«Плавник»/«Комсомолец» – ошибка или прорыв в XXI век?


«Плавник»/«Комсомолец» – ошибка или прорыв в XXI век?

4 августа 1985 года советская атомная подводная лодка (АПЛ) К-278 под командованием капитана 1-го ранга Ю. А. Зеленского (старший на борту командующий 1-й флотилии ПЛ вице-адмирал Е. Д. Чернов) совершила рекордное глубоководное погружение на глубину 1027 метров, оставаясь там 51 минуту. Ни одна боевая ПЛ с тех пор не достигала такой глубины (обычные предельные глубины большинства атомных – в два раза меньше, а неатомных – в три раза).

При всплытии, на рабочей глубине 800 метров была выполнена фактическая проверка работы торпедо-ракетного комплекса (ТРК) путем прострелки торпедных аппаратов (ТА) торпедоболванками.

«Плавник»/«Комсомолец» – ошибка или прорыв в XXI век?

Кроме экипажа и Чернова на борту находились главный конструктор проекта Ю. Н. Кормилицин, первый заместитель главного конструктора Д. А. Романов, ответственный сдатчик В. М. Чувакин, сдаточный механик Л. П. Леонов.

1. Зачем нужна глубина в километр?

Однако возникает вопрос: а какой смысл был для подлодок в этом рекорде в тысяче километровой глубине погружения?

Традиционные тезисы: «спрятаться от обнаружения» и «спрятаться от оружия» имеют отдаленное отношение к реальности.

На больших глубинах резко снижается эффективность средств акустической защиты, и соответственно неизбежно значительно растет шумность ПЛ.

В. Н. Пархоменко («Комплексное применение средств акустической защиты для снижения вибрации и шума корабельного оборудования», СПб «Моринтех» 2001 г.) :

Переход к блочным схемам компоновки оборудования еще более обостряет проблему неопорных связей. Увеличивающееся при погружении ПЛ гидростатическое давление вызывает усилие осевого распора в циркуляционных трассах забортной воды. На определенной глубине это усилие может превысить вес блока, и он «всплывает» над опорными амортизаторами, удерживаемый, по существу, только неопорными связями, ставшими главным акустическим мостиком между виброактивным оборудованием и шумоизлучающими участками корпуса.

Расчеты показывают, что 600-тонный блок на глубинах погружения, превышающих 300 м, имеет акустический контакт с корпусом практически только лишь через виброизолирующие патрубки. В этом случае акустическая эффективность патрубков определяет шумоизлучение.

И далее:

…Недостатки амортизирующих конструкций и креплений современных кораблей …отмеченную выше низкую эффективность средств снижения колебательной энергии, распространяющейся по неопорным связям (трубопроводам, валопроводам, кабельным трассам). Расширенные акустические испытания современных кораблей показали, что у ряда насосных агрегатов до 60 % и более колебательной мощности уходит за борт через трубопроводы.

Это еще более усугубляется, как правило, весьма благоприятной гидрологией для обнаружения погруженных на большие глубины ПЛ. Никаких «слоев скачка» на таких глубинах просто нет (они могут быть только на относительно небольших глубинах), более того – ПЛ оказывается вблизи оси гидростатического подводного звукового канала (рисунок слева).

«Плавник»/«Комсомолец» – ошибка или прорыв в XXI век?

Вместе с тем погруженная ПЛ с хорошими средствами поиска, с большой глубины имеет, как правило, гораздо большую зону освещения и обнаружения (рисунок справа – зона освещения на примере мощной современной опускаемой вертолетной ГАС (ОГАС) FLESH).

