Повествования Жана-Леона Жерома


Повествования Жана-Леона Жерома

Вот что именно заставило царя Давида рискнуть всем. Посмотрите на Вирсавию, она нарисована спиной и изгибами прямо на фоне города.

Она не прячется от гнетущего мужского взгляда, она показывает себя. Белое платье, символизирующее целомудрие, отброшено в сторону, а ее служанка в темно-синем, дополненяющим эти жизнеутверждающие нежно-розовые оттенки на икрах, и в целом вся обнаженная фигурка окрашена так, чтобы приковывать к ней наши глаза.

Служанка — это что-то вроде сексуальной шутки, она красиво и влажно достает белую ткань.

Посмотрите на цветы справа, лопнувшие, красные, как намек на плодородие.

Старый король в башне, чуть не выпадает, он так жаждет получить эту женщину.

Повествования Жана-Леона Жерома

Дымные облака над второй приапической башней справа от него предполагают его пылкое желание Вирсавии и смешиваются с мягким золотом (страстное смешение) — за ними тянется залитый теплым светом город.

Библейская история Вирсавии – тяжелая, в общем-то, история. Она про харрасмент.

Царь Давид возжелал Вирсавию, знатную красавицу, бывшую замужем за генералом.

Сделав ее беременной, Давид сначала попытался создать впечатление, будто нерожденный ребенок не его, а генерала; когда это не удалось, он подставил мужа Вирсавии в битве, так что он был убит, и Давид смог жениться на вдове.

Следующий рассказ Жерома

Повествования Жана-Леона Жерома

Жан-Леон Жером (1824–1904), Конец позы (1886), Частное собрание. Wikimedia

Его «Конец позы» (1886) — первая из серии необычных составных картин, которые одновременно и автопортреты Жерома как скульптора, и рассказы о взаимоотношениях между моделью и их скульптурным двойником.

В картине некоторое откровение.

Видите — Жером убирается, а его модель прикрывает своего скульптурного двойника простынями, оставаясь полностью обнаженной.

И у ног ее лежит одна красная роза. Как символ чувственности.

Отсюда недалеко и до Пигмалиона

Повествования Жана-Леона Жерома

Пигмалион и Галатея

Повествования Жана-Леона Жерома

Жан-Леон Жером (1824–1904), Пигмалион и Галатея (ок 1890 г.), Метрополитен, Wikimedia.

Законченные Пигмалион и Галатея.

Жером понимал, что его картины будут избегать из-за полной фронтальной наготы.

Он показывает ягодицы и спину Галатеи и скрывая поцелуй, остается на стороне того, что в тот день считалось приличным (академист, что уж).

Его внимание к деталям, как всегда, восхитительно: две маски у стены, Купидон наготове с луком и стрелами, Эгида с головой Медузы и пара статуй, позволяющих смотреть и видеть.

Вот эта интересная:

Повествования Жана-Леона Жерома

Тюльпановое безумие

Цветок тюльпана был чрезвычайно популярным в Нидерландах в начале 1600-х годов.

Голландцы выращивали сорта разного цвета, с узорами лепестков и листьев, и они стали ассоциироваться с богатством и статусом.

К 1634 году цена тюльпанов стала очень высокой, несоразмерно их реальной стоимости.

В частности, некоторые очень популярные сорта стали предметом финансовых спекуляций.

В конце концов пузырь лопнул, цены рухнули, и бумажные состояния исчезли в мгновение ока.

И, здравствуй кризис и финансовые проблемы, параллельные тем, что были во Франции в то время.

Жером показывает одну группу (правительственных) солдат на расстоянии, уничтожающих тюльпаны в попытке манипулировать рынком.

На переднем плане офицер стоит на страже горшка с редкой разновидностью тюльпана. Его меч уже готов, хотя он направлен в землю рядом с ценным растением.

Кстати, в то время цены на картины Жерома тоже были абсолютно абсурдными, очень завышенными и потом неизбежно упали.

Автор: Татьяна Андрющенко

Источник: tanjand.livejournal.com



Логотип Labuda.blog
Авторизоваться с помощью: 
Яндекс.Метрика