Кигалийская поправка – репетиция «зелёной» катастрофы Парижского соглашения


Кигалийская поправка – репетиция «зелёной» катастрофы Парижского соглашения

Уже в 2000 году при обсуждении Киотского протокола на фоне катастрофических последствий для российской промышленности Монреальского протокола стала очевидной недопустимость политических и экономических рисков ратификации международных природоохранных соглашений при отсутствии чётких приоритетов развития экономики, соответствующей национальной системы регулирования, отечественных технологических решений и стратегии реализации этих соглашений на территории России. За 20 лет ничего не изменилось!

В 2019 году Россия присоединилась к Парижскому климатическому соглашению решением правительства РФ — без соответствующего федерального закона, определяющего порядок его выполнения с оценкой необходимых для этого средств. Закон об углеродном регулировании и порядке оборота прав на выбросы парниковых газов в очередной раз завис в правительстве, что продолжается с 2003 года. Именно в 2003 году правительственная Межведомственная комиссия (МВК) по проблемам изменения климата в рамках подготовки к ратификации Киотского протокола дала поручение Министерству экономического развития и торговли (МЭРТ) разработать соответствующий законопроект.

Подобная порочная практика принятия природоохранных соглашений без осознанной стратегии и оценки экономических последствий берёт свое начало с момента ратификации СССР Монреальского протокола по веществам, разрушающим озоновый слой, в 1987 году. О том, как, вопреки позиции ученых, был ратифицирован Монреальский протокол и к каким последствиям для Советского Союза и России он привёл, рассказал в 2016 году на конференции «Экологические угрозы и национальная безопасность России» заведующий отделом озонного мониторинга ФГБУ «Центральная аэрологическая обсерватория» (ЦАО) Росгидромета доктор физико-математических наук Григорий Михайлович Крученицкий в своём докладе «О динамике озоносферы, а также судьбе российской холодильной и химической промышленности за время действия Монреальского протокола»:

«Вообще, вся эта озоновая афера была пилотным проектом. Пилотный проект был направлен на то, чтобы научиться использовать всякие экологические соображения для решения сугубо экономических задач.

Подписание Монреальского протокола Советским Союзом было осуществлено в рамках так называемого горбачёвского нового мышления, вопреки мнению практически всех отечественных специалистов, за исключением нескольких беспринципных «экспертов», полностью ангажированных зарубежными грантами. Советская делегация покинула Монреаль, не подписав протокола, а её глава — заместитель председателя Госкомгидромета СССР доктор физико-математических наук, профессор В. М. Захаров — твердо заявил об отсутствии реальных доказательств «фреоновой угрозы». Протокол был подписан спустя несколько месяцев послом в Канаде по прямому указанию МИД, не согласованному ни с одним из профильных ведомств.

Дальнейший ход событий подтвердил правоту многочисленных противников Монреальского протокола: стало ясно, что долговременная изменчивость состояния озонового слоя носит не однонаправленный, а колебательный характер и причины долговременных колебаний жестко обусловлены фундаментальными физическими и астрономическими законами. Но к тому моменту, когда бессмысленность Монреальского протокола (и развивающих его соглашений) стала очевидной и шум вокруг проблемы сошёл на нет, человечество успело потерять на переходе к так называемым альтернативным хладонам порядка $100 млрд. Альтернативный хладон R-134a, практически монопольным производителем которого оказался концерн «Дюпон», стоит в несколько раз дороже обычного и увеличивает энергопотребление холодильных установок примерно на 10%.

Россия, как правопреемник СССР, признала свои обязательства по Монреальскому протоколу и развивающим его соглашениям и получила $70 млн от МБРР для перехода на «озонобезопасные технологии». Деньги эти были израсходованы на оплату иностранных специалистов, которые, получив полную техническую документацию по основным комбинатам химического сектора ВПК (Волгоград, Пермь, Кирово-Чепецк), разработали технологии упомянутого перехода.

В России её обязательства по Монреальскому протоколу оказались в исключительном ведении ряда чиновников и вышеупомянутой кучки квазиспециалистов, подкармливаемых зарубежными грантами. Благодаря их усилиям наша страна стала обширным рынком сбыта дорогостоящего, энергоемкого, не получившего в установленном порядке разрешения на применение на территории РФ, затоварившегося на дюпоновских складах хладона R-134а, от использования которого отказалось большинство развитых стран (в первую очередь в Западной Европе) ».

Прошло более 30 лет. И вот мы читаем в сообщении пресс-службы Минприроды от 13 мая 2020 года:

«Российская Федерация проинформировала Генерального секретаря Организации Объединенных Наций о принятии Кигалийской поправки к Монреальскому протоколу по веществам, разрушающим озоновый слой, которая вступит в силу для России с 1 января 2021 года.

Принятая Сторонами Монреальского протокола в октябре 2016 года, Кигалийская поправка вступила в силу с 1 января 2019 года и призвана смягчить изменение климата путем поэтапного сокращения производства и потребления гидрофторуглеродов (ГФУ) — группы сверхпарниковых газов в целях удержания потепления атмосферы в пределах 2,0−1,5°C за счет уменьшения воздействия парниковых газов. Такое воздействие оценивается в объеме до 88 гигатонн в эквиваленте CO2 к 2050 году (базовый 2005 год), что является очень большой величиной выбросов в атмосферу веществ антропогенного происхождения.

Напомним, ответственным органом за участие Российской Федерации в Венской конвенции об охране озонового слоя от 1985 года и Монреальском протоколе по веществам, разрушающим озоновый слой, от 1987 года является Минприроды России.

ГФУ не имеют разрушительного воздействия на озоновый слой Земли, но принятие этой поправки к Монреальскому протоколу стало возможным на основании компромиссного консенсуса Сторон Монреальского протокола, выразивших желание содействовать решению глобальной проблемы изменения климата за счет использования имеющихся финансовых и иных механизмов и опыта сотрудничества в рамках Монреальского протокола по регулированию озоноразрушающих веществ, одного из самых успешных международных экологических соглашений».

В чём же заключается успешность международного сотрудничества в рамках Монреальского протокола? В том, что озоновая дыра над Антарктидой в 2020 году, за тридцать с лишним лет действия протокола, достигла исторического максимума? Что международное «сотрудничество» успешно похоронило в России (и не только) производство и использование энергетически эффективных хладонов ГХФУ и отечественную холодильную промышленность, а взамен внедрило в России на порядок более дорогие и энергетически неэффективные суррогатные хладоны, что привело к колоссальному увеличению парникового эффекта, а теперь потребление и импорт этих суррогатов планируется сократить для уменьшения парникового эффекта?

До чего мы дожили в рамках этих «экологических» протекционистских инициатив зарубежных транснациональных компаний?

Из резолюции по итогам проведения 11.03.2020 круглого стола «Рабочие вещества холодильных систем» в рамках конференции «Стратегия развития холодильной отрасли России до 2030 г. Государственная политика и бизнес»:

«1. В России на сегодняшний день нет отечественных производителей перспективных хладагентов, и их появление выглядит экономически бесперспективным на фоне мировой конкуренции. »

Ну да, мы ведь можем производить только галоши для Африки!

«2. На сегодняшний день большинство холодильного и климатического оборудования в стране работает на ГФУ. С учетом неизбежного ввода квотирования импорта/производства ГФУ требуется разработка государственного плана мероприятий по созданию условий бесперебойных поставок хладонов с целью недопущения дефицита на рынке и неконтролируемого роста цен на эти вещества.

3. Инициатива запрета импорта смесевых хладагентов в РФ на основании экспертной оценки признана ошибочной. Ее результатом с очевидной вероятностью будут:

а) кратное увеличение цен на хладоны;

б) потеря качества хладагентов;

в) логистический коллапс.

4. Участники круглого стола единодушно пришли к мнению , что создание производственных мощностей по приготовлению смесевых хладонов в России экономически нецелесообразно. »

И что же пишет Россоюзхолодпром министру промышленности и торговли РФ в письме «О реализации Российской Федерацией Кигалийской поправки к Монреальскому протоколу» 15.04.2020:

«…особое беспокойство вызвала инициатива запрета импорта смесевых хладагентов, изложенная в письме Минпромторга России от 11.02.2020 г. № 8898/13.

Мы считаем, что актуальными вопросами, в решении которых необходимо участие экспертов холодильного сообщества и реальных участников рынка холодильной техники и хладагентов, являются:

  • Расчет и обоснование базового уровня потребления ГФУ для Российской Федерации.

  • Разработка механизма квотирования с учетом особенностей построения логистической цепочки потребления ГФУ в России.

  • Разработка порядка исполнения механизма квотирования.

  • Контроль и отчетность по использованию квот и потреблению ГФУ.

  • Ответственность лиц, участвующих в обороте регулируемых Поправкой веществ (ГФУ).

  • Разъяснительная и агитационная работа в связи с введением в действие новых правил оборота ГФУ»

При чтении подобных документов у каждого человека, знакомого с историей реализации Монреальского протокола в России и тем, как на западные деньги уничтожались отечественные производство хладонов и холодильная промышленность, невольно возникает желание переименовать «Россоюзхолодпром» в «Дюпонхолодпром».

А вот что писали пятью годами ранее в своей статье «Импортозамещение по хладагентам и хладоносителям в России» представители ОАО «ВНИИХОЛОДМАШ-ХОЛДИНГ» — к.т. н. Рукавишников А. М., Дубровин Ю. Н. и сотрудник ООО «Спектропласт» д.т. н. Галкин М. Л.:

«наряду с большим количеством наименований и марок хладоносителей зарубежного производства российские предприятия выпускают конкурентоспособные по цене и техническим характеристикам отечественные хладоносители, способные полностью заместить импорт из-за рубежа. Это ЗАО «РХЗ «НОРДИКС» с семейством хладоносителей «НОРДВЭЙ», ООО «СК Химпром» с продукцией марки «ЭКОСОЛ» и некоторые другие.

Однако наиболее продвинутыми, энергоэффективными, обладающими высокими эксплуатационными качествами являются разработки тепло- и хладоносителей, а также антифризов научно-производственной компании ООО «Спектропласт». Спектр продукции компании удовлетворяет любые запросы заказчиков на тепло- и хладоносители, антифризы, ингибиторы коррозии, антиоксиданты, биоциды и др. Все виды продукции аттестованы, производятся по ТУ с необходимым пакетом разрешительной документации в промышленных масштабах и широко внедряются на предприятиях страны.

В настоящее время научно-производственной компанией ООО «Спектропласт» разработаны, выпускаются и реализуются отечественные низковязкие хладоносители типа Spektrogen GR и GI на основе этиленгликоля, а также энергосберегающие марки (ХНТ-НВ и ХНТ-СНВ), Spektrogen S-LV на основе растворов пропиленгликоля с температурами начала кристаллизации минус 60−65оС. Новейшая разработка 2014 года — безводный хладоносительSpektrogen SМ с диапазоном эксплуатации от минус 80 до плюс 200 оС.

Эти хладоносители сертифицированы и используются в системах холодоснабжения пищевых производств: при изготовлении мороженого, замораживании продуктов и их хранении, в создании и эксплуатации ледовых покрытий спортивных объектов…

Предельно тревожная ситуация сложилась по использованию фреоновых хладагентов на военном и гражданском флоте России. До сих пор правилами Морского Регистра для кораблей и судов допускается использование R-22, в то время как его применение практически запрещено. Применение иных хладагентов, например фреонов R-134а, R-507 и др., закупаемых за рубежом, требует пересмотра конструктива корабельных систем хладоснабжения, так как оборудование на новых фреонах обладает большими габаритами при сопоставимой с R-22 хладопроизводительности, к тому же они менее эффективны, чем R-22 и уж тем более — чем аммиак.

А самое главное, мы не должны допустить зависимости от закупок иностранных хладагентов, по крайней мере, для военной техники, атомной энергетики и некоторых других жизненно важных областей, связанных со стратегической безопасностью страны. Об этом в свое время Россоюзхолодпром настойчиво информировал МЧС, МО, Минпромторг, Росатом и Совет Безопасности страны».

Аналогичные опасения звучали и 20 лет назад, когда на одном из совещаний генерал из Министерства обороны задал вопрос президенту Венской конвенции по охране озонового слоя (1996−1999 гг.) и Монреальского протокола по веществам, разрушающим озоновый слой (1998−1999 гг.), а также заместителю председателя Госкомэкологии РФ Александру Соловьянову:

«Что вы натворили! Что нам делать с оборонной техникой, которая работает на хладонах, которые признаны озоноразрушающими?»

Ответ Соловьянова А. А.:

«Ну, для оборонки можно было обосновать необходимые квоты на потребление этих хладонов».

Но к этому времени в России уже была профинансирована и реализована странами ОЭСР специальная инициатива по ускоренному закрытию заводов, выпускавших хладоны.

При этом обращает на себя внимание тот факт, что на фоне прекращения производства «озоноразрушающих» хладонов в России Китай их производство наращивал, выторговав себе эти особые условия до 2020 года. И после ликвидации производящих хладоны российских заводов на российском рынке появились китайские «озоноразрушающие» хладоны. Прекратить производство хладонов в России оказалось достаточно легко, но как прекратить эксплуатацию многочисленного холодильного оборудования, работающего на этих хладонах десятки лет? Эту проблему оставили потребителям, в том числе и оборонке.

А вот что пишет об этом доктор технических наук И. М. Мазурин, автор уникального хладагента R-510, в своей статье «Как Россия избавилась от своей холодильной промышленности»:

«В конце 70-х годов XX века для космической станции «МИР» потребовался хладагент, который был бы предельно безопасным для человека, обладающим свойствами пожаротушения, энергоэффективным, стабильным и коррозионно пассивным к конструкционным материалам. И такой хладагент был найден — фторуглерод С3F8, известный как R-218. Но у него был недостаток: он плохо переносил смазывающее масло. По этой причине компрессор для системы жизнеобеспечения станции «МИР» пришлось делать «сухим», то есть бессмазочным. Но в 1991 году проблема смазки была решена за счёт добавления в R-218 небольшого количества элегаза (SF6), также исключительно стабильного и безопасного для человека пожаротушащего вещества. В 1993 году на разработанный хладагент мной были получены несколько патентов, в том числе и США. Разработанный хладагент получил обозначение Хладон-510. По своим свойствам он и сегодня лучший в мире по критериям безопасности, энергоэффективности и коррозийной пассивности, не содержит хлора и брома, а потому не попадает под запреты Монреальского протокола».

То есть различные хладагенты в России есть, но почему лоббируется использование импортных? Так, переход на хладон R-510 позволил бы просто возродить холодильную промышленность России и вернуть потерянные рынки, однако для этого существует труднопреодолимое препятствие — химические компоненты R-510, которые производятся в России, в полном объёме… экспортируются в США.

