко:

«Условия эксплуатации корабля были жесточайшие: 100%-ная влажность, высокие соленость, температура воды и воздуха в разы увеличили скорость коррозии. Особенно досталось забортной арматуре, трубопроводам и корпусу, дейдвудному сальнику.

Очень серьезную ошибку мы совершили в период последнего ремонта, не настоявши на замене водоотливной магистрали. Сейчас уже трудно разобраться, кто виноват: техническое управление флота, экономившее деньги, завод, посчитавший эту работу слишком трудоемкой, или экипаж, не проявившей настойчивости. За эту ошибку мы заплатили сполна, а через 1,5 года вынуждены были сделать эту работу, но уже в Индии. Состояние водоотливной магистрали и стало основной причиной многочисленных аварий, связанных с поступлением воды, и пожарами, с которыми успешно справлялись, сказались многочисленные тренировки по борьбе за живучесть, но к концу аренды техническое состояние корабля было великолепным».

Про аварию 5 июня 1990 года с одновременным поступлением воды, мощным пожаром, заклинкой горизонтальных рулей и потерей хода на глубине:

«…индийский командир решил погрузиться на 250 метров для определения типа гидрологии. Моя попытка убедить его отказаться от этой затеи и ограничиться 150 метрами, ссылаясь на то, что подлодка уже не девочка, а зрелая женщина, которой такие нагрузки ни к чему, к успеху не привела. Правда, удалось добиться, чтобы он объявил тревогу и увеличил ход.

Формально он, конечно же, был прав, так как корабль должен был быть способен погружаться и на значительно большую глубину, но…

На глубине 180 метров вырвало резинометаллический патрубок системы охлаждения вспомогательного оборудования в трюме 3-го отсека, в метре от самых больших электрических механизмов – обратимого преобразователя, ВПР [вращающегося преобразователя – М. К.] и главного распределительного щита правого борта.

За считанные секунды, пока увеличивали мощность и ход до полного, трюм был заполнен забортной водой, залившей обратимый преобразователь, ВПР и замкнувшей подводящие шины главного распредщита.

От мощной электрической дуги главный щит полыхнул, как лист бумаги, расплавился, извергая вокруг расплавленный металл. При переключении питания на другой борт завалили аварийную защиту реактора на мощности 90 % и на глубине 160 метров остались без хода, без питания, с заклиненными горизонтальными рулями, с пожаром на нижней палубе и заполненным трюмом центрального отсека».

Здесь необходимо отметить, что даже такой «каскад» реальных «аварийных вводных» для подготовленного и отработанного экипажа не представляет какой-то исключительной сложности. Лодка всплыла, в кратчайшие сроки аварийные ситуации были ликвидированы, и через несколько месяцев ремонтных работ корабль снова был исправен и в строю.

Реальная опасность для корабля могла быть только с «расхлябанным» и неподготовленным экипажем (например, вроде бы «мелочь» (на самом деле, таких мелочей в подводном деле не бывает) типа не поджатых межэлементных соединений в аккумуляторной батарее (резервный источник электроэнергии) и гипотетические проблемы с пуском дизель-генератора (аварийный источник) являются уже предпосылкой к полной потере питания и тяжелой аварии атомной установки с разгерметизацией реактора и топливной урановой композиции из-за невозможности теплосъема с него). Однако экипаж S-71 Chakra был подготовлен должным образом.

Очень хорошая подготовка индийского экипажа, его исключительная дотошность и ответственное отношение имело место буквально ко всем аспектам подводной службы. «Памятником» последнему, вплоть до последних дней корабля (сдачи его на утилизацию на Камчатке) оставалась эксплуатационная документация АЭУ, заполненная индийской стороной буквально каллиграфическим почерком.

Всего за 3 года (чуть более) в составе ВМС Индии S-71 Chakra прошла 72 тысячи миль, реактор наработал 430 суток (то есть «средняя скорость» при эксплуатации составляла чуть более 7 узлов), провела (за 3 года) 5 ракетных и 42 торпедных стрельбы (что весьма значительно превышало аналогичные показатели у АПЛ ВМФ).

Во время третьего и последнего года аренды (1990 г.) Индия сделала запрос на продление контракта, но руководство СССР (под очевидным «внешним давлением» США) отказало.

5 января 1991 года начался обратный прием АПЛ, и 1 марта лодка была принята в состав ВМФ, снова став К-43. Через полтора года, в августе 1992 года, К-43 была выведена из состава ВМФ, уже РФ, будучи еще в довольно хорошем техническом состоянии.

