«Армянский вопрос» в административной практике Петербурга и Константинополя


«Армянский вопрос» в административной практике Петербурга и Константинополя

Многочисленные проблемы Российской империи во внутренней политике перед войной имели и прямую связь с внешнеполитическим положением страны и будущим конфликтом на Дальнем Востоке. В том числе это касалось положения дел на национальных окраинах. Одними евреями в Бессарабии дело не ограничивалось.

Зоной политической нестабильности стало и Закавказье. С 1880-х годов под влиянием событий на Балканах и в Оттоманской империи среди армян России стали распространяться революционные настроения. Разумеется, свою роль в этом сыграло и русское революционное движение. Свой вклад внесли и русские власти. Со времени выхода России в Закавказье армяне были лояльной частью населения, активно сотрудничавшей с имперской администрацией и армией. Но в правление императора Александра III наметились значительные изменения. Армянская общественность поддерживала армян Оттоманской империи, в том числе через церковь. Это вызывало сомнения и даже подозрения власти. В 1885 году началось наступление на армянское церковно-приходское образование — было закрыто около 500 школ, адекватной замены фактически не было предложено.

Из 5 565 547 жителей русского Закавказья армян числилось 1 100 138 чел. Это была серьезная сила. 69,6% армян проживали в 3 губерниях: Эриванской, Елизаветпольской и Тифлисской, 97,13% из этого населения были крестьянами. Несмотря на преследования администрации, по количеству учащихся в разного рода учебных заведениях — 28 121 человек — армяне занимали второе место в крае. В августе 1887 года в Женеве возникла армянская социал-демократическая партия. Будучи марксистами, ее члены находились под сильнейшим влиянием «Народной воли» и не отрицали террора как метода политической борьбы. Даже свое название партия получила по имени партийного органа, избранного в подражание газете А. И. Герцена — «Гнчак», то есть «Колокол». Центрами армянских революционных организаций стали Тифлис и Эривань, а также Москва и Петербург, где учились студенты армянского происхождения. В 1890 году вышел Манифест армянской революционной федерации — партии «Дашнакцутюн».

Радикализация армянской интеллектуальной молодежи была не случайной. Армянское население Западной Армении жило в обстановке увеличивавшегося государственного террора османских властей. В 1891 году в Турции из числа кочевников-курдов была начата реформа по созданию иррегулярной кавалерии «хамидие» — 40 полков («Хамидие Аширет Хафиф Сувари», т. е. племенная легкая кавалерия хамидие), прежде всего предназначенная для контроля над русско-турецкой и турецко-персидской границами и поддержания контроля в районах, где турки не могли прочно рассчитывать на лояльность местного населения.

Осенью 1892 года на подпольном съезде «Дашнакцутюн», собранном в Тифлисе, была принята Программа партии, предполагавшая в качестве цели создание «демократического правительства свободной Армении», установление равноправия народов, свободы слова, совести, обязательного образования и т. п. Так же, как балканские и русские революционеры, дашнаки признавали индивидуальный террор методом политической борьбы. Тем временем султан создавал родоплеменное ополчение, которое помогло бы ему организовать массовый террор, — правда, контроль со стороны властей над курдами был условным. В ряде районов некоторые аширетные полки начали сводить друг с другом старые счеты. Тем не менее реформа продолжалась, и к 1899 г. численность «хамидие» достигла 50 тыс. чел. — 63 полка. Положение армян в Турецкой Армении резко ухудшилось, с 1890 года одно за другим следовали массовые убийства и погромы армян.

В 1894—1895 гг. в Малой Азии прошла массовая резня армянского населения, в ходе которой погибло около 300 тыс. человек. В августе 1895 года эти действия получили жесткую оценку со стороны Великобритании. Протест 6 европейских держав (Англии, России, Франции, Австро-Венгрии, Германии и Италии) привел к подписанию султаном 20 октября 1895 г. рескрипта, провозглашавшего реформы в Западной Армении. Этот документ остался лишь листком бумаги. Его появление вызвало новую волну погромов и убийств, начавшихся в Константинополе и за 3 последних месяца 1895 г. прокатившихся по 15 вилайетам Малой Азии. Единственным спасением для армян, которое предлагали местные власти, был переход в ислам.