В первой половине 1990-х годов в России была разработана программа перехода на озонобезопасные вещества стоимостью $600 млн. В этой программе было предусмотрено практически всё необходимое для российской химической и холодильной промышленности, кроме одного. На её реализацию не было финансовых средств. Тогда было предложено введение акцизов на производство «озоноразрушающих» веществ ГХФУ, что увеличивало их стоимость на внутреннем рынке в два-три раза. За счет сбора акцизов можно было профинансировать эту программу в течение 5—10 лет.

Но МПР в лице министра В. И. Данилова-Даниляна и команды его замов приняло другое решение. В результате в России появились импортные хладоны ГФУ стоимостью в 10 раз дороже выпускаемых ГХФУ в России.

Более подробно, как это происходило в России, кто в этом участвовал и кто финансировал, можно ознакомиться в материалах приказа Госкомэкологии РФ от 28.01.1997 №22 «О реализации проекта поэтапного сокращения потребления озоноразрушающих веществ», а также в Заключительном отчете от 2004 года о реализации «Проекта Глобального экологического фонда по поэтапному сокращению потребления озоноразрушающих веществ» Минприроды РФ, МБРР, Глобального экологического фонда и Государственного предприятия «Федеральный Центр Геоэкологических Систем» (ФЦГС Экология) (см. Отчет в приложении к настоящей статье). А бывший в то время замом министра МПР и одновременно президентом Монреальского протокола Соловьянов А. А. и сегодня работает в этом центре научным руководителем. Вот и дождались по отработанной схеме принятия Кигалийской поправки к Монреальскому протоколу под шумок короновируса.

Монреальский протокол был одним из первых протекционистских экологических механизмов, реализованных в ряде стран в целях устранения корпорацией «Дюпон» конкурентов на мировом рынке хладонов, четверть которого принадлежала СССР. До этого Россия производила порядка 50 тыс. тонн в год дешевых хладонов, обеспечивающих различные отрасли промышленности, в том числе и холодильную, и не только в гражданских областях.

В целом эти хитросплетения достаточно просто объясняются тем фактом, что, запрещая производство якобы «озоноразрушающих» хладонов в России и других промышленно-развитых странах, устранялись конкуренты на мировых рынках, а производство этих хладонов выносилось в развивающиеся страны, в том числе в Китай, не обремененный ограничениями Монреальского протокола до 2020 года. Также следует обратить внимание, что любые предложения разработчиков альтернативных «озонобезопасных» хладонов в России тщательно блокировались российскими лоббистами Монреальского протокола из Минприроды и Госкомэкологии России. Тонкости операции заключаются в следующем: ГХФУ, производимые и используемые на поверхности Земли, действительно вступают в реакцию с озоном, но никто не доказал, как эти более тяжелые газы поступают в стратосферу. И второй нюанс: если ГХФУ разрушают стратосферный озон, то почему они не разрушают вредный для человека приземный озон (см. «Приземный озон в России: чем он опасен»).

Анализ более 50 международных природоохранных соглашений проявляет тот факт, что протекционистские меры под видом заботы об экологии отрабатывались десятками лет, и, как правило, осуществляются практически по одной отработанной схеме:

1. Определяются конкуренты на мировых рынках в борьбе за обладание определенными ограниченными природными ресурсами.

2. Разрабатывается долговременная стратегия подавления и устранения конкурентов.

3. На «научной основе» конструируется глобальная угроза («фреоны холодильников пробили дыру в озоносфере над Антарктидой», «мир погибнет от перегрева из-за антропогенных парниковых газов»). Первооткрывателям глобальной экологической опасности присваиваются Нобелевские премии и другие знаки мирового признания. Затем проводится мировая промывка мозгов, вплоть до детских садов, разрабатывается концепция соответствующего международного соглашения.

4. В странах-конкурентах из чиновников, политиков, учёных, бизнесменов, представителей международных и отечественных экологических организаций и СМИ формируется мощное легальное лобби. В случае климатических соглашений речь идет о столь больших масштабах ущерба национальной экономике, что правомочно употребление таких выражений как «диверсия» и «пятая колонна».

5. Принимается международное «природоохранное» соглашение. С помощью экологического лобби подавляется сопротивление несогласных.

Один из отработанных приемов подавления сопротивления на международном уровне очередному природоохранному соглашению — назначение международным руководителем этого соглашения представителя непокорной страны. Именно так было с Россией, имевшей передовую отрасль по производству хладагентов. В начальный период реализации Монреальского протокола его президентом был назначен российский заместитель председателя Госкомэкологии А. А. Соловьянов, а при подготовке ратификации Киотского протокола к рамочной Конвенции ООН по изменению климата (РКИК) президентом Всемирной метеорологической организации, являющейся учредителем РКИК, был избран руководитель Росгидромета А. И. Бедрицкий — до недавнего времени спецпредставитель президента РФ по климату.

Принятие Кигалийской поправки к Монреальскому протоколу по веществам, разрушающим озоновый слой, — очередной пример продолжающегося отказа правительства РФ от защиты собственных рынков холодильной и химической промышленности от их агрессивного поглощения несколькими ТНК под предлогом фиктивной глобальной экологической угрозы. На фоне провозглашенного правительством курса на импортозамещение во всех стратегических отраслях, казалось бы, естественно было ожидать решения по ликвидации зависимости от импорта хладонов и холодильной техники. Но тогда где же программа и деньги на её финансирование, предусмотренные в бюджете?

РКИК, Киотский протокол и Парижское соглашением по климату уже нанесли огромный ущерб экономическим интересам России на международных рынках энергоресурсов. При этом мы даже не реагируем на тот факт, что страны — импортеры энергоресурсов ещё в рамках Киотского протокола ввели различные углеродные налоги, демпингуя цены на мировых рынках углеводородов, что является откровенным нарушением правил ВТО. Но главное конкурентное преимущество России, о котором постоянно говорит президент РФ В. В. Путин, состоит в том, что объемы поглощения парниковых газов нашими территориями значительно превышают объемы наших выбросов. При этом рекомендуемая методология оценки национальных балансов выбросов и поглощений париковых газов, разработанная Межправительственной группой экспертов по изменению климата (МГЭИК), которая не учитывает поглотительного потенциала наших территорий, также парадоксальным образом навязывается России представителями России в руководстве МГЭИК, а также сотрудниками Института глобального климата и экологии имени академика Ю. А. Израэля (ИГКЭ) и Минприроды РФ. При этом страны — инициаторы Парижского соглашения только стремятся в перспективе к достижению нейтрального баланса выбросов и поглощения парниковых газов на своих территориях к 2050 году, в то время как Россия всегда была и остаётся бесплатным экологическим донором за счёт поглотительного ресурса своих обширных территорий.

Сегодня существует несколько законных сценариев восстановления российской холодильной промышленности как с выходом, так и без выхода из Монреальского протокола. Все эти сценарии детально разобраны профессором И. М. Мазуриным и доведены до правительства РФ:

«Обновлённая Конституция РФ требует отмены Монреальского протокола. Часть 1»

«Обновлённая Конституция РФ требует отмены Монреальского протокола. Часть 2»

«Обновлённая Конституция РФ требует отмены Монреальского протокола. Часть 3»

«Как освободить экономику из «озонозащитного» плена?»

«Вопрос правительству: нам что, не нужна своя холодильная промышленность?»

«Письмо министру экологии «О выходе из тупика Монреальского протокола»

«Воспоминания энергетика, «попавшего под каток» Монреальского договора»

Но, похоже, собственная холодильная промышленность ни правительство, ни импортозависимый российский бизнес не волнует — умерла так умерла!

* * *

Приложение

Заключительный отчет о реализации проекта Глобального экологического фонда по поэтапному сокращению потребления озоноразрушающих веществ

Подготовлен:

  • Министерством природных ресурсов РФ,
  • Международным банком реконструкции и развития,
  • Глобальным экологическим фондом,
  • Государственным предприятием «Федеральный Центр Геоэкологических Систем» (ФЦГС Экология).

Москва, 2004.

Введение. Охрана озонового слоя. История вопроса

Атмосферный озон — газ, молекула которого состоит из трех атомов кислорода. Современные методы исследований регистрируют его присутствие на высотах до 100 км от поверхности Земли, при этом основная его масса сосредоточена в промежутке от 10 км до 50 км с максимумом концентрации в стратосфере на 19—23 км. Именно эта часть озона образует так называемый озоновый слой. Распределение озона по высоте хорошо согласуется с существующей фотохимической теорией его образования. Он присутствует в атмосфере в чрезвычайно малых количествах: приведенная к нормальным условиям давления и температуры (760 мм рт. ст. и 0° С) атмосфера покрывала бы поверхность Земли слоем толщиной 8 км, из которых всего лишь 3 мм приходились бы на озон. Несмотря на столь малое количество, эта составляющая атмосферы оказывает существенное влияние на многие аспекты обеспечения жизни на Земле, что нашло свое отражение в Федеральном законе Российской Федерации «Об охране окружающей среды» от 10.01.02 № 7-ФЗ (далее — ФЗ). Первой статьей этого закона озоновый слой атмосферы отнесен к основным компонентам природной среды (наряду с землей, почвой, поверхностными и подземными водами, атмосферным воздухом, растительным, животным миром и иными организмами).

Тропосферный (приземный) озон выступает в качестве сильнейшего окислителя и основной причины возникновения токсичного смога, наносящего вред здоровью людей, флоре, фауне, конструкционным материалам и архитектурным сооружениям.

Основное ослабление биологически опасного ультрафиолетового излучения Солнца (УФ-В) происходит в стратосфере, где находится более 95% всего озона. Уменьшение содержания озона в стратосфере увеличивает уровень приземной УФ-В радиации, что приводит к увеличению частоты повреждений ДНК и как следствие этого — к нарушению генетического кода, к ослаблению иммунной системы человека и животных, заболеваниям человека (катаракта, рак кожи и сетчатки глаза и т. д.), а также к росту концентрации приземного озона, к отрицательным изменениям климата и разрушению промышленных материалов. При значительном истощении озонового слоя Земли начнется гибель фитопланктона, являющегося кормовой базой Мирового океана, произойдут нарушения в фотосинтезе растений, снизится урожайность бобовых и зерновых культур. Кроме того, даже небольшое увеличение УФ-Б излучения может разрушить экологические трофические цепи, оказывающие влияние на сельское хозяйство, рыболовство и биологическое разнообразие.

Вследствие истощения озонового слоя большее количество солнечного излучения проходит в нижние слои атмосферы и приводит к их нагреванию. Перераспределение тепла в атмосфере от верхних слоев к нижним может также привести к охлаждению стратосферы, что, в свою очередь, окажет серьезное влияние на изменение климата при незначительных флуктуациях среднегодовой температуры. Последствиями этого будут как рост экстремальных температур и увеличение частоты засух в одних регионах, так и уровня осадков и опасных затоплений в других.

Состояние озонового слоя стратосферы находится под наблюдением ученых всего мира в течение нескольких десятков лет, фактически с начала XX века. В конце 70-х годов было зафиксировано, что содержание в стратосфере озона, непрерывно создающегося и разрушающегося в условиях динамического равновесия в результате естественных фотохимических реакций, начало неуклонно сокращаться со скоростью (для средних широт) в 0,4 — 0,5% в год. Среди причин этого явления важную роль играет массированное поступление в атмосферу так называемых озоноразрушающих веществ (далее — ОРВ).

К озоноразрушающим относятся вещества антропогенного происхождения, молекулы которых содержат хлор и/или бром: хлорфторуглероды (далее — ХФУ), бромфторуглероды (далее — галоны), четыреххлористый углерод (далее — ЧХУ), метилхлороформ (далее — МХФ), метилбромид и гидрохлорфторуглероды (далее — ГХФУ). ОРВ широко используются в качестве пропеллентов, хладагентов, вспенивателей, огнегасителей, растворителей и дезинфицирующих средств. Их способность разрушать озоновый слой характеризуется величиной, называемой озоноразрушающим потенциалом (ОРП, англ.: «ODP»). Чем опаснее вещество для озонового слоя, тем выше его ОРП.

Современные оценки относительной роли антропогенных и естественных факторов деструкции озонового слоя показали, что около 50% наблюдаемого уменьшения содержания озона над Московским регионом связано с антропогенными воздействиями, остальные связаны с естественными причинами («Экология и промышленность России», ноябрь 2000 г.). Над Западной Европой относительный вклад антропогенных факторов составляет около 75%, над восточным побережьем США — 60%, над Японией, Байкалом и Дальним Востоком — 50% (Proceedings of Sixth Scientific Conference of the International Atmospheric Chemistry Project, Bologna, Italy, September 13−17, 1999). Учитывая, что активно воздействовать можно только на антропогенную составляющую общего потока поступающих в атмосферу ОРВ, принятие международных мер по сокращению их производства и потребления можно считать вполне обоснованным шагом в направлении устойчивого развития человечества.

Первые шаги по сохранению озонового слоя были предприняты еще за несколько лет до получения достоверных научных сведений о воздействии ОРВ на стратосферный озон. В 1974 году появились первые статьи, объясняющие механизм влияния этих веществ. Именно с этого года под воздействием активных выступлений защитников окружающей среды против использования аэрозольных упаковок, содержащих ХФУ в качестве пропеллента, началось свертывание производства ОРВ. В 1978 году в США производство аэрозольных упаковок с использованием ХФУ было запрещено. В результате этого в США производство ХФУ-11 и ХФУ-12 сократилось с 46% от общемирового уровня в 1974 году до 28% к 1985 году. К этим мерам также присоединились Канада, Швеция и Норвегия. Начиная с 1982 года в связи с расширением других областей применения ХФУ их мировое производство начало расти вновь.

В марте 1985 года на совещании в Вене, за два месяца до опубликования сообщений об обнаруженной над Антарктидой «озоновой дыре», в результате напряженных международных переговоров была принята Венская конвенция об охране озонового слоя (далее — Венская конвенция). Она явилась первым международным документом, предусматривающим меры по охране озонового слоя. Государства (Стороны), подписавшие Венскую конвенцию, взяли на себя обязательства по сотрудничеству в области контроля и предотвращения деятельности, потенциально угрожающей озоновому слою.