ВМС Индии получили бесценный и большой опыт подготовки личного состава и эксплуатации АПЛ, прочувствовав большие тактические и оперативные возможности ракетного оружия и атомных ПЛ.

В части ракетного оружия это имело практически немедленные последствия по проведению в РФ фактически заказного, от ВМС Индии, ОКР (опытно-конструкторской работы) по завершению создания комплекса крылатых ракет КЛАБ (экспортный «Калибр») и немедленной, после его завершения, «калибризации» надводных кораблей и подводных лодок ВМС Индии.

Был поставлен вопрос по передаче в лизинг современной АПЛ уже 3-го поколения.

Проблемная достройка и авария К-152

Достройка К-152 (уже по новому экспортному проекту 971И) началась только в 2004 году со многими (с учетом развала 90-х годов) трудностями.

В 2007 году в акватории Большого Камня (достроечной базы АСЗ) начались швартовные испытания.

8 ноября 2008 года при проведении заводских ходовых испытаний в море, вследствие несанкционированного включения системы пожаротушения ЛОХ (заправленной вместо штатного хладона 114В2 ядовитым тетрахлорэтиленом), на «Нерпе» погибло 20 человек (3 военнослужащих и 17 гражданских специалистов).

Как это было (начало аварии на тайминге 3:29 записи).

Подчеркну – это не «учения», не «кино», это реальная, внезапная и крайне тяжелая аварийная ситуация, которую ранее даже представить себе было невозможно, которой никогда не учили, и борьбу с нею никогда не отрабатывали. Аварийная ситуация, когда личный состав и гражданский экипаж массово падает и «выходит из строя» (20 человек – навсегда).

«СП» попросила бывшего заместителя начальника штаба Тихоокеанского флота контр-адмирала запаса Андрея Войтовича прокомментировать видеозапись.

АПЛ «Чакра» идет домой. Достижения и проблемы нашего подводного экспорта

Пояснения адмирала:

«Действительно, неопытный человек не сможет понять всего того, что слышит на этом видео. Для тех, кто служил на лодках и оказывался в подобных ситуациях, все ясно. Команды и доклады членов экипажа звучат особенно невнятно с момента аварии, когда все подводники вынуждены были включиться в индивидуальные средства защиты дыхания. То есть после 18 часов 54 минут.

Вначале мы с вами слышим размеренную, монотонную работу экипажа. Все круто меняется в 18:54:37 – по всему кораблю зазвучал ревун, предупреждающий о подаче огнегасителя во 2-й отсек.

18:54:45 – слышен голос: «Это что?» Почему такая реакция? Все неожиданно, несанкционированно.

18:54:49 – слышно, как подводники начали включаться в изолирующие средства. Шумное дыхание – это человек включился в ШДА (шланговый дыхательный аппарат).

18:55:03 – аварийная тревога по кораблю. Это 25−30 звонков.

18:55:08 – команда о продувании средней группы цистерн главного балласта (ЦГБ). Лодка пошла на всплытие.

18:55:15 – объявлено по кораблю, что во 2-й отсек подан огнегаситель.

18:55:25 – дано приказание личному составу 1-го и 3-го отсеков занять рубежи обороны. 1-му – на кормовой переборке, а 3-му – на носовой переборке. В это же время даются команды в 1-ый и 3-ий – на герметизацию.

18:59:39 – звучит команда «Начальнику медицинской службы прибыть во 2-й отсек!»

18:59:48 – идут доклады о состоянии отсеков и людей.

19:03:37 – начато вентилирование отсеков.

19:03:51 – вынос наверх пораженных. Все время от момента объявления аварийной тревоги шло выяснение обстановки по отсекам и состоянию людей.

На самом деле – это лишь фрагменты происходившего на «Нерпе» в те минуты.

Видеозапись зафиксировала не все. Ведь после всплытия нужно было быстро выровнять давление в отсеках с атмосферным. Нужно приготовить систему вентиляции. По приказанию Дмитрия Лаврентьева приступили к эвакуации пораженных через 3-й отсек.

В целом, с точки зрения «Руководства по борьбе за живучесть», по быстроте и профессионализму все сделано безукоризненно и единственно правильно. Любые другие действия командира и экипажа привели бы к большему числу погибших. Лодке и людям была бы хана. ХА-НА!».

14 подводников впоследствии будут награждены орденами Мужества, 20 – медалями Ушакова, 4 – медалями «За отвагу».

