1-й полк морской пехоты


1-й полк морской пехоты

Участок обороны этого полка проходил от Большого Аджалыкского до Григорьевского лимана. Он как бы связывал между собою верхние оконечности лиманов, проходя севернее Булдынки и через село Свердлово.

Формировался полк в спешном порядке, в Сабанских казармах. 8 августа он занял оборону на правом фланге фронта.

Своей артиллерии полк не имел. Но его активно поддерживали огнем мощных орудий 21-я и 412-я батареи береговой обороны. Кроме того, помогали военные корабли.

Первое боевое крещение полк принял в районе Булдынки 12 августа.

Началось с того, что на участке роты капитана А. С. Ламзина появились фашистские мотоциклисты. Когда они приблизились к окопам метров на двести, раздалась команда: «Огонь!»

После залпа некоторые мотоциклисты опрокинулись, другие развернулись и помчались в обратную сторону, к появившейся пехоте противника, которая залегла, а затем отступила.

Особенно сильным был натиск гитлеровцев 14 августа. Булдынка несколько раз переходила из рук в руки. Моряков поддерживали обе береговые батареи и эсминец «Шаумян». Однако силы были неравными. Ценой огромных потерь врагу удалось захватить Булдынку.

В такой тяжелой обстановке командование полком принял бывший командир Одесского военно-морского порта, интендант первого ранга Я. И. Осипов, сменивший на этом посту майора В. П. Морозова, который стал командиром 2-го морского полка, охранявшего порт и побережье.

1-й полк морской пехоты

После захвата Булдынки противник усилил наступательные действия. Моряки отходили между кукурузными полями и лиманом. И вдруг со стороны оставленного во вражеском тылу кукурузного поля застрочил пулемет. Кинжальным огнем с фланга он косил фашистов. В их рядах началась паника. Моряки воспользовались этим и поднялись в контратаку. Они не только восстановили положение, но и загнали неприятельский батальон в лиман.

— Пусть покупаются,— подвел итог боя Осипов.

Оказалось, что вернуть утраченные позиции морякам помогли инициатива и смелость краснофлотца Семена Клименко, который с ручным пулеметом прополз кукурузное поле и открыл по фашистам неожиданный огонь.

За этот подвиг герой был награжден орденом Ленина.

Всего лишь через несколько дней после того, как Осипов принял полк, он сразу перестроил боевые порядки, приспособив их к требованиям сухопутной войны. Да и сам он изменился. Во- первых, бывший интендант первого ранга стал строевым командиром — ему было присвоено звание полковника. Удивительно быстро обрел Осипов все черты строевика, настоящего боевого командира. Бойцы любили его и между собой называли не иначе, как «батя». За спиной этого человека были годы, полные опасностей, боевых и трудовых свершений. Каждый год — этап большого пути.

…Матрос с крейсера «Рюрик» слушает Ленина… Он среди моряков, штурмовавших Зимний дворец в ту историческую ночь октября семнадцатого года, которая положила начало новой эре.

В гражданскую войну многие балтийские моряки, в том числе и Осипов, оказались на Каспии. Он стал командиром разведки морского десантного отряда.

Затем Осипов — командир полка, потом — военная база на Дальнем Востоке, Мурманск. В 1941 году, еще до начала войны, он был переведен в Одессу.

Много раз письменно и устно он просил начальника Одесской военно-морской базы контрадмирала Г. В. Жукова отправить его на фронт.

Тот долго не соглашался, но в конце концов сдался. Так Осипов стал командиром 1-го морского полка.

Во время боя он старался быть там, где шла самая ожесточенная схватка. Умел в нужную минуту воодушевить подчиненных, поддержать их нужным словом, вселить уверенность.

Как-то один из командиров докладывал ему:

— Положение отчаянное, враги наседают со всех сторон: и справа, и слева.

— Ну и что?— ответил Осипов.— А ты бей их так, чтобы они забыли, где правая, где левая сторона.

О первом морском полке и его командире газета «Правда» писала: «Часть полковника Осипова наносила противнику сильный урон, отбивая яростные атаки врага… Умелое руководство боем, личная храбрость и мужество сделали имя полковника Осипова одним из популярных в Одессе».

Враг хорошо знал отвагу и самоотверженность моряков. Но в ожесточенных боях таяли силы осиповцев. В полку осталось менее половины личного состава.

Утром 17 августа неприятель, подтянув свежие резервы, захватил Шицли. Нависла угроза над 412-й береговой батареей. На помощь из резерва прибыли батальоны связистов и батальон 249-го конвойного полка НКВД, а также рота 74-го пулеметного батальона. С их помощью противник был изгнан из Шицли.

В середине сентября 1-й морской полк стал именоваться 1330-м стрелковым. Но все, как и прежде, называли его морским.

Под стать командиру полка был и его комиссар, старший политрук В. А. Митраков. Осипов и Митраков сами водили в контратаки своих краснофлотцев, иногда командир полка на одном фланге, а комиссар на другом.

Как-то Митраков в который уже раз был ранен. В его теле оказалось множество мелких осколков. Некоторые из них извлечь во время операции врачам не удалось. Комиссар сказал шутя:

— Пусть они остаются. Я буду бронированный, и пуля меня не пробьет.

Неоднократно получал ранения и Осипов, но всегда оставался в строю.

Рано утром 16 сентября радио принесло радостную весть — большая группа защитников города награждена орденами и медалями. Среди награжденных орденом Красного Знамени были Я. И. Осипов и В. А. Митраков.

Погибли они в Крыму: Осипов — при защите Симферополя, а Митраков — в Севастополе. Оба похоронены в Одессе на аллее Славы.

Источник: history-doc.ru



Логотип Labuda.blog
Авторизоваться с помощью: 
Яндекс.Метрика