Наступление охотничьей команды и роты Омского полка


Наступление охотничьей команды и роты Омского полка

Описание военных действий 4-го сибирского корпуса в период мукденской операции 21-28 февраля (6-13 марта) 1905 г.

Вечером 20 февраля главнокомандующий сообщил по телефону начальнику штаба корпуса, что 21 февраля он предполагает нанести на правом фланге решительный удар противнику, собрав резерв. Для того же, чтобы приковать внимание противника с фронта, 4-му Сибирскому корпусу приказано произвести в ночь с 20 на 21 февраля демонстративное наступление. С этой целью было приказано правому участку перейти в наступление, с целью помочь 1-му армейскому корпусу — среднему — перейти в наступление непосредственно перед собой и левому — помочь 2-му Сибирскому корпусу переходом в наступление.

В ночь на 21 февраля генерал Шилейко выдвинул отряд в составе двух рот Тобольского, трех рот Омского полков с их охотничьими командами под общей командой Тобольского полка подполковника Сукачева.

Подполковник Сукачев разделил свой отряд на две части, из которых левая — две роты и охотники Тобольского и одна рота Омского полка — под личной его командой должна была атаковать правый фланг японцев, наступая на д. Санди, а правая — под командой Омского полка капитана Алдатова в составе остальных рот и охотничьей команды Омского полка должна была атаковать левый фланг противника, наступая со стороны д. Хангоу и по гребню западнее ее.

В 5 часов ночи 21 февраля начала наступление левая колонна. Роты быстро пошли вперед, выбили японцев из правофланговых окопов, оставили часть людей для занятия их, а сами энергично продолжали наступление. Град пуль и ручные гранаты встретили тобольцев. Особенно большие потери понесли при этом охотники: из взвода остался один лишь взводный унтер-офицер. В это же время смертельно был ранен подполковник Сукачев.

Вступивший в командование колонной Тобольского полка капитан Эгер не решился продолжать атаку противника, державшегося еще в центре своего расположения, в редуте, построенном из земляных мешков и усиленном засеками и ямами. В то же время к японцам стали подходить подкрепления. Части противника подходили с юго-востока.

Одновременно с левой колонной перешла в наступление и правая колонна капитана Алдатова.

Рота Омского полка двигалась по оврагу к д. Хангоу и, заняв эту деревню, осталась в ней, согласно заранее отданному приказанию подполковником Сукачевым, для обеспечения общего отступления в случае неудачи предприятия. По самому же гребню, западнее Хангоу, наступали охотничья команда и рота Омского полка.

Вопреки предположению подполковника Сукачева, что левый фланг японского расположения слабее их правого, эта части встретили более упорное сопротивление, чем левая колонна, и начали нести большие потери. Тем не менее правая колонна быстро подавалась вперед.

Наступление охотничьей команды и роты Омского полка

Встретив окоп, занятый противником, омские охотники бросились в штыки, выбили японцев и заняли его. Но оказалось, что окоп этот заминирован. Взорванные охотники потеряли сразу 22 человека убитыми и 30 ранеными.

В то же время рота, следовавшая за охотниками, таяла, теряя ранеными и убитыми и выводившими раненых из боя.

Понеся значительные потери, правая колонна не продвигалась далее. Отбитая у противника линия была приведена в оборонительное состояние, причем окопы строились из мешков.

На правом фланге отряд в составе двух рот Иркутского, одной роты Томского полков при участии соответственных охотничьих команд, под общей командой Иркутского полка подполковника Аксенова, переходил 21 февраля несколько раз в наступление против японцев, атаковавших д. Люцзятунь. Причем две батареи 1-й Сибирской артиллерийской бригады, расположенные на западных отрогах Эрдагоуского массива, сильным огнем поддерживали части подполковника Аксенова и левый участок 1-го армейского корпуса.

Действия частей подполковника Аксенова и двух упомянутых батарей были настолько удачны и настолько они облегчили положение Люцзятуньского участка, что генерал Коханов, начальник последнего участка, прислал благодарность генералу Огановскому за оказанную поддержку.

День 22 февраля прошел спокойно.

Какая-то небывалая тишина настала около 6 часов вечера на всем фронте. Около часа пополудни было получено приказание командующего 1- й армией об отходе корпуса на позиции на р. Хунхэ. Причем арьергарду корпуса было приказано командующим 1-й армией расположиться на позиции в районе Хоудилинза — Ибагоу — Тасинтунь, а Хуаньшань- скую позицию должен был занять арьергард 1-го армейского корпуса. Ввиду вышеизложенного была отдана диспозиция по корпусу за № 64.

Но в час ночи с 22 на 23 февраля было получено распоряжение главнокомандующего о том, что Хуаньшаньскую высоту должен занять арьергард 4-го Сибирского корпуса, а арьергард 1-го армейского корпуса расположится к западу от этой высоты. Причем на правом берегу р. Хунхэ участок позиции назначался от д. Лингай до Таинтуня. В то время как это приказание было получено, арьергард уже занимал указанную ему диспозицией № 64 позицию.

