Как живёт и служит православный священник в Португалии


Неспешный ритм жизни, доброта и отзывчивость, многовековой уклад в семьях, уважение к личному пространству и позитивный настрой – вот на что не перестает обращать внимание настоятель прихода Новомучеников и исповедников Церкви Русской в Порту отец Александр Пискунов, не первый год несущий служение вдали от Родины.

О переезде за границу как случайности, атмосфере жизни в Португалии, новых привычках, крепкой общине, местных традициях взаимопомощи, древних святынях и том, чему всем христианам стоило бы поучиться у португальцев – в нашей доброй беседе с отцом Александром.

Как живёт и служит православный священник в Португалии

Иерей Александр Пискунов, настоятель прихода Новомучеников и исповедников Церкви Русской в Порту (в центре)

– Отец Александр, вы родились и выросли на Кубани, духовное образование получили в России, служение продолжали на малой Родине… но потом вдруг перебрались в Португалию. Как вы здесь оказались? Это было ваше личное желание? Можно ли сказать, что Португалия как личная реальность стала результатом мечтаний, увлечений культурой страны, и в один момент чаяния материализовались?

– Нет, с Португалией меня до назначения ничего не связывало. И я мало что о ней знал. А мое же назначение было связано с тем, что священник, служивший здесь, в Порту, до меня, заканчивал командировку и возвращался в Россию. Его нужно было заменить. Мне предложили. И я согласился.

– Но вы хотя бы знали язык, хоть немного, перед тем как отправиться в Португалию?

– Нет, язык я учил уже здесь. В то время я учился в Общецерковной аспирантуре… Есть такое подразделение в Московской Патриархии – секретариат по загранучреждениям (когда-то являлся частью ОВЦС), который занимается кадровыми вопросами для наших приходов за рубежом. Поскольку священники иногда возвращаются в Россию, бывает, что нужно кого-то заменить. Предложили мне. Я согласился. Решением Синода и указом Патриарха Кирилла в 2012-м году меня направили в Порту.

– Было ли для вас полной неожиданностью само предложение – собраться и поехать?

– В принципе, да. Посовещались с семьей, подумали – и решили согласиться. Конечно, это было неожиданно, и это поменяло жизнь… Было неожиданно, но интересно, на самом деле. Посмотреть, с одной стороны, как люди живут, с другой – послужить в новых условиях. Потому что я ведь интересовался жизнью наших приходов за границей, читал об этом. Особенно интересен мне был период жизни наших эмигрантских общин после Октябрьской революции. Как они обустраивали свою жизнь на новом месте? Интересовала и жизнь отдельных фигур Церкви Заграницей: и Митрополита Евлогия (Георгиевского), и Митрополита Антония (Блума), и отца Александра Шмемана.

Хотелось посмотреть на практике, а не в теории, как выглядит жизнь русских приходов за границей. Ведь я понимал, что жизнь этих общин отличается от жизни приходов на Родине.

– Конечно, у меня будет много вопросов про особенности жизни, отличия ее в Португалии от нашей, родной. И первые – про людей, ритм жизни, атмосферу в обществе. Что особенно бросилось в глаза по приезде в страну?

– Архитектура! Мы живем в Порту, а это город старинный, со средневековыми улочками, и этим очень сильно отличается от Краснодара, в котором я жил и которому всего 200 лет. В Порту сохранилось много самобытных вещей. Жизненный уклад зачастую сохраняется десятилетиями, а то и столетиями в некоторых семьях. Много старых домов, с крышами, крытыми черепицей. Ну, и природа другая.

Другие взаимоотношения между людьми. Португальцы – довольно спокойный народ. Они никуда не торопятся, и это их национальная особенность. Например, в магазине на кассе могут долго беседовать покупатель и продавец. Это часто бывает в сохранившихся деревенских магазинчиках, бакалейных лавках, где продавец – он же и хозяин. То же самое в маленьких кафе. Уклад сохраняется десятилетиями, потом хозяевами становятся дети, будь то магазинчик или кафе. И в этих местах жизнь идет спокойно и неторопливо.

В целом город, да и страна, довольно спокойные. Это отличается, конечно, от темпа жизни в России, где жизнь более интенсивная.

– Какие новые привычки пришлось формировать?

