Оставался последний шаг


Оставался последний шаг

Иногда в высоком наступательном порыве отчетливо проявлялось пренебрежение к смерти. Но всегда ли в этом заключается подлинная доблесть? Какой командир более достоин награды: тот ли, что личным примером увлек бойцов в безрассудную атаку, или тот, который умело руководил боем, берег своих солдат и лишь в критическую минуту, когда решалась участь боя, поднимал их в рукопашную схватку?

Девять батальонов в стрелковых полках — девять командиров батальонов, но выделить можно было пока не всех. Лучшие из них вскоре встали во главе полков, а их сменили командиры рот.

Командир роты автоматчиков 780-го полка старший лейтенант М. Гильмутдинов — ему тогда было всего 23 года — в бою под совхозом № 1 проявил настоящую мудрость. Он не повел бойцов в лоб, а вывел роту в тыл противнику и в коротком огневом бою уничтожил около 40 гитлеровцев. И хотя ворчали усталые бойцы, но зато все остались живы. .

Много было в дивизии артиллерийских командиров, но заметно выделялись два командира дивизионов — Н. М. Мануйлов и А. И. Цыганов. С ними охотно шли в бой командиры всех стрелковых подразделений.

Еще труднее выделить в бою партполитработников. Внешне они делают незаметное дело, никем и ничем не командуют, но только им принадлежит право в труднейшую минуту боя произнести два слова: «Коммунисты, вперед!» — и первым пойти на смерть. Так было под высотой 56,8, когда танки 16-го корпуса начали подрываться на своих минных полях. Тогда комиссар полка С. В. Омеров первым встал в проходе, подняв вверх каску, чтобы показать путь танкам, и одним из первых был ранен.

Совсем незаметен был секретарь партбюро 780-го стрелкового полка Л. Н. Седура. Всегда спокойно разговаривает то с одним, то с другим. Затеял школу снайперов, поселился с разведчиками. Зря в огонь не совался. Но когда увидел, что одна из рот осталась без командира, он, не колеблясь, возглавил ее и с нею пошел в бой.

Храбрым воином и умелым радистом был сержант Н. Ф. Кошкин. Он умудрялся держать непрерывную связь под любым огнем неприятеля. И вот стал он комсоргом 776-го полка. Пример Бирульчика, Омерова стоял перед ним. За 10 дней боев он подготовил в партию 21 комсомольца, и молодые коммунисты рядом со своим вожаком брали Малую Россошку.

Их примеру следовали другие бойцы. Надо было видеть, с каким восторгом молодой красноармеец А. П. Петров рассказывал о своем первом бое, в котором он захватил в плен двух гитлеровцев!

Оставался последний шаг

А где-то рядом с ним, в бою за Большую Россошку, отличился 19-летний ефрейтор Анатолий Григорьевич Турков, наводчик орудия полковой артиллерии 776-го стрелкового полка. В бою он остался возле орудия один. Из командиров — никого. Командир батареи убит. Пехоты вокруг нет. И молодой артиллерист один вел бой, пока не подошли наши подразделения.

Так проходили заключительные дни и ночи Сталинградской, битвы. Преследуя врага, мы старались не давать ему закрепиться на выгодных рубежах. Когда же противнику удавалось где-то зацепиться, мы научились не бить в лоб, а обходить, обтекать его оборону, предоставляя вторым эшелонам честь добивать врага. Иногда эту роль успешно выполняли минометчики, артиллеристы.

Это была школа.

Мы переходили в следующий класс воинского мастерства.

25 января нами были освобождены Уваровка и районный центр Городище. А. Ф. Соболь, С. С. Андрейко и Афонин, мой заместитель по строевой части, находились в боевых порядках подразделений. Во второй половине дня Соболь позвонил:

— Николай Иванович, я звоню тебе из Городища. Часа полтора тому назад мы освободили его. Я шел с батальоном капитана Знаменского. Он молодец! И вообще весь 788-й полк — молодцы.

— Я уже знаю об этом. Но почему раньше-то не сообщил?

— Организовывал митинг, а пока люди собирались, я осматривал трофеи. Уж очень много автомашин, мотоциклов, бричек, оружия и другого имущества!

— А пленные есть?

— Есть. Я видел колонну человек в двести. В Городище большой немецкий госпиталь, в нем раненых больше тысячи, а персонал сбежал. Распорядись, Николай Иванович, чтобы направили сюда медиков.

— Ладно, сделаю. Еще что?

— Население радостно встречало наших. Но я им не разрешил тут задерживаться. Оставив представителей для митинга, всех остальных двинул дальше. Митинг прошел хорошо. Подоспел к его началу и секретарь Городищенского райкома партии Р. М. Зиновьев.

Я слушал несколько бессвязную, взволнованную речь замполита и радовался вместе с ним.

Ведь это был уже Сталинград!

Оставался последний шаг.

Источник: history-doc.ru



Логотип Labuda.blog
Авторизоваться с помощью: 
Яндекс.Метрика