Нью-деревня, приватизация берегов и частные леса: интервью


Нью-деревня, приватизация берегов и частные леса: интервью

В Госдуме задумались о будущем берегов, лесов и деревень. О том, какой быть новой деревне, надо ли приватизировать водоохранные зоны, быть ли частным лесам в России из-за Парижского соглашения, — в интервью ИА REGNUM рассказал председатель комитета Госдумы по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям Николай Николаев («Единая Россия»).

Каким Вы видите будущее деревни и есть ли конкретные инициативы?

Николай Николаев: Конечно, сейчас уже на протяжении нескольких лет работает программа по поддержке и развитию сельских территорий, она реализуется достаточно успешно и абсолютно востребована в регионах. Другое дело, что, конечно, говорить о том, что объем финансирования является достаточным — не приходится. Поэтому сейчас встает вопрос о том, как привлечь новые внебюджетные деньги на сельские территории. И здесь, конечно же, нам не обойтись без некоего видения: каким образом должны развиваться сельские территории, как они должны выглядеть, как они должны жить, кто там должен жить. И здесь следует говорить о том, что возврат к деревне, возврат к сельской местности образца 60−70-х годов невозможен, поэтому, наверное, говорить о восстановлении нам не имеет смысла. Нужно говорить о развитии новой модели, о новом видении вот этой деревни. Основной темой должна стать постаграрная деревня, постаграрное село, потому что сам характер сельхозработ, характер аграрного производства существенно изменился. Это действительно агропромышленные предприятия, в основном, крупные холдинги, у которых производство налажено совсем иначе, нежели 30−40 лет назад. На это производство требуется значительно меньше людей, и отток сельского населения — это самая большая проблема.

Нам нужно говорить уже о постаграрной деревне, о создании новых точек притяжения в сельской территории, о новых моделях развития, которые могут быть не связаны непосредственно с аграрным производством. И речь идет не только о туризме, туризм — это только маленькая часть. Речь идет о том, что стоит людям дать возможность создавать новые поселки с учётом того, что после 2020 года, когда мы столкнулись с пандемией, потребность в жизни на селе возросла, возросла потребность у людей уехать из города и получить более просторное и комфортное жилье, которое позволит создавать и домашние офисы при наличии должного качества интернета, и возможности для дистанционного обучения. Пока предложений для таких запросов на селе практически не наблюдается. Это вопросы о развитии других видов бизнеса, не только аграрного. В городе это сейчас делать достаточно дорого — новые бизнесы строить, а вот на селе это-то возможно. Нам нужно говорить о будущем.

Что касается конкретных предложений и инструментов, то, конечно же, мы должны рассматривать возможность поддержки индивидуального жилищного строительства (ИЖС). Нужно говорить о том, чтобы распространять на ИЖС в новых поселках те механизмы финансирования, которые мы создали в долевом строительстве. Я имею в виду проектное финансирование, использование эскроу-счетов и так далее. То есть здесь есть о чем подумать, о чем поговорить. И, несомненно, видение новой постаграрной деревни требует очень широкого серьезного обсуждения, и оно должно идти от людей, от регионов.

Росреестр предлагает снять ограничения на приватизацию участков, расположенных во втором поясе зон санитарной охраны источников питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения. Оппозиция уже говорит о том, что с принятием закона граждане лишатся доступа к рекам и озерам страны. Поддерживаете ли вы инициативу Росреестра?

Николай Николаев: Нам нужно очень внимательно отнестись к тому, как эти предложения будут работать в субъектах РФ. Что касается доступа к рекам и озёрам страны — этот один из тех приоритетов, который должен звучать при рассмотрении этого законопроекта.

Если мы увидим, что такие риски существуют, то нам нужно будет вносить альтернативные поправки, которые гарантируют людям доступ к воде. Во всяком случае, понимая, что определённая проблема есть и есть случаи, когда зоны санитарной охраны были зафиксированы уже после того, как люди построили дома, после того, как им выделили землю на этой территории. Нам нужно разбираться с этой темой, нужно обеспечить, чтобы люди могли воспользоваться своей землей и своими правами. Также нельзя забывать о том, что такие решения не должны привести к загрязнению окружающей среды и нарушению прав всех остальных граждан. Будем работать в этом направлении. Когда поступит этот законопроект в Госдуму, мы традиционно соберём экспертов, общественность и будем обсуждать.

Депутат Госдумы Олег Нилов («Справедливая Россия») увязал Парижское соглашение и постановление правительства РФ о «легализации частных лесов на землях сельхозназначения». Согласны ли Вы с таким выводом?

Николай Николаев: Увязывают это постановление и Парижское соглашение вместе, в основном, иностранные экологические организации, которые активно лоббируют частную собственность на леса и давно добиваются, чтобы сельхозземли разрешили заращивать лесом. На сегодняшний день правительство РФ внесло на согласование новую редакцию постановления, где учтены риски, которые были допущены ранее. Что касается сути, Парижское соглашение и зарастание сельхозземель не имеют друг к другу никакого отношения. То, что различные международные экологические организации пытаются так или иначе воздействовать на наше законодательство и общественное мнение, мы это видим и знаем об этом. Здесь мы должны абсолютно объективно подходить к вопросу: Парижское соглашение — документ, который подписан Россией, в рамках него ведется серьезная деятельность, направленная, прежде всего, на защиту окружающей среды и улучшение климата. Постановление правительства РФ — это попытка решить локальную задачу, которая, к сожалению, была неудачной и сейчас исправляется.

Источник: iarex.ru



Логотип Labuda.blog
Авторизоваться с помощью: 
Яндекс.Метрика