По досягаемости оружия километр является защитой только от малогабаритных торпед Mk46 и ранних модификаций тяжелых лодочных Mk48. Однако массовые малогабаритные (32 см) Mk50 и тяжелые (53 см) торпеды Mk48 mod.5 имеют глубину хода больше километра и вполне обеспечивают поражение там ПЛ-цели. Здесь, однако, надо учитывать, что на момент вступления в строй ВМФ К-278, на ее предельной глубине не могли «достать» никакие образцы противолодочного оружия США и НАТО, кроме атомных глубинных бомб (торпеды Mk50 и Mk48 mod.5 поступили на вооружение уже после гибели К-278 в 1989 году).

2. Предыстория

С появлением атомных энергетических установок (АЭУ) подлодки по-настоящему стали «потаенными», а не «ныряющими» кораблями. В условиях жесткого противостояния холодной войны началась гонка за техническое превосходство, одним из важных элементов которого в начале 60-х годов рассматривалась глубина погружения.

Следует отметить, что в тот период времени СССР находился в положении догоняющего, США значительно опережали его по освоению больших глубин.

Сегодня, после всех глубоководных успехов нашего подплава (и особенно специальных подводных средств ГУГИ – Главного управления глубоководных исследований), это выглядит несколько удивительно, однако, именно США впервые начали строить глубоководные подлодки.

Первой была оптовая дизель-электрическая AGSS-555 Dolphin, заложенная 9 ноября 1962 года и переданная флоту 17 августа 1968 года. В ноябре 1968 года она установила рекорд по глубине погружения – до 3 000 футов (915 м), а в апреле 1969 года с нее был выполнен самый глубоководный пуск торпеды (подробности ВМС США не раскрывались, кроме того, что это была телеуправляемая опытная торпеда на базе электрической Mk45).

За AGSS-555 Dolphin последовала уже атомная NR-1, водоизмещением около 400 тонн и с глубиной погружения около 1000 метров, заложенная в 1967 году и сданная флоту в 1969 году.

Здесь не строит забывать и батискаф «Триест», впервые достигший дна Марианской впадины еще в 1960 году.

«Плавник»/«Комсомолец» – ошибка или прорыв в XXI век?

NR-1 и AGSS-555 Dolphin

Однако в последующем глубоководная тематика в ВМС США была кардинально пересмотрена и практически «умножена на нуль» по двум причинам: первая – значительное перераспределение военных расходов США, обусловленных войной во Вьетнаме; вторая и главная – пересмотр приоритетности тактических элементов ПЛ, вследствие чего на основании, указанном в п. 1, большая глубина погружения перестала рассматриваться ВМС США как приоритетный параметр.

Определенным отголоском (и «инерцией») поисковых работ США по глубоководной тематике 60-х годов стали некоторые опубликованные проработки, например, по глубоководной (с расчетной глубиной погружения 4500 м) достаточно крупной (3600 тонн водоизмещения) ПЛА со «сферическими» отсеками прочного корпуса (своеобразный «американский лошарик») в издании Journal of Hydronautics в 1972 году.

«Плавник»/«Комсомолец» – ошибка или прорыв в XXI век?

В СССР в начале 60-х годов также началось активное освоение больших глубин.

Из очевидных предшественников проекта 685 следует назвать предэскизный проект 1964 года одновальной стальной глубоководной АПЛ с торпедным вооружением (10 ТА и 30 торпед), нормальным водоизмещением около 4000 т, скоростью до 30 узлов и предельной глубиной до 1000 м (данные с ОВТ «Оружие Отечества» A. V. Karpenko).

Очень интересна была сама концепция такой АПЛ и ее гидроакустическое вооружение: ГАС «Енисей» с дальностью обнаружения ПЛАРБ типа «Джордж Вашингтон» до 16 км. Предполагалось, что за одно плавание на полную автономность в 50–60 суток АПЛ будет иметь возможность успешно атаковать противника до пяти-шести раз. Высокая защищённость АПЛ обеспечивалась в первую очередь очень большой глубиной погружения. В то же время ЦНИИ-45 (ныне КГНЦ) в своем заключении на данный проект отмечал, что в те годы (1964) целесообразным считалось проектирование глубоководной АПЛ с предельной глубиной погружения 600–700 м, глубина погружения 1000 м являлась завышенной и могла вызвать большие технические трудности в ее реализации.