В сентябре 1987 года 46 стран подписали Монреальский протокол по веществам, разрушающим озоновый слой (далее — Монреальский протокол). Поскольку к этому времени разрушительная роль хлора и брома получила много доказательств, то в приложениях к Монреальскому протоколу (приложение А) был дан список ОРВ (ряд ХФУ и галонов), подлежащих регулированию всеми его Сторонами. Монреальский протокол накладывал обязательства на Стороны по ограничению потребления, производства и импорта/экспорта этих ОРВ. Отдельной статьей Монреальского протокола (ст. 5) было оговорено особое положение развивающихся стран, для которых расчетный уровень ежегодного потребления ОРВ не превышал 0,3 кг на душу населения (далее — СС5), заключавшееся в предоставлении десятилетней отсрочки выполнения обязательств по Монреальскому протоколу по сравнению с остальными (развитыми) странами. Итогом внедрения графика исключения ОРВ, предусмотренного Монреальским протоколом, должно было стать значительное снижение объемов мирового производства ОРВ, но не его полное прекращение. Тем самым промышленности предоставлялось время на разработку и внедрение технически и экономически приемлемых альтернатив (далее — ТЭПА). На третьем совещании Сторон Монреальского протокола (Лондон, 1990 г.) была принята Лондонская поправка, существенно ужесточившая меры, предусмотренные Монреальским протоколом. В число регулируемых веществ был добавлен ряд ХФУ, а также ЧХУ и МХФ. В Лондонской поправке была установлена новая дата их полного исключения из производства и потребления — 2000 год с оговоркой в отношении удовлетворения потребности СС5. Согласно модельным расчетам, меры, предписываемые этой поправкой, должны привести к ликвидации «озоновой» проблемы к 2080 году (с учетом времени жизни ОРВ в атмосфере — до 100 и более лет).

В последующем на совещаниях Сторон Монреальского протокола в него вносились поправки и корректировки, касающиеся включения в список регулируемых веществ ГХФУ и метилбромида (Копенгагенская поправка к Монреальскому протоколу), ОРП которых значительно ниже, чем у ХФУ и галонов, а также переноса даты полного исключения ХФУ и галонов из производства и потребления с 2000 года на 1996 год с отсрочкой для СС5 (Лондонская поправка к Монреальскому протоколу). Эти шаги были предприняты с учетом успешного решения проблем ТЭПА для важнейших секторов промышленности.

Статьей 4 ФЗ озоновый слой атмосферы отнесен к основным объектам охраны окружающей среды от загрязнения, истощения, деградации, порчи, уничтожения и иного негативного воздействия хозяйственной или иной деятельности. Статьей 54 ФЗ «Охрана озонового слоя» установлено, что «охрана озонового слоя атмосферы от экологически опасных изменений обеспечивается посредством регулирования производства и использования веществ, разрушающих озоновый слой атмосферы, в соответствии с международными договорами Российской Федерации, общепризнанными принципами и нормами международного права, а также законодательством Российской Федерации». Этот подход нашел свое отражение в ряде постановлений и распоряжений Правительства Российской Федерации, явившихся основой для реализации в России мер, позволивших вернуться в режим соблюдения Монреальского протокола с 21 декабря 2000 года.

1. Международные соглашения в области охраны озонового слоя

1.1. Венская конвенция об охране озонового слоя

Венская конвенция (22.03.1985) была подписана от имени СССР 22.03.1985 и принята 18.06.1986 (Постановление Совета Министров СССР от 07.05.1986 №525 «О принятии СССР Венской конвенции об охране озонового слоя и о мерах по обеспечению выполнения обязательств Советской Стороны»). Венская конвенция имеет рамочный характер и не накладывает конкретных обязательств на подписавшие ее Стороны по сокращению производства и потребления ОРВ.

ЮНЕП (Программа ООН по окружающей среде) 31.12.1991 получила от Постоянного представителя Российской Федерации ноту о том, что Российская Федерация продолжает членство бывшего СССР в качестве его правопреемника во всех конвенциях, соглашениях и других международно-правовых документах, заключенных в рамках ЮНЕП или под ее эгидой. Аналогичная нота была получена относительно Венской конвенции.

По состоянию на 30 июня 2004 года Сторонами Венской конвенции являются 187 стран.

1.2. Монреальский протокол по веществам, разрушающим озоновый слой

Монреальский протокол (16.09.1987) был подписан от имени СССР 29.12.1987 и принят 10.11.1988 (Распоряжение Совета Министров СССР от 10.12.1987 № 2663р «О подписании Советским Союзом Монреальского протокола по веществам, разрушающим озоновый слой»). Монреальский протокол предусматривал замораживание на уровне 1986 года производства пяти наиболее применяемых ХФУ (11, 12, 113, 114 и 115), а затем сокращение их производства на 20% к 1993 году и на 30% к 1998 году. Также предусматривались введение ограничений на экспорт и импорт ОРВ и оказание помощи развивающимся странам по переводу промышленности на озонобезопасные вещества и технологии.

Российская Федерация является Стороной Монреальского протокола с 31.12.1991.

По состоянию на 30 июня 2004 года Сторонами Монреальского протокола являются 186 стран.

1.3. Лондонская поправка к Монреальскому протоколу

Решением II совещания Сторон Монреальского протокола (Лондон, июнь 1990 года) были приняты Лондонская поправка и корректировки к Монреальскому протоколу, в соответствии с которыми СССР, как Сторона Монреальского протокола, не подпадающая под действие Статьи 5 Монреальского протокола — развивающиеся страны, должен был прекратить производство ОРВ к 01.01.1996. Кроме того, Лондонская поправка добавила в список запрещаемых веществ МХФ, ЧХУ и галоны. В соответствии с постановлением Кабинета Министров СССР от 23.04.1991 №198 Лондонская поправка к Монреальскому протоколу была принята бывшим Советским Союзом.

Лондонская поправка вступила в силу для Российской Федерации после сдачи ратификационной грамоты 13.01.1992.

По состоянию на 30 июня 2004 года Сторонами Лондонской поправки к Монреальскому протоколу являются 171 страна.

1.4. Копенгагенская поправка к Монреальскому протоколу

Решением IV совещания Сторон Монреальского протокола (Копенгаген, ноябрь 1992 года) была принята Копенгагенская поправка к Монреальскому протоколу, в соответствии с которой был расширен список веществ, регулируемых Монреальским протоколом, за счет добавления галогенизированных растворителей и переходных химических веществ, известных как ГХФУ, а также метилбромида. Кроме того, были еще более сокращены сроки вывода из производства и потребления ХФУ и галонов. В настоящее время официальной датой окончательного прекращения производства ХФУ, МХФ и ЧХУ является 01.01.1996, а галонов — 01.01.1994.

В силу ряда проблем социально-экономического и финансового характера Российская Федерация не ратифицировала Копенгагенскую поправку до настоящего времени.

По состоянию на 30 июня 2004 года Сторонами Копенгагенской поправки к Монреальскому протоколу являются 159 стран.

1.5. Монреальская поправка к Монреальскому протоколу

Решением IX совещания Сторон Монреальского протокола (Монреаль, сентябрь 1997 года) была принята новая поправка к Монреальскому протоколу, в соответствии с которой предусматривается создание глобальной системы лицензирования экспорта и импорта ОРВ и ускорение графика сокращения производства и потребления метилбромида.

Монреальская поправка не противоречит экономическим и научно-техническим возможностям Российской Федерации и соответствует заявленной стратегической линии России относительно выполнения своих обязательств по Монреальскому протоколу, а именно прекращения производства хладонов и галонов в 2000 году и поэтапного осуществления конверсии российской промышленности на озонобезопасные вещества и технологии.

По состоянию на 30 июня 2004 года Сторонами Монреальской поправки к Монреальскому протоколу являются 113 стран.

1.6. Пекинская поправка к Монреальскому протоколу

Решением XI совещания Сторон Монреальского протокола (Пекин, декабрь 1999 года) была принята Пекинская поправка к Монреальскому протоколу, в соответствии с которой были введены меры регулирования поэтапного сокращения производства ГХФУ, а также ХФУ и галонов для удовлетворения потребностей развивающихся стран.

По состоянию на 30 июня 2004 года Сторонами Пекинской поправки к Монреальскому протоколу являются 69 стран.

1.7. Обязательства Российской Федерации, вытекающие из положений Венской конвенции, Монреальского протокола, Лондонской, Копенгагенской, Монреальской и Пекинской поправок и корректировок к нему

В целом, в соответствии с положениями Венской конвенции и Монреальского протокола, Российская Федерация взяла следующие основные обязательства:

  • информировать Стороны о принимаемых на национальном уровне мерах экономического и законодательного характера, направленных на выполнение обязательств в рамках Венской конвенции и Монреальского протокола, и осуществлять обмен научно-технической информацией о состоянии озонового слоя, технологиях уничтожения ХФУ и галонов, об альтернативных озононеразрушающих веществах и т. д., представляя каждые два года (по четным годам) национальные доклады о проделанной работе с целью последующего распространения среди Сторон;
  • выполнять определенные меры по сокращению и прекращению производства и потребления ОРВ, по запрету торговли ОРВ с государствами, не являющимися Сторонами, а также проводить оценку и обзор этих мер;
  • ежегодно вносить взносы в целевые фонды этих глобальных экологических соглашений;
  • ежегодно не позднее 1 июля каждого текущего года сообщать Сторонам Монреальского протокола данные о производстве, потреблении, импорте и экспорте веществ, регулируемых Монреальским протоколом за предыдущий год.

Кроме того, Российская Федерация, относясь к категории промышленно-развитых стран (в качестве правопреемника бывшего СССР) и являясь Стороной Монреальского протокола и Лондонской поправки к нему, должна, в частности:

  • прекратить производство галонов (использование — средства огнегашения) с 01.01.1994 (прекращено 20.12.2000) ;
  • прекратить производство веществ, перечисленных в приложениях А и В к Монреальскому протоколу (использование — хладагенты, пропелленты, растворители, вспениватели и т. д.) с 01.01.1996 (прекращено 20.12.2000) ;
  • запретить экспорт и импорт веществ (ХФУ и галоны), перечисленных в приложениях А и В к Монреальскому протоколу, в/из промышленно развитых стран и в/из стран, не являющихся Сторонами Монреальского протокола, с 01.01.1993 (запрещено с 01.01.1996) ;
  • ежегодно вносить взносы в Многосторонний фонд Монреальского протокола.

Длительное невыполнение какой-либо Стороной своих обязательств по Монреальскому протоколу может привести к приостановке ее членства и применению санкций, предусматривающих, среди прочего, прекращение международной финансовой помощи и торговли ОРВ и содержащей их продукцией.

2. Состояние дел по выполнению международных обязательств Российской Федерации в области охраны озонового слоя

2.1. Нормативная правовая база поэтапного сокращения производства и потребления ОРВ в Российской Федерации

Российская Федерация, приняв на себя все обязательства бывшего Советского Союза в отношении Венской конвенции и Монреальского протокола, а также Лондонской поправки 1990 года к нему, из-за промышленного спада и отсутствия необходимых финансовых ресурсов не смогла обеспечить их выполнение к 01.01.1996 (с этого времени Россия находилась в режиме несоблюдения Монреальского протокола).

Постановлением Правительства Российской Федерации от 03.06.1992 №378 «О мерах по обеспечению выполнения обязательств Российской Федерации по Венской конвенции об охране озонового слоя и Монреальскому протоколу по веществам, разрушающим озоновый слой» Минприроды России и другим заинтересованным министерствам и ведомствам было поручено разработать государственную программу по производству озонобезопасных хладонов и обеспечению выполнения международных обязательств Российской Федерации по охране озонового слоя.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 30.08.1993 № 875 «Об утверждении Положения о Межведомственной комиссии по охране озонового слоя при Министерстве охраны окружающей среды и природных ресурсов Российской Федерации и персонального состава этой комиссии» была создана Межведомственная комиссия по охране озонового слоя при Минприроды России, в задачу которой входила организация и координация работ по выполнению государственной программы.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 18.05.1994 №496 «О плане действий Правительства Российской Федерации по охране окружающей среды на 1994—1995 годы» Минприроды России было поручено с участием других министерств и ведомств разработать и представить в Правительство Российской Федерации в августе 1994 года федеральную целевую программу «Производство озонобезопасных хладонов». Однако из-за отсутствия финансирования из средств федерального бюджета программа конверсии российской промышленности на озонобезопасные вещества и технологии не была принята.

В мае 1995 года Председатель Правительства Российской Федерации В. С. Черномырдин обратился к Сторонам Венской конвенции и Монреальского протокола с просьбой предоставить России отсрочку на 4 года в выполнении ее обязательств по Монреальскому протоколу.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 24.05.1995 № 526 «О первоочередных мерах по выполнению Венской конвенции об охране озонового слоя и Монреальского протокола по веществам, разрушающим озоновый слой» были одобрены первоочередные меры по выполнению обязательств Российской Федерации по охране озонового слоя на 1995—1996 гг. (далее — Первоочередные меры), которые в условиях остродефицитного финансирования из средств федерального бюджета (менее 2% от предусматривавшихся 2 трлн рублей в ценах 1995 года) не были выполнены в полном объеме. Тем не менее в результате реализации Первоочередных мер были созданы производства озонобезопасных хладонов: хладона-125 на ОАО «Галоген» (г. Пермь) и хладона-152а на ОАО «Каустик» (г. Волгоград), закончено проектирование производства хладона-32 на ОАО «Галоген» и хладона-134а на АООТ «Каустик». Завершены опытно-промышленные испытания получения хладонов 141в, 122а и 22 на ВОАО «Химпром» (г. Волгоград) и озонобезопасных смесевых хладагентов. Ряд крупных предприятий — потребителей ОРВ перешел на использование альтернативных веществ: в секторе производства бытовых аэрозолей — ОАО «Хитон» (г. Казань), в секторе производства бытовой холодильной техники — ЗАО «Стинол» (г. Липецк) и все предприятия мебельной промышленности.

Дальнейшим этапом развития Первоочередных мер должна была стать Федеральная целевая программа «Поэтапное сокращение производства и потребления ОРВ в Российской Федерации в 1998—2000 гг. » (далее — ФЦП), проект которой предусматривал перевод российской промышленности на озонобезопасные вещества и технологии, повышение конкурентоспособности российской продукции на внутреннем и внешнем рынках и др. В 1998 году была проведена государственная экологическая экспертиза ФЦП (Приказ Госкомэкологии России от 25.11.1998 №709). Хотя ФЦП из-за отсутствия в федеральном бюджете средств (5,6%, или около 161,5 млн рублей в ценах 1998 года от предусмотренных проектом ФЦП) не была утверждена, ряд мероприятий по переводу российской промышленности на озонобезопасные вещества и технологии уже осуществлен или находится в стадии реализации благодаря международной финансовой помощи, составлявшей вместе с собственными средствами предприятий финансовую основу ФЦП.

