Бой передового отряда


Бой передового отряда

22 июля 1942 года Нижне-Чирская. Передовые отряды дивизии вошли в соприкосновение с противником.

В районе Александров, Верхне-Гнутов обнаружена конница противника с бронемашинами. До полка пехоты противника обходит хутор Соколов с востока. Не менее полка конницы движется из Чекалова на восток.

Разведчиками Григорьева захвачен пленный — лейтенант, немецкий летчик. Пленный доставлен дивинженером капитаном Е. А. Важеевским и замначальника строевого отделения штаба дивизии Д. М. Липовцевым…»

На другой день мы уже ясно слышали бой, развернувшийся где-то к северу от нас. Поступили сведения, что перед правым флангом 229-й стрелковой дивизии противник занял Нижнюю Калиновку. В 15 километрах на запад от нашего переднего края, в районе Верхне-Аксеновского сосредоточилось до батальона пехоты противника с 25 танками.

Наши передовые отряды, находясь впереди частей дивизии, вели бои в тяжелых условиях, не рассчитывая на помощь. Над ними нависла угроза окружения. К исходу 23 июля передовым отрядам был отдан приказ об отходе. Но, как его доставить? Поддерживать связь с передовыми отрядами вообще было нелегким делом: необходимых средств для этого в дивизии не было, в полках — тем более.

Промежуточные радиостанции не обеспечивали устойчивой связи. Пришлось налаживать живую связь, в отряды выезжали офицеры. В условиях быстро меняющейся обстановки они по-разному выполняли свою миссию: одни — благополучно, не подвергаясь опасности, другие, попав в опасную обстановку, удачно выходили из нее, третьи — погибали.

Командир 780-го стрелкового полка майор И. Ф. Хохлов выехал в передовой отряд Цветаева, провел там целый день, принял участие в отражении вражеской атаки и благополучно возвратился в полк до того, как этот отряд оказался окруженным. А помощник начальника штаба этого же полка капитан С. В. Юдин, г доставляя в отряды приказ об отходе, в пути пережил массу приключений и только чудом спасся от гибели.

В ночь на 24 июля на полуторке с радиостанцией и четырьмя красноармейцами Юдин выехал к батальонам. Неподалеку от нашего переднего края натолкнулись на немцев. Это была первая неприятность. Передовые отряды в 50 километрах, а противник совсем рядом, под хутором Тормосин! Значит, отряды обойдены. Юдин доложил обстановку по радио и на полном ходу помчался через боевые порядки противника. Немцы растерялись и даже не обстреляли машину. К тому же была ночь.

Бой передового отряда

С восходом солнца Юдин был в батальоне Цветаева. Собрав командиров обоих передовых отрядов, он разработал с ними план выхода из окружения. Разведку в сторону Тормосина он взял на себя. Благо, машина есть.

Но что удалось ночью, не получились днем. Не доезжая до Тормосина, Юдин врезался в мотоколонну немцев. Шофер развернул машину и повел ее обратно. Но за грузовиком увязался мотоцикл с пулеметом. Тогда Юдин выпрыгнул из кабины и огнем из автомата уничтожил экипаж мотоцикла. А машина ушла к своим.

Тут появился второй мотоцикл. А кругом степь, укрыться негде. Тогда Юдин вымазал себе лицо, руки, гимнастерку кровью убитого немца и прикинулся мертвым, правую руку с гранатой спрятав под себя. Один из немцев подошел к Юдину, пошевелил его ногой, пнул сапогом в лицо и отошел. Мотоцикл помчался дальше, а Юдин ушел в балки и по ним добрался до Дона. Там он дождался передового отряда, который прорвался через Тормосин с боем.

Героически погиб комиссар 776-го стрелкового полка Николай Сергеевич Эделев. В передовой отряд Паутова он приехал, когда батальон вел тяжелый бой. Бойцы отходили. Комиссар решил личным примером воодушевить их и повел в контратаку, но был смертельно ранен. Собрав последние силы, он приподнялся, оперся на слабеющие руки и, задыхаясь, запел «Интернационал». Это было невероятно и неожиданно для бойцов. Они видели такое только в кино о гражданской войне. Но тут рядом с ними пел умирающий комиссар! И тогда в ярости они опрокинули врага. Так своей гибелью Эделев спас батальон.