3. Создание корабля

Тактико-техническое задание (ТТЗ) на разработку опытной лодки с повышенной глубиной погружения проекта 685, шифр «Плавник», было выдано ЦКБ-18 (сейчас ЦКБ «Рубин») в 1966 году, с завершением технического проекта только в 1974 году.

Такой значительный срок проектирования был обусловлен не только высокой сложностью задачи, но и существенным пересмотром требований и облика АПЛ 3-го поколения (с задачей резкого уменьшения шумности и усиления гидроакустического вооружения), и, соответственно, изменения состава ключевого оборудования (в частности, паропроизводительной установки (ППУ) с атомным реактором ОК-650 и гидроакустического комплекса ГАК «Скат-М»). Фактически проект 685 был первой АПЛ 3-го поколения, принятой к разработке.

«Плавник»/«Комсомолец» – ошибка или прорыв в XXI век?

Главные конструкторы проекта 685 Н. А. Климов и Ю. Н. Кормилицин (с 1977 года).

«Плавник» создавался как опытный, но полноценный боевой корабль для выполнения задач, в том числе поиска, и длительного слежения и уничтожения ПЛА противника, борьбы с авианосными соединениями, крупными надводными кораблями.

Применение титанового сплава 48-Т с пределом текучести 72–75 кгс/мм2 позволило существенно уменьшить массу корпуса (всего 39 % от нормального водоизмещения, аналогично показателю других АПЛ).

«Плавник»/«Комсомолец» – ошибка или прорыв в XXI век?

«Плавник» в постройке.

4. Оценка проекта

Первое, что необходимо отметить по «Плавнику» – исключительно высокое качество постройки, как самого корабля, так и комплектующих. Такие оценки корабля автор статьи слышал от многих офицеров. При этом необходимо отметить, что ОПК СССР выпускал вполне качественные корабли (несколько «уродов» были буквально штучными неудачами), но на их фоне «Плавник» заметно выделялся в лучшую сторону.

Это особенно важно, как с учетом фактора и требований малошумности и значительного объективного отставания нашего машиностроения по возможности выпуска оборудования с низкими уровнями виброакустических характеристик (ВАХ), так и особенно с учетом глубоководной специфики корабля, где все «обычные» проблемы с ВАХ и шумностью обостряются многократно (см. п. 1). И здесь очень хорошее качество постройки корабля во многом позволило нивелировать указанные традиционные проблемы машиностроения СССР. К-278 оказалась весьма малошумной АПЛ.

«Плавник»/«Комсомолец» – ошибка или прорыв в XXI век?

Разрез АПЛ проекта 685. Источник: http://forums.airbase.ru

Вооружение для такой опытной глубоководной АПЛ из 6 ТА и 20 торпед и ракето-торпед следует признать вполне достаточным.

Интересной особенностью «Плавника» были не групповые гидравлические ТА (как на остальных АПЛ 3-го поколения, где ТА соответствующего борта были «сгруппированы» на общие импульсные цистерны и поршневую силовую установку системы стрельбы), а индивидуальные силовые установки для каждого ТА.

В состав вооружения входили торпеды УСЭТ-80 (увы, но принятые ВМФ в существенно «кастрированном» виде от того, что задавалось в разработку Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР, об этом в одной из последующих статей), противолодочные ракеты комплекса «Водопад» (с ядерной и торпедной боевой частью). Указанные в некоторых источниках в составе боекомплекта «Плавника» торпеды 2-го поколения (СЭТ-65 и САЭТ-60) не имеет никакого отношения к реальности, это не более чем фантазии отдельных авторов.