В 1999 году ФЦП была переработана и в виде перечня неотложных мероприятий по поэтапному сокращению производства и потребления ОРВ в Российской Федерации в 1999—2000 годах (далее — Перечень мероприятий) была согласована с Минэкономики России, Минфином России, Миннауки России, Минторгом России, Минобороны России, МВД России, Минюстом России и другими федеральными органами исполнительной власти. В соответствии с распоряжением Председателя Правительства Российской Федерации В. В. Путина от 26.11.1999 № 1980-р, приказом бывшего Госкомэкологии России от 30.12.1999 № 814 Перечень мероприятий был утвержден. Во исполнение этого распоряжения территориальными органами бывшего Госкомэкологии России/МПР России совместно с органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации завершена разработка комплекса мероприятий, направленных на исключение из производства и потребления ОРВ и переход на озонобезопасные вещества и технологии. Конечными целями реализации Перечня мероприятий должны были стать:

  • поэтапное прекращение производства и потребления ОРВ для возвращения Российской Федерации в режим соблюдения положений Монреальского протокола и Лондонской поправки к нему, а также устранение угрозы применения к России международных торговых и экономических санкций;
  • перевод российской промышленности на озонобезопасные вещества и технологии, повышение конкурентоспособности российской продукции на внутреннем и внешнем рынках.

Для достижения этих целей в Перечне мероприятий предусмотрено решение следующих задач:

  • выбор новых перспективных видов продукции для их рационального производства на имеющихся производственных мощностях с учетом сырьевой базы, потребностей рынка и т. д.;
  • разработка или приобретение технологий производства новых видов продукции на имеющихся производственных мощностях;
  • переоснащение имеющихся предприятий на производство новых видов продукции и внедрение новых технологий;
  • создание запасов ОРВ, достаточных для функционирования потребляющих ОРВ предприятий в течение всего периода перехода на альтернативные технологии;
  • обеспечение потребляющих секторов промышленности альтернативами ОРВ в необходимых объемах;
  • обеспечение сбора, регенерации и рециркуляции ОРВ.

На проведенном 09.03.1999 заседании Межведомственной комиссии (далее — МВК) по охране озонового слоя было признано целесообразным перенести срок прекращения производства ОРВ в Российской Федерации с 01.01.2000 на 01.06.2000, что, как предполагалось, позволило бы создать необходимые запасы (банки) ОРВ для преимущественного обеспечения особо важных видов применения на переходный период до 01.01.2006. Возможность такого переноса сроков выполнения обязательств была обусловлена тем, что бывшим Госкомэкологией России совместно с МИД России была проведена предварительная работа со Сторонами Монреальского протокола в отношении возможности выполнения обязательств Российской Федерацией в середине 2000 года. В соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 05.05.1999 № 490 «Об усилении мер государственного регулирования производства и потребления озоноразрушающих веществ в Российской Федерации» производство ОРВ на территории Российской Федерации должно было полностью прекратиться с 01.06.2000 (с опозданием на 6,5 года по прекращению производства галонов и на 4,5 года — ХФУ, ЧХУ и МХФ).

Для реализации поэтапного прекращения производства ОРВ в Российской Федерации было крайне важно обеспечить защиту интересов российских производителей и потребителей ОРВ путем углубления мер государственного регулирования ввоза в Российскую Федерацию и вывоза из Российской Федерации ОРВ и содержащей их продукции, которые предусмотрены постановлением Правительства Российской Федерации от 08.05.1996 № 563 «О регулировании ввоза в Российскую Федерацию и вывоза из Российской Федерации озоноразрушающих веществ и содержащей их продукции», изменены и дополнены постановлением Правительства Российской Федерации от 15.11.1997 № 1423. Правительством Российской Федерации 09.12.1999 было принято постановление № 1368 «Об усилении мер государственного регулирования ввоза в Российскую Федерацию и вывоза из Российской Федерации озоноразрушающих веществ и содержащей их продукции». Реализация этого постановления позволила:

  • предотвратить ввоз по демпинговым ценам из развивающихся стран (Китай, Индия, Южная Корея и др.) ОРВ и содержащей их продукции, а также устаревшего оборудования или технологий с функционированием на основе ОРВ;
  • поддержать отечественные предприятия, создающие банки (запасы) хладонов (ХФУ 11, 12, 113) и галона 2402;
  • создать благоприятные условия для повышения экономической заинтересованности российских потребителей в конверсии на озонобезопасные вещества и технологии;
  • обеспечить возврат Российской Федерации в режим соблюдения Монреальского протокола и устранить угрозу применения к ней международных торговых и экономических санкций;
  • уменьшить ущерб, понесенный российскими товаропроизводителями от потери внешнего рынка в результате запрета в других странах — Сторонах Монреальского протокола на импорт ОРВ и содержащей их продукции.

Председатель Правительства Российской Федерации М. М. Касьянов 09.12.2000 подписал Обращение к Сторонам Венской конвенции и Монреальского протокола (прилагается), в котором подтвердил намерение Российской Федерации полностью прекратить производство ОРВ 20.12.2000. Правительством Российской Федерации 19.12.2000 принято постановление №1000 «Об уточнении срока реализации мер государственного регулирования производства озоноразрушающих веществ в Российской Федерации», которым также установлена эта дата. В этот день под контролем государственных инспекторов МПР России и российских экспертов отобранной по конкурсу в рамках Проекта «Специальная инициатива по прекращению производства ОРВ в Российской Федерации» консультационной фирмы (Датский технологический институт) производство ОРВ всеми предприятиями было прекращено. Таким образом, в результате предпринятых предприятиями — производителями и потребителями ОРВ мер как за счет собственных средств, так и за счет средств безвозмездных грантов Глобального экологического фонда (далее — ГЭФ) и 10 стран-доноров с 21.12.2000 Российская Федерация вернулась в режим соблюдения Монреальского протокола (с опозданием на 7 лет по галонам и на 5 лет по другим ОРВ), что было официально подтверждено на XIII Совещании Сторон Монреальского протокола, состоявшемся в октябре 2001 года (г. Коломбо, Шри-Ланка) и XIV Совещании Сторон Монреальского протокола, состоявшемся в ноябре 2002 года (г. Рим, Италия).

После прекращения производства ОРВ в стране российская экономика функционирует в принципиально новых условиях остаточного потребления хладонов и галонов из их ограниченных резервных запасов, а также необходимости ускоренной конверсии на озонобезопасные вещества и технологии жизненно важных для обеспечения здоровья населения и национальной безопасности секторов экономики. Остаточное потребление ОРВ в Российской Федерации будет продолжаться еще несколько лет, поскольку экономические трудности не позволили своевременно и полностью осуществить предусмотренные Первоочередными мерами и Перечнем мероприятий работы. Помимо этого следует учитывать потребности действующего парка холодильного и противопожарного оборудования, который необходимо обеспечить хладонами и галонами либо их альтернативными заменителями в объемах, достаточных для обеспечения бесперебойной работы на весь срок службы.

Для предотвращения преждевременного истощения созданных резервных запасов ОРВ и поддержания функционирования оборудования, ресурс эксплуатации которого не выработан, наиболее целесообразными в экономическом плане являются решение вопросов строгого государственного контроля расходования имеющихся запасов ОРВ и развитие системы центров сбора и регенерации ОРВ для их повторного использования.

Такие центры уже созданы для регенерации галонов на базе Российского научного центра «Прикладная химия», г. Санкт-Петербург, ООО «Озон», г. Санкт-Петербург, ОАО «Галоген», г. Пермь и … В рамках Программы малых грантов Проекта ГЭФ по поэтапному сокращению потребления ОРВ в Российской Федерации оснащены современным технологическим оборудованием 24 региональных центра по регенерации хладонов. Схема размещения этих центров представлена на рис. 1.

В этой связи достаточно остро стоит задача скорейшей разработки и внедрения нормативной правовой базы, регулирующей остаточное потребление ОРВ и поощряющей развитие системы сбора, регенерации и повторного использования хладонов и галонов, а также создающей экономические стимулы для повышения заинтересованности хозяйствующих субъектов в отказе от применения ОРВ, предпосылки для которого были созданы российской промышленностью, развернувшей в сжатые сроки производство альтернативных и смесевых (на основе переходных веществ) хладонов. За успехи, достигнутые в области разработки и внедрения в промышленность технологии производства озонобезопасных хладонов, в 2003 г. группе ученых и специалистов была присуждена Премия Правительства Российской Федерации 2002 г. в области науки и техники.

2.2. Резервные запасы (банки) ОРВ

Запасы ОРВ создавались предприятиями — производителями ОРВ и коммерческими структурами в течение 1999—2000 гг. за счет собственных средств. Общий объем заложенных до 20.12.2000 (дата прекращения производства ОРВ) в хранилища хладонов и галонов оценивается в 20,6 тыс. т.

Пиковое потребление ОРВ из запасов наблюдалось в 2001 г. В настоящее время использование ОРВ сократилось в результате конверсии предприятий на озонобезопасные технологии и существенного роста цен, стимулирующего использование озонобезопасных альтернативных веществ, производство которых развернуто на предприятиях химического комплекса страны.

В рамках завершающегося в июне 2004 г. Проекта ГЭФ по поэтапному сокращению потребления ОРВ в Российской Федерации 36 предприятий, потреблявших около 80% производившихся в стране хладонов, переведены на использование озонобезопасных веществ. Остаточное потребление ОРВ в стране в основном будет направлено на поддержание в рабочем состоянии действующего оборудования и объектов.

Вывоз ОРВ из Российской Федерации был полностью прекращен с 01.03.2000 (постановление Правительства Российской Федерации от 09.12.99 № 1368).

ОРВ из запасов, созданных крупными и мелкими коммерческими структурами, продаются потребителям (мастерским по ремонту бытовой холодильной техники, по заправке автомобильных кондиционеров и др.) по рыночным ценам, и их движение практически не поддается учету. Общий объем запасов этой категории оценивался в 2001 г. в 4,5 тыс. т хладонов. К середине 2004 г. он не превышает 350−400 т.

Также затруднен учет запасов ОРВ, созданных хозяйствующими субъектами для обеспечения собственной производственной деятельности на время осуществления конверсии на озонобезопасные вещества и технологии (производство бытовых и медицинских аэрозолей, бытовой холодильной техники, неизоляционных пенопластов и т. д.). Общий объем запасов этой категории оценивался в 2001 г. в 5,0 тыс. т и к настоящему времени он сократился до 150−200 т.

Запасы, созданные предприятиями — производителями ОРВ, контролируются территориальными органами МПР России в рамках Проекта «Специальная инициатива по прекращению производства ОРВ в Российской Федерации». Закупки хладонов и галонов, как правило, осуществляются на основании квот, выделяемых МПР России федеральным органам исполнительной власти и хозяйствующим субъектам. Общий объем запасов этой категории оценивается в 11,1 тыс. т (01.01.01) и 4,1 тыс. т (01.06.02).

Для обеспечения производства противоастматических препаратов в октябре 2001 г. было получено разрешение Сторон Монреальского протокола на импорт из развивающихся стран 396 т в 2002 г. и 391 т в 2003 г.

В стране уже созданы значительные мощности по регенерации ОРВ, и эта работа продолжается. Организация системы сбора загрязненных в процессе эксплуатации и хранения хладонов и галонов и их регенерации для повторного использования позволит обеспечить потребности в этих веществах после 01.01.06.

3. Краткая информация о реализации международных проектов по сокращению производства и потребления ОРВ в Российской Федерации

3.1. Проект Глобального экологического фонда (далее — ГЭФ) по поэтапному сокращению потребления озоноразрушающих веществ в Российской Федерации (далее — Проект ГЭФ)

Сторонами Монреальского протокола и ГЭФ были приняты решения об оказании международной помощи Российской Федерации в поэтапном сокращении производства и потребления ОРВ, а также в переводе российской промышленности на озонобезопасные вещества и технологии. В 1993—1994 гг. на уровне первых заместителей Председателя Правительства Российской Федерации были приняты решения об инициировании подготовки Проекта ГЭФ за счет безвозмездной финансовой помощи ГЭФ, предоставленной в виде двух авансов в общем объеме 1 010 734,00 долларов США.

Во исполнение постановления Правительства Российской Федерации от 23.09.1996 №1130 «О подписании соглашений между Российской Федерацией и Международным банком реконструкции и развития» 29.09.1996 было подписано и вступило в силу Соглашение № TF 028314 между Российской Федерацией и МБРР, действующим в качестве исполнительного органа ГЭФ, о гранте для финансирования Проекта ГЭФ на безвозмездной основе в общем объеме 41,2 млн «cпециальных прав заимствования» (далее — СПЗ), что на момент проведения переговоров (апрель 1996 года) составляло 60,0 млн долл. США.

В соответствии с этим постановлением контроль за целевым использованием средств безвозмездного гранта, выделенного для реализации Проекта ГЭФ, был возложен на Госкомэкологию России. Группой реализации этого проекта являлся Отдел сокращения производства и потребления ОРВ (далее — Отдел проектов «Озон») Автономной некоммерческой организации «Центр подготовки и реализации международных проектов технического содействия» (далее — ЦПРП), а затем Учреждение «Центр инвестирования проектов сокращения производства и потребления озоноразрушающих веществ» (далее — ЦИП «ОЗОН»). С сентября 2002 г. по июнь 2004 г. эти функции выполнялись Государственным предприятием «Федеральный Центр Геоэкологических Систем» (далее — ФЦГС Экология).

Проект является крупнейшим в мире эколого-технологическим проектом, финансируемым за счет средств ГЭФ. Он состоит из инвестиционного (оказание помощи крупнейшим и наиболее жизнеспособным предприятиям в секторах российской промышленности, являющимся основными потребителями ОРВ и производителями аэрозолей, бытовых, торговых и промышленных холодильников, неизоляционных пенопластов, растворителей и средств пожаротушения, путем закупки за счет безвозмездных средств гранта озонобезопасного технологического оборудования) и институционального (оказание технической помощи для подготовки новых подпроектов, развитие нормативно-правового регулирования производства, потребления, торговли и рециркуляции ОРВ, укрепление административно-управленческого потенциала, обучение персонала природоохранных органов практическим методам регулирования ОРВ и ознакомление общественности с этими вопросами). На долю инвестиций в общем объеме гранта приходится 92%.

Утверждение инвестиционных подпроектов, проектов соглашений о субгрантах с предприятиями-бенефициарами, рабочего плана и бюджета реализации Проекта ГЭФ осуществлялось Наблюдательным советом Российской программы организации инвестиций в оздоровление окружающей среды (далее — НС РПОИ).

Контроль и координация работы по институциональной части Проекта ГЭФ (Компонент технической помощи) были возложены на МВК по охране озонового слоя, последний состав которой был утвержден постановлением Правительства Российской Федерации от 17.11.2000 № 866 «Об утверждении состава Межведомственной комиссии по охране озонового слоя» (прилагается). С июня 2001 г. деятельность этой комиссии была приостановлена (в связи с отсутствием ее председателя), а 16.04.2004 она была упразднена наряду с другими координационными, совещательными, иными органами и группами, образованными Правительством Российской Федерации.

Подготовленный к апрелю 1996 г. Проект ГЭФ состоял из 21 подпроекта для 14 крупнейших предприятий секторов производства аэрозолей, а также бытовой и торговой холодильной техники. Предварительный отбор подпроектов был основан на сведениях, касающихся объемов потребления ОРВ. В указанных выше секторах они максимальны, что позволяло распределить средства гранта с наибольшей эффективностью.

