Немецкая антифашистская организация «Белая роза»


Немецкая антифашистская организация «Белая роза»

Нацистская тирания и апатия немцев перед режимом Гитлера устраивали не всех граждан Германии. Отвратительные преступления режима подтолкнула немецких студентов создать антифашистскую организацию «Белая роза». В 1942 году Ганс Шолль вместе со своей сестрой Софи Шолль, а также Кристоф Пробст, Вилли Граф и Александр Шморель стали организаторами молодёжного движения, выступавшего против политики геноцида. Гансу было всего 24 года, Софи 21, а Кристофу 22. «Белая роза» дала урок инакомыслия, храбрости, принципиальности и чести.

Брат и сестра Штолли в 1930-х годах, как и большинство немецких подростков того времени, были Членами Гитлерюгенда. Они были уверены, что лидер страны Адольф Гитлер ведёт немцев к величию нации. Но даже тогда их родители скептически относились к этому. Их отец, Роберт Шолль, считал, что Гитлер со своими нацистами станут настоящей катастрофой для Германии.

В 1942 году отца посадили в тюрьму по доносу сослуживца, когда он сказал, что Гитлер – бич для человечества, и что война окончится тем, что русские будут сидеть в Берлине. Ганс и Софи постепенно стали понимать правоту отца, видя, как нацисты порабощают и уничтожают немецкий народ. Они конечно понимали, что открытое инакомыслие в нацистской Германии невозможно. Даже с началом Второй мировой войны многие немцы придерживались традиционной позиции.

Они считали своим гражданским долгом поддерживать войска и правительство. Но Шолли считали иначе. Ганс и Софи Шолль стали делиться своими чувствами с друзьями. Вскоре к ним присоединились Кристоф Пробст, Александр Шморель, Вилли Граф и профессор психологии и философии Курт Хуберт. В 1942 году в Мюнхенском университете стали появляться листовки, подписанные «Белая роза». В них говорилось, что нацистский режим превратился в сплошное зло. В эссе предлагалось немцам восстать и противостоять тирании своего правительства. Это вызвало у студентов настоящий шок.

Впервые в Германии всплыло внутреннее недовольство нацистским режимом. Данные листовки тайно напечатали и распространили Шолли и их товарищи. После этого листовки и плакаты стали появляться в университете постоянно. Эти призывы называли «Листовками сопротивления». Их студенты печатали между 1942 и 1943 годами. Затем Шолля и некоторых его друзей временно отправили на Восточный фронт воевать с Советским Союзом.

Члены организации «Белая роза» старались действовать с осторожностью, так как нацистский режим крепко держал своих граждан в узде. Для подавления внутреннего инакомыслия в Германии существовало гестапо. В 1943 году к группе «Белая роза» присоединилась Лизелотта Фюрст-Рамдор. Её привёл туда Александр Шморель. Ей было 29 лет, а она уже стала вдовой. Её муж погиб на Восточном фронте. Ей из немногих членов группы удалось избежать казни.

После войны она вспоминала, что Александр никогда не произносил слово «сопротивление». Он просто называл войну ужасной битвой, уносящей жизни миллионов людей. Поэтому Шморель считал, что они должны что-то делать. Их делом стала «Белая роза», призывавшая немцев неповиноваться нацистскому режиму.

Члены группы, как рассказывает Фюрст-Рамдор, разносили листовки по адресам, подбрасывая их в потовые ящики. Молодой женщине было не понятно, как народ так легко поддерживал нацистскую партию и её идеологию. Молодые люди отправляли листовки не только на Мюнхенские адреса, но и со специальным курьером в другие города.

Немецкая антифашистская организация «Белая роза»

Гестапо негодовало. Нацисты бесились, зная, что издателям листовок требуется для этого большое количество бумаги, но они никак не могли вычислить заговорщиков. Гестапо искало и копировальный аппарат.

Сама Лизелотта не распространяла листовки. Она хранила их в своей кладовке. Вместе со Шморелем они изготовили трафарет для печати, где было написано: «Долой Гитлера!».