По «ранним» торпедам УСЭТ-80 следует отметить абсолютно реальную возможность стрельбы ими с глубины 800 метров (что «поздними» УСЭТ-80 не обеспечивалось, причем не только из-за замены аппаратуры «Водопад» на конструктивно более слабую «Керамику», но и по замене серебряно-магниевой боевой батареи на медно-магниевую, с соответствующими проблемами по «взводимости» на «холодной воде»).

Как уже отмечалось выше, основным средством поиска АПЛ стал ГАК «Скат-М» («малая модификация» «большого» ГАК «Скат-КС» для ПЛ среднего водоизмещения и РПКСН проекта 667БДРМ). Основным его отличием от «большого» «Скат-КС» стала меньшая основная (носовая) антенна ГАК (что обуславливалось соответствующими размерами его носителей). С учетом того, что «большой» ГАК на «Плавник» не вставал, это было вполне приемлемое и хорошее конструктивное решение с одним «но»… К большому сожалению, «малый Скат» не предусматривал в своем составе низкочастотной гибкой протяженной буксируемой антенны (ГПБА). Для специфики применения «Плавника» она была бы очень хороша и крайне полезна: и для обнаружения целей, и для контроля собственных шумов (в том числе регистрации их изменения при погружении на различные глубины).

Говоря о реальных дальностях обнаружения малошумных целей «Плавником», можно привести такую оценку пользователя форума РПФ «Валерич»:

И малошумность Акул – это не легенды… Акула до Си Вульфа или Огайо, естественно, не дотягивает. До Лос-Анжелеса дотягивает, почти:) ), если бы не некоторые дискретные составляющие. А по приведенному уровню шума к Акулам особенных вопросов нет.

ПЛ пр. 685 перед выходом в свою последнюю автономку на задачах обнаружил нас на 7 кабельтовых. Барракуда (одна из первых) обнаруживала нас на 10. Хотя эти цифры, конечно, применимы только к конкретным условиям.

С учетом того, что по обработке ГАК «Плавника» и «Барракуды» близки, разница в дальности обнаружения была обусловлена различным размером основных антенн ГАК. И здесь еще раз подчеркну – «Плавнику» очень не хватало ГПБА. И здесь нет претензий к конструкторам корабля – на момент вступления в строй таких ГПБА просто не было (вариант с «большой» ГПБА на «Скате-КС» требовал сложного устройства постановки-выборки и для «Плавника» не годился).

В общем и целом необходимо отметить что АПЛ «Плавник» была, безусловно, удачной и вполне эффективной АПЛ ВМФ (что во многом было обусловлено очень хорошим качеством постройки). Как опытная, она вполне оправдывала затраты на ее создание и обеспечивала как исследование вопросов практического применения больших глубин (как с точки зрения обнаружения, так и вопросов скрытности), так и могла быть весьма эффективно применена, например, как АПЛ разведывательно-ударной завесы (например, в Норвежском море). Повторюсь, вплоть до момента ее гибели в ВМС США и НАТО не было неядерного оружия, способного поразить ее вблизи предельной глубины.

Здесь же стоит отметить и такой, совсем не «несущественный» момент того, что задел 685 проекта, в первую очередь по титану, очень помог специалистам СКБ «Лазурит» по созданию многоцелевых АПЛ проекта 945 «Барракуда». Ветераны «Лазурита» вспоминали, что, воспринимавший «Лазурит» как конкурента, «Малахит», мягко говоря, «не горел желанием» делиться своим «титановым опытом». В этой ситуации большую роль оказала помощь ЦКБ «Рубин» («одно дело делаем») с материалами «Плавника» (который шел с опережением к «Барракуде»).

5. В строю

18 января 1984 года АПЛ К-278 была включена в состав 6-й дивизии 1-й флотилии Северного флота, в которую также входили подводные лодки с титановыми корпусами: проекта 705 и 945. 14 декабря 1984 года К-278 прибыла к месту постоянного базирования, – Западная Лица.

29 июня 1985 года корабль вышел в первую линию по уровню боевой подготовки.

«Плавник»/«Комсомолец» – ошибка или прорыв в XXI век?