– Мы здесь привыкли обедать в одно и то же время, как местные жители. В России ты про обед часто не думаешь: пообедал – не пообедал, а, ладно, поужинаешь. Я помню первый день в Португалии: нужно куда-то было идти с документами, встречаться с прихожанами… И я предлагаю встретиться в обеденное время там-то. И мне говорят: но это же время обеда! Здесь с 12 до 15 часов открываются маленькие ресторанчики, как раз на время обеда. И в этот период не принято друг другу звонить, беспокоить, тем более по работе. Кстати, не принято звонить в выходные по рабочим вопросам. Есть здесь уважение к личному времени, к личному пространству. И, конечно, ты это со временем тоже принимаешь.

На самом деле, мне близок этот португальский темперамент, в смысле такой размеренности и неторопливости. Наверное, на нашу семью такой темп жизни тоже наложил определенный отпечаток.

– Что вам нравится в Португалии больше всего, а к чему, наоборот, до сих пор не можете привыкнуть?

– В Португалии главная ценность – сами португальцы. Это очень добрые и отзывчивые люди. Португалия ведь страна эмигрантов. Многие из жителей были эмигрантами в колониях Португалии, в Африке, в Южной Америке и в Европе. Во второй половине XX века многие покидали свою страну в поисках работы. И поэтому они были очень отзывчивы к русскоязычным эмигрантам, приехавшим в Португалию в начале 2000-х годов. Большое количество людей приехало из Восточной Европы. И местные жители очень тепло их встретили, всем с ними делились, буквально: и продуктами, и одеялами, и одеждой, давали приют…

Местные жители – главная ценность страны. Даже когда уезжаешь из Португалии в отпуск, то вспоминаешь португальцев, и становится тепло. Потребностью становится доброжелательный разговор, будь то социальные учреждения, магазинчики, банки, где к тебе искренне, по-доброму отнесутся, поинтересуются твоей жизнью и выразят добрые пожелания. Это – очень ценно!

Португальцы сохранили многие исторические памятники и вообще очень трепетно относятся к своей истории и культуре. И это вызывает уважение.

Что-то негативное мне сложно вычленить из своего опыта жизни здесь. В том смысле, чтобы отличало именно Португалию… Не потому, что этого нет. Но, честно, в голову даже ничего не приходит.

Как живёт и служит православный священник в Португалии

– Вас назначили настоятелем на приход Новомучеников и исповедников Церкви Русской в Порту. Приход состоит не только из наших соотечественников, но и из выходцев из стран бывшего СССР, славян из Восточной и Южной Европы. В одном интервью вы сказали, что церковнославянский язык – основной на богослужении – стал объединяющим для прихожан, а португальский занимает лишь небольшие фрагменты в службе. Это не мешает привлечению в храм большего количества коренных жителей, чем вас посещает сегодня?

– Язык мы стараемся использовать творчески. В зависимости от количества на службе людей той или иной языковой группы, присутствующих в храме. Основных языка два: церковнославянский и португальский. Но иногда еще добавляется английский, скажем, когда приезжают студенты из Румынии, для которых ни славянский, ни португальский не родные. Чтобы человек чувствовал, что храм – общее место для всех. В такой ситуации я и проповедь стараюсь говорить по-английски. Стараемся делать службы с языками пропорционально присутствующим представителям тех или иных народностей. Интуитивно пытаюсь это делать.

Что касается привлечения на службы коренных португальцев… Мы этим не занимаемся и такую цель перед собой не ставим. Основная задача – духовное окормление русскоязычных эмигрантов, соотечественников, не только из России, но и со всего бывшего СССР. Это ведь и была главная идея основания прихода. Как вы знаете, здесь сначала появилась община в начале 2000-х годов. Это были первые русские, которые обратились в Патриархию с просьбой прислать священника, чтобы совершалась литургия. Сначала служили в Лиссабоне, а потом и в Порту возник приход.

Традиционная конфессия для Португалии – Римско-Католическая церковь. Большинство русских приходов в Европе совершают богослужения в помещениях, принадлежащих католикам. Тот или иной наш приход обращается в католическую епархию с просьбой предоставить помещение для совершения служб. И эта практика существует несколько десятилетий. Братские отношения, на самом деле. Поэтому мы не ставим цели обращать католиков в Православие. Но мы рады, когда местные приходят, и мы открыты для всех.

Португальский же язык же мы используем, лишь когда приходят португальцы. Чтобы они чувствовали: здесь им рады. Это обычный элемент гостеприимства. Когда к тебе приходит гость, ты уделяешь ему внимание, а не делаешь вид, будто его не существует.

