Солдаты, сокрушившие хитроумную систему огня и стали


Солдаты, сокрушившие хитроумную систему огня и стали

384-я пехотная дивизия, после августовских и сентябрьских боев выведенная на правый берег Дона, занимала оборону по западному берегу, предположительно от Нижне-Герасимова до Трехостровской, имея артиллерийские позиции в районах Верхне- и Нижне-Акатова и Верхне-Герасимова.

Штаб дивизии располагался в хуторе Кисляков. Там же был и тактический резерв. С высокого правого берега противник прекрасно видел нас и постоянно вел фланкирующий огонь по нашим боевым порядкам, не давая закрепиться на высоте. А наши артиллерийские наблюдатели не видели вражеских батарей.

Непосредственно перед нами на фронте от озера и далее на восток, до высоты 113,3, занимала оборонительную полосу 76-я пехотная дивизия своими тремя пехотными полками в одном эшелоне. Ее поддерживало около четырех дивизионов артиллерии, причем их огневые позиции мы также видели. Штаб дивизии находился в Вертячем. Там же был и тактический резерв.

Кое-что нам была известно, да не всегда мы это учитывали. Неподавленные правобережные батареи нам мешали до тех пор, пока туда не пришли бойцы Батова. Система траншей, опорные пункты и артиллерийские позиции под Вертячим были сняты с самолетов-разведчиков, но этим данным почему-то не было веры в армейском штабе.

А между тем, когда мы увидели систему обороны противника своими глазами и сравнивали с аэрофотоснимками, то просто диву дались, насколько точно она была зафиксирована нашими воздушными разведчиками.

Не учитывали мы и еще одно обстоятельство. 76-я пехотная дивизия прикрывала четыре переправы через Дон в районе хутора Вертячего и дороги к Волге. Именно здесь шло питание, снабжение, пополнение всей группировки Паулюса. По этим переправам и дорогам он маневрировал войсками, разделенными Доном.

Поэтому обороне 76-й дивизии немцы придавали исключительное значение, поддерживая ее в случае надобности авиацией и танками из соседней 60-й моторизованной дивизии. А мы хотели прорвать ее, располагая сорока стволами артиллерии на километр фронта!

Вот какие мысли возникли у нас, когда мы с Соболем поднялись на высоту 56,8 и увидели панораму поля недавней битвы. Отсюда был виден даже наш командный пункт в Паныпино! Где уж было скрыть наши маневры от глаз немецких наблюдателей.

Солдаты, сокрушившие хитроумную систему огня и стали

Доехав на машине до линии нашего бывшего переднего края, мы вынуждены были дальше идти пешком, да и то по следам наших танков, поскольку легко было наступить на мину — так много их было везде понатыкано.

Сама высота была вся изрезана траншеями с большим количеством вынесенных вперед окопов и «усов». В траншеях и ходах сообщения были созданы запасы мешков с песком для баррикадирования участков траншей.

Пространство между линиями траншей было покрыто густой паутиной ходов сообщения. Перед траншеями и между ними, кроме мин, были установлены многочисленные препятствия — ежи, обычные проволочные заграждения в три ряда, спирали «Бруно», пакеты Фельдта, малозаметные препятствия. Кажется, не было в саперном арсенале таких средств, которые

не использовал бы противник на высоте. Отдельные объекты обороны были оплетены вкруговую. На колючей проволоке были развешаны пустые консервные банки — старое солдатское средство сигнализации, — которые гремели от малейшего прикосновения к ним. Невольно проникаешься без-мерным уважением к нашим бесстрашным разведчикам, которые умели проникать через этот частокол препятствий и добывать «языков».

Блиндажи для отдыха личного состава располагались позади траншей и соединялись ходами сообщений. В глубине обороны были подготовлены окопы на отделение, взвод и огневые позиции для артиллерийских, минометных батарей, а также противотанковых средств.

Подступы к переднему краю, к опорным пунктам и к препятствиям простреливались фланговым артиллерийским, ружейно-пулеметным и автоматным огнем. Для усиления огня в обороне использовались и приспосабливались подбитые танки, их башни, куда противник сажал автоматчиков й снайперов. Кроме того, было создано значительное количество дзотов.

Для отражения наших атак, особенно танковых, противник имел наготове самоходные орудия, которые стояли в аппарелях и могли быстро выдвигаться на открытые позиции.

Мы удивлялись подрыву на минах наших танков-тральщиков. Но при разминировании выяснилась оригинальная система установки немцами противотанковых мин. Первый ряд мин они ставили без взрывателей, а на расстоянии 3,5 метра от первого ряда ставили второй, но уже со взрывателями. И соединялся он с первым рядом детонирующим шнуром с капсюлями. При наезде танка-трала на первый ряд взрыв не происходил, а происходил он по детонации от второго ряда, взрывавшегося под давлением трала, наехавшего на него.

Осмотр вражеской обороны открыл нам глаза на многое. Орешек был крепкий и без изъянов. И ключ к обороне хранился здесь, на высоте 56,8 — высоте Ивана Плотникова. Я дал команду, чтобы штаб всю эту систему заснял на схемы — пригодится на будущее.

Мы сняли шапки и долго стояли с непокрытыми головами. Нельзя было не преклоняться перед героизмом наших солдат, сокрушивших всю эту хитроумную систему огня и стали.

Источник: history-doc.ru



Логотип Labuda.blog
Авторизоваться с помощью: 
Яндекс.Метрика