Подробности того, что было, и действий личного состава автору известны «не только из СМИ», служил рядом, лично и хорошо знал многих в экипаже К-152, тяжелую и острую обстановку по достройке «Нерпы» наблюдал в том числе «изнутри» как офицер вышестоящего органа управления. Коротко – экипаж действовал не только умело (смотрим тайминг – там счет практически шел на секунды), но и реально героически. И только благодаря этому погибших было «всего лишь 20», чуть замешкай – трупов было бы много-много больше.

К награждению был представлен и командир Лаврентьев, но …

АПЛ «Чакра» идет домой. Достижения и проблемы нашего подводного экспорта

Экипаж и командир К-152 капитан 1-го ранга Д. Б. Лаврентьев

Виновниками страшного ЧП следствием были «назначены» командир субмарины Д. Лаврентьев и трюмный матрос Д. Гробов.

И далее из публикации:

Игорь Курдин, председатель Санкт-Петербургского клуба моряков-подводников и ветеранов ВМФ:

«Фреон почему-то заправляли ночью. И никаких следов, кто это делал, так и не было найдено. Когда начали разбираться, где и как был закуплен этот фреон, то выяснилось – 5 фирм однодневок, которых тоже никто не нашел. Странно погиб военпред, который подписывал сертификат соответствия – поехал зимой на рыбалку на велосипеде, провалился в полынью и вместе с велосипедом утонул».

Недавно на процессе выступил командующий Восточным военным округом адмирал Константин Сиденко. Вот его мнение:

«Гвардии капитана 1-го ранга Лаврентьева необходимо не судить, а представить к ордену Мужества».

Судом Лаврентьев был оправдан. Вопрос – где наградные материалы на него? И почему, и на основании чего оценка командира и его действий в сложной аварийной ситуации Военным советом Тихоокеанского флота оказалась «выброшенной в корзину»?

Более того, в 2009 году формально были завершены Государственные испытания «Нерпы», подписан приемный акт. Однако далее, в 2010 году были проведены уже «окончательные Государственные испытания».

Из статьи автора в «Военно-промышленном курьере» «Трагедия на «Нерпе»: факты и вопросы» (часть1 и часть 2) :

Однако наиболее важным для понимания, как причин трагедии в ноябре 2008-го, так и обстановки на «Нерпе» вообще, является рапорт командира атомной подлодки капитана 1-го ранга Лаврентьева, датируемый… 5 марта 2011 года (!) :

«…в 0 часов 38 минут на АПЛ «Нерпа» произошел сбой работы программного обеспечения системы дистанционного автоматизированного управления общекорабельными системами (СДАУ ОКС) «Молибден-И», в результате чего без команды оператора сработала сигнализация перепада давления в трубопроводах системы ЛОХ (лодочная объемная химическая сигнализация о подаче огнегасителя в отсек), вышла из строя и осталась в нерабочем состоянии левая стойка ЦПУ ОКС…

Итог всего этого (из статьи «Это мы ещё посмотрим!» О значении СМИ и публичной огласки «острых» вопросов») :

Произошедшее заставило вскрыть и реально устранить серьезные проблемы автоматики 4-го поколения новых подлодок ВМФ (до этого ее «глюки», вплоть до несанкционированного срабатывания систем пожаротушения, были не только на «Нерпе», но и в заказах 4-го поколения, строившихся в Северодвинске). Более того, в кругу специалистов были серьезные сомнения, что их, вообще, удастся устранить. По «организационным причинам».

То есть «Нерпу» (ее автоматику, то же для всего нашего четвертого поколения подлодок) довели (точнее, развитие событий заставило ВИП-лиц промышленности все-таки поставить задачу по безусловной доводке автоматики новых подлодок).

И здесь жесткая и бескомпромиссная позиция экипажа и командира К-152 по неприятию серьезных недостатков автоматики и корабля сыграли крайне важную роль в том, что недостатки автоматики (как на К-152, так и на других новых АПЛ ВМФ) были реально устранены.

Был подготовлен к приему лодки и ее эксплуатации (в том числе самостоятельно в море) индийский экипаж.

Здесь, однако, стоит обратить внимание (и задуматься на будущее) на количество стрельб: всего «еще наша» «Нерпа» по программе Государственных испытаний отстреляла нашим экипажем две ракетных стрельбы (по наземной и морской цели) и 4 торпедных, и одну стрельбу самоходным прибором гидроакустического противодействия МГ-74М. Для сравнения: при подготовке у нас экипажа «первой Чакры» за три месяца было выполнено 35 торпедных стрельб. В случае «Нерпы» обошлись «практически всухую» (что не могло не «вызвать вопросы» у индийской стороны).

