Пограничный полк


Пограничный полк

В период героической обороны Одессы территорию—от железной дороги на Вознесенск до верховья Большого Аджалыкского лимана — защищал пограничный полк 26-го отряда НКВД. Общая протяженность участка более 14 километров. Это много даже для дивизии, а не только для одного полка.

Начальником 26-го отряда был полковник Б. П. Серебряков, а командиром полка — майор А. А. Маловский.

В первые дни августа полк занимал оборону по нижнему течению Днестра. Но когда в Восточном секторе создалось угрожающее положение, ему было приказано спешно, за сутки, совершить стокилометровый переход и на выделенном для обороны участке остановить наступавшего врага.

Опередив на несколько часов противника, полк эту задачу выполнил.

— Ни шагу назад!— говорил командир подчиненным.— Считайте, что перед вами не линия фронта, а государственная граница, которая, как вы знаете, всегда должна быть на замке.

Когда день 11 августа подходил к концу, перед 3-м батальоном майора А. С. Письменчука появились четыре вражеских танка и до двух батальонов пехоты.

Ни пушек, ни противотанковых ружей у пограничников не было. Для борьбы с танками имелись только гранаты да бутылки с горючей смесью.

Танки приближались к окопам взвода лейтенанта Вихмянина. Навстречу им бросились заместитель политрука Худошин, рядовые Илларионов и Галибов. Раздались взрывы гранат, и два танка застыли на месте, но все три героя погибли.

Пограничный полк

Остальные танки повернули обратно.

В завязавшемся бою было уничтожено около роты пехотинцев противника. Враг был остановлен, а затем отступил.

После боя А. А. Маловский сказал:

— Полк сегодня выдержал экзамен на боевую зрелость. Он не только остановил фашистов, но и заставил их отойти. Выстояли сейчас, значит, выстоим и в дальнейшем!..

Пять суток подряд атаки следовали одна за другой. Но пограничники не дрогнули, а, отбив наступление, сами переходили в контратаку. В одной из них, в ночь на 16 августа, пограничники разгромили штаб вражеского полка в селе Свердлове. А в другой раз группа из четырех пограничников во главе с А. А. Маловским, обнаружив противотанковую батарею, забросала ее гранатами. Ошеломленные внезапным налетом фашисты разбежались, и четыре 47-миллиметровые пушки стали боевыми трофеями отважной пятерки.

Не теряя времени, зарядили пушки и открыли огонь по их бывшим владельцам.

За правым флангом пограничников сражался 1-й полк морской пехоты. Он вел тяжелые, непрерывные бои. Силы были неравными. И 17 августа моряки начали с боями отходить. Тогда Маловский задумал и осуществил дерзкую боевую операцию.

Для ее проведения был снят с занимаемых позиций 1-й батальон, которым командовал капитан К. С. Шейкин, погружен на автомашины и на полном ходу заброшен в тыл противника.

Соскочив с машин, пограничники пошли в атаку. Воодушевленные подоспевшей помощью, моряки усилили сопротивление, а затем перешли в контрнаступление, завязывая штыковые бои и рукопашные схватки. Зажатые с двух сторон, фашисты, понеся большие потери, стали бросать оружие и сдаваться в плен…

Воевали пограничники и в Южном секторе.

Как-то между Дальником и Аккаржей у чапаевцев сложилось очень опасное положение. На помощь им был послан батальон пограничников под командованием майора Александра Софроновича Письменчука.

Бой был тяжелым. Но пограничники выстояли.

Прибывшему генералу Петрову Письменчук доложил:

— Враг остановлен… Приказ выполнен!

И упал, потеряв сознание,— всего лишь несколько минут назад он был ранен в живот.

— Бессмертный батальон!— так сказал о пограничниках боевой генерал.

У обочины Тираспольского шоссе, там, где тогда сражался этот батальон, установлен памятник.

О высоком авторитете пограничников свидетельствует тот факт, что 26-й полк стал своего рода кузницей командирских кадров. Начало этому положил рядовой Е. А. Афанасьев.

Во время боя 27 августа он находился на стыке двух полков — пограничного и морского, когда увидел, что у моряков был тяжело ранен командир батальона. Началось замешательство. И в той неопределенной обстановке неожиданно раздался властный голос Афанасьева:

— Слушай мою команду! Отомстим за командира. Впе-ред…

Моряки уважают инициативу и смелость. Они, не колеблясь, подчинились пограничнику и под его руководством успешно завершили бой.

— Батальоном не батальоном, а взводом командовать сможет,— сказал генерал Софронов, когда ему доложили об этом.

Дня через три красноармеец Е. А. Афанасьев был произведен в младшие лейтенанты.

Рядом с ним в приказе по армии появились имена других, проявивших командирские способности на поле боя. За период войны около ста командиров взводов, рот и даже три командира полка вышли из рядов пограничников.

28 августа пограничники остались без своего командира — майор А. А. Маловский был дважды ранен и отправлен на излечение в Крым. После излечения, став подполковником, Маловский продолжал воевать в Крыму. Погиб он 20 мая 1942 года в бою за переправу через Керченский пролив. Похоронен был в кавказской земле — на кладбище станицы Тамань. Ныне его прах покоится на аллее Славы в Одессе.

Источник: history-doc.ru



Логотип Labuda.blog
Авторизоваться с помощью: 
Яндекс.Метрика