«Плавник» в базе

С 30 ноября 1986 года по 28 февраля 1987 года К-278 выполнила задачи своей первой боевой службы (с основным экипажем капитана 1-го ранга Ю. А. Зеленского).

В августе-октябре 1987 года – вторая боевая служба (с основным экипажем).

31 января 1989 года лодка получила наименование «Комсомолец».

28 февраля 1989 года К-278 «Комсомолец» вышел на третью боевую службу со вторым (604-м) экипажем под командованием капитана 1-го ранга Е. А. Ванина.

6. Гибель

7 апреля 1989 года подводная лодка шла на глубине 380 метров со скоростью 8 узлов. Следует отметить, что глубина 380 метров, в качестве длительной, абсолютно нехарактерна для большинства АПЛ и для многих из них близка к предельной. Преимущества и недостатки такой глубины – п. 1 настоящей статьи.

Около 11 часов в 7-м отсеке возник мощный интенсивный пожар. АПЛ аварийно, потеряв ход, всплыла. Однако, ввиду ряда грубых ошибок в ведении борьбы за живучесть (БЗЖ), через несколько часов затонула.

«Плавник»/«Комсомолец» – ошибка или прорыв в XXI век?

«Комсомолец» на дне на глубине 1700 м

По объективным данным, реальной причиной пожара и его крайне высокой интенсивности было значительное превышение содержания кислорода в атмосфере кормовых отсеков из-за бесконтрольной (по причине длительной неисправности автоматического газоанализатора) раздачи кислорода в корме.

По ведению «так называемой БЗЖ» рекомендуется 4 открытых источника, с их краткой характеристикой.

Первый источник. «Хроника гибели АПЛ «Комсомолец». Версия старшего преподавателя цикла Управления, безопасности плавания и БЗЖ ПЛА 8-го УЦ ВМФ, капитана 1-го ранга Н. Н. Курьянчика. Следует отметить, что она писалась без полноценной опоры на документы, во многом по косвенным данным. Однако большой личный опыт автора позволил не только качественно проанализировать имевшиеся данные, но и увидеть («предположительно», но точно) ряд ключевых моментов негативного развития аварийной ситуации.

Второй источник. Книга заместителя главного конструктора проекта Д. А. Романова «Трагедия подводной лодки «Комсомолец»». Написана очень жестко, но справедливо. Автор приобрел еще первое издание этой книги на 1 курсе ВВМУ, впечатление она произвела очень сильное на всех интересовавшихся однокурсников. Поэтому на первой же лекции по дисциплине «Теории, устройства и живучести корабля» преподавателю (капитан 1-го ранга с большим опытом в плавсоставе) был задан вопрос по ней. Его ответ приведу дословно:

Это пощечина офицерскому корпусу, но пощечина абсолютно заслуженная.

У меня сын служит на севере на БДРМе, и эту книгу я купил и отправил ему с наказом перечитывать перед каждой «автономкой».

Третий источник. Малоизвестная, но очень полезная и весьма достойная переиздания книга В. Ю. Легошина «Борьба за живучесть на ПЛ» (издания ВВМУ имени Фрунзе 1998 г.) с весьма жестким разбором ряда аварий и катастроф ПЛ ВМФ. Стоит отметить, что на момент издания заместителем начальника ВВМУ им. Фрунзе являлся капитан 1-го ранга Б. Г. Коляда – старший на борту «Комсомольца» в роковом походе и человек крайне жесткий и строгий. Зная, что (в ряде случаев с предельно жесткими оценками) написано в черновике книги В. Ю. Легошина (старшего преподавателя кафедры «Теории, устройства и живучести корабля»), мы, курсанты, тогда замерли в ожидании – выйдет ли она из типографии и в каком виде? Книга вышла без какой-либо «редакционной правки», в исходно жестком виде.