S 72 Chakra в индийском флоте

Как уже отмечалось выше, в начале своей службы АПЛ активно эксплуатировалась. Случаи выхода из строя технических средств имелись, но меры по их ремонту быстро предпринимались, и еще новое «железо» оперативно ремонтировалось.

Помимо мощного ракетного вооружения, высокие оценки индийской стороны получили скрытность и средства поиска АПЛ (в том числе и гибкая протяженная антенна – ГПБА).

АПЛ «Чакра» идет домой. Достижения и проблемы нашего подводного экспорта

В начале октября 2017 года АПЛ Chakra вернулась в базу в Вишакхапатнаме после «некоего инцидента». По одной из версий индийских СМИ, Chakra на большой скорости шла в подводном положении, когда случилось механическое повреждение обтекателя ГАК. Но, как заявил СМИ главком ВМС Индии адмирал Сунил Ланба, «она скоро вернется в боевой состав, индийская сторона уже заказала детали обтекателя ГАК, которые скоро должны поступить в Индию».

Имея определенный опыт 971 проекта, выскажу сомнение, что полученная проблема могла быть быстро решена. Обтекатель выгородки ГАК – действительно слабое место 971 проекта, но это того стоит, ибо его «легкость» для нагрузок дает лодке «очень хороший слух». Если повреждение действительно было после больших ходов, могла быть и эксплуатационная ошибка (например, забыли переключить в 1-м отсеке клапан снятия давление с выгородки ГАК).

«Еще одна АПЛ» и проблема ремонта многоцелевых АПЛ 3-го поколения

С самого начала переговоров индийская сторона высказывала пожелание получить в лизинг две АПЛ. Однако их недостаток в ВМФ РФ и тяжелое техническое состояние в 2000-х годах не позволили перевести эту «декларацию о намерениях» в практическую плоскость.

Рассматривались для проведения среднего ремонта с модернизацией для последующей передаче Индии несколько АПЛ проекта 971, начиная с 3-го корпуса постройки АСЗ – «Кашалота» (кстати, лучшей по качеству постройки из всех тихоокеанских).

Увы, но затягивание сроков привело к тому, что «Кашалот» пошел на утилизацию, а в качестве потенциальной «Чакры-3» стали рассматриваться К-391 «Братск» или К-295 «Самара», доставленные в сентябре 2014 года в Северодвинск по Севморпути с Камчатки голландским судном-доком «Transshelf».

АПЛ «Чакра» идет домой. Достижения и проблемы нашего подводного экспорта

Фото: dmitry-v-ch-l.livejournal.com

Однако здесь встает острейшая проблема и отечественного флота и ОПК – катастрофический срыв сроков по модернизации и ремонту многоцелевых АПЛ 3-го поколения. Коротко – передавать нечего, эксплуатируемые АПЛ 3-го поколения значительно устарели, изношены, имеют давно просроченные сроки сложных ремонтов и значительные технические ограничения.

Серия новых АПЛ проекта 885 (М), которыми также очень интересовались индийцы, де-факто сорвана (идет с огромным отставанием от установленного графика), а главное – проект этот нужно еще доводить и доводить. Соответственно, несмотря на горячее желание весьма платежеспособного инозаказчика, поставлять ему объективно нечего. Более того, имеются серьёзные сомнения в возможности поставки «Чакры-3» в уже заявленные в СМИ сроки (2025 г.) (РБК, 7 марта 2019 года).

Индия в четверг, 7 марта, заключила контракт о лизинге российской АПЛ класса «Щука-Б», пишет The Times of India со ссылкой на свои источники. Стоимость лизинга составила более $3 млрд, контракт предусматривает ремонт подлодки, которая находится на верфи в Северодвинске, а также ее обслуживание в течение десяти лет и подготовку персонала и инфраструктуры для работы на АПЛ, утверждают собеседники издания. Ожидается, что подлодка поступит в Индию к 2025 году.

Современные проблемы индийского подплава

При этом ситуация в самих ВМС Индии далека от благостной.

Их основа – ДЭПЛ проекта 877ЭКМ, имеющие многократно продленные сроки (но с качественным ремонтом с модернизацией и восстановлением многих ресурсных показателей у нас – на северодвинской «Звездочке»).