– Расскажите о жизни прихода. Как устроена приходская жизнь, насколько прихожане разделяют ответственность за храм и жизнь общины в целом?

– Разделяют, конечно. Приход у нас небольшой. В воскресенье собирается 30–40 человек. В межковидный период было и того меньше – 20. А сейчас храм вообще закрыт уже как несколько недель. Публичных богослужений не совершается.

Традиционно у нас раз в месяц проходит уборка храма, в которой люди стараются участвовать. Ремонтом занимаемся все вместе, всем миром. Делаем сейчас ремонт в помещении, которое, надеюсь, будем использовать как приходской центр. Конечно, у всех разная степень активности. Но в целом ощущается, что ответственность за жизнь прихода люди на себя берут.

– Приходской совет в вашей общине – реальный орган или, как это нередко бывает в России, документальная формальность?

– У нас есть приходской совет… Но, поскольку приход небольшой, в принципе, это одновременно и совет, и значительная часть прихожан. Все очень тесно. Скажем так, решения принимаются сообща.

– В ваши обязанности как священника входит только богослужебная деятельность, пастырское окормление и представление общины перед епископом, или к тому же приходится испытывать в одиночку «головную боль» по административным и финансовым вопросам?

– Отвечу, как и на предыдущий вопрос: стараемся все делать сообща. Народу немного, стараемся вообще всем заниматься вместе: ремонтом, хозяйственными вопросами, закупками, организацией мероприятий.

– Надо полагать, у вас на приходе сложилась очень теплая и добрая атмосфера… Хотелось бы четче представить себе картину приходской жизни.

– Это как в семье. И наш приход не исключение. Мне видится, что, как и в семье, на приходе каждый выполняет свои обязанности в зависимости от харизмы, от призвания. Секретарь прихода занимается документацией и рассылками полезной информации прихожанам. Сергей Максимов – эконом прихода, мастер на все руки. По первому образованию он реставратор. Реставрирует все, что можно. Саша Зубов сделал в храме иконостас из дерева. Талантливый человек. Есть иконописец Марина. Она художница по первому образованию, но иконы писать стала именно у нас на приходе. Первый настоятель, отец Павел Феоктистов, как-то посетовал, что мы молимся на распечатанные картинки, а хотелось бы – на настоящие писаные иконы. Марина рассказывала, что воодушевилась этими словами настоятеля и попробовала писать иконы, взяв благословение. Образы Спасителя, Божией Матери, другие иконы в нашем приходе написаны ею. Это очень ценно – иконы, созданные нашей прихожанкой.

Как живёт и служит православный священник в Португалии

Приход Новомучеников и исповедников Церкви Русской в г. Порту (Португалия) на Пасхальном крестном ходе

Много у нас сделано своими руками, несмотря на то что мы служим в помещении, которое нам предоставила местная католическая епархия. Кто-то привозил хоругви из России, какие-то хоругви шили своими руками. Сергей Максимов их доделывал, присоединяя к хоругвям шесты. Есть у нас просфорница, есть хор женщин, которые поют и готовятся к службам, в том числе и на работе, слушая песнопения в наушниках.

Есть приходской центр. Им занимается Мария, моя супруга. Там проходят занятия с детьми, и русским, и английским языком, есть и танцевальная студия, и хоровая студия, и занятия с художником… Занимаются и преподают в этом центре наши прихожане.

Светлана Борисовна, ктитор храма, много старается для того, чтобы в храме были красивые облачения, и проявляет много внимания к молодежи, которая приходит. Подарит икону небольшую или еще что-то, чтобы человек почувствовал себя среди родных. У нас бывают чаепития после службы. Есть люди, которые хорошо готовят, – они приносят еду и угощают всех. Прихожанка Татьяна даже придумала, что можно тем, кто не остается на чаепитие, налить чай-кофе в дорогу и дать с собой печенья.

Валера у нас делает свечи из натурального воска для службы… Каждый делает свое дело. Стараемся друг ко другу проявлять внимание. Если кто-то оказался в трудном положении, ему надо помочь. Как-то так.

– Сейчас, наверное, одно из самых популярных деланий общины – богословский кружок онлайн, который вы ведете?

– Мы изучаем в его рамках литургию, и да, это одна из форм общения. На последнем занятии изучали Литургию Иоанна Златоуста, слово за словом, подробно. Да, это форма общения, чтобы не забыть, как мы выглядим, чтобы общаться. Хорошо, что сегодня существуют такие средства связи.