В ходе подготовки первого и второго траншей гранта ГЭФ была осуществлена оценка финансовой жизнеспособности всех первоначально включенных в Проект ГЭФ четырнадцати предприятий. Приемлемыми для финансирования в соответствии с процедурами МБРР оказались лишь пять из них: ОАО «Арнест», г. Невинномысск Ставропольского края, ВОАО «Химпром», г. Волгоград, ОАО «Гармония» (бывший «Мосбытхим»), г. Москва, ОАО «Сибиар» (бывший «Новосибирскбытхим»), г. Новосибирск и АНПО «Марихолодмаш», г. Йошкар-Ола. В настоящее время реализация инвестиционных подпроектов на этих предприятиях полностью завершена.

Дополнительно в рамках подготовки второго и третьего траншей было выявлено и обследовано свыше ста тридцати предприятий в различных секторах российской промышленности. В результате этой работы для третьего транша гранта были подготовлены подпроекты в секторе бытовых аэрозолей — ООО «ТИЛ» (ранее являлся подразделением ОАО «Галоген»), г. Пермь, в секторе медицинских аэрозолей — ЗАО «Алтайвитамины», г. Бийск, в секторе бытового холодильного оборудования — ОАО «Айсберг», г. Смоленск, в секторе торгового холодильного оборудования — ОАО «Холодмаш», г. Ярославль, неизоляционных пенопластов — ОАО «Пластик», г. Сызрань Самарской области, ОАО «Нелидовский завод пластмасс», г. Нелидово Тверской области, ОАО «Стройдеталь», г. Москва, в секторе сервисного обслуживания холодильной техники — ОАО «УПК «Комбинат Торгтехника», г. Екатеринбург, ОАО «Пятигорскторгтехника», г. Пятигорск, ЗАО «Кемеровоторгтехника», г. Кемерово. Реализация подпроектов на этих предприятиях завершена, за исключением ООО «ТИЛ» и ЗАО «Алтайвитамины», на которых завершаются пуско-наладочные работы.

В рамках этого транша также была сформирована Программа малых грантов (далее — ПМГ) для финансирования по упрощенным процедурам небольших потребителей ОРВ в различных секторах промышленности, имеющих остаточное потребление. В ходе оценки были подготовлены, согласованы с МБРР и утверждены ГЭФ и НС РПОИ 17 подпроектов для 21 предприятия сектора сервисного обслуживания холодильного оборудования.

Часть средств третьего транша было запланировано направить на оказание технической помощи по созданию и управлению запасами (банками) хладонов и галонов, нормативно-правовому регулированию остаточного потребления ОРВ на период до 2006 года, ознакомлению общественности и подготовки программы мер по поэтапному сокращению остаточного потребления озоноразрушающих веществ в Российской Федерации в 2003—2006 годах.

В ходе подготовки Проекта «Специальная инициатива по прекращению производства озоноразрушающих веществ в Российской Федерации» Советом ГЭФ было одобрено выделение для его софинансирования из объема гранта, предоставленного для реализации Проекта ГЭФ, 8,5 млн долл. США.

Все закупки товаров, работ и услуг по Проекту ГЭФ осуществляются у поставщиков, отбираемых по результатам тендеров (международных и национальных) в соответствии с процедурами МБРР.

По состоянию на 30 июня 2004 года освоено 95,78% средств гранта.

Динамика освоения средств гранта в рамках Проекта ГЭФ представлена на рис. 2.

3.2. Проект «Специальная инициатива по прекращению производства озоноразрушающих веществ в Российской Федерации» (далее — Проект СИ)

До 20 декабря 2000 г. Российская Федерация оставалась одним из крупнейших производителей ОРВ в мире. В 1990 г. производство этих веществ в России достигло пика (15% мирового), а затем начало быстро сокращаться в связи с общим спадом производства и ограничениями, введенными Сторонами Монреальского протокола в отношении ввоза и вывоза ОРВ и содержащей их продукции (аэрозоли, холодильники, автомобильные кондиционеры и т. д.). После прекращения производства ОРВ развитыми странами в 1996 г. доля российских производственных мощностей в мире возросла до 47%. Однако их загрузка была крайне низкой (8—10%) вследствие прекращения экспорта в развитые страны и существенного сокращения потребления ОРВ в результате реализации Проекта ГЭФ, а также мероприятий по конверсии на озонобезопасные вещества и технологии, осуществленных некоторыми российскими потребителями самостоятельно. В этой ситуации ряд предприятий был вынужден фактически остановить производство хладонов (ОАО «Алтайхимпром») и галонов (ОАО «Кирово-Чепецкий химический комбинат им. Б. П. Константинова и Российский научный центр «Прикладная химия»).

Оценка мощностей по производству ОРВ в мире после 1 января 1996 г. изображена на рис. 3.

Признавая важность того, что для достижения полного прекращения производства ОРВ при минимальных негативных последствиях для промышленности и экономики страны необходимо скоординировать предпринимаемые действия в отношении сокращения как производства, так и использования ОРВ, Госкомэкология России и ЦПРП совместно с МБРР в 1996 г. выступили с предложением подготовить Проект «Специальная инициатива по прекращению производства ОРВ в Российской Федерации», который должен был дополнить Проект ГЭФ. На начальной стадии подготовки Проекта СИ, осуществлявшейся озоновымм подразделениями ЦПРП и МБРР, усилия были направлены на получение обязательств стран-доноров по предоставлению средств, которые были бы предназначены для выплаты компенсаций семи российским предприятиям — производителям ОРВ за прекращение производства ОРВ, перечисленных в Приложениях А и В к Монреальскому протоколу. Размещение производства ОРВ в Российской Федерации изображено на рис. 4.

Рис. 4. Размещение производства ОРВ в Российской Федерации

К началу 1998 г. от стран-доноров было получено подтверждение, что средства для финансирования Проекта СИ в размере 19 млн долл. США будут предоставлены. Кроме этого, Совет ГЭФ выразил принципиальную готовность внести вклад в размере до 8,5 млн долл. США из средств гранта, предоставленного Российской Федерации на реализацию Проекта ГЭФ. Исходя из этого, МБРР обратился к России с предложением начать совместную подготовку Проекта СИ и провести его представление на «круглом столе» стран-доноров, который состоялся в Москве 6—7 октября 1998 г. Представителями стран-доноров было официально сообщено о согласии их правительств предоставить средства в траст-фонд МБРР (Австрия — 0,2 млн долл. США, Дания — 2,0 млн долл. США, Финляндия — 1,0 млн долл. США, Германия — 1,0 млн долл. США, Италия — 0,4 млн долл. США, Япония — 2,0 млн долл. США, Норвегия — 2,0 млн долл. США, Швеция — 1,0 млн долл. США, Великобритания — 3,4 млн долл. США, США — 6,0 млн долл. США и ГЭФ — 8,0 млн долл. США. Всего — 27,0 млн долл. США).

Подготовка новых проектов по сокращению производства и потребления ГХФУ, метилбромида и ЧХУ:

  • усиление мер государственного регулирования прекращения производства и потребления ОРВ;
  • выбор альтернативных технологий;
  • финансирование консультационных услуг по независимому мониторингу и проверке прекращения производства ОРВ;
  • внедрение стандарта ISO 14 000 на предприятиях, участвующих в Проекте СИ и в Проекте ГЭФ;
  • осуществление мероприятий, способствующих присоединению Российской Федерации к Копенгагенской, Монреальской и Пекинской поправкам к Монреальскому протоколу.

К сожалению, значительная часть средств, выделенных для финансирования компонента технической помощи (свыше 850 тыс. долл. США), оказались замороженными с сентября 2002 г. в связи с прекращением функционирования группы реализации Проекта СИ — Отдела проектов «ОЗОН» ЦПРП и отсутствием организации, которой были бы переданы ее права и обязанности в установленном Соглашением о гранте порядке. По настоящее время ФЦГС Экология продолжает исполнение этих функций в части поддержания контактов с участвующими в Проекте СИ предприятиями, взаимодействия с заинтересованными федеральными органами исполнительной власти и обработки отчетной документации.

В ходе реализации Проекта СИ были получены следующие результаты:

  • обновление производственных фондов участвующих в Проекте СИ предприятий путем замены устаревшего технологического оборудования, срок службы которого насчитывает 25—30 и более лет, на современное;
  • выполнение международных обязательств Российской Федерации;
  • полное прекращение производства веществ, разрушающих озоновый слой стратосферы;
  • обеспечение населения, промышленности, торговли и транспорта экологически безопасными хладонами и изделиями отечественного производства;
  • обеспечение нормального функционирования ряда секторов отечественной экономики, укрепление позиции отечественных производителей на рынке, повышение конкурентоспособности производимых в стране товаров и расширение возможностей экспорта.

По состоянию на 30 июня 2004 г. освоено 96,75% средств гранта.

4. Основные результаты реализации Проекта ГЭФ

Освоены средства гранта в следующих объемах:

Период

Освоение средств,

долл. США

01.01.1997 — 31.12.1997

733 978,84

01.01.1998 — 31.12.1998

3 585 997,78

01.01.1999 — 31.12.1999

5 038 902,62

01.01.2000 — 31.12.2000

5 171 668,79

01.01.2001 — 31.12.2001

20 605 521,75

01.01.2002 — 31.12.2002

9 582 599,92

01.01.2003 — 31.12.2003

6 542 357,04

01.01.2004 — 30.06.2004

1 711 842,00

Всего:

52 972 868.74

Содействие в выполнении международных обязательств Российской Федерации и возврату в режим соблюдения Монреальского протокола и Лондонской поправки к нему;

Снижение выбросов веществ, разрушающих озоновый слой стратосферы, в результате полного прекращения производства ОРВ на территории России с 20.12.2000 во исполнение постановлений Правительства Российской Федерации от 05.05.1999 № 490 и от 19.12.2000 №1000, а также сокращение ежегодного потребления ОРВ в объеме 80% (13,5 тыс. т) от уровня 1996 года, когда было заключено Соглашение о гранте ГЭФ;

Внедрение современных экологически безопасных технологий. Все подготовленные в рамках Проекта ГЭФ-ОЗОН подпроекты перед утверждением ГЭФ и МБРР проходили обязательное согласование с экспертами Группы по оперативному озоновому ресурсу (ГООР), которыми оценивалась приемлемость предлагаемых технологий и их эффективность с точки зрения рекомендаций Программы ООН по окружающей среде (ЮНЕП) ;

Повышение конкурентоспособности ряда секторов промышленности (аэрозольный, холодильный и др.) и восстановление утерянных с 1996 г. (с этого года введен запрет на импорт и экспорт ОРВ и содержащей их продукции в развитых странах) позиций на внутреннем и внешнем рынках в результате коренного обновления производственных фондов путем замены на современное устаревшего технологического оборудования, срок службы которого насчитывает 25−30 и более лет;

Обеспечение населения, торговли, промышленности и транспорта экологически безопасными изделиями отечественного производства (бытовые аэрозоли, холодильники и морозильники торговое холодильное оборудование, рулевые колеса, подлокотники и дверные панели для обеспечения производства автомобилей «ВАЗ», «ГАЗ» и «УАЗ» и т. д.) ;

Сохранение рабочих мест, существенное снижение себестоимости продукции (для большинства применений вместо синтезировавшихся химической промышленностью хладонов используются очищенные пропан, бутан, их изомеры или смеси) и обеспечение нормального функционирования ряда секторов отечественной экономики в результате реализации подпроектов в рамках Проекта ГЭФ на:

  • всех жизнеспособных предприятиях сектора бытовых аэрозолей (ОАО «Арнест», г. Невинномысск, ООО «ТИЛ», г. Пермь, ОАО «Гармония» г. Москва, ОАО «Сибиар», г. Новосибирск, ОАО «Химпром», г. Волгоград) ;
  • одном предприятии сектора медицинских аэрозолей (ЗАО «Алтайвитамины», г. Бийск) ;
  • двух крупнейших предприятиях сектора торгового холодильного оборудования (АНПО «Марихолодмаш», г. Йошкар-Ола, ОАО «Холодмаш», г. Ярославль) ;
  • одном предприятии сектора бытового холодильного оборудования (ОАО «Айсберг», г. Смоленск) ;
  • трех крупнейших предприятиях сектора производства неизоляционных пенопластов для автомобильной промышленности и строительной индустрии (ОАО «Пластик», г. Сызрань, ОАО «Стройдеталь», г. Москва, ОАО «Нелидовский завод пластмасс», г. Нелидово) ;
  • трех крупнейших предприятиях сектора сервисного обслуживания холодильного оборудования, входящих в ассоциацию «Торгтехника» (ОАО «Комбинат «Торгтехника», г. Екатеринбург, ОАО «Пятигорскторгтехника», г. Пятигорск, ОАО «Кемеровоторгтехника», г. Кемерово) ;
  • двадцати одном наиболее жизнеспособном предприятии сектора сервисного обслуживания холодильного оборудования, входящих в ассоциацию «Торгтехника» от Калининграда до Петропавловска-Камчатского и Владивостока.
  • Улучшение платежного баланса страны за счет увеличения импортозамещения и сокращения закупок за рубежом озонобезопасного сырья и готовой продукции.
  • Увеличение регулярных поступлений в бюджеты всех уровней (федеральный, региональные и местные) практически от всех включенных в Проект ГЭФ предприятий. Ожидается, что каждый вложенный за счет средств грантов в реализацию подпроектов доллар США обеспечит прирост налогов и иных поступлений в размере не менее 3 долларов США в течение 5 лет после их реализации (за счет НДС, налога на прибыль, подоходного налога, экспортных таможенных пошлин и т. д.).

5. Институциональный эффект, полученный в ходе реализации Проекта ГЭФ

Компонент технической помощи в рамках Проекта ГЭФ был направлен на:

  • разработку широкого комплекса экономических, нормативных правовых и иных мер в поддержку процесса поэтапного сокращения производства и потребления ОРВ в целях скорейшего возвращения Российской Федерации в режим соблюдения Монреальского протокола;
  • подготовку новых проектов в области сокращения производства и потребления ОРВ;
  • укрепление административно-управленческого потенциала;
  • обучение персонала федеральных органов исполнительной власти и природоохранных органов практическим методам регулирования ОРВ;
  • создание и управление запасами (банками) хладонов и галонов;
  • ознакомление общественности.