АПЛ «Чакра» идет домой. Достижения и проблемы нашего подводного экспорта

S63 Sindhurakshak следует на ремонт в Северодвинск и ЗХИ после ремонта.

В отличие от ДЭПЛ проекта 641, ОПК Индии так и не сумел освоить самостоятельный средний ремонт «варшавянок». Единственная «единичка», на которой это пытались сделать, «зависла» в ремонте просто на запредельные сроки.

Со значительным отставанием реализуется программа строительства новых ДЭПЛ по французскому проекту «Скорпена».

АПЛ «Чакра» идет домой. Достижения и проблемы нашего подводного экспорта

Спуск на воду головной «Скорпены» ВМС Индии – INS Kalvari.

При этом ответ на вопрос – а почему на замену «варшавянкам» пошла не наша «Лада», прост и очевиден.

«Лада» вполне имела шансы пойти в серию вместо «Скорпены», но при двух жестких условиях.

Первое. Стендовая детальная и длительная отработка всех систем и комплексов «Лады» до установки их на ПЛ (чего не было сделано по ряду объективных и субъективных причин). Причем, получив «нокдаун» по головной ДЭПЛ проекта 677 (отечественная «Лада»), многие «морально сдались» и вместо жесткой и форсированной доводки нового проекта пытались «прикрыть и прикрыться» «фиговым листком» серии «устаревших варшавянок».

И здесь даже не отсутствие анаэробной установки у «Лады» определило победу «Скорпен», которые сейчас строятся, как обычные ДЭПЛ, и только в последующем должны получить анаэробную установку (причем индийской разработки, а не серийную французскую MESMA). В проект 677 многие (в том числе начальники) уже не верили (при том, что практика 677 проекта показала, что это совсем не так). Собственно, чего ждать от индийцев, если мы для себя до сих пор строим 6363, и ладно бы «экстренный заказ» («пробитый» адмиралом Сучковым) на 6363 для Черноморского флота, но строительство устаревших «Варшав» для ТОФ вместо 677 – это однозначная и серьезная ошибка.

Второе. Наличие эффективных «козырей» у проекта. Ракетные комплексы уже перестали быть эксклюзивом, а вот антиторпеды вполне могли стать «козырными тузами». Однако все сроки оснащения ими наших ПЛ сорваны, а экспорт фактически сознательно саботировался, при том что никаких технических проблем для этого не было, – только «организационные».

Из статьи автора в НВО по тематике противоторпедной защиты (ссылка) :

Наличие в боекомплекте эффективных антиторпед резко повышает шансы наших субмарин на успех в бою, а, соответственно, возрастают и экспортные перспективы российских ПЛ. При этом гермоконтейнеры с антиторпедами могут размещаться в забортных пусковых установках, торпедных аппаратах, а также просто на надстройке ПЛ или в виде специального модуля ПТЗ могут устанавливаться в свободный объем торпедопогрузочной ниши (это особенно актуально для ПЛ семейства «Амур»).

В ранее вышедшей статье автора по торпедам ВМС Китая («Торпеды Великого соседа», «НВО» от 15 марта 2019 года) из-за ограниченного объема выпал вопрос экспортных китайских торпед. Интрига заключается в том, что, с учетом современной военно-политической обстановки, именно экспортные китайские торпеды могут сегодня «первыми пойти в бой» (речь о ВМС Пакистана). Причем наиболее интересный вопрос – это торпедный боекомплект новых ПЛ проекта S20. Маловероятно, что это будут устаревшие Yu-3, скорее всего – экспортные версии Yu-6, Yu-9, Yu-10. В этом случае ВМС Индии в лице пакистанских ПЛ проекта S20 получат крайне опасного противника, особенно с учетом устаревших комплексов противоторпедной защиты С-303 на индийских ПЛ (включая и новейшую атомную подлодку «Арихант») и значительного отставания индийских торпед «Варунастра» (Varunastra) от новых китайских торпед, особенно по уровню ССН.

Однако наиболее серьезные проблемы у ВМФ Индии имеются с программой создания атомной ПЛ (серии АПЛ). Она не просто сорвана, технический уровень единственной построенной АПЛ INS Arihant откровенно «оставляет желать».

АПЛ «Чакра» идет домой. Достижения и проблемы нашего подводного экспорта

INS Arihant

С АПЛ у Индии все, мягко говоря, «не очень хорошо», начиная с явных признаков еще второго поколения во внешнем экстерьере и заканчивая крайне низкими темпами строительства и ряда аварий в процессе эксплуатации (по информации индийских СМИ).