Как живёт и служит православный священник в Португалии

– Вы уж упомянули, что в Португалии снова ограничения? За целый год этой непростой ситуации удавалось ли хоть на какое-то время вернуться к привычной череде служб?

– Возобновили мы службы летом 2020 года и совершали их как обычно. Людей ходило поменьше, как и везде. До последнего времени мы служили почти как обычно, соблюдая определенные ограничения, такие, как дистанция и санитарные требования.

– Как выходили из ситуации во время запретов на собрания? Посещали прихожан на дому, может быть, служили для небольших групп верующих?

– Совершались богослужения при минимальном количестве людей, с хором, например. Старались соблюдать все предписания.

– Как относитесь к ограничениям и всей ситуации вокруг них? Какие выводы сделали лично для себя за прошедший год?

– В одно из воскресений мы вспоминали на богослужении новомучеников и исповедников Русской Церкви. И, конечно, когда сравниваешь лишения и мучения, которые перенесли наши бабушки и дедушки в XX веке, то понимаешь, что современные трудности – это вообще далеко не так страшно. Поменьше нужно роптать, грустить, отчаиваться, понимая, что совсем недавно в жизни наших родителей были испытания гораздо серьезнее. Нужно с надеждой смотреть вперед, веря в Божественное всемогущество.

Конечно, первые впечатления были сложные. Была тревога. Сейчас, мне кажется, нужно с надеждой смотреть вперед и не унывать.

– С властями трений на карантинной почве не возникало? И отсюда же следующий вопрос: как в целом складываются отношения с государством у Русской Церкви в Португалии?

– Нет, трений не было, мы старались все соблюдать.

Не так давно встречались с руководителем районной администрации исторической части Порту. Говорили о планах и сотрудничестве в образовательной, культурной, социальной сферах. У нас хорошие отношения с властью.

– Недавно я беседовал со священником из Бельгии. В стране Православие признано одной из государственных религий…

– Интересно!

– Да! Соответственно, есть и дотации для приходов, есть и форма представительства конфессии перед властями в специальном общественном органе… А как в Португалии строится диалог между властью и Православными Церквями? Какие механизмы и регуляторы лежат в основе этих отношений?

– У нас отношения строятся на уровне муниципалитетов или даже районных администраций. Низовое административное деление в Португалии называется «freguesia», что на русский переводится как «приход». До сих пор это деление сохраняется, в центре прихода существует орган, совет прихода, «junta de freguesia». По-нашему, это районная администрация. Есть президент этого совета, сама администрация находится в центре района, и там же располагается действующая церковь. Вот такое церковное административное разделение. Мне кажется, взаимодействие православных приходов происходит именно на этом уровне либо на уровне муниципалитетов.

В последнее время отношения между православными приходами и властями особенно развиваются в культурной и образовательной сферах. Например, проводятся совместно какие-то фестивали. Местным властям это интересно, они обычно способствуют таким мероприятиям. Иногда выделяют помещения для наших приходских школ.

Как живёт и служит православный священник в Португалии

– Мы уже немного касались в беседе межконфессиональных отношений. Каждый раз я задаю священникам из европейских стран, чьи приходы арендуют помещения для богослужений у католиков, одни и те же вопросы: им это зачем? Почему они сдают помещения… для конкурентов?

– По доброте. Это сложно осознать без опыта общения с ними… Просто люди хорошие и добрые. По-другому этого не получается объяснить. Они не воспринимают нас как конкурентов. Большинство наших прихожан уехали из России, Украины или Молдавии не от хорошей жизни, а в поисках лучшей. Кто-то приехал, чтобы заработать и долги вернуть на родине. И это такая общечеловеческая идея гостеприимства, когда к тебе в страну приезжают люди, попавшие в трудную ситуацию, а ты их принимаешь. Естественная человеческая реакция – им помочь. Португальцы ведь добрые и открытые люди, хотя, как и везде, всякое встречается. Но в целом это так.

