Похвала цензуре


Похвала цензуре

Что такое цензура? Хорошо это или плохо? Со времени распада Советского Союза нас уверяли, что цензура ― это пережиток коммунистического прошлого, подразумевая под этим, что данный феномен принадлежит исключительно тоталитарной системе и отсутствует в демократическом обществе, каким якобы является западный мир.

За время работы редактором в Гостелерадио СССР я нередко сталкивался с работой официальных цензоров. Основной задачей их было не допустить попадания в эфир сведений, составляющих государственную тайну.

Действительно, журналисты, встречаясь с различными учеными, занимающимися оборонной проблематикой, или руководителями оборонных предприятий, партийными, советскими руководителями, получали порой весьма ценную информацию. Редко это были материалы, содержащие прямые аспекты государственной тайны. Но например, в журналистских материалах могло проскочить название отдельного небольшого городка, созданного для обслуживания какого-то важного оборонного предприятия.

Всякая информация о таких населенных пунктах закрывалась; порой они имели специальные названия. Например, город Саров в разное время в закрытых материалах именовался как «База № 112», «Горький-130», «Кремлёв», «Арзамас-75», «Арзамас-16». И только с 1995 года везде обрел свое историческое название.

Цензоры (не помню, как они официально назывались в крупных государственных СМИ) вычеркивали из материалов все служебные названия подобных городков, равно как и информацию о производимой там продукции.

Сегодня же подобные сведения свободно циркулируют в российской прессе. Называются открыто фирмы и предприятия, производящие совершенно секретную оборонную продукцию, имена конструкторов, чего, надо сказать, не найдешь в «демократической открытой» западной прессе. Как отмечается, например, в Википедии, градообразующим предприятием Сарова является РФЯЦ-ВНИИЭФ — разработчик и производитель ядерных боеприпасов.

Этим, разумеется, облегчается работа западных спецслужб, заинтересованных не только в получении военной и научно-технической информации оборонного значения, но и в определении целей для нанесения ядерных ударов по наиболее значимым объектам в случае начала военных действий.

Как ни странно, но и в условиях довольно жесткого ограничения публикации сведений, содержащих государственную тайну, их всегда довольно успешно можно было собирать, анализируя местную прессу закрытых городков. Особый интерес для спецслужб представляли т. н. «малотиражки», содержащие подлинный кладезь полезной информации.

Обработкой таких публикаций занимались специальные подразделения спецслужб. А родоначальником явились немцы периода нацистской Германии.

Рассказывают о неком полуанекдотическом случае, когда в одной провинциальной английской газете накануне войны стали вдруг появляться совершенно секретные материалы о немецких вооруженных силах. Гестапо сбилось с ног, ища английского шпиона в рядах вермахта, но найти ничего не удалось. Тогда по личному приказу Гитлера главный редактор этой газетенки был выкраден немецкой разведкой и тайно вывезен в Германию. Тут и открылся секрет получения подобной информации англичанами: они просто обрабатывали местную прессу. При этом приводился небольшой пример, как можно выжать максимум информации из небольшого светского объявления в местной газете.

Так, маленькая заметка гласила: офицеры люфтваффе такого-то полка выражают искреннее соболезнование командиру этого полка (звание, фамилия, имя) по случаю безвременной кончины матери его жены. Заметка подписана группой старших офицеров с именами и фамилиями. Всё!

Выводы: в маленьком городке находится полк люфтваффе, рядом имеется небольшой гражданский аэродром, который наверняка используется теперь в военных целях, есть номер полка, имя его командира и старших офицеров.

Было от чего поседеть сотрудникам гестапо, обслуживавшим этот аэродром, в тщетных поисках вражеского агента.

После этого случая немцы довели методику сбора и обработки информации из открытых источников в военных целях до совершенства.

Американцы (а за ними спецслужбы других государств) взяли ее на вооружение и создали для этих целей специальные подразделения. В США, вероятно, речь идет об Агентстве национальной безопасности ― АНБ.

В свое время где-то проходила информация, что во времена СССР американское посольство в Москве выписывало более 300 местных газет и малотиражек из закрытых для посещения иностранцами городов.

Помню заметку о разоблачении американского агента, советского журналиста по фамилии Суслов, собиравшего и обрабатывавшего открытую информацию по заданию ЦРУ. Он использовал и свою фамилию для установления нужных контактов, намекая на родство с главным советским идеологом М. А. Сусловым. Но это уже другая история.

В разные периоды у нас закрывалась и цензурировалась разная информация. Порой дело доходило до абсурда. Один мой знакомый, в сталинские времена возглавлявший небольшую ТЭЦ под Куйбышевом, говорил, что секретными являлись сведения о мощности этой теплоэлектроцентрали, хотя это был явно секрет Полишинеля, потому что для специалиста примерную мощность станции можно было легко определить по ее размерам и количеству труб.