Люди бежали от террора в сторону русской границы. Они массами переходили ее, направляясь в Эчмиадзин и Тифлис. 11 (23) декабря 1896 г. последовало Высочайшее повеление о сборе средств в пользу беженцев. Их число колебалось между 43 и 50 тысячами. Разорено было порядка 2600 городов и деревень, уничтожено 568 церквей и монастырей, 328 обращены в мечети. Оставшиеся территории занимались турками и курдами. 26 августа 1896 г. армянские националисты в качестве протеста и привлечения внимания к положению своего народа предприняли захват здания банка «Оттоманский кредит» в Константинополе. Захватившие здание 26 человек в качестве своих требований выдвинули программу реформ в Турецкой Армении, включавшую в себя и создание автономии под руководством верховного комиссара — европейца, назначенного Великими державами. В ответ на это был организован погром в Константинополе. 19 (31) августа русский военный агент в Турции докладывал в Петербург: «В Константинополе убито за два дня более 5500 беззащитных армян, в том числе много других христиан; положительно выяснено, что избиения совершались заранее правительством организованными шайками под руководством чинов полиции. Благодаря решительным представлениям дипломатического корпуса, а особенно нашего посла, вчера и сегодня спокойнее, но паника продолжается».

Активизация армянского революционного движения на фоне преследований армян в Османской империи вызвала беспокойство императорского правительства. В январе 1896 года главноначальствующим гражданской части на Кавказе и командующим войсками Кавказского военного округа был поставлен генерал от инфантерии кн. Г. С. Голицын, бывший командир л.-гв. Финляндского полка и военный губернатор Уральской области. В 1897 году он был произведен в генерал-адъютанты. Его назначение приветствовали монархические «Московские ведомости», которые указали генералу на главную задачу его администрации: «Богатейший край, недавно покоренный Россией, представляет собой столь много работы для окончательного слияния его с центром, что русской администрации края приходится действовать решительно, не делая послабления элементам местным, инородческим, которые весьма искусно ведут «свою политику» и оказывают влияние, идущее вразрез с русскими интересами».

Этим элементом были армяне, которых еще ранее та же газета разоблачила как клиентов и даже агентов Англии. В русском же Закавказье из-за господства армян во властных структурах, по утверждению редакторской статьи, в крае поднялась волна грабежей. На самом деле к 1897 году в администрации Тифлисской губернии их было около 14%, Кутаисской — 6,25%, Эриванской — менее 23%, Карской области — около 5%. Из 101 служащего 5 закавказских окружных судов армянами были 3 человека. Рупор монархистов рекомендовал новому главе Кавказа прежде всего приступить к чистке власти от армян, разоружить местных жителей и, наконец — пустующие земли «должны заселяться только русскими». Проблема с заселением была весьма сложной — массу беженцев из Турции негде было расселять. К концу 1902 года из 381 тыс. десятин, обследованных для решения вопроса о возможном переселении, было признано возможным использовать для этой цели только 36 тыс. десятин. Здесь селили только выходцев из внутренних губерний империи. Исключение делалось только в одном случае. Земля распределялась в Абхазии для семейств мухаджиров из привилегированных сословий, которые отправились в Турцию во время войны 1877−1878 гг. и затем вернулись назад.

При управлении краем Голицын взял курс на системное преследование армян. В частности, их стали выживать из государственных учреждений, армии, закрывать благотворительные общества, издательства и газеты. Идеологом этого курса стал главный редактор газеты «Кавказ» В. Л. Величко, объявивший на страницах газеты армян расово враждебным России элементом, обладающим к тому же массой «явно семитических черт», что по тем временам было явным свидетельством неполноценности.

Величко поддерживал главный редактор «Московских ведомостей» В. А. Грингмут, который к тому же горячо поддержал и курс Бобрикова в Финляндии. Во всех произошедших в Османской империи «зверствах» (Величко брал это слово в кавычки) виноваты были, по его мнению, сами армяне, которых он к тому же объявлял народом-пришельцем. Разумеется, по мнению Величко, и множество проблем Кавказа было вызвано именно наличием в крае армян, и особенно в администрации.

Всё это происходило на фоне усилившихся этнических чисток в Оттоманской империи, которые привели к росту числа беженцев. Менее оригинальная, чем «Московские ведомости» или «Кавказ», «Неделя» описала положение армян Западной Армении летом 1899 года следующим образом: «Хозяйства их разорены, земли захвачены курдами, которые не отдают их добром и всюду возобновляют резню, куда возвращаются прежние хозяева». Беженцы из Османской империи приходили в весьма сложный регион Российской империи, в котором спокойствие обеспечивалось весьма хрупким балансом. Назревал кризис. Новая власть в лице Голицына сделала всё возможное, чтобы ускорить его. Разумеется, не специально, но это ничего не меняло.

Источник: iarex.ru



Логотип Labuda.blog
Авторизоваться с помощью: 
Яндекс.Метрика