В этих условиях ВМС Индии добиваются (Navy Seeks Amendment to 30-year Submarine Plan, Wants Six Nuclear Boats Tuesday, May 18, 2021 By Indian Defence News) вот чего:

ВМС запросили одобрение Кабинета министров на новые штаты подводных сил из 18 обычных ДЭПЛ (включая те, которые получат воздухонезависимую двигательную установку (ВНЭУ) и шесть АПЛ. Это изменение было предпринято с учетом быстрого увеличения численности ПЛА ВМС НОАК для защиты Индо-Тихоокеанского региона от господства противника.

Поскольку Организация оборонных исследований и разработок (DRDO) может самостоятельно разрабатывать технологию AIP, все подводные лодки класса INS Kalvari будут переоснащены новой технологией во время модернизации или переоборудования в середине срока службы.

В то время как ВМС Индии хотели добавить еще шесть ДЭПЛ, оснащенных ВНЭУ, планировщики национальной безопасности убедили адмиралов, что атомная ПЛ является гораздо более мощной платформой.

Соответственно, Индия хочет от нас АПЛ и не одну, а вот у нас…

Возможности, упущенные у нас

По возможности передачи Индии ранее построенных (с ремонтом и модернизацией) АПЛ из состава ВМФ наряду со всеми существующими проблемами встает очень сложный вопрос сроков службы их корпусов. Здесь стоит отметить пример АПКР «Иркутск» –ключевым решением, определившим «вторую жизнь» для него, было заявление одного из руководителей ЦНИИ «Прометей» о готовности «исключить из сроков службы корпуса время его нахождения на твердом основании» (стапеле, в эллинге ДВЗ «Звезда» в период «ожидания ремонта»).

При этом само обсуждение (совещание под руководством ВрИО Начальника Главного технического управления ВМФ контр-адмирала Решеткина в 2008 году) будущего «Иркутска» было яростным, на весьма «повышенных тонах» (вплоть до «физических мер» воздействия на ход обсуждения). Это не является «флотской байкой», автор не просто присутствовал на нем, но и активно участвовал в обсуждении. То есть вопрос сроков службы и ресурса корпусов очень важен и непрост. Приведенный пример имел место в 2008 году, сейчас «на дворе» – 2021 год, и все АПЛ 3-го поколения с тех пор прибавили еще 13 лет к тем годам, которые у них уже были (при этом и «Самара», и «Братск» дожидались ремонта совсем не на «твердом основании», а на воде).

С учетом этого фактора откровенное недоумение вызывает просто «убийство» титановых (имеющих ресурс корпусов, многократно превышающий стальные) АПЛ проекта 945 «Барракуда». Причин этого называлось много, однако ключевой из них являлось абсолютно необоснованное и пролоббированное решение о передаче «прав» на 945 (А) проекты от разработчика («Лазурита») его конкуренту «Малахиту».

С учетом стремления «Малахита» любой ценой гнать серию «Ясеней» (даже с рядом так и не устранённых критических недостатков), даже в ущерб модернизации «своих» «Барсов» (желающие могут найти на специализированных форумах жалобы представителей Северодвинска на срыв сроков «Малахитом» разработки и поставки документации на ремонт и модернизацию «барсов»), отношение его к «лазуритовской падчерице» было соответствующим…

При этом мы по факту имеем не только две «барракуды», выведенные из боевого состава ВМФ, но и «Нижний Новгород», и «Псков» (модернизированного проекта 949А «Кондор») в боевом составе ВМФ. При этом вопрос модернизации и по ним фактически «похоронен». Называя вещи своими именами – это «ошибка хуже преступления».

Правильным в этой ситуации был бы возврат «Лазуриту» прав на 945 (А) проекты, с представлением на экспорт «барракуд» (современные технологии позволяют обеспечить резкий рост их боевых возможностей, образно до поколения 3+++ и уровня, вполне позволяющего противостоять даже ПЛА 4-го поколения, а титановый корпус обеспечивает необходимый срок службы и высокую коррозионную стойкость в тяжелых условиях теплых морей) и полноценной модернизации «кондоров» для ВМФ.

АПЛ «Чакра» идет домой. Достижения и проблемы нашего подводного экспорта

Головная «барракуда» в заводе.

Однако даже две «дополнительные» «барракуды» не обеспечивают для ВМС Индии (с учетом и всех проблем со строительством АПЛ по собственному проекту) желаемого (и необходимого) количества АПЛ в составе ВМС.