В трудных условиях обстановки, когда требуется быстрота, сообразительность, дерзость, отличались люди «уфимской» закваски, «утаенные» нами в апреле от маршевых рот. В напряженной учебе они обрели уверенность в своих силах и теперь сражались умело и стойко.

Младший политрук Владимир Григорьевич Григорьев, комиссар разведроты, руководил действиями разведки в период с 19 по 25 июля, взаимодействуя с передовыми отрядами. Его разведгруппа участвовала в 7 боях, разгромила немецкий штаб, захватила пленных. Сами разведчики потерь не имели. Помощник командира взвода этой роты старший сержант Алексей Сергеевич Колосов стал специалистом по «языкам». Вместе с красноармейцами В. Е. Петрухиным и А. М. Ледяевым он взял в плен оберефрейтора и солдата противника. А вскоре Василий Егорович Петрухин открыл свой личный счет.

В ночном бою при прорыве через Тормосин он захватил в плен фашистского офицера. Под шум боя подкрался к нему и сшиб ударом увесистого кулака, а затем взвалил на спину и так тащил на себе во время прорыва. Мне хорошо запомнился Петрухин с того дня, когда на одном учении я благодарил его за отличные действия. Я подал ему руку и чуть не лишился ее — так сильно «даванул» мою ладонь этот добродушный богатырь.

Разведчики Григорьева были тараном, с помощью которого отряд Цветаева пробился через Тормосин. Утром 25 июля в штаб дивизии поступило донесение о том, что передовой отряд № 2 (третий батальон 780-го стрелкового полка) вышел из окружения в полосе 154-й бригады морской пехоты. Начальник отряда старший лейтенант Цветаев, организуя прорыв, погиб. В командование вступил его заместитель старший лейтенант Т. Я. Симоненков и успешно вывел от-ряд из окружения. Однако батарея старшего лейтенанта Г. С. Никонова, действовавшая с этим отрядом, потеряла орудие и половину людей.

Не легче сложилась обстановка и в отряде капитана И. А. Паутова. В трехдневном бою он нанес ущерб трем эскадронам противника, рассеял колонну с артиллерией, успешно вел бой с румынским полком противника в районе Верхне-Гнутов. Когда был дан приказ на отход, батальон выполнил его, хотя и понес значительные потери, особенно в бою за Верхне-Аксеновский, который был занят противником силою до батальона пехоты с 25 танками. Выручила батарея лейтенанта Цыганова.

От захваченного в плен немецкого офицера отряд имел сведения о расположении противника в Верхне-Аксеновском. Отряду предстояло прорваться через его боевые порядки. Подготовив огонь, артиллеристы обрушили его на врага, и батальон свободно вошел в Верхне-Аксеновский. Тут Паутов допустил большую ошибку, посчитав, что уже прорвались, и начал свертывать отряд в колонну. Но только подошли к мосту, как попали под вражеский огонь с трех сторон. Все осветилось ракетами.

К счастью, замешательство длилось недолго. Сержант Чайка первым открыл огонь из своего орудия (вот где сказались башкирские 10 секунд), за ними вскоре открыли огонь орудия Салмиярова и Сальникова. Под прикрытием огня батареи отряд успел занять круговую оборону. Только на следующую ночь батальон прорвался через кольцо окружения и в лесном массиве встретился с разведчиками нашей дивизии. Оторвавшись от врага, передовой отряд вышел к району Дома отдыха, где и присоединился к своему полку.

Передовые отряды выполнили свою задачу, они задержали продвижение противника и обеспечили дивизию временем, необходимым для создания обороны.

Источник: history-doc.ru



Логотип Labuda.blog
Авторизоваться с помощью: 
Яндекс.Метрика