Группой реализации Проекта ГЭФ были инициированы, подготовлены и согласованы в виде, готовом для принятия решения, проекты следующих нормативных правовых документов (см. приложение 3) :

  • 1 Указ Президента Российской Федерации (подписан не был, но в результате был подготовлен Федеральный закон от 04.05.1999 № 95-ФЗ «О безвозмездной помощи (содействии) Российской Федерации и внесении изменений и дополнений в отдельные законодательные акты Российской Федерации о налогах и об установлении льгот по платежам в государственные внебюджетные фонды в связи с осуществлением безвозмездной помощи (содействия) Российской Федерации) ;
  • 14 постановлений Правительства Российской Федерации (12 приняты, 2 — в стадии согласования) ;
  • 6 распоряжений Правительства Российской Федерации (все подписаны) ;
  • 20 приказов Госкомэкологии России и МПР России (все подписаны) ;
  • 7 поправок к Соглашению № TF 028314 между Российской Федерацией и МБРР о гранте для финансирования Проекта ГЭФ (все вступили в силу).

Также Группой реализации Проекта ГЭФ были подготовлены:

  • 2 обращения Председателя Правительства Российской Федерации к Сторонам Венской конвенции об охране озонового слоя и Монреальского протокола по веществам, разрушающим озоновый слой (подписаны) ;
  • 2 обращения к Сторонам Венской конвенции об охране озонового слоя и Монреальского протокола по веществам, разрушающим озоновый слой, по вопросам присоединения к Копенгагенской, Монреальской и Пекинской поправкам к Монреальскому протоколу (подписаны) ;
  • 2 доклада Министра природных ресурсов Российской Федерации и заместителя Министра природных ресурсов Российской Федерации на заседаниях Правительства Российской Федерации (14.09.2000 и 11.07.2002) ;
  • несколько информационно-аналитических докладов для Совета Федерации, Совета безопасности и Правительства Российской Федерации;
  • свыше двух тысяч писем на уровне Председателя и заместителей Председателя Госкомэкологии России, Министра и заместителей Министра природных ресурсов Российской Федерации по вопросам реализации Венской конвенции и Монреальского протокола, включая вопросы международного сотрудничества в области охраны озонового слоя.

В ходе реализации компонента технической помощи Проекта ГЭФ были получены следующие основные результаты:

  • Российская Федерация явилась одной из первых стран в мире, в которой специальным решением (постановлением) правительства введены жесткие меры контроля за импортом и экспортом не только ОРВ, но и содержащей их продукции. Действующая с 01.07.1996 система государственного контроля за международной торговлей ОРВ носит многоступенчатый характер: разрешения МПР России — лицензии Минэкономразвития России — таможенный контроль ГТК России;
  • С 1996 г. была введена система прогрессивно уменьшающихся ежегодных квот на производство ОРВ для каждого предприятия, а с 2001 г. — квот на потребление из банков (запасов) ОРВ;
  • В бывшем Госкомэкологии России с помощью Группы реализации Проекта ГЭФ было создано и оснащено компьютерным и офисным оборудованием специальное подразделение, занимавшееся вопросами контроля за торговлей ОРВ, и проведено обучение специалистов из территориальных природоохранных органов бывшего Госкомэкологии России практическим методам контроля на местах за производством и перемещением ОРВ;
  • В соответствии с распоряжением Правительства Российской Федерации от 26.11.1999 № 1980-р и приказом бывшего Госкомэкологии России от 30.12.1999 № 814 был утвержден «Перечень неотложных мероприятий по поэтапному сокращению производства и потребления ОРВ в Российской Федерации в 1999—2000 годах», представленный Сторонам Монреальского протокола в качестве Национального плана действий;
  • В соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 09.12.1999 № 1368 с 01.03.2000 был прекращен ввоз (вывоз) в (из) Российскую Федерацию ОРВ, перечисленных в приложениях А и В к Монреальскому протоколу;
  • В соответствии с постановлениями Правительства Российской Федерации от 05.05.1999 № 490 и от 19.12.2000 № 1000 с 20.12.2000. производство в Российской Федерации ОРВ из приложений А и В к Монреальскому протоколу было полностью прекращено;
  • В апреле 2001 г. территориальными органами МПР России была проведена инициированная Группой реализации Проекта ГЭФ инвентаризация резервных запасов (банков) хладонов и галонов, созданных предприятиями — производителями ОРВ, и ее результаты были рассмотрены на заседании МВК по охране озонового слоя с участием заинтересованных министерств и ведомств с целью выработки порядка квотирования отпуска ОРВ из созданных запасов потребителям.

В ходе выполнения Группой реализации Проекта ГЭФ функций секретариата Межведомственной комиссии (МВК) по охране озонового слоя в соответствии с совместным приказом Госкомэкологии России и МПР России от 06.04.1999 № 66/155:

  • осуществлялось аналитическое, организационно-техническое и другое обеспечение функционирования МВК по охране озонового слоя;
  • в период 1997—2004 гг. на регулярной основе готовились для представления через МПР России в Секретариат озоновых соглашений (Кения, Найроби) материалы, характеризующие выполнение Российской Федерацией международных обязательств по Монреальскому протоколу и включающие различные статистические, аналитические и отчетные сведения;
  • осуществлялись мероприятия по формированию комплексных российских делегаций на совещания Сторон и Рабочих групп открытого состава Сторон Монреальского протокола, а также заседаний Комитета по выполнению процедуры несоблюдения Монреальского протокола;
  • велась переписка с российскими федеральными органами исполнительной власти и субъектами хозяйственной деятельности по вопросам выполнения Российской Федерацией обязательств по Монреальскому протоколу.

С 1995 года на регулярной основе организовывалось проведение как национальных, так и международных семинаров с участием представителей заинтересованных министерств, ведомств, предприятий и фирм по вопросам законодательного, административного и экономического регулирования производства, потребления, торговли, рециркуляции, ввоза и вывоза ОРВ.

В ходе подготовки и реализации Проекта ГЭФ выявлено и обследовано свыше 180 предприятий — потребителей ОРВ в различных секторах экономики России. Для значительной части из них проведены работы по подготовке детальных технических проектов конверсии на озонобезопасные вещества и технологии, а также по финансовой оценке их жизнеспособности.

Подготовлен проект Федеральной целевой программы «Поэтапное сокращение производства и потребления ОРВ в Российской Федерации в 1998—2000 гг. », прошедший государственную экологическую экспертизу и согласование со всеми заинтересованными федеральными органами исполнительной власти (возражение — Минфин России). Проект был переработан и в виде Плана неотложных мероприятий был утвержден в декабре 1998 г.

Подготовлен проект Плана действий по завершению остаточного потребления ОРВ в Российской Федерации в 2004—2007 гг. и выполнению международных обязательств, вытекающих из Венской конвенции об охране озонового слоя и Монреальского протокола по веществам, разрушающим озоновый слой (согласован, дорабатывается в связи с изменением структуры Правительства Российской Федерации).

Проведено обучение свыше 2,5 тысячи технических специалистов из 36 регионов страны озонобезопасным процедурам сервисного обслуживания холодильного оборудования.

В период с 1996 по 2004 годы информация о ходе реализации Проекта ГЭФ публиковалась в газетах («Российская газета», «Известия», «Новые известия», «Коммерсант», «Московский комсомолец», «Комсомольская правда», «Зеленый мир» и др.) и журналах («Холодильная техника», «Экономика России — XXI век», «Холодильное дело», «Холодильный бизнес», «Пенополиуретан» и др.).

Были изданы:

В. Г. Барабанов, О. В. Блинова, В. С. Зотиков, С. А. Лизгунов, А. П. Орлов, Г. Д. Орлов, В. Б. Русанов, И. Г. Трукшин, В. Н. Целиков Озонобезопасные альтернативы и заменители. Пропелленты, хладагенты, вспениватели, растворители, огнегасящие средства. — СПб.: ХИМИЗДАТ, 2003. — 304 с. 3 тыс. экз.;

В. Г. Барабанов, О. В. Блинова, В. С. Зотиков, В. Б. Русанов, В. Н. Целиков Российская национальная стратегия управления хладонами. — СПб.: ХИМИЗДАТ, 2003. — 56 с. 1 тыс. экз.;

Н. П. Копылов, В. М. Николаев, А. Ф. Желваков, В. В. Пивоваров, В. Н. Целиков Российская национальная стратегия управления галонами. — СПб.: ХИМИЗДАТ, 2003. — 40 с. 1 тыс. экз.;

V. G. Barabanov, O. V. Blinova, V. C. Zotikov, V. B. Rusanov, V. N. Tselikov Russian National Strategy for CFC Management. — St. Petersburg: CHIMIZDAT, 2003. — 56 p. 200 copies;

N. P. Kopylov, V. M. Nikolayev, A. F. Zhevlakov, V. V. Pivovarov, V. N. Tselikov Russian National Strategy for Halon Management. — St. Petersburg: CHIMIZDAT, 2003. — 40 p. 200 copies.

6. Косвенные результаты реализации Проекта ГЭФ

Привлекательность для отечественных и зарубежных инвесторов предприятий, получающих современное технологическое оборудование за счет безвозмездной технической помощи (ОАО «Арнест» в связи с его участием в Проекте ГЭФ-ОЗОН и с учетом оценки его финансовой жизнеспособности получило льготный кредит от Европейского банка реконструкции и развития в размере 3 млн долларов США, дополнительное технологическое оборудование в лизинг от фирмы «BWI KP Aerofill», Великобритания, и в настоящее время совместно с немецкой фирмой создает производство жестяных аэрозольных баллонов с проектной мощностью 100 млн шт., способное обеспечить значительную часть потребности всего аэрозольного сектора России) ;

В 1997 году инициировано оказание безвозмездной помощи Правительством Дании на двусторонней основе в размере 7 516 000,00 датских крон для реализации проекта «Сокращение потребления ОРВ в секторе сервисного обслуживания холодильной техники в г. Санкт-Петербурге и Ленинградской области». Проект реализован в 1998 году на базе Центра холодильного оборудования, г. Санкт-Петербург; потребление ОРВ в этом секторе прекращено в ноябре 2001 года;

В 1995—1997 гг. привлечены безвозмездные средства Агентства по торговле и развитию США в общем объеме 1,022 млн долларов США для оказания технической помощи Минприроды России/Госкомэкологии России по подготовке новых проектов по сокращению производства и потребления ОРВ (результаты работы выполнялись американской фирмой «ICF Kaiser» и представлялись в Российско-Американскую комиссию по экономическому и технологическому сотрудничеству Черномырдина—Гора) и проведению ознакомительного визита в США руководителей российских предприятий, использующих ОРВ в качестве растворителей.

7. Выводы

1. В ходе выполнения международных обязательств Российской Федерации в области охраны озонового слоя был приобретен положительный опыт по комплексному решению эколого-технологических задач в масштабах всей страны без привлечения средств федерального бюджета.

2. Освоены процедуры привлечения безвозмездных инвестиционных средств грантов международных финансовых организаций в значительных объемах (0,2% от годового бюджета России).

3. В целях выполнения Российской Федерацией обязательств, вытекающих из Монреальского протокола, и минимизации социально-экономических последствий для экономики и обороны страны необходимо осуществить следующие мероприятия:

  • Министерству природных ресурсов Российской Федерации совместно с Министерством экономического развития и торговли Российской Федерации, Министерством промышленности и энергетики Российской Федерации, Министерством обороны Российской Федерации и Министерством иностранных дел Российской Федерации провести рассмотрение возможных социально-экономических, материально-финансовых и политических последствий присоединения Российской Федерации к Копенгагенской (1992 г.), Монреальской (1997 г.) и Пекинской (1999 г.) поправкам к Монреальскому протоколу и внести предложения по этому вопросу в Правительство Российской Федерации.
  • Возложить на МПР России и Федеральную службу по надзору в сфере экологии и природопользования функции по координации действий федеральных органов исполнительной власти и субъектов хозяйственной деятельности, направленных на реализацию государственной политики в сфере учета, контроля и регулирования остаточного потребления ОРВ;
  • МПР России совместно с заинтересованными федеральными органами исполнительной власти и субъектами хозяйственной деятельности разработать и внести в Правительство Российской Федерации предложения по экономическому механизму квотирования и налогообложения потребления ОРВ (включая ГХФУ и метилбромид), а также по совершенствованию законодательно-нормативной базы как по государственному регулированию обращения и потребления ОРВ на территории Российской Федерации, так и по осуществлению ввоза, вывоза и транзита ОРВ и содержащей их продукции;
  • Министерству экономического развития и торговли Российской Федерации, Министерству промышленности и энергетики Российской Федерации, МПР России совместно с заинтересованными федеральными органами и субъектами хозяйственной деятельности рассмотреть целесообразность создания государственного холдинга для обеспечения ускоренной разработки и промышленного внедрения новых озонобезопасных технологий и веществ и других химических продуктов;
  • В связи с созданием в рамках Проекта ГЭФ и Проекта СИ центров по сбору, регенерации и повторному использованию хладонов и галонов запретить с 01.01.2005 субъектам хозяйственной деятельности, осуществляемой на территории Российской Федерации, при проведении технологических операций, в которых ОРВ используются в качестве растворителей, а также для сервисного и технического обслуживания холодильного и противопожарного оборудования, осуществлять сброс в атмосферный воздух ОРВ без проведения работ по их регенерации и рециркуляции.

Руководитель проекта ГЭФ, и. о. директора ФЦГС Экология

В. Н. Целиков

* * *

Приложение 1

Перечень инвестиционных подпроектов конверсии предприятий на озонобезопасные вещества и технологии в рамках Проекта Глобального экологического фонда (ГЭФ) по поэтапному сокращению потребления озоноразрушающих веществ в Российской Федерации, 2004 г.

пп.