Четвертый источник. Книга вице-адмирала Е. Д. Чернова «Тайны подводных катастроф». Несмотря на то, что автор не согласен с целым рядом ее положений, она написана опытным Профессионалом с большой буквы, мнения и оценки которого заслуживают самого внимательного изучения. Повторюсь, даже при несогласии с ним в ряде вопросов. Его мнение приводилось в статье «Куда «бежит» адмирал Евменов?».

Возвращаюсь к книге Чернова. Вопрос в том, что мало выделить «штатное время» для отработки задач. Если «опытный» старшина команды трюмных своими руками открывает забортное отверстие, фактически топит лодку (как это было на «Комсомольце»), это говорит не столько о «недостатке времени на подготовку», сколько о системных проблемах ВМФ подготовки по борьбе за живучесть (БЗЖ).

Что касается «системных проблем» в подготовке по БЗЖ нашего подплава, то развёрнуто этот вопрос будет рассмотрен в отдельной статье. Здесь же стоит подчеркнуть, что проблема намного сложнее и глубже, чем часто приписываемое катастрофе «Комсомольца»: «был сильный основной экипаж и слабый второй».

Во-первых, ряд должностных лиц во втором экипаже был с первого (в том числе и ключевых для БЗЖ).

Во-вторых, «вопросы были» и по первому (основному) экипажу. Эпизод с потерей в ходе испытаний в Белом море всплывающей спасательной камеры (ВСК) находился на грани катастрофы (гибели) АПЛ. Детали («Что» «отделяло море» от центрального поста АПЛ и как это, вообще, случилось) этого «постарались побыстрее забыть», а зря. Пример этот предельно жесткий, буквально «под дыхло», того, что в подводном деле нет «мелочей». И если где-то «начало капать», то нужно четко и по руководящим документам объявлять «аварийную тревогу» и разбираться (а не предпринимать без доклада «некие самостоятельные действия»).

Пояснение: по упоминанию, что «старшина команды трюмных, своими руками открывает забортное отверстие», речь идет вот об этом эпизоде (цитата из книги Д. А. Романова) :

Мичман В. С. Каданцев (объяснительная записка) : «Механик мне дал приказание задраить переборочную дверь между 4-м и 5-м отсеками, закрыть 1-й запор на вытяжной вентиляции кормового блока… Я задраил переборку и стал закрывать 1-й запор вытяжной вентиляции, но закрыть его до конца не смог, так как начала поступать вода в шахту вентиляции».

Еще одно подтверждение, что пожара в аварийных отсеках нет и идет остывание прочного корпуса. Выполняя безграмотный приказ о закрытии 1-го запора вытяжной вентиляции, мичман Каданцев одновременно открывал клапан затопления шахты вытяжной вентиляции, то есть невольно способствовал более быстрому затоплению подводной лодки. Очередное свидетельство слабого знания материальной части личным составом.

Примечание. По оценке капитана 1-го ранга Н. Н. Курьянчика (имевшего, в том числе личный, опыт устранения «последствий ошибок» личного состава с «манипуляциями» с 1 запорами по вентиляции), на момент этих действий именно этот источник поступления воды был ключевым и не позволил (из-за резкого уменьшения площади действующей ватерлинии АПЛ) продержаться на плаву до подхода спасателей.

7. Уроки и задел проекта 685

Состоявшаяся де-факто в течение полтора десятка последних лет техническая революция средств поиска ПЛ (см. статью «Скрытности больше нет: подлодки привычного нам вида обречены») заставляет по-новому взглянуть на опыт создания АПЛ проекта 685. В том числе применительно к созданию перспективных АПЛ 5-го поколения (то, что представлялось Президенту РФ полтора года назад в Севастополе на выставке вооружений ВМФ под видом якобы «перспективного» проекта «Хаски», очевидно, ни в коей мере не соответствует не только 5-му, но и 4-му поколению АПЛ).