Помещение нашего храма раньше было домовым храмом при социальной церковной школе. Ей уже более 100 лет. Она была проектом салезианцев, католического образовательного движения. Школа закрылась, потому что здание приходило в негодность. А церковь осталась в хорошем состоянии, но пустовала. Наш приход в то время как раз нуждался в молитвенном помещении (мы тогда снимали какой-то гараж). Бывший на тот момент настоятелем священник, отец Виталий Дудаш, обратился в местную католическую епархию с просьбой помочь с поиском церковного помещения, поскольку такие прецеденты уже были. И нам предложили, как-то просто по-соседски, подобрать себе помещение.

– В России сложилось мнение, что за рубеж уезжают весьма успешные соотечественники, а их жизнь в стране далече – настоящая сказка. Отчасти это, наверное, может соответствовать действительности. Вы, правда, уже опровергли такое мнение абстрактной характеристикой некоторых своих прихожан, «приехавших не от хорошей жизни». Но не удивлюсь, что, прочитав подзаголовок беседы об отце Александре из Португалии, читатели могут подумать: вот, наверное, сидит на берегу моря круглый год, попивает хорошее вино, и вся жизнь – как сплошной курорт. А как на самом деле? С какими трудностями вы сталкиваетесь в повседневной жизни каждый день и как можете оценить уровень реальной нагрузки, которую приходится нести здесь в служении и вообще по жизни?

– Знаете, жизнь священника благословенна. В Ветхом Завете, в Псалтири, про это есть слова: кто много уповает на Бога, Господь того награждает (ср. Ис. 26,4; Пс. 31,10). Не только моя жизнь, но и жизнь людей, связавших себя с церковным служением, благословенна. Одна из основных сложностей, которая есть в нашей семье, – оторванность от родных, от бабушек и дедушек. Сложнее встречаться в последние месяцы. Мы здесь без друзей, которые остались в России. Это, пожалуй, основная сложность, с которой мы здесь сталкиваемся. Конечно, есть финансовые и бытовые моменты, но они есть везде и не являются чем-то особенным.

– Но с вином на пляже каждый день не сидите?

– Нет, сейчас все кафе и пляжи закрыты, поэтому не получается (смеется). Португалия – хорошая страна. Здесь много радостей. Есть океан. Хорошая экология. Много приятных вещей. Люди приятные встречаются… Как священник я чувствую себя здесь нужным. Чувствую какую-то отдачу от службы. Нахожусь близко к людям, в контакте с ними. Ощущаю себя востребованным. И это вдохновляет.

Как живёт и служит православный священник в Португалии

– Португалия – страна для жизни?

– Мы живем здесь 8 лет, но понимаем, что идеального места для жизни нет. У нас трое детей, и нас беспокоит, как сложится их судьба. В каком мире они себя найдут? Иногда возникает мысль, что мы их надолго оторвали от корней и где-то изменили естественный ход событий, если бы они росли и развивались в традиционной для них среде, как это было в нашем случае, например. Мы не знаем, как это повлияет на их жизнь. Вопрос этот всегда непростой: куда ехать, где жить? Португалия – хорошая страна, но переезд не всем подходит. Это тот вывод, к которому мы пришли.

– Общаясь с русским священником из Канады, я услышал от него фразу: «У нас тут другая галактика». Португалия и Россия – разные галактики?

– Португалия – страна довольно консервативная, и это проявляется здесь в том числе в каких-то обычаях, нравах. И этим она близка России, вот этой своей консервативностью. Общего много. В Португалии, как и в России, есть опция «положиться на авось». Да, здесь это тоже есть: авось пронесет.

Но у португальцев есть чему поучиться. Они очень терпеливые. Я уже говорил, что человек на кассе в магазине может беседовать с продавцом о событиях, общих родственниках и знакомых. При этом ожидающая их очередь будет очень спокойно к этому относиться. Потому что особенно никто никуда не торопится. То же самое в других очередях. Понятно, что любое терпение имеет свойство заканчиваться, и оно не беспредельное, и в связи с последними событиями оно все чаще и чаще заканчивается, но позитивное и доброжелательное отношение к жизни у них – это очень впечатляет, и этому хочется учиться. У португальцев есть выражение, которое они часто используют – «calma-calma», то есть «спокойно-спокойно», – успокаивая себя и тех, кто рядом. Не паниковать в какой-то ситуации, не отчаиваться, относиться ко всему позитивно. Это то, чему хочется учиться.