Однако решение здесь есть, и достаточно эффективное. На фотографии представлен вариант проекта «Амур» («экспортного 677») с комплексом ракетного оружия «Брамос», наличие в Российской Федерации мощного научно-технического задела по малогабаритным атомным энергоустановкам (АЭУ) позволяет вместо спорной и неоднозначной анаэробной установки ставить надежную атомную (с многократным повышением ТТХ подлодки).

Такой проект был бы очень интересен как для ВМС Индии, так и ВМФ РФ (подробнее – «Нужна ли нашему флоту малая многоцелевая АПЛ?»).

АПЛ «Чакра» идет домой. Достижения и проблемы нашего подводного экспорта

Еще раз процитирую Indian Defence News:

В то время как ВМС Индии хотели добавить еще шесть ДЭПЛ, оснащенных ВНЭУ, планировщики национальной безопасности убедили адмиралов, что атомная ПЛ является гораздо более мощной платформой.

Весьма мудрая и обоснованная мысль, подчеркну – с учетом хорошего и надёжного задела по АЭУ (в том числе малогабаритным). При этом «фактор Брамоса» (одного из самых успешных и прорывных проектов сотрудничества РФ и Индии) позволяет даже для подлодки ограниченного водоизмещения иметь мощное ударное вооружение (и соответственно – потенциал сдерживания).

Перспективы «Чакры» и/или других российских АПЛ для ВМС Индии

Первое. Сама К-152 «Нерпа» (S72 Chakra) и что с ней будет дальше – прямо зависит от ее технического состояния. Подчеркну, ВМС Индии она не просто нужна, а очень нужна. Но в строю и в море.

С учетом того, что «10 до среднего ремонта» для 971 проекта считались для наших условий «холодных морей» (и гораздо более «щадящей» эксплуатации), мягко говоря, «непростое» техническое состояние «Чакры» вполне логично и ожидаемо (с учетом напряженной эксплуатации в теплых морях). Здесь же стоит вспомнить то, что основное оборудование было установлено в ее корпусе еще в начале 90-х годов (например, тот же блок паротурбинной установки стоял до начала заводских ходовых испытаний 17 лет).

На сегодня ВМС Индии обладает подготовленным личным составом и инфраструктурой для эксплуатации «Чакры».

При этом, подчеркну, заявленный срок по «Чакре-3» (2025 г.) представляется весьма «оптимистичным» и вызывающим серьезные сомнения.

С учетом данного фактора Индия объективно заинтересована в продлении сроков аренды S72 Chakra, разумеется, при условии восстановления ее технической готовности (ВТГ). Исходя из очевидной сложности ремонта (естественно, потребуется в том числе извлечение из корпуса блока паротурбинной установки и его ревизия на заводе-изготовителе в Калуге), это возможно выполнить только в условиях судоремонтного завода в РФ. Очень вероятно потребуется и перезарядка активной зоны реактора. Но все это абсолютно реально сделать у нас за 1,5–2 года.

Автор полагает, что именно по этому варианту (ВТГ) и будут развиваться события с S72 Chakra/К-152.

Второе. И главное.

Экспорт вооружения – это политика и авторитет государства.

Автору этой статьи однажды довелось ознакомиться с документами по подготовке самых первых контрактов по экспорту военной техники СССР в Индию в начале-середине 60-х годов. Это образец того, как нужно делать! То, что экспортные варианты порой существенно отличаются от стоящих на вооружении самого экспортера, это известная и нормальная ситуация. Однако в контрактах 60-х годов четко проходило и другое (что в последующие годы было изрядно подзабыто у нас), уровень поставляемого оружия должен быть высоким и достойным, в том числе при сравнении с зарубежными образцами и тем, что есть у противников страны-импортера.

Конкретно в документах 60-х годов этот вопрос был разобран детально и очень качественно. Соответственно, то, что получила тогда Индия, несмотря на первоначальный скептицизм в значительной мере «англоориентированного» офицерского корпуса, являлось качественным, было быстро и хорошо освоено и убедительно подтвердило свои качества в бою уже через несколько лет. И этот реальный авторитет (а не «пиар-авторитет») нашего оружия имел очень положительные и долгосрочные политические и экономические последствия.

Однако по ситуации на сегодня ситуация далека от благостной. Например, наша модернизация индийских патрульных самолетов Ил-38 была проведена по откровенно «кастрированному» варианту (причем от первоначально заявленного и демонстрировавшегося на многочисленных выставках). «Аргументация» такого урезания номенклатуры и боевых возможностей чинушами не выдерживает никакой критики и, по сути, граничит с идиотизмом.