Ключевой вопрос здесь комплексное применение противником неакустических и акустических средств поиска. Уход на большую глубину от «неакустики» приводит к резкому увеличению заметности нашей АПЛ по акустическому полю. Однако увеличение глубин погружения (при решении вопросов малошумности) в будущем будет одним из ключевых способов ухода от обнаружения неакустическими авиационными и особенно космическими средствами.

«Плавник»/«Комсомолец» – ошибка или прорыв в XXI век?

То есть необходимо резкое увеличение обычных глубин погружения ПЛ (от приведения конкретных оценок автор воздерживается, с учетом открытого характера статьи). Да, километр здесь наверно не нужен (или «пока не нужен»?), однако, величины расчетной, предельной глубины и «глубины длительного нахождения» связаны между собой.

Здесь отдельно нужно сказать о так называемой «рабочей глубине», то есть глубине, где формально ПЛ может находиться «неограниченно долго». Только вот какое время?

В одном из номеров газеты «Красная звезда» середины 90-х годов была очень интересная статья о ЦНИИ «Прометей», и в том числе по их работам по корпусам АПЛ. И там были такие слова, что (цитируется по памяти), когда все-таки начали считать и разбираться, сколько реально ПЛ могут находиться на рабочей глубине, выяснилось, что ресурс этого не только весьма конечен, но и для многих ПЛ ВМФ СССР оказался уже полностью выбранным.

Иными словами, большие нагрузки огромного гидростатического давления сильно нагружают как сам корпус, так и такие средства акустической защиты, как различные амортизированные патрубки (еще раз к п.1 статьи – они крайне важны в плане малошумности). Что будет при разрыве, например, амортизирующей корды донной захлопки секции главного конденсатора на глубине, допустим, метров 500 (то есть на каждый квадратный сантиметр давит 50 кгс) ? Размеры этих корд (выделены красным цветом) можно оценить по вышеприведенной и увеличенной схеме размещения блока паротурбинной установки АПЛ проекта 685.

«Плавник»/«Комсомолец» – ошибка или прорыв в XXI век?

И ответ на этот вопрос, даже несмотря на наличие первого и второго комплекта захлопок этой цирктрассы, будет, что называется, «на грани «Трешера» (ПЛА ВМС США, погибшей на глубоководном погружении в 1963 году).

Кроме технических, вопросы длительного нахождения на больших глубинах влекут и серьёзные организационные проблемы. Нужный ресурс прочного корпуса для «больших глубин длительного нахождения» можно заложить увеличенной расчетной глубиной (и, вероятно, применением титановых сплавов, имеющих перед специальными сталями не только лучшие удельные характеристики, но и усталостные). Но гораздо более остро вопрос «глубоководного ресурса» встает для забортных патрубков и кордов. Замена наиболее крупных из них (типа цирктрасс главного конденсатора) возможна штатно только в среднем ремонте (с извлечением из корпуса блока паротурбинной установки).

Напомню, что до сего момента ни одна АПЛ 3-го поколения у нас среднего ремонта не прошла (первая – «Леопард» проекта 971 совсем недавно была выведена из цеха, работы на ней ещё не закончены), имея значительную часть больших забортных патрубков с давно просроченными сроками эксплуатации. Очевидно, что для таких АПЛ относительно безопасное нахождение в море может быть обеспечено только при относительно малых фактических глубинах погружения АПЛ.

Соответственно, будущая группировка ПЛ ВМФ должна быть надежно и полноценно обеспечена в техническом (в том числе конструктивном) и организационном отношении судоремонтом. То, что мы имели с ВТГ («негостовский» термин – «восстановление технического готовности») АПЛ 3-го поколения (вместо их полноценного ремонта), далее недопустимо.

То есть проблемы создания глубоководных (и притом малошумных АПЛ) крайне сложны, и здесь задел «Плавника» стал крайне ценен сегодня.

Источник: topwar.ru



Логотип Labuda.blog
Авторизоваться с помощью: 
Яндекс.Метрика