Битва при Аустерлице: силы союзников


Битва при Аустерлице: силы союзников

Русская пехота атакует. Кадр из фильма «Аустерлиц» (Франция, Италия, Югославия, 1960). Пожалуй, его можно назвать лучшим кинофильмом, в котором показывается это сражение. А уж мундиры и… шубы в нём ну просто великолепны

В угожденье богу злата

Край на край встаёт войной;

И людская кровь рекой

По клинку течёт булата!

Люди гибнут за металл,

Люди гибнут за металл!

(Куплеты Мефистофеля из оперы Гуно «Фауст». Авторы либретто — Ж. Барбье и М. Карре)

Величайшие битвы в истории. В двух предыдущих материалах нашего цикла мы рассмотрели униформу союзников – участников битвы при Аустерлице, русских и австрийцев. И по логике вещей сегодняшний материал тоже должен быть про униформу. Но только их противников – французов. Но… сколько можно заниматься ментиками, доломанами, панталонами и рейтузами? Никуда они от нас не убегут, тем более что без панталон тогда, да и сейчас никто не воюет. Так что про французские панталоны ещё будет, а пока давайте посмотрим, какими силами при Аустерлице располагали союзники и их противник – император Франции Наполеон Бонапарт.

Начнём с «верхов». Таковыми в российской императорской армии был сам император Александр I, окружённый свитой, которая, как известно, и «делает короля». При нём свитскими были: князь Чарторыйский и графы Строганов и Новосильцев – все тайные советники. Князь Волконский являлся генерал-адъютантом императора и исполнял обязанности дежурного генерала, а граф Ливен заведовал Военно-походной канцелярией, генерал-лейтенант граф Аракчеев (куда без него!) тоже был при особе императора и числился инспектором русской артиллерии, инженер-генерал Сухтелен управлял Свитой Его Императорского Величества по квартирмейстерской части, а обер-гофмаршал граф Толстой ведал снабжением.

Битва при Аустерлице: силы союзников

Портрет П. М. Волконского работы Джорджа Доу. Военная галерея Зимнего Дворца, Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург

Главнокомандующим считался генерал от инфантерии М. И. Кутузов, а генерал-квартирмейстеров было сразу двое: генерал-майор Франц фон Вейротер и генерал-майор Герард 1-й. Первый представлял австрийцев, второй – русских. Артиллерией при Кутузове распоряжался генерал-лейтенант барон Меллер-Закомельский, а генерал-майор Глухов отвечал за инженерные войска.

Со стороны австрийцев командование осуществляли император Франц II, фельдмаршал-лейтенант князь Шварценберг и фельдмаршал-лейтенант де Ламберти, являвшийся генерал-адъютантом императора. При штабе находились и англичане (как же можно было обойтись без англичан?) : лорд Гренвилл, Чарльз Стюарт и Джон Рэмси.

Битва при Аустерлице: силы союзников

Фельдмаршал-лейтенант князь Карл Филипп Шварценберг. Неизвестный художник. Замок Чешски Крумлов

17 (29) ноября 1805 г. союзные войска, сойдя с большой Ольмюцкой дороги, направились в обход Брюнна, двигаясь через Аустерлиц. Шли медленно, увязая в грязи на просёлочных дорогах и периодически разбредаясь в поисках топлива и провианта. Ну а о том, где находится их противник, имелись лишь весьма смутные представления, хотя русско-австрийская армия находилась на своей территории и просто обязана была иметь хорошую разведку и агентуру.

План наступления разработал генерал-майор Франц фон Вейротер. И вот тут сразу возникает вопрос: почему он? Только потому, что проводил здесь манёвры за год до этого? И хотя в ставке императора Александра и под началом у Кутузовых генералов хватало, именно поэтому доверили составить этот план, одобренный обоими монархами. В нашей литературе любят писать о том, что император Александр находился под влиянием австрийцев. Но почему он под ним находился? По молодости или по глупости? И почему его свита и бывшие иже с ним от этого влияния не отговорили? Ведь после Ульма в полководческий гений австрийских генералов что-то верилось с трудом. Да и русских в союзной армии было больше, чем австрийцев. Но, тем не менее, почему-то Вейротер… Причём, когда Вейротер в ночь на 20 ноября (2 декабря) на совещании в ставке с начальниками колонн зачитал свою диспозицию, то на вопрос одного из них о том, что будет, если французы атакуют войска союзников на Праценских высотах, генерал-квартирмейстер ответил так: «Этот случай не предвидится». Более того, перевод его диспозиции на русский язык был закончен только лишь к утру, а командиры колонн получили его и того позднее – в 6-м часу утра.

Битва при Аустерлице: силы союзников

Генерал и генерал-адъютант австрийской армии. Художник Рихард Кнётель (1857-1914). Военно-исторический музей, Вена

Все пишут, что Александр недолюбливал Кутузова. Но за что? За то, что тот знал о готовящемся покушении на его батюшку и не доложил о том? Или напротив – знал и доложил, а докладывать-то было и не надо? Но и Кутузов… мог бы пойти к императору, раскритиковать план Вейротера и… даже положить шпагу к ногам всеми обожаемого императора. Мол, мои седины не позволяют кривить душой и всё такое прочее… Но не стал этого делать. Предпочёл роль тупого служаки, хотя и был главнокомандующим. Одним словом, во всём этом столько «почему» и столько тайн, что распутать этот клубок сегодня попросту невозможно. Можно лишь констатировать: а было так, а было эдак…

Интересно, что Л. Толстой в «Войне и мире» словами князя Андрея написал о том же самом:

«Но неужели нельзя было Кутузову прямо высказать государю свои мысли? Неужели это не может иначе делаться? Неужели из-за придворных и личных соображений должно рисковать десятками тысяч и моей, моей жизнью?» — думал он.