Другая крайность ― то, что творится в наши дни с реально закрытой информацией оборонного характера, доступной для общего пользования. И виноваты в этом не только журналисты, но порой и военные, и политические деятели.

Это что касается оборонной тематики. Но в советское время была и своего рода цензура моральная. За этим следил идеологический отдел ЦК КПСС и его структурные подразделения на местах.

Совершенно не допускалась пропаганда порнографии, половых извращений, педофилии и т. п. На страже морали стоял и уголовный кодекс. Сегодня кажется неоправданно жестоким наказание тех лет по подобным делам, но возводить в норму и пропагандировать половые извращения, особенно среди молодежи, чревато очень негативными последствиями для общества. Тем более что на этой почве со временем стала появляться отдельная субкультура, выдвигающая своих последователей на различные должности исключительно по признаку принадлежности к ЛГБТ, а отнюдь не по деловым и личным качествам.

В советское время дело доходило порой до анекдотических случаев. Так, многолетний председатель Гостелерадио СССР С. Г. Лапин давал рекомендации руководству творческого объединения «Экран» избегать съемки курящих людей, чтобы не пропагандировать курение среди молодежи. Так получилось, что я, работая в Италии в качестве собкора советского радио и телевидения, делал передачу с выдающимся итальянским художником Ренато Гуттузо. А он был заядлым курильщиком, и было невозможно снять его без сигареты во рту. Но делать нечего ― пришлось снимать курящего, хоть я и понимал, что вызову неудовольствие Лапина.

Потом коллеги рассказывали, что, просматривая отснятый материал, тот, показывая на сцены с курящим Гуттузо, заявил: «Курит, но как это делает красиво!»

Было и другое смешное указание операторам от председателя Гостелерадио: снимая на фермах доение коров, следует избегать показывать вымя крупным планом, чтобы не вызывать у молодежи ненужных ассоциаций.

Наивное и порой смешное время, но мне оно ближе нынешней разнузданности и преступной вседозволенности.

Сегодня спорят, как наказать подонка, который в погоне за рейтингом разбивает в кровь лицо молодой девушки, ударяя ее о стол. Хотя совершенно очевидно, что он совершает два преступления: злостное хулиганство и пропаганду насилия. Но самое страшное, что демонстрация подобного преступления действительно поднимает рейтинг. И вот уже группа девочек жестоко избивает на камеру одну из своих сверстниц и выкладывает зверства в Интернет. И что же делать с этими ведьонижедетьми? А рецепт прост: за преступления несовершеннолетних отвечают их родители, значит, начисление крупных штрафов родителям поможет им правильно построить воспитательный процесс со своими чадами. Есть вопросы и к руководству школы по поводу качества воспитательной работы.

Я, наверное, несколько идеализирую советское прошлое, потому что не застал сталинских времен. Но одна моя близкая родственница, всю войну прослужившая радисткой на фронте, говорила мне: «Не верь всему, что говорят сейчас о тех временах, все было не так. Мы жили хуже, но были, может быть, более счастливы». И это слова женщины, не только пережившей всю войну на фронте, но и потерявшей отца, священнослужителя, во времена сталинских репрессий тридцатых годов.

В этой связи мне вспоминается беседа в Риге с первым «советским» кардиналом Римско-католической церкви Юлианом Вайводсом. Зашел разговор о его аресте и двухлетнем пребывании в сталинских лагерях. Мне показалось удивительным, но он не сохранил злобу, даже шутил по этому поводу, что работа на свежем воздухе была ему полезна для здоровья. Это было другое время, другие люди с другими жизненными ценностями. Они очень много пережили, и нам их сегодня очень трудно понять.

На Западе закрытая информация охраняется намного более серьезно, чем в России. Действительно, там нет специализированного органа, осуществляющего цензуру уходящей в СМИ информации. При этом большое значение имеет самоцензура западных журналистов, особенно в крупных изданиях.

Угроза потерять работу в престижном издании действует лучше всякой официальной цензуры. Потеряет работу и сотрудник оборонного предприятия, если скажет что-то лишнее прессе. Много шансов при этом у него оказаться в тюрьме. И всё вроде бы без официальной цензуры и в соответствии с действующим законодательством.

Цензурные ограничения в западных СМИ всегда действовали не только по отношению к сведениям, имеющим отношение к военно-промышленному комплексу и армии. Не менее жестким является также политическое цензурирование журналистов и руководителей изданий. Неугодных просто увольняли хозяева СМИ.

Что больше всего разозлило американские власти в деятельности основателя WikiLeaks Джулиана Ассанжа? В первую очередь то, что он обнародовал информацию о расстреле американскими военными с вертолета мирных иракских граждан. Стреляли просто так, ради забавы, в условиях полной безнаказанности. Примерно так, как поступали нацистские летчики в отношении советских граждан в начале войны.