Нравится их отношение к детям, как они их обнимают. Как относятся к старикам, много времени проводя вместе. На выходных встречаются всей семьей. Есть традиция – на выходных обедать у родителей. Или вывезти родителей в ресторан, даже если они передвигаются на инвалидном кресле. И пойти в ресторан с малышами, с бабушками и дедушками. Это очень хорошая традиция. Она имеет огромное значение для семьи, помогает не отдаляться от своих корней, предков, оказывать уважение и почет старикам. Португальцы внимательны к детям, на них не принято кричать. Это позитив, который вдохновляет и которым заражаешься.

Как живёт и служит православный священник в Португалии

– Главные выводы и уроки за годы священнического служения?

– Мне кажется, священнику главное – не зазнаваться. Можно сформулировать это так: став священником, важно остаться человеком. «Не нужно отрываться от коллектива», как говорилось в тосте из кинофильма «Кавказская пленница». Это вообще касается любого человека, но для священника особенно важно. Важно быть с народом.

– Не могу вас не спросить, какие места обязательно стоит посетить паломнику и туристу из России, если он окажется в Португалии. Ваш персональный список.

– Город Порту, в котором мы живем, конечно. (смеется) Это очень древний город. Говорят, что в Порту жители добрее, чем в Лиссабоне. Здесь тебе больше уделят внимания и будут доброжелательны. Действительно, Порту – особенный, со своим характером и историей. Северный портовый город морских путешественников.

В Порту есть мощи великомученика Пантелеимона. Это очень интересная история. В XV веке мощи святого в Порту привезли армянские купцы, которые спасались из Малой Азии, от турок. Корабль их прибыл в Порту. Они привезли с собой мощи, которые пребывали в одной из церквей, в районе Мирагайи, у океана. Святой Пантелеимон здесь себя прославил тем, что спас город от чумы, которая на него надвигалась. Чума действительно захватила разные районы города, но не дошла до тех мест, где находились мощи великомученика. И местные жители приняли это с благодарностью к святому. Мощи торжественно перенесли в кафедральный собор, где и сейчас находится их частица.

Несколько десятилетий назад немало было жителей в Порту, которые носили имя Панталеау в честь целителя Пантелеимона. Паломники, приезжающие из России, стараются посетить места, связанные с памятью святого. И армянские купцы, прибывшие в город с мощами, позже поселились здесь, о чем свидетельствуют местные топонимы. Есть улица «Rua da Arménia», получившая название в честь армян, привезших в Порту мощи великомученика.

Но есть и другие святыни. Недалеко от Порту находится город Брага, который называют португальским Римом. Когда-то он был церковной столицей не только Португалии, но и всего Иберийского полуострова. С этим городом связаны имена местных святителей Мартина и Фруктуоза. Жили они в V и VI веках соответственно и были архиепископами Браги. Сохранились частицы их мощей и места, связанные с их жизнедеятельностью. Святитель Мартин проповедовал христианство еще до Великого раскола. С его именем связана особенность португальского языка, которая состоит в том, что названия дней недели в нем – христианские, в отличие от других романских языков, где дни недели носят языческие названия. Святитель Мартин перевел названия дней недели на португальский с греческого. Например, воскресенье называется «domingo» – День Господень… В общем, святые места в городе Браге будут очень интересны для паломников.

– Спаси Христос за замечательное интервью, отец Александр. Напоследок задам наш традиционный вопрос: какие слова из Священного Писания особенно воодушевляют вас или поддерживают в трудные минуты?

– Мне нравятся моменты, описанные у всех евангелистов, когда Христос успокаивает своих учеников во время шторма на море. Например, у Иоанна: «Это Я, не бойтесь» (Ин. 6, 20). Мне кажется, это очень важные слова. И когда мне это место в Евангелии попадается, оно неизменно производит на меня сильное впечатление. Современные толкователи считают, что, когда Христос говорит «это Я», Он имеет ввиду имя Божие Яхве, то есть говорит: «Я – Тот, Кто вывел вас из Египта, не бойтесь». Это слова, которые дают надежду и уверенность. Может быть, в связи с этим мне очень нравится книга Иова, которая тоже отчасти про это. Про человека, который не боялся, несмотря на все трудности, искать Бога и задавать Ему вопросы, хотя и не на все получил ответ. Иов очень стремился Его увидеть. И вот, наверное, эти моменты из Священного Писания можно отметить как то, что вдохновляет и настраивает на нужный лад.

С иереем Александром Пискуновым

беседовал Владимир Басенков

Источник: slovobozhie.com



Логотип Labuda.blog
Авторизоваться с помощью: 
Яндекс.Метрика