Изменение расположения арьергардов повлекло к большим неурядицам: арьергард был установлен на позиции ранее прохода главных сил, с тем чтобы в случае перехода в наступление противника должным образом его встретить и дать возможность главным силам спокойно отойти за р. Хунхэ и расположиться там на позиции. С получением же приказания об изменении позиций арьергардов арьергарду 4-го Сибирского корпуса предстояло при общем отступательном марше совершить в темную ночь фланговое движение на 5 верст, с целью занять арьергардную позицию на Хуаньшаньской горе.

В 7 часов утра голова арьергарда генерала Шилейко подошла к д. Сандязай.

Три роты Барнаульского полка, шедшие в голове, немедленно заняли редут и окопы южнее д. Сандязай. В орудийных окопах, правее редута, стали две батареи. Два батальона Семипалатинского полка в 8 часов утра направлены занять Хуаньшаньскую гору, остальные два батальона — в резерве у Хуаньшаня. Здесь же арьергард встретил роту сторожевого охранения омцев, отступившую под напором противника, давно уже занявшего Эрдагоуский массив.

Арьергард 1-го армейского корпуса уже отошел к северу от Хуаньшаня. В это время было получено донесение, что японцы заняли Ад. Малиуза и Тадзыпу.

Не успели батальоны Семипалатинского полка занять окопы на Хуаньшаньской горе, как с юга и в особенности с запада послышалась сильная ружейная стрельба японцев. Последние быстро взбирались на Хуаньшаньскую гору со стороны д. Иогсу и Малиуза, наступая также и со стороны д. Тадзыпу.

Совершенно изолированное расположение арьергарда корпуса побудило генерала Шилейко отойти. Заняв конно-охотничьими командами Иркутского, Омского и Барнаульского полков, а также казаками 7-го Сибирского полка Хуаньшаньскую высоту и отроги ее фронтом на юг и запад, генерал Шилейко приказал правой части арьергарда — Семипалатинскому полку — отходить от Хуаньшаня по корпусной дороге, а левой — трем ротам барнаульцев и двум батареям — мимо Сандязая на Шимяуза и Каолендиза и далее по корпусной тыловой дороге.

Арьергард отступал перекатами.

На Хуаньшаньской горе появилась японская горная батарея, преследовавшая арьергард корпуса частым артиллерийским огнем, безвредным для арьергарда ввиду того, что последний отступал жидкими цепями. Около 2 часов дня 23 февраля главные силы корпуса переправились через р. Хунхэ у Киузана и Сяофаншена.

К 6 часам вечера арьергард прибыл к Фулину.

У Тидяфана сосредоточились: семипалатинцы, тобольцы, омцы и часть барнаульцев, остальная часть барнаульцев и иркутцы у Киузана.

Около 5 часов дня 23 февраля было получено приказание командующего 1-й армией о том, что я назначаюсь командиром сводного корпуса, в состав которого должны были войти. Итого: 48 бат., 16 скор. бат. Части первых трех корпусов должны были сосредоточиться у д. Тава 24 февраля утром, а последние — у Пухэ не позже полудня 24 февраля.

В час ночи 25 февраля был получен приказ войскам Северного отряда за № 1, согласно которому из состава вверенного корпуса выделялись отряд генерала Морозова и части 3-го Сибирского корпуса, а вновь назначались отряд полковника Громова, 5 батальонов, и 11-го стрелкового полка 2 батальона.

Всему вверенному мне отряду, силой 231/2 бат., 64 оруд., предписывалось, выступив с бивака в 6 часов утра 25 февраля, следовать через Кучензы — Кокуантай — Магниотунь, с целью, развернувшись на фронте Уансытунь — Макудяза, выбить противника из Тасинтуня и Хоусянтая.

К 2 часам дня 25 февраля отряд расположился: в д. Саонлюза — 1 батальон 86-го пех. полка; д. Уаньсудза была занята частями Брянского полка, атаковавшими д. Сесинтунь; в д. Чуйхуантунь — 2 роты отряда полковника Громова; в д. Ядычан — 5 рот полковника Громова; в д. Магниотунь — 6 рот отряда полковника Громова; в д, Макудяза — 1 батальон 87-го пех. полка. 1 батальон 87-го пех. полка был выдвинут для производства рекогносцировки д. Уансытунь.

Батареи: одна у д. Саонлюза, обстреливала д. Сесинтунь, две, южнее Тане, обстреливали д. Уансытумь я хребет восточнее этой деревни.

Частный резерв генерала Флейшера (7 бат., 8 оруд.) — у западной окраины д. Тане. Общий резерв, 6 бат., 32 оруд., у восточной окраины д. Тане.

К этому времени было получено распоряжение, чтобы к активным действиям не переходить, а удерживать лишь занятое положение.

Вверенный мне отряд в таком положении оставался до 11 часов вечера 25 февраля. После чего, вследствие полученного приказа главнокомандующего, отступил, прикрывая части армий.

26 февраля отряд был расположен к западу от ст. Синтайцзы, а 27 февраля, составляя авангард 2-й армии, занял позицию на высоте Пилу а 28 февраля сводный корпус был сменен частями 2-й армии и отошел к д. Люхайтунь. Командир корпуса генерал-лейтенант Зарубаев.

Источник: history-doc.ru



Логотип Labuda.blog
Авторизоваться с помощью: 
Яндекс.Метрика