Ассанжу в США грозит за разглашение подобной «тайны» 175 лет тюрьмы. Неслабый цензурный аргумент!

И где бурные возмущения западных коллег Ассанжа и «прогрессивной» западной общественности? Их нет. А между тем арест российского блогера (фактически открытого агента западных спецслужб) Навального за конкретные экономические преступления и нарушение режима ФСИН для условно осужденных вызвал шквал возмущений на Западе. Уже через полчаса после его задержания глава Евросовета Шарль Мишель, верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Жозеп Борель и председатель Европарламента Давид Сассоли высказали в Twitter свою озабоченность и призвали российские власти освободить Навального.

С ожидаемыми гневными тирадами выступили министры иностранных дел Литвы, Латвии и Эстонии. А советник Джо Байдена по нацбезопасности Джейк Салливан считает даже, что Навального следует не только «немедленно освободить», но и «виновных в возмутительном покушении на его жизнь привлечь к ответственности». Вот так ― ни много ни мало.

Twitter, естественно, предоставил западным политикам полную свободу для антироссийских высказываний. Но все мы помним, как тот же Twitter совсем недавно цензурировал президента США Дональда Трампа в ходе предвыборной кампании, как хозяева американских социальных сетей при этом убирали всякую негативную информацию о деятельности конкурента Трампа Джо Байдена и его сына.

В ходе избирательной кампании в США рухнул миф об Интернете как абсолютно свободном нецензурируемом медиапространстве. Политическая цензура в Интернете вызывает все большее беспокойство в мире, у многих возникает вопрос, а как с ней бороться?

Генеральный прокурор Польши Збигнев Зёбро на пресс-конференции заявил: «В Польше должны быть нормы, защищающие от злоупотреблений со стороны крупных интернет-корпораций, которые все чаще — якобы во имя защиты свободы — ограничивают эту свободу». В этой связи Польша нацелена на «национализацию» медийного пространства в стране.

Свои инициативы собирается представить и Европейский союз: многих лидеров европейских стран шокировала блокировка аккаунтов Трампа. Правда, европейцев пока больше волнует желание контролировать «незаконный» контент и предложения контрафактных товаров в Интернете.

Проблемы Всемирной паутины стали вдруг волновать очень многих, посыпались предложения, как установить контроль над деятельностью гигантских интернет-платформ: Amazon, Apple, Facebook, Google и Twitter.

С распространением в мире пандемии COVID-19, когда большая часть личной и общественной жизни перешла в Интернет, они значительно расширили своё могущество за счет контроля информации.

Пока же каждая страна решает цензурировать Интернет, исходя из своих специфических политических, экономических обстоятельств и условий общественной морали.

Россия, судя по последним высказываниям спикера Госдумы В. Володина, намерена добиваться нормализации деятельности Всемирной паутины на своей территории исключительно на основании действующего в нашей стране законодательства.

Западное «демократическое» общество возмущает наличие в ряде «недемократических» стран специального органа государственной цензуры. Но такое отношение не для западных союзников, они действуют по принципу «конечно, он негодяй, но это наш негодяй!»

Удивительное «открытие» сделали для себя многие политологи относительно США, разбирая результаты последних президентских выборов. Как оказалось, в стране вообще никогда не было демократии в классическом понимании этого слова. И всегда там действовала жесточайшая политическая цензура, прикрывавшаяся фиговым листком с надписью «демократия».

Между тем цензура существовала всегда, существует и будет существовать в любом государстве, заинтересованном в сохранении своих секретов и защите общества от моральных девиаций в соответствии с общепринятыми моральными нормами. Вопрос только в том, кто, зачем, в каких целях и какими методами ее устанавливает.

В 90-е годы Западу удалось добиться в России сокращения до минимума «цензурных» функций со стороны государственных органов во всех сферах общественно-политической жизни страны. И делалось это, исходя из принципа, что такую страну, как Россия, развалить можно лишь изнутри. И для этого необходимо, чтобы цензуру в стране осуществляли не собственные власти, а зарубежные. Как в наши дни этим занимается посольство США на Украине.

Западом сегодня делается ставка на идеологическую обработку нашей молодежи через Интернет. Хочется надеяться, что и российские государственные органы сделают соответствующие выводы по организации воспитательной работы с молодежью, используя возможности СМИ, школы, внеклассных структур и повышая ответственность родителей за воспитание своих детей.

Большое значение имеет и реализация цензурных ограничений деятельности Интернета.

Сергей Кузнецов,

специально для alternatio.org

Источник: alternatio.org



Логотип Labuda.blog
Авторизоваться с помощью: 
Яндекс.Метрика