Зачем всё же Польше Бандера?


Зачем всё же Польше Бандера?

Польско-украинские отношения обречены крутиться вокруг одной и той же темы – имени Степана Бандеры и идеологии украинского национализма, иконой которой он стал. Тем удивительнее название книги польского автора Веслава Романовского (Wieslaw Romanowski) «Бандера – икона Путина» с изображением на обложке главаря украинских националистов и президента Российской Федерации.

Романовский – бывший корреспондент государственного телеканала TVP на Украине, освещавший события на киевском майдане в 2014 году. В 2012 г. вышла его книга «Бандера – террорист №1 из Галичины». Исполнитель геноцида польского народа – излюбленная тема Романовского, но не всем полякам нравятся его взгляды на эту тему. Например, «кресовые» организации (объединяют потомков поляков, бежавших от бандеровского террора с «восточных кресов» – территории современной Западной Украины и Западной Белоруссии) набросились на автора с критикой, требуя, чтобы он признал Бандеру не просто террористом, а убийцей мирового масштаба.

Романовский же поставил себе совсем другую цель – придумать такую идеологическую версию взаимоотношений Бандеры с польскими властями, которая бы позволила отвести жало бандеровщины от Польши и направить его на Россию. Для этого и понадобилось Романовскому объединить в нелепых аллюзиях ликвидированного КГБ семьдесят лет назад истребителя польских детей и женщин и нынешнего президента Российской Федерации.

Версия Романовского такова: Бандера стал украинским националистом случайно, потому что его отец, униатский священник, считал поляков главными оккупантами Украины. Из-за такого стечения обстоятельств у Кремля, дескать, есть теперь повод оправдывать свои действия в отношении Киева тем, что на Украине процветает национализм, поскольку Бандера на Украине объявлен героем.

Мёртвый Бандера подпитывает антиукраинскую пропаганду Москвы, заявляет Романовский, а «кресовые» поляки невольно помогают ей в этом деле своим антибандеризмом. Бандера для российских властей – как икона, прикрываясь которой, можно оправдать шаги, предпринимаемые против Украины.

Романовский далеко не первый польский автор, извивающийся, как змея, под грузом неоспоримых фактов в попытках сбросить с Варшавы ответственность за появление уродливой идеологии украинского национализма и переложить всю вину на Москву. Польские политики ХХ века, как и их сегодняшние последователи, постоянно старались подружиться с украинским национализмом, обезвредив его действия против Польши. Заканчивалось это всегда очень грустно для самих поляков.

Директор Института по делам национальностей и депутат Сейма Польши Тадеуш Голувко (1889 – 1931) был сторонником польско-украинской дружбы против Москвы. Итог: украинские националисты застрелили его в Трускавце, опасаясь, что Голувко удастся снизить накал радикализма внутри националистического движения и превратить украинский национализм в обычное политическое движение.

Волынский воевода Генрик Юзевский (1882 – 1981) специально набирал кадры в подведомственные ему учреждения из украинских националистов, много говорил о единстве интересов поляков и украинцев, а в 1943 году во время Волынской резни горько в этом раскаивался, да было поздно. Политические эксперименты Юзевского унесли жизни сотни тысяч поляков, убитых на Волыни.

Уроки прошлого не идут Варшаве впрок. Советник министра иностранных дел Польши Пшемыслав Журавский вел Граевский (Zurawski vel Grajewski) убеждает поляков, что Украина с Бандерой выгодней Польше, чем без оного, ибо без Бандеры Украина станет пророссийской.

Президент Польши Анджей Дуда, премьер Матеуш Моравецкий в ходе официальных визитов в Киев приветствовали украинский почёетный караул бандеровским лозунгом “Слава героям!”. Видимо, думают, что в XXI веке у них наконец-то получится приручить украинский национализм.

Украина граничит сразу с несколькими европейскими государствами – Польшей, Венгрией, Румынией, Словакией. И только там, где сильно политическое и идеологическое влияние Польши, зародилась идеология украинского национализма со всеми сопутствующими моментами – пронацистскими настроениями, расизмом, русофобией, юдофобией. В ареалах влияния Румынии, Венгрии, Словакии такого не наблюдается. Это говорит о прямой ответственности Варшавы за появление украинского национализма, пожирающего сегодня своих граждан. Убийства инакомыслящих, расправы над неугодными, бомбардировки мирных кварталов Донецка и Луганска – это все практические проявления звериной изнанки украинского национализма.

Варшава вовсе не против этого, она лишь за то, чтобы яд украинского национализма был направлен в одну сторону – в Россию и на тех украинских граждан, кто не видит в России врага.

В изложении Романовского Бандера – случайный террорист, а Кремль нещадно эксплуатирует этот образ. Как будто это не украинские власти создают культ Бандеры, объявляют героями карателей из ОУН-УПА и дивизии СС «Галичина». Как будто это не украинские националисты приезжали в середине 2000-х на «поездах дружбы» в Крым, малевали на заборах нацистские символы и орали, идя толпой по Симферополю: «Бандера прийде – порядок наведе!»

Романовский пытается доказать, будто полякам и украинским националистам нечего делить; что бравирование Бандерой и бандеризмом – это идеологическая реакция Украины на действия Москвы; что Москва использует факт наличия украинского национализма как доказательство угрозы национальной безопасности России, как некогда Советский Союз обосновывал вторжения в Польшу (1939), Венгрию (1956) и Чехословакию (1968) происками антисоветских элементов.

Романовский не знает либо делает вид, что не знает, что в 1956 году советская армия подавила в Венгрии фашистский мятеж, инициированный недобитыми вояками гитлеровского союзника, регента Миклоша Хорти; что кровавые события в Чехословакии в 1968 году были спровоцированы спецслужбами США и ФРГ с целью недопущения прокладки по чехословацкой территории газопровода из Сибири в Западную Европу (Италию, Францию). Этим газопроводом Украина пользуется до сих пор. А поход Красной армии в Польшу в 1939 году вернул Украине ее западные области, захваченные поляками во время нападения на советское государство без объявления войны в 1920 году.

У Варшавы нет других сценариев развития Украины, кроме как с Бандерой и националистической идеологией. Иными словами, Варшава не желает мира Украине, и потому польские публицисты, политики, эксперты будут и дальше искать способы примириться с Бандерой.

Валентин ЛЕСНИК

Источник: e-news.su



Логотип Labuda.blog
Авторизоваться с помощью: 
Яндекс.Метрика