Предприятие,

адрес

Наименование

подпроекта

Размер

субгранта,

долл. США

Примечание/ состояние дел на 30.06.2004

Центральный федеральный округ
ОАО «Гармония» (бывший «Мосбытхим»), г. Москва, Ступинский проезд, 4аКонверсия производства аэрозолей на использование углеводородного аэрозольного пропеллента на ОАО «Гармония», г. Москва

6 252 400,00

Подпроект завершён IV кв. 2002 г. Освоено $6 185 366,64
ОАО «Стройде-таль», г. Москва 129 344, г. Москва, ул. Кольская, 8Конверсия производства неизоляционных пенопластов на использование озонобезопасных вспенивателей на ОАО «Стройдеталь», г. Москва

1 082 000,00

Подпроект завершен в IV кв. 2002 г. Освоено $1 082 000,00
ОАО «Айсберг», г. Смоленск 214 004, г. Смоленск, ул. Нарвская, 4Конверсия производства бытовых холодильников на озонобезопасные хладагенты и вспениватели на ОАО «Айсберг», г. Смоленск

690 800,00

Подпроект завершен в IV кв. 2002 г. Освоено $629 059,52
ОАО «Холодмаш», г. Ярославль 150 061, г. Ярославль, ул. Громова, 9Конверсия производства мотор-компрессоров на озонобезопасные хладагенты на ОАО «Холодмаш», г. Ярославль

2 255 000,00

Подпроект завершен в IV кв. 2002 г. Освоено $2 347 319,88
ОАО «Нелидов-ский завод пластических масс», г. Нелидово 172 500, г. Нелидово Тверской областиКонверсия производства неизоляционных пенопластов на использование озонобезопасных вспенивателей на ОАО «НЗПМ», г. Нелидово Тверской области

1 138 500,00

Подпроект завершен в IV кв. 2002 г. Освоено $919 862,62
ОАО «Тверьторгтехника», г. Тверь 170 002, г. Тверь, ул. А. Завидова, 24Конверсия сервисного обслуживания холодильной техники на озонобезопасные хладагенты на ОАО «Тверьторгтехника», г. Тверь

238 736,00

Подпроект завершен в III кв. 2003 г. Освоено $191 862,38
ОАО «Ярторг-техника», г. Ярославль 150 044, г. Ярославль, ГСП, ул. Промышленная, 2Конверсия сервисного обслуживания холодильной техники на озонобезопасные хладагенты на ОАО «Ярторгтехника», г. Ярославль

280 639,00

Подпроект завершен в III кв. 2003 г. Освоено $226 702,40
ЗАО «Торгпродтех-ника», г. Орел 302 002, г. Орел, ул. Ливенская, 70Конверсия сервисного обслуживания холодильной техники на озонобезопасные хладагенты на ЗАО «Торгпродтехника», г. Орел

297 308,00

Подпроект завершен в IV кв. 2003 г. Освоено $181 379,13
ОАО «Брянскторгтехника», г. Брянск 241 037, г. Брянск, проспект Станке Димитрова, 5-аКонверсия сервисного обслуживания холодильной техники на озонобезопасные хладагенты на ОАО «Брянскторгтехника», г. Брянск

204 799,00

Подпроект завершен в III кв. 2003 г. Освоено $161 001,75

10

ЗАО «Подольск-торгтехника», г. Подольск 142 116, г. Подольск, Московской области, ул. Ульяновых, 13Конверсия сервисного обслуживания холодильной техники на озонобезопасные хладагенты на ЗАО «Подольскторгтехника», г. Подольск Московской обл.

218 434,00

Подпроект завершен в III кв. 2003 г. Освоено $190 236,84

11

ОАО «Редкинский опытный завод», г. Редкино, 117 260, г. Редкино Тверской области, ул. Заводская 1Софинансирование Проекта «Специальная инициатива по прекращению производства ОРВ в Российской Федерации»

59 436,00

Освоено $59 436,00
Всего по Центральному федеральному округу:

12 718 052,00

Освоено $12 174 227,16
Северо-Западный федеральный округ

12

ОАО «Вологда-торгтехника», г. Вологда 160 019, г. Вологда, ул. Добролюбова, 53Конверсия сервисного обслуживания холодильной техники на озонобезопасные хладагенты на АООТ «Вологдаторгтехника», г. Вологда и МП «Череповецторгтехника», г. Череповец

253 763,00

Подпроект завершен в III кв. 2003 г. Освоено $100 898,85

13

МП «Череповецторгтехника», г. Череповец 162 602, г. Череповец, Вологодской обл., ул. Дзержинского, 20Конверсия сервисного обслуживания холодильной техники на озонобезопасные хладагенты на АООТ «Вологдаторгтехника», г. Вологда и МП «Череповецторгтехника», г. ЧереповецПодпроект завершен в III кв. 2003 г. Освоено $67 185,73

14

ЗАО «Фирма «Новгородторг-техника», г. Новгород 173 007, г. Новгород, Десятинный монастырь, 3аКонверсия сервисного обслуживания холодильной техники на озонобезопасные хладагенты на ЗАО «Фирма «Новгородторгтехника», г. Новгород и ЗАО «Псковторгтехника», г. Псков

141 684,00

Подпроект завершен в IVкв. 2003 г. Освоено $67 932,02

15

ЗАО «Псковторгтехника», г. Псков 180 021, г. Псков, ул. Инженерная, 13Конверсия сервисного обслуживания холодильной техники на озонобезопасные хладагенты на ЗАО «Фирма «Новгородторгтехника», г. Новгород и ЗАО «Псковторгтехника», г. ПсковПодпроект завершен в IVкв. 2003 г. Освоено $53 327,19

16

ЗАО «Калининградторгтехника», г. Калининград 236 005, г. Калининград, пер. Киевский, 1Конверсия сервисного обслуживания холодильной техники на озонобезопасные хладагенты на ЗАО «Калининградторгтехника», г. Калининград

71 489,00

Подпроект завершен во II кв. 2003 г. Освоено $68 657,91

17

Российский научный центр «Прикладная химия», г. Санкт-Петер-бург 197 198, г. Санкт-Петербург, проспект Добролюбова, 14Софинансирование Проекта «Специальная инициатива по прекращению производства ОРВ в Российской Федерации»

294 507,00

Освоено $294 507,00
Всего по Северо-Западному федеральному округу:

761 443,00

Освоено $652 508,70
Южный федеральный округ

18

ОАО «Арнест», г. Невинномысск, Ставропольского края 357 030, г. Невинномысск Ставропольского края, ул. Комбинатская, 6Конверсия производства аэрозолей на использование углеводородного аэрозольного пропеллента на ОАО «Арнест», г. Невинномысск

5 650 000,00

Подпроект завершен в 2001 г. Освоено $5 637 826,00

19

ВОАО «Химпром», г. Волгоград 400 057, г. Волгоград, ул. Промысловая, 23Конверсия производства аэрозолей на использование углеводородного аэрозольного пропеллента на ВОАО «Химпром», г. Волгоград

5 092 314,00

Подпроект завершен во II кв. 2004 г. Освоено $4 474 471,80

20

ЗАО «Волгоградторгтехника», г. Волгоград 400 074, г. Волгоград, ул. Козловская, 57-аКонверсия сервисного обслуживания холодильной техники на озонобезопасные хладагенты на ЗАО «Волгоградторгтехника», г. Волгоград

109 274,00

Подпроект завершен в III кв. 2003 г. Освоено $77 383,06

21

ОАО «Пятигорскторгтехника», г. Пятигорск 357 538, г. Пятигорск, ул. Ермолова, 4Конверсия сервисного обслуживания холодильной техники на использование озонобезопасных хладагентов на ОАО «Пятигорскторгтехника», г. Пятигорск

1 144 056,00

Завершен во II кв. 2002 г. Освоено $907 019,22

22

ОАО «Ростовторгтехника», г. Ростов-на-Дону 344 064, г. Ростов-на-Дону, ул. Вавилова, 53Конверсия сервисного обслуживания холодильной техники на озонобезопасные хладагенты на ОАО «Ростовторгтехника», г. Ростов-на-Дону

244 429,00

Завершен в III кв. 2003 г. Освоено $147 217,11

23

ОАО «Астраханьторгтехника», г. Астрахань 414 057, г. Астрахань, ул. Н. Островского, 124Конверсия сервисного обслуживания холодильной техники на озонобезопасные хладагенты на ОАО «Астраханьторгтехника», г. Астрахань

130 789,00

Подпроект завершен в IV кв. 2003 г. Освоено $101 638,08

24

ОАО «Химпром», г. Волгоград 400 057, г. Волгоград, ул. Промысловая, 23Софинансирование Проекта «Специальная инициатива по прекращению производства ОРВ в Российской Федерации»

1 865 703,00

Освоено $1 865 703,00

25

ОАО «Каустик», г. Волгоград 400 097, г. Волгоград, ул. 40-летия ВЛКСМСофинансирование Проекта «Специальная инициатива по прекращению производства ОРВ в Российской Федерации»

1 779 818,00

Освоено $1 779 818,00
Всего по Южному федеральному округу:

16 016 383,00

Освоено $14 991 076,27
Приволжский федеральный округ

26

АНПО «Мари-холодмаш», г. Йошкар-Ола 424 000, г. Йошкар-Ола, ул. Соловьева, 3Конверсия производства торгового холодильного оборудования на использование озонобезопасных хладагентов и вспенивателей на АНПО «Марихолодмаш», г. Йошкар-Ола881 894,00Подпроект завершен. Освоено $786 316,93

27

ООО «ТИЛ» (бывший ОАО «Галоген»), г. Пермь 614 113, г. Пермь, ул. Ласьвинская, 98Конверсия производства аэрозолей на использование углеводородного аэрозольного пропеллента на ООО «ТИЛ», г. Пермь724 000,00Подпроект завершен во II кв. 2004 г. Освоено $793 789,07

28

ЗАО «Пермьторгтехника», г. Пермь 614 600, г. Пермь, ГСП, ул. Лодыгина, 5Конверсия сервисного обслуживания холодильной техники на озонобезопасные хладагенты на ЗАО «Пермьторгтехника», г. Пермь

327 110,00

Подпроект завершен в III кв. 2003 г. Освоено $245 025,39

29

ОАО «Пластик», г. Сызрань 446 025, г. Сызрань, Самарской обл., Саратовское шоссе, д.4Конверсия производства неизоляционных пенопластов на использование озонобезопасных вспенивателей на ОАО «Пластик», г. Сызрань (рулевые колеса, дверные панели и ручки для автомобилей «ВАЗ», «ГАЗ», «УАЗ»)

2 740 100,00

Подпроект завершен во II кв. 2003 г. Освоено 2 943 737,61 долл. США

30

ОАО «Оренбургторгтехника», г. Оренбург 460 052, г. Оренбург, ул. Терешковой, 136Конверсия сервисного обслуживания холодильной техники на озонобезопасные хладагенты на ОАО «Оренбургторгтехника», г. Оренбург

235 420,00

Подпроект завершен в III кв. 2003 г. Освоено $170 405,39

31

ЗАО «Самараторгтехника», г. Самара 443 070, г. Самара, ул. Дзержинского, 29Конверсия сервисного обслуживания холодильной техники на озонобезопасные хладагенты на ЗАО «Самараторгтехника», г. Самара

231 157,00

Подпроект завершен в III кв. 2003 г. Освоено $181 658,97

32

ОАО «Галоген», г. Пермь 614 113, г. Пермь, ул. Ласьвинская, 98Софинансирование Проекта «Специальная инициатива по прекращению производства ОРВ в Российской Федерации»

1 951 886,00

Освоено $1 951 886,00

33

ОАО «Кирово-Чепецкий химический комбинат им. Б. П. Константинова», г. Кирово-Чепецк 613 020, г. Кирово-Чепецк Кировской областиСофинансирование Проекта «Специальная инициатива по прекращению производства ОРВ в Российской Федерации»

883 817,00

Освоено $883 817,00
Всего по Приволжскому федеральному округу:

7 975 384,00

Освоено $7 956 636,36
Уральский федеральный округ

34

УПК «Комбинат Торгтехника», г. Екатеринбург 620 085, г. Екатеринбург, ул. 8 Марта, 207Конверсия сервисного обслуживания холодильной техники на использование озонобезопасных хладагентов на УПК «Комбинат Торгтехника», г. Екатеринбург

2 237 177,00

Подпроект завершен во II кв. 2002 г. Освоено $2 091 857,00

35

ЗАО «Челябторгтехника», г. Челябинск 454 007, г. Челябинск, проспект Ленина, 2вКонверсия сервисного обслуживания холодильной техники на озонобезопасные хладагенты на ЗАО «Челябторгтехника», г. Челябинск

259 648,00

Подпроект завершен во II кв. 2003 г. Освоено $246 902,84
Всего по Уральскому федеральному округу:

2 496 825,00

Освоено $2 338 759,84
Сибирский федеральный округ
36ОАО «Сибиар» (бывший «Новосибирскбытхим»), г. Новосибирск 630 007, г. Новосибирск, ул. Станционная, 78Конверсия производства аэрозолей на использование углеводородного аэрозольного пропеллента на ОАО «Сибиар», г. Новосибирск

8 745 890,00

Подпроект завершен в IV кв. 2002 г. Освоено $5 508 349,04

37

ЗАО «Алтайвитамины», г. Бийск 659 325, г. Бийск Алтайского края, ул. Заводская, 69Конверсия производства медицинских аэрозолей на использование углеводородного аэрозольного пропеллента на ЗАО «Алтайвитамины», г. Бийск

878 012,00

Оборудование поставлено и смонтировано. Освоено $821 422,46

38

ЗАО «Кемерово-торгтехника», г. Кемерово 650 006, г. Кемерово, ул. Шатурская, 6Конверсия сервисного обслуживания холодильной техники на озонобезопасные хладагенты на ЗАО «Кемеровоторгтехника», г. Кемерово

1 700 105,00

Подпроект завершен во II кв. 2002 г. Освоено $1 595 002,44

39

ООО «Иркутск-торгтехника», г. Иркутск 664 035, г. Иркутск, ул. Кожзаводская, 8Конверсия сервисного обслуживания холодильной техники на озонобезопасные хладагенты на ООО «Иркутскторгехника», г. Иркутск и ОАО «Улан-Удэторгтехни-ка», г. Улан-Удэ

449 522,00

Подпроект завершен в IV кв. 2003 г. Освоено $272 620,98

40

ОАО «Улан-Удэторгтехника», г. Улан-Удэ 670 045, г. Улан-Удэ, ул. Октябрьская, 48Конверсия сервисного обслуживания холодильной техники на озонобезопасные хладагенты на ООО «Иркутскторгехника», г. Иркутск и ОАО «Улан-Удэторгтехни-ка», г. Улан-УдэПодпроект завершен в IV кв. 2003 г. Освоено $77 634,25

41

ОАО «Алтайхимпром», г. Яровое Алтайского края 658 849, Яровое Алтайского краяСофинансирование Проекта «Специальная инициатива по прекращению производства ОРВ в Российской Федерации»

505 208,00

Освоено $505 208,00
Всего по Сибирскому федераль-ному округу:

12 278 737,00

Освоено $8 780 237,17
Дальневосточный федеральный округ

42

АОЗТ «Примторгтехника», г. Владивосток 690 068, г. Владивосток, ул. Кирова, 79АКонверсия сервисного обслуживания холодильной техники на озонобезопасные хладагенты на АОЗТ «Примторгтехника», г. Владивосток, и ООО «Камчат-торгтехника», г. Петропавловск-Камчатский

496 883,00

Подпроект завершен в IV кв. 2003 г. Освоено $341 114,31

43

ООО «Камчатторгтехника», г. Петропавловск-Камчат-ский 683 015, г. Петропав-ловск-Камчатский, ул. Лаперуза, 7Конверсия сервисного обслуживания холодильной техники на озонобезопасные хладагенты на АОЗТ «Примторгтехника», г. Владивосток, и ООО «Камчат-торгтехника», г. Петропавловск-КамчатскийПодпроект завершен в I кв. 2004 г. Освоено $120 057,55
Всего по Дальневосточному федеральному округу:

496 883,00

Освоено $461 171,86

Итого по Проекту ГЭФ

$52 743 707,00

Освоено $47 354 617,36

* * *

Приложение 2

Перечень нормативных правовых и правительственных документов СССР и Российской Федерации в области охраны озонового слоя (1986—1995 гг.) 2004 г.