С учетом того, что в непростой финансовой ситуации еще недавних лет экспортные контракты были одним их «драйверов» и наших НИОКР, эта «кастрация» имела соответствующие негативные последствия и для отечественных Ил-38Н (а модернизация индийских Ту-142МЭ вообще была сорвана некоторыми российскими организациями по сугубо «организационным причинам»).

В противоположность этому – по «Нерпе» ряд попыток «кастрировать» корабль были аккуратно нейтрализованы ответственными и думающими об интересах России должностными лицами, и Индия получила хороший корабль. Но не без некоторых недостатков, по которым крайне целесообразно было бы провести объективный анализ (как по техническим, так и по их организационным аспектам). Да и устранить их очень не помешало бы… Повторюсь, поставки военной техники – это не только бизнес, но и политика, и авторитет государства.

При этом поставка такой уникальной продукции, как АПЛ – это «политика и авторитет» в «кубе».

Внешнюю политику определяет Президент Российской Федерации, и это не просто выдержка из Конституции, а реальна работа, в том числе личные контакты и договоренности между главами государств.

И, безусловно, «фактор Чакр (ы) » – это один из пунктов как официального, так и неофициального персонального общения Президента РФ и премьер-министра Индии Нарендра Моди.

АПЛ «Чакра» идет домой. Достижения и проблемы нашего подводного экспорта

Президент РФ и премьер-министр Индии посетили судостроительный комплекс «Звезда». 4 сентября 2019 года.

С учетом того, что информация по контракту на «Чакру-3» (поставке ее Индии в 2025 г.) была опубликована РБК (имеющего свои источники в эшелонах власти РФ), есть основания полагать, что соответствующие публикации в индийских СМИ (с их ссылками на индийские источники) ведут речь о реальном контракте. Подчеркну – с крайне сомнительным сроком.

И здесь стоит еще раз вспомнить драматическую историю по реализации контракта и достройке «Нерпы».

Целый ряд структур в промышленности занимался в процессе его реализации прямым обманом командования ВМФ и администрации Президента. Более того, автор полагает совсем не случайным и заправку тетрахлорэтиленом, и срабатывание ЛОХ. С учетом того, что при передаче инозаказчику делались бы анализы всех технических средств, подмена штатного хладона 114В2 на яд, безусловно, была бы выявлена. То есть это не имело смысла даже из «экономической» (корыстной) логики. А вот «другой смысл» более чем был: автор очень хорошо помнит очень нервное и напряженное состояние промышленности на «Нерпе» в 2007–2008 годах, что «индийцам не в жисть не сдадим лодку» («не сможем»). А вот флоту – любого «кота в мешке» (что прекрасно показала сдача ВМФ всех последних АПЛ, включая самый скандальный из них – «Северодвинск»). И поэтому «было бы очень хорошо, чтобы сам инозаказчик отказался бы от «Нерпы»…

Фактически Лаврентьев (и ряд членов экипажа) в той ситуации спас не только крупный экспортный контракт, но и авторитет государства (и Президента). Жесткая позиция командира К-152 именно заставила (целому ряду начальников в промышленности очень хотелось бы видеть на его месте гораздо более «сговорчивого» командира, и именно в этом причина того, что его так усиленно «топили») промышленность все-таки довести автоматику и устранить критические недостатки, как К-152, так и последующих АПЛ 4-го поколения.

И здесь возникает вопрос – а что с его представлением на награждение? «Выкинуто в корзину»?

Заключение

Еще раз повторюсь по возможным вариантам «российским АПЛ для Индии»:

– восстановление технической готовности S72 Chakra (вероятность совсем сложных технических проблем по ней мала) ;

– ускорение работ по «Чакре-3» (с учетом сроков постройки, скорее всего, это будет «Самара») ;

– возврат «Лазуриту» прав на 945 проект и представление двух первых АПЛ на экспорт;

– новый проект на базе «Амура с Брамосами» и малогабаритной АЭУ.

Технически все это реально.

Но главное – «организационные подводные камни», их устранение. И здесь крайне целесообразно соответствующим структурам (в том числе самой Администрации Президента РФ) провести глубокий анализ по всем обстоятельствам истории «Нерпы»/Chakra.

Источник: topwar.ru



Логотип Labuda.blog
Авторизоваться с помощью: 
Яндекс.Метрика