Автопортреты и селфи — одно и то же?

«Старые портреты — это как сегодняшние селфи»! И говорится такое в основном в отместку тем людям, которые называют селфи-культуру тщеславной, легкомысленной и т. д.

Много было написано в Интернете по этой теме. Селфи часто воспринимаются как пустые, как «низкая культура». В ответ многие люди утверждали, что на самом деле у них много общего с более традиционными автопортретами.

Я согласна с этим; однако утверждение, что селфи — просто эквивалент автопортретов, на самом деле преуменьшает уникальность селфи как художественного средства.

Сравнение убедительное, но это еще не все.

Что такое «селфи»? Это снимок, вы делаете его сами, обычно с помощью смартфона или веб-камеры, и часто делитесь им в социальных сетях.

На самом деле было бы медвежьей услугой думать, что селфи — то же самое, что и автопортреты.

Селфи — это собственный жанр и собственная среда.

У них есть свои техники, визуальный язык и значения.

У селфи даже есть своя история, которой более 150 лет.

Фотографические автопортреты существуют столько же, сколько существует фотография.

Фотографы компании Байрон на крыше студии полковника Марсо (1920 г.) неизвестный фотограф,

Музей Нью-Йорка

Между селфи и другими типами автопортретов есть явные композиционные различия.

Селфи делаются на расстоянии вытянутой руки или прямо в зеркало.

Между тем, автопортреты создаются с использованием изображения, отражения или даже памяти в качестве ориентира.

Перспективы и ракурсы на селфи отличительные и узнаваемые, редко присутствующие на автопортретах.

Селфи, конечно, связаны с автопортретами, но это их особенность, и их следует изучать как таковые.

Компания Byron, дядя Джо Байрон, Пири Макдональд, полковник Марсо, Pop Core, Бен Фальк (1920), Музей Нью-Йорка

Итак, различия видны, однако, люди утверждают обратное. Почему?

И еще один вопрос:

действительно ли селфи более нарциссичны, чем старые классические портреты?

Полюбуйтесь на этого красавца:

Говорят, в реальности он был отвратителен.

А здесь — чересчур лестный.

Нас завалили идеализированными портретами монархов и других «важных» фигур.

Заказчики требовали приукрашенной правды – даже до неправды.

Вот

Гольбейн Младший и написал портрет Генриха VIII так, чтобы тот казался сильным и величественным. Его поза внушительна.

Доспехи короля Генриха показывают, что его ноги были на самом деле нааамного короче, чем изображено здесь.

Следовательно, его изображение отредактировано. Хотя тогда не было соц сетей, Генрих распространил этот портрет, насколько мог, заказав множество других копий и раздав их друзьям и послам.

Так что, друзья, скажем: селфи не более нарциссичны, тщеславны или легкомысленны, чем старые портреты. Фактически, они продолжают во многом те же традиции, только с другими технологиями.

Вы согласны?

Я знаю, знаю, что многие портреты и автопортреты несут более сложные идеи о себе и идентичности, чем просто «Я хочу хорошо выглядеть».

Вот, например, автопортреты Фриды Кало.

Они как заявление против евроцентрических стандартов красоты.

Автопортрет Кацусики Хокусая в виде старика юмористичен в своих размышлениях о возрасте, учитывая самоназвание художника как «старик, который без ума от искусства».

Можно ли найти эту же смесь — самоуничижение, самовосхваление, самоисследование — в селфи? Я бы ответила утвердительно.

Автор: Татьяна Андрющенко

Источник

Добавить комментарий