1. Постановление Совета Министров СССР от 07.05.1986 № 525 «О принятии СССР Венской конвенции об охране озонового слоя и о мерах по обеспечению выполнения обязательств Советской Стороны».

2. Распоряжение Совета Министров СССР от 10.12.1987 № 2663р «О подписании Советским Союзом Монреальского протокола по веществам, разрушающим озоновый слой».

3. Постановление Совета Министров СССР от 01.03.1990 № 237 «О мерах по обеспечению выполнения обязательств Советской Стороны, вытекающих из Монреальского протокола по веществам, разрушающим озоновый слой, к Венской конвенции об охране озонового слоя».

4. Постановление Кабинета Министров СССР от 23.04.1991 № 198 «О принятии СССР корректировок и поправок к Монреальскому протоколу по веществам, разрушающим озоновый слой».

5. Постановление Правительства Российской Федерации от 03.06.1992 № 378 «О мерах по обеспечению выполнения обязательств Российской Федерации по Венской конвенции об охране озонового слоя и Монреальскому протоколу по веществам, разрушающим озоновый слой».

6. Обращение Председателя Правительства Российской Федерации В. С. Черномырдина от 24.05.1995 к Сторонам Венской конвенции об охране озонового слоя и Монреальского протокола по веществам, разрушающим озоновый слой, «О мерах по выполнению Российской Федерацией требований Венской конвенции об охране озонового слоя и Монреальского протокола по веществам, разрушающим озоновый слой»;

7. Постановление Правительства Российской Федерации от 24.05.1995 №526 «О первоочередных мерах по выполнению Венской конвенции об охране озонового слоя и Монреальского протокола по веществам, разрушающим озоновый слой».

* * *

Приложение 3

Перечень нормативных правовых и правительственных документов Российской Федерации в области охраны озонового слоя, проекты которых были подготовлены Группой реализации Проекта ГЭФ по поэтапному сокращению потребления озоноразрушающих веществ в Российской Федерации (1996—2004 гг.) 2004 г.

1. Постановление Правительства Российской Федерации от 08.05.1996 № 563 «О регулировании ввоза в Российскую Федерацию и вывоза из Российской Федерации озоноразрушающих веществ и содержащей их продукции».

2. Постановление Правительства Российской Федерации от 26.09.1996 № 1130 «О подписании соглашений между Российской Федерацией и Международным банком реконструкции и развития».

3. Соглашение между Российской Федерацией и Международным банком реконструкции и развития о гранте ГЭФ по Проекту поэтапного сокращения потребления озоноразрушающих веществ в Российской Федерации (подписано 29.09.1996).

4. Постановление Правительства Российской Федерации от 20.05.1997 № 612 «О Межведомственной комиссии по охране озонового слоя».

5. Распоряжение Правительства Российской Федерации от 04.09.1997 № 1270-р «Об участии делегации Российской Федерации в работе IX совещания Сторон Монреальского протокола по веществам, разрушающим озоновый слой (Канада, Монреаль, сентябрь 1997) ».

6. Приветственное обращение Председателя Правительства Российской Федерации В. С. Черномырдина к Сторонам Монреальского протокола по случаю 10-летнего юбилея принятия Монреальского протокола (подписано 07.09.1997).

7. Постановление Правительства Российской Федерации от 15.11.1997 № 1423 «О внесении изменений и дополнений в постановление Правительства Российской Федерации от 08.05.1996 № 563».

8. Распоряжение Правительства Российской Федерации от 15.11.1998 № 1634-р «Об участии делегации Российской Федерации в работе Десятого совещания Сторон Монреальского протокола по веществам, разрушающим озоновый слой (Каир, Египет, ноябрь 1998 г.) ».

9. Поправка к Соглашению о гранте ГЭФ № TF 028314 между Российской Федерацией и Международным банком реконструкции и развития (вступила в силу 29.12.1998).

10. Постановление Правительства Российской Федерации от 11.03.1999 № 280 «Об утверждении состава Межведомственной комиссии по охране озонового слоя».

11. Постановление Правительства Российской Федерации от 05.05.1999 № 490 «Об усилении мер государственного регулирования производства и потребления озоноразрушающих веществ в Российской Федерации».

12. Поправка к Соглашению о гранте ГЭТФ № TF 028314 между Российской Федерацией и Международным банком реконструкции и развития (вступила в силу 08.09.1999).

13. Распоряжение Правительства Российской Федерации от 25.11.1999 № 1947-р «Об участии делегации Российской Федерации в работе Одиннадцатого совещания Сторон Монреальского протокола по веществам, разрушающим озоновый слой (Пекин, Китай, ноябрь 1999 г.) ».

14. Распоряжение Правительства Российской Федерации от 26.11.1999 № 1980-р «О Перечне неотложных мероприятий по поэтапному сокращению производства и потребления озоноразрушающих веществ в Российской Федерации в 1999—2000 годах».

15. Постановление Правительства Российской Федерации от 09.12.1999 № 1368 «Об усилении мер государственного регулирования ввоза в Российскую Федерацию и вывоза из Российской Федерации озоноразрушающих веществ и содержащей их продукции».

16. Постановление Правительства Российской Федерации от 11.01.2000 № 27 «Об изменении состава Межведомственной комиссии по охране озонового слоя».

17. Поправка к Соглашению о гранте ГЭТФ № TF 028314 между Российской Федерацией и Международным банком реконструкции и развития (вступила в силу 29.02.2000).

18. Постановление Правительства Российской Федерации от 26.09.2000 № 728 «О Соглашении между Российской Федерацией и Международным банком реконструкции и развития о гранте для финансирования проекта «Специальная инициатива по прекращению производства озоноразрушающих веществ в Российской Федерации».

19. Соглашение между Российской Федерацией и Международным банком реконструкции и развития о гранте для финансирования Проекта «Специальная инициатива по прекращению производства озоноразрушающих веществ в Российской Федерации» (подписано 25.10.2000).

20. Постановление Правительства Российской Федерации от 17.11.2000 № 866 «Об утверждении состава Межведомственной комиссии по охране озонового слоя».

21. Обращение Председателя Правительства Российской Федерации М. М. Касьянова к Сторонам Венской конвенции об охране озонового слоя и Монреальского протокола по веществам, разрушающим озоновый слой (подписано 09.12.2000).

22. Постановление Правительства Российской Федерации от 19.12.2000 № 1000 «Об уточнении срока реализации мер государственного регулирования производства озоноразрушающих веществ в Российской Федерации».

23. Поправка к Соглашению о гранте ГЭТФ № TF 028314 между Российской Федерацией и Международным банком реконструкции и развития (вступила в силу 21.12.2000).

24. Поправка к Соглашению о гранте ГЭТФ № TF 028314 между Российской Федерацией и Международным банком реконструкции и развития (вступила в силу 08.05.2001).

25. Поправка к Соглашению о гранте ГЭТФ № TF 028314 между Российской Федерацией и Международным банком реконструкции и развития (вступила в силу 02.10.2002).

26. Поправка к Соглашению о гранте ГЭТФ № TF 028314 между Российской Федерацией и Международным банком реконструкции и развития (вступила в силу 18.12.2002).

27. Поправка к Соглашению о гранте ГЭТФ № TF 028314 между Российской Федерацией и Международным банком реконструкции и развития (вступила в силу 16.06.2003).

28. Поправка к Соглашению о гранте ГЭТФ № TF 028314 между Российской Федерацией и Международным банком реконструкции и развития (вступила в силу 22.12.2003).

29. Поправка к Соглашению о гранте ГЭТФ № TF 028314 между Российской Федерацией и Международным банком реконструкции и развития (вступила в силу 12.01.2004).

* * *

Приложение 4

Перечень приказов/соглашений/документов Госкомэкологии России / МПР России в области охраны озонового слоя, проекты которых были подготовлены Группой реализации Проекта ГЭФ по поэтапному сокращению потребления озоноразрушающих веществ в Российской Федерации (1996−2004 гг.) 2004 г.

1. Положение о порядке ввоза в Российскую Федерацию и вывоза из Российской Федерации озоноразрушающих веществ и содержащей их продукции» (Приказ Госкомэкологии России от 19.11.1996 № 482).

2. Приказ Госкомэкологии России от 27.01.1997 № 22 «О Соглашении по реализации Проекта поэтапного сокращения потребления озоноразрушающих веществ в Российской Федерации».

3. Соглашение между Госкомэкологией России и Центром подготовки и реализации международных проектов технического содействия от 27.01.1997 о реализации Проекта ГЭФ по поэтапному сокращению потребления озоноразрушающих веществ в Российской Федерации.

4. Приказ Госкомэкологии России от 06.02.1997 № 48 «О проведении эксперимента по совершенствованию механизма регулирования ввоза в Российскую Федерацию продукции, содержащей озоноразрушающие вещества».

5. Приказ Госкомэкологии России от 12.02.1997 № 50 «Об утверждении квот на производство озоноразрушающих веществ в 1997 году».

6. Приказ Госкомэкологии России от 17.06.1997 № 278 «О разработке проекта Федеральной целевой программы поэтапного сокращения производства и потребления озоноразрушающих веществ в Российской Федерации в 1997—2000 годах».

7. Приказ Госкомэкологии России от 27.11.1997 № 529 «О порядке приема, рассмотрения и проведения экспертизы материалов обоснования возможности ввоза в Российскую Федерацию и вывоза из Российской Федерации озоноразрушающих веществ и содержащей их продукции».

8. Приказ Госкомэкологии России от 31.12.1997 № 589 «Об утверждении квот на производство озоноразрушающих веществ в 1998 году».

9. Протоколы о намерениях между Государственным комитетом Российской Федерации по охране окружающей среды, Центром инвестирования проектов сокращения производства и потребления озоноразрушающих веществ, ОАО «Галоген», ОАО «Химпром», АООТ «Каустик», ОАО «Кирово-Чепецкий химический комбинат им. Б. П. Константинова», ОАО «Алтайхимпром», ОАО «Редкинский опытный завод» и РНЦ «Прикладная химия» от 07.07.1998 об участии в Специальной финансовой инициативе по прекращению производства озоноразрушающих веществ в Российской Федерации.

10. Письмо Госкомэкологии России в Правительство Российской Федерации (исх. № 01−19/11−597 от 05.10.1998) «О состоянии дел в отношении возможности принятия Российской Федерацией Копенгагенской (1992 г.) и Монреальской (1997 г.) поправок к Монреальскому протоколу по веществам, разрушающим озоновый слой».

11. Приказ Госкомэкологии России от 29.10.1998 № 631 об организации проведения государственной экологической экспертизы проекта Федеральной целевой программы «Поэтапное сокращение производства и потребления озоноразрушающих веществ в Российской Федерации в 1999—2000 гг. ».

12. Приказ Госкомэкологии России от 25.11.1998 № 709 «Об утверждении заключения экспертной комиссии государственной экологической экспертизы проекта Федеральной целевой программы «Поэтапное сокращение производства и потребления озоноразрушающих веществ в Российской Федерации в 1998—2000 годах».

13. Приказ Госкомэкологии России от 02.12.1998 № 719 «Об утверждении квот на производство озоноразрушающих веществ в 1999 году».

14. Совместный приказ Минприроды России и Госкомэкологии России «Об обеспечении выполнения постановления Правительства Российской Федерации от 11.03.1999 № 280 «Об утверждении состава Межведомственной комиссии по охране озонового слоя» от 06.04.1999 № 66/155.

15. Приказ Госкомэкологии России от 07.06.1999 № 306 «Об обеспечении выполнения постановления Правительства Российской Федерации от 05.05.1999 № 490 «Об усилении мер государственного регулирования производства и потребления озоноразрушающих веществ в Российской Федерации».

16. «Порядок установления и распределения квот на производство озоноразрушающих веществ на территории Российской Федерации» (август 1999 г.).

17. Приказ Госкомэкологии России от 30.12.1999 № 814 «О перечне неотложных мероприятий по поэтапному сокращению производства и потребления озоноразрушающих веществ в Российской Федерации в 1999—2000 годах»;

18. Приказ Госкомэкологии России от 30.12.1999 № 818 «Об утверждении квот на производство озоноразрушающих веществ в 2000 году».

19. Информационно-аналитический доклад Председателя Государственного комитета Российской Федерации по охране окружающей среды В. И. Данилова-Данильяна на заседании Комитета Совета Федерации по вопросам экономической политики Федерального Собрания Российской Федерации «О мерах государственной поддержки и регулирования поэтапного прекращения производства и потребления озоноразрушающих веществ в Российской Федерации» (состоялось 17.04.2000).

20. Доклад Министра природных ресурсов Российской Федерации Б. А. Яцкевича на заседании Правительства Российской Федерации по вопросу «О Соглашении между Российской Федерацией и Международным банком реконструкции и развития о гранте для финансирования проекта «Специальная инициатива по прекращению производства озоноразрушающих веществ в Российской Федерации» (состоялось 14.09.2000).

21. Соглашения от 19.12.2000 о компенсационной выплате за прекращение производства ОРВ между МПР России, Министерством (Минатом России или Минпромнауки России), ЦПРП, Внешэкономбанком и Предприятием (ОАО «Галоген», ОАО «Химпром», АООТ «Каустик», ОАО «Кирово-Чепецкий химический комбинат им. Б. П. Константинова», ОАО «Алтайхимпром», ОАО «Редкинский опытный завод» или РНЦ «Прикладная химия»).

22. Соглашение о реализации Проекта «Специальная инициатива по прекращению производства озоноразрушающих веществ в Российской Федерации» между Минфином России, МПР России, Минпромнауки России, Минатомом России, Внешэкономбанком и ЦПРП (подписано 22.01.2001).

23. Приказ по МПР России от 06.04.2001 № 290 «О содействии в получении налоговых и таможенных льгот участниками реализации проектов технической помощи».

24. Приказ по МПР России от 28.06.2001 № 523 «Об утверждении квот на потребление озоноразрушающих веществ для особо важного применения из резервных запасов».

25. Российской Федерации были предоставлены 26,2 млн долл. США. 0,8 млн долл. США — затраты МБРР на наблюдение, независимые экспертные рассмотрения и управление траст-фондом в течение всего периода реализации Проекта СИ.

26. ОАО «Хитон», г. Казань, осуществил конверсию на озонобезопасные технологии за счет собственных средств.

27. ЗАО «Стинол», г. Липецк, осуществил конверсию на озонобезопасные технологии за счет собственных средств.

Источник: iarex.ru



Логотип Labuda.blog
Авторизоваться с помощью: 
Яндекс.Метрика