В феврале 1943 года она вместе с другими членами группы писала надписи на стенах домов Мюнхена. Фюрст-Рамдор рассказывала в своём интервью после войны, что члены «Белой розы» каждый день рисковали жизнью. Молодые люди очень боялись. Брат и сестра Шолль старались всегда быть неразлучными. 18 февраля Ганс и Софи Шолль совершили свою самую последнюю акцию. Они решили раскидать листовки в своём университете, чтобы студенты могли прочитать их после лекций.

Груды листовок Шолли оставили вокруг центральной лестницы. Когда брат с сестрой дошли до верха, то у Софи осталась ещё пачка листовок. Она сбросила их с балкона. Это увидел работник. Он сразу же побежал в гестапо и рассказал о случившемся. Когда гестаповцы прибыли, они обнаружили в кармане Ганса наброски новой листовки. Молодых людей сразу же арестовали. Остальные участники движения «Белая роза» поняли, что их раскрыли. Александр Шморелль сначала спрятался в квартире Лизелотты.

Она дала ему другую одежду, а также выправила фальшивый паспорт. По поддельным документам Александр пытался скрыться в Швейцарии. Но тогда был сильный снегопад, и молодой человек вынужден был вернуться назад, так и не сумев перейти границу.

После начала бомбёжки Шморель шёл в бомбоубежище, но там его увидела одна знакомая девушка. Она немедленно доложила об этом в гестапо. Александра Шморелля тоже арестовали. Саму Лизелотту Фюрст-Рамдор арестовали 8 марта. Её отвезли в тюрьму во дворце Виттельсбахов.

Там она провела целый месяц. Участницу движения постоянно допрашивали, но ничего не смогли доказать о её участии в «Белой розе». Фюрст-Рамдор отпустили, как вдову погибшего на Восточном фронте солдата. Но гестаповцы так просто это не оставили, они приставили к ней соглядатаев, надеясь, что она приведёт их к другим участникам «Белой розы». Лизелотте спустя некоторое время удалось сбежать в Ашерслебен, где она снова вышла замуж.

Кристофа Пробста тоже арестовали, как и профессора Курта Хуберта. Всем членам «Белой розы» было предъявлено обвинение в государственной измене. Судьёй был назначен Роланд Фрейслер. Присутствующие в суде отметили, что он вёл себя не как судья, а как прокурор, постоянно выкрикивая содержание доносов. Адвокаты на процессе вели себя вяло.

А один вообще сказал: «Пусть свершится правосудие», имея ввиду, что обвиняемых надо казнить. Софи Шолль на суде смело выражала свои мысли о проигранной войне. Родителей Шоллей в зал суда не пустили, их силой вытолкали на улицу. Только после процесса родителям разрешили навестить своих детей в тюрьме, где Ганс и Софи дожидались казни. Софи заплакала, прощаясь с родителями.

Родственники не навещали Пробста. Его молодая жена в это время лежала в роддоме. Гансу и Софи Шолль, а также Кристофу Пробсту отрубили голову на гильотине. Первую казнили Софи, а затем Кристофа и Ганса. Сестра умерла на глазах брата. Через какое-то время были казнены Александр Шморель и профессор Курт Хубер, а следом за ними и другие активные члены «Белой розы». Многих отправили в концлагеря.

Последние листовки «Белой розы» нелегально вывезли из Германии. Их разбросали над территорией Германии самолёты союзников. После окончания войны Александр Шморель был представлен к лику Святых Русской Православной Церкви. Но Фюрст-Рамдор не считает его святым. Она говорит, что её друг был просто нормальным человеком. Армейский комплекс Хохбрюк теперь известен как казармы Кристофа Пробста. Это дань активному сопротивлению насилию и тирании нацистов. В честь Ганса и Софи Шолль названа площадь Мюнхенского университета. О «Белой розе» в Германии снят художественный фильм.

Источник: history-doc.ru



Логотип Labuda.blog
Авторизоваться с помощью: 
Яндекс.Метрика