Вопрос о разработке шиханов Тротау и Куштау в Башкирии решён окончательно


Вопрос о разработке шиханов Тротау и Куштау в Башкирии решён окончательно

31 марта президент России Владимир Путин поручил правительству передать 38,4% акций Башкирской содовой компании (БСК) в собственность Башкирии. Ещё 11,7% акций перейдут под управление структур, контролируемых руководством Башкирии. Таким образом, республика получит возможность контролировать более половины акций предприятия, а значит, фактически управлять им. Похоже, что сага вокруг БСК подходит к своему логическому завершению.

С чего всё начиналось?

Создание БСК уходит корнями в 2013 г., когда были приватизированы два крупнейших предприятия Стерлитамака — «Каустик» и «Сода». Именно на их базе и было создано новое единое предприятие — Башкирская содовая компания. Спустя семь лет как раз процесс приватизации и вызвал многочисленные вопросы, в том числе и у федеральной власти. После её завершения в собственности у республики оказалось около 38% акций БСК, а более 57% принадлежало АО «Башкирская химия», которое часто связывали с бывшим первым вице-губернатором Ненецкого автономного округа Сергеем Черниковым и предпринимателем Дмитрием Пяткиным. Акции республики были аккумулированы в «Региональном фонде», из которого финансировались многие социальные проекты региона. БСК является крупнейшим в России производителем кальцинированной и пищевой соды, обеспечивая, по некоторым оценкам, до 70% производства этого товара в России. Большие объёмы производства требовали серьёзной ресурсной базы. Ресурсов разрабатываемого на данный момент шихана Шахтау хватит, по оценкам специалистов, не более чем до 2024 г. Несколько лет подряд БСК настаивала на разработке соседнего шихана — Тротау, а затем — Куштау.

Однако вариант разработки шиханов оказался неприемлем для широкого круга башкирской общественности. Обе горы — и Тротау, и Куштау — считаются для башкир особенными. Они не только являются памятниками природы, но и носят священный характер. Поэтому вариант с их разработкой, то есть фактическим уничтожением, спровоцировал серьёзные протестные настроения, в основе которых лежали в том числе и этнополитические факторы.

В дело пришлось вмешаться федеральной власти, которая дала понять, что не допустит шантажа со стороны собственников предприятия и не пойдёт на открытый конфликт с обществом. Фактически в тот момент судьба предприятия была предрешена. В октябре 2020 г. стало известно, что его акции перейдут в собственность государства, а 5 декабря было принято и соответствующее решение Арбитражного суда Башкирии, после которого более 95% акций предприятия перешли Росимуществу. Но вопрос о том, как дальше быть с акциями крупнейшего производителя соды, оставался открытым вплоть до 31 марта.

Почему горы оказались важнее соды?

БСК стала одной из сторон конфликта, который в конечном итоге и привёл к переходу предприятия под контроль государства. Как так получилось, что экоактивисты и неравнодушная общественность республики смогли справиться с представителями крупного бизнеса, имеющего прочные лоббистские позиции в федеральном центре?

Кейс Башкирской содовой компании отчётливо показал всем представителям бизнеса, что диктовать свои условия государству у них больше не получится. Прежнее руководство БСК фактически преступило черту, когда вместо поиска диалога с общественностью стало шантажировать власть возможными массовыми сокращениями на предприятии, если его условия по разработке шихана не будут приняты. Бывшие собственники БСК спровоцировали массовые выступления граждан и игнорировали контакты с экоактивистами. В информационной сфере предприятие тоже заметно проигрывало общественникам — защитникам шиханов. Совокупность грубых политических и имиджевых ошибок привела к тому, что стоимость акций, которые были изъяты у бывших собственников БСК, компенсирована никак не будет. Речь, скорее, идёт о том, чтобы для предыдущих владельцев, как и для части чиновников, которые сопровождали приватизационную сделку, дело не кончилось уголовным расследованием.

Горы показали, что власти и крупному бизнесу нужно учиться разговаривать с общественниками. Причём делать это на ранних этапах реализации крупных проектов.

Что будет с БСК дальше?

Объявив, что более половины акций БСК перейдут Башкирии, Владимир Путин поручил правительству заключить соглашение с республикой об инвестициях в БСК и контроле над использованием государственного имущества. Тем самым федеральный центр сохраняет за собой значительные контролирующие функции. Между тем эксперты отмечают, что переход компании в фактическую собственность республики — хороший результат для региональной власти.

Политолог Дмитрий Михайличенко считает, что республика в результате не проиграла и даже чуть улучшила свою долю в предприятии.

«Понятно, что «БСК» — это стратегический объект, и федеральный центр будет определять векторы его развития, но и республиканское руководство должно быть удовлетворено решением президента», — отмечает он.

Для республиканских властей сбылся самый оптимистичный вариант из всех возможных — региону удалось не только сохранить, но и де-факто увеличить объем акций. Структура владения и влияния на работу компании у республики расширяется. Это значительный успех правительства Башкирии не только с экономической точки зрения (в условиях постковида дивиденды и налоговые выплаты от БСК очень важны), но и имиджевая победа, демонстрация влияния на принятие решения федеральным центром.

Республиканская администрация уже начала модернизацию производства предприятия за счёт собственных доходов предприятия. Сейчас предполагается расширение социальной программы. Прогнозируется, что из-за перераспределения прибыли и поиска альтернативных источников сырья может в будущем снизиться доходность предприятия, что отразится и на дивидендной политике. Однако на сегодняшний день важно, что республика сохранила предприятие в собственности и получила контролирующий пакет. Это подразумевает и налоговые отчисления, и дивиденды, и возможность определять социальные проекты, сохраняя занятость и развивая территорию.

Кроме того, закрытие вопроса с БСК должно ослабить и информационное давление на главу региона Радия Хабирова. Есть основания полагать, что его позиции как в Москве, так и среди местной элиты усилятся, что будет связано ещё и с тем фактом, что переход БСК в собственность республики фактически закрывает региональную протестную повестку.

Итак, вопрос о дальнейшей судьбе БСК, скорее всего, закрыт. У Башкирии появляется возможность управлять предприятием исходя из собственного видения того, в какую сторону дрейфует экономика региона. Вот только надо помнить уроки прошлого и более не допускать игнорирования мнения общественности.

Источник: iarex.ru



Логотип Labuda.blog
Авторизоваться с помощью: 
Яндекс.Метрика