В общем, вышло так, как опять-таки написано у Толстого: «Die erste Kolonne marschiert… die zweite Kolonne marschiert… die dritte Kolonne marschiert…» [1] И никто не осмелился этому помешать. Даже не попытался! А говорит это только лишь о том, что наши генералы, такие храбрые на поле боя, более боялись… своих, нежели неприятеля. И это очень печально. Был один такой, который не боялся, так ведь и он был к тому времени уже давно в могиле, а следовать его примеру больше никто не дерзал. Чины были явно дороже чести, увы.

Но что собой представляли все эти колонны, какова была их структура и сила? Что ж, сейчас мы узнаем и об этом.

Битва при Аустерлице: силы союзников

Портрет генерал-лейтенанта князя П. И. Багратиона работы Джорджа Доу. Военная галерея Зимнего Дворца, Государственный Эрмитаж (Санкт-Петербург)

В русской армии под Аустерлицем был выделен в качестве отдельного отряда авангард, которым командовал генерал-лейтенант князь Багратион. По одним данным, в нём насчитывалось 11 750 солдат, включая 3000 всадников при 30 пушках, а по другим (редакции издательства Эксмо) – 13 700 человек и 48 орудий, русских и австрийских.

Битва при Аустерлице: силы союзников

Русские гренадеры слева и фузилёр справа, 1805-1806 гг. Художник Рихард Кнётель (1857-1914). Военно-исторический музей, Вена

Отдельным отрядом была и русская гвардия под началом великого князя Константина: 8500 человек, из них 2600 кавалеристов при 40 орудиях, хотя, согласно русским источникам, более 10 000 человек!

Битва при Аустерлице: силы союзников

Портрет вел. кн. Константина Павловича. Неизвестный художник. 1807-1809 гг. Государственный мемориальный музей А. В. Суворова, Санкт-Петербург

У австрийцев тоже был выделен авангард под командованием фельдмаршала-лейтенанта барона Кинмайера: около 5000 человек, 1000 всадников, два наших казачьих полка численностью в 500 казаков и 12 пушек.

Битва при Аустерлице: силы союзников

Портрет генерал-лейтенанта Д. С. Дохтурова работы Джорджа Доу. Военная галерея Зимнего Дворца, Государственный Эрмитаж (Санкт-Петербург)

Генерал-лейтенант Дохтуров командовал первой из знаменитых «колонн Вейротера». Под его началом были следующие силы: 7752 человека (по другим данным, 13600!) и 64 пушки.

Битва при Аустерлице: силы союзников

Портрет генерал-лейтенанта графа А. Ф. Ланжерона работы Джорджа Доу. Военная галерея Зимнего Дворца, Государственный Эрмитаж (Санкт-Петербург)

Второй колонной командовал француз на службе русской армии граф Ланжерон, так же в чине генерал-лейтенанта: 10 283 человека, включая 360 всадников и 30 пушек. По другим данным, людей у него было больше: 11 700!

Третья колонна генерал-лейтенанта Пржибышевского: 5448 (7770) человек при 30 орудиях.

Четвёртой колонной командовали двое: фельдцейхмейстер граф Коловрат от австрийцев и генерал-лейтенант Милорадович от русских. Она насчитывала 12 099 человек (16 190) при 76 орудиях.

Битва при Аустерлице: силы союзников

Портрет М. А. Милорадовича работы Джорджа Доу. Военная галерея Зимнего Дворца, Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург

Пятая колонна подчинялась фельдмаршалу-лейтенанту князю Лихтенштейну и насчитывала в своих рядах 4622 кавалериста при 24 орудиях, а по данным редакции Эксмо – 5300 и 18 орудий.

Битва при Аустерлице: силы союзников

Иоганн фон Лихтенштейн, 1816 г. В битве под Аустерлицем он командовал 5-й колонной, целиком состоявшей из кавалерии. Его войска сражались хорошо, хотя и не смогли спасти союзную армию от поражения. Йохан Баптист фон Лампи Старший (1751-1830). Музей Лихтенштейна, Вена

Таким образом, общие силы русско-австрийской армии перед сражением при Аустерлице были таковы: 72 789 человек, из которых кавалеристов было 14 139, а всего орудий – 318. Но есть данные, что общее число составляло даже около 85 тысяч человек!

[1] Первая колонна марширует… вторая колонна марширует… третья колонна марширует… (нем.).

P.S. Некоторые из читателей ВО жалуются на скудость источников по затронутой теме. Ну что ж, пожалуй, на этот случай можно рекомендовать вот это, в высшей степени интересное издание: Михайловский-Данилевский Александр Иванович. Описание первой войны Императора Александра с Наполеоном в 1805 году. Издательство: Тип. Штаба Отдельного Корпуса Внутренней Стражи. Место издания: СПб. Год издания: 1844. Количество страниц: 304 с.

Правда, написано оно, увы – с Ятями и Фитой. Однако, именно из него обычно черпают все подробности относительно этого сражения как наши российские, так и зарубежные авторы. Ценно оно ещё и тем, что здесь имеются и карты, хотя они даны слишком уж в мелком масштабе.

Продолжение следует…

Источник: topwar.ru



Логотип Labuda.blog
Авторизоваться с помощью: 